ОЦЕНКА СОСТОЯНИЯ КОНКУРЕНЦИИ НА ТРАНСГРАНИЧНЫХ ТОВАРНЫХ РЫНКАХ РЕАЛИЗАЦИИ НЕФТЕПРОДУКТОВ ГОСУДАРСТВ — ЧЛЕНОВ ЕАЭС

А.Е.Цыганова
Исследовательский центр «Юпитер», Астана, Казахстан

Исследован трансграничный товарный рынок реализации нефтепродуктов государств — членов ЕАЭС. Проработан вопрос об актуальности развития интеграционных процессов в рамках ЕАЭС, в частности на стратегически важных товарных рынках, таких как нефтепереработка и реализация нефтепродуктов. Проведен анализ конкуренции на трансграничном рынке реализации светлых нефтепродуктов с расчетом уровня концентрации, выявлены проблемы, ограничивающие развитие конкуренции. Сделан вывод о необходимости дальнейшей интеграции государств — членов ЕАЭС и о необходимости решения наиболее острых проблем.

Ключевые слова: конкуренция, трансграничный товарный рынок, нефтепродукты, Евразийский экономический союз.

 

Евразийский экономический союз (ЕАЭС) — интеграционное объединение, созданное, чтобы помочь странам-участницам реализовать свой экономический потенциал и потенциал хозяйственных связей внутри региона, создать условия для повышения глобальной конкурентоспособности. Сердцевина интеграционного процесса — единый рынок товаров, услуг, капитала и труда [7. С. 7], способствующий развитию глобализа- ционных процессов, которые приводят к формированию мировой конкуренции. Вне зависимости от интеграционных процессов ограниченность рынков факторами производства и сбыта товаров, услуг, других объектов купли-продажи приводит к обострению конкурентной борьбы между субъектами хозяйствования [4; 9].

Развитие взаимоотношений на евразийском пространстве имеет целью достижение синергетического эффекта, основанного на более комплексном использовании сравнительных преимуществ объединяющихся стран во взаимной и внешней торговле, а также получение макроэко – номических эффектов от перекрестного использования труда и капитала. Получение взаимных выгод невозможно без реализации конкурентного потенциала интегрирующихся стран, формирование которого не может осуществляться без создания институциональных условий благоприятной инвестиционной и предпринимательской среды [9. С. 46].

Так, хозяйствующие субъекты, действующие на различных товарных рынках в условиях конкуренции, сталкиваются с обязательством по исполнению правил конкуренции. И в связи с планомерным развитием экономических отношений государств — членов ЕАЭС остро поднимается вопрос об установлении общих правил конкуренции на трансграничных товарных рынках государств — членов ЕАЭС и четком соблюдении данных правил.

Нефтегазовый сектор — один из наиболее значимых для стран, участвующих в ЕАЭС. А одним из стратегически важных для всех стран—участниц экономического союза является трансграничный товарный рынок нефтепродуктов. Под общим рынком нефтепродуктов ЕАЭС понимается совокупность торгово-экономических отношений хозяйствующих субъектов государств-членов в сфере реализации нефтепродуктов на территориях этих стран, необходимых для удовлетворения потребностей в них участников ЕАЭС. Отметим, что в соответствии с Решением Высшего Евразийского экономического совета «Об утверждении Критериев отнесения рынка к трансграничному» от 19 декабря 2012 г. № 29 рынок относится к трансграничному, если географические границы товарного рынка охватывают территорию двух и более государств — членов ЕАЭС [2]. В настоящий момент рынок нефтепродуктов в рамках ЕАЭС регулируется Протоколом «О порядке организации, управления, функционирования и развития общих рынков нефти и нефтепродуктов» в рамках Договора о Евразийском экономическом союзе [1].

Проблемы в вопросах конкуренции на трансграничном товарном рынке нефтепродуктов возникают ввиду особенностей развития внутренних рынков в каждой из стран — участниц ЕАЭС. В связи с этим для оценки конкуренции необходимо проанализировать как совокупный трансграничный рынок, так и особенности рынка в каждой стране. Общий объем трансграничного товар – ного рынка (Российская Федерация, Республика Беларусь, Республика Казахстан) светлых нефтепродуктов в 2014 г. составил 85 млн т (40 млн т — автомобильный бензин марок АИ-80, АИ-92, АИ-95; 35 млн т — дизельное топливо; 10 млн т — авиационный керосин). В свою очередь в 2014 г. наблюдается прирост рынка на 500 тыс. т готовых нефтепродуктов по сравнению с 2013 г.

Наибольший удельный вес в общей структуре товарного рынка занимает товарный рынок «Автомобильный бензин». Стабильный спрос на автомобильные бензины сохраняется на протяжении анализируемого периода. Так, в Российской Федерации расчетный объем товарного рынка автомобильного бензина значительно не изменяется в период с 2012 по 2014 г. Данный объем находится на уровне 36 000 тыс. т, изменения составляют не более 1 %. В Республике Казахстан расчетный объем товарного рынка автомобильного бензина находится на уровне 4000 тыс. т, изменения составляют не более 1—3 %. Товарный рынок нефтепродуктов Республики Беларусь по сравнению с Российской Федерацией и Республикой Казахстан значительно ниже; расчетный объем товарного рынка автомобильного бензина — на уровне 600—900 тыс. т, изменения в 2013 г. — 28 %, в 2014 г. — 7 % (рис. 1) [11—15].

Рис. 1. Объем трансграничного товарного рынка автомобильных бензинов в разрезе государств в 2012—2014 гг., тыс. т. (официальные данные статистических служб государств — членов ЕАЭС)

Более 80 % объема товарного рынка автомобильного бензина приходится на Российскую Федерацию. Однако вопросы в отношении конкуренции возникают также и на 20 % трансграничного рынка, поскольку в Республике Казахстан присутствует определенный дисбаланс между структурой производства и потребления нефтепродуктов, характеризующийся наличием дефицита производства высокооктановых марок бензина и авиационного керосина. А в Республике Беларусь рынок нефтепродуктов построен преимущественно на переработке давальческого сырья Российской Федерации.

Анализ данных по производству, экспорту и импорту автомобильных бензинов в странах указывает на наличие импорта по автомобильным бензинам в Российской Федерации (около 5 %) и в Республике Казахстан (более 25 %) (рис. 2). Однако товарный рынок нефтепродуктов Республики Беларусь характеризуется практически полным отсутствием импортных поставок для внутреннего потребления. Основными экспортерами нефтепродуктов являются Российская Федерация и Республика Беларусь 51 и 49 % соответственно.

Анализируя и оценивая конкуренцию, необходимо определить уровень концентрации трансграничных товарных рынков реализации нефтепродуктов. Согласно утвержденной Решением Совета Евразийской экономической комиссии «Методике оценки состояния конкуренции» от 30 января 2013 г. № 7 для определения уровня концентрации товарного рынка используется следующий показатель: коэффициент рыночной концентрации (CR3) — сумма долей (в процентах) трех крупнейших хозяйствующих субъектов, осуществляющих деятельность на товарном рынке (D1, D2, D3) [3]:
CR3 = D1 + D2 + D3. (1)

Уровень концентрации на трансграничных рынках нефтепродуктов на пространстве ЕАЭС является умеренным (таблица).

Умеренный, а в определенных периодах и странах высокий уровень концентрации указывает на одну из основных особенностей и в то же время на одну из основных проблем в развитии конкуренции — наличие и действие на рынке вертикальной интеграции. Структура нефтяной отрасли имеет ярко выраженный олигопо- листический характер и отличается наличием вертикально интегрированных нефтяных компаний (ВИНК). Это известные бренды, осуществляющие свою деятельность во всех сегментах рынка: от добычи, переработки нефти и хранения нефтепродуктов до оптовой, мелкооптовой и розничной реализации нефтепродуктов [8].

По данным Федеральной антимонопольной службы Российской Федерации, в настоящее время на рынке реализации бензина существует коллективное доминирование крупнейших вертикально интегрированных нефтяных компаний [10].

В связи с этим при оценке состояния конкуренции на трансграничном товарном рынке также необходимо определить доминирующее положение хозяйствующих субъектов на трансграничных товарных рынках реализации нефтепродуктов.

Рис. 2. Структура товарного рынка автомобильного бензина в Российской Федерации (а) и в Республике Казахстан (б), % (официальные данные статистических служб государств — членов ЕАЭС)

Согласно утвержденной Решением Совета Евразийской экономической комиссии «Методике оценки состояния конкуренции» от 30 января 2013 г. № 7 доминирующее положение хозяйствующего субъекта с долей на трансграничном товарном рынке устанавливается равной или превышающей 35 %. Доминирующим может быть признано положение каждого из не более трех хозяйствующих субъектов, которым принадлежат наибольшие доли на трансграничном товарном рынке, если их совокупная доля на трансграничном товарном рынке как в целом, так и на каждой из его частей, расположенных на территориях государств-членов, составляет не менее 50 % [3].

На товарном рынке «Автомобильный бензин» отсутствует доминант по признаку 35 % превышения, однако в группе (три субъекта — 50 %) доминирующее положение занимают в 2013 г. компании, отнесенные к ВИНК в Российской Федерации, их доля превышает 60,9 %. Доминирующее положение по государствам — членам ЕАЭС занимают либо группа компаний ВИНК, либо монополисты-производители в данной стране.

В завершении анализа и оценки конкуренции на трансграничном товарном рынке нефтепродуктов государств — членов ЕАЭС необходимо определить ряд проблем, ограничивающих развитие конкуренции. Данные проблемы были выделены исходя из проведенного анализа и опроса хозяйствующих субъектов по вопросам ограничений и барьеров, в том числе технических и технологических, влияющих на состояние конкуренции на трансграничных товарных рынках реализации нефтепродуктов:

• Различия в законодательстве: по сфере и объектам технического регулирования, принципам установления требований, системам оценки соответствия.

• Различные требования к минимальному экологическому классу используемого топлива на трансграничных рынках.

• Отсутствие единого алгоритма налогового, таможенно-тарифного, антимонопольного и технического регулирования.

• Различное техническое состояние нефтеперерабатывающих заводов в государствах — членах ЕАЭС, различная глубина переработки, что отражается на качестве и объеме выпуска светлых видов нефтепродуктов.

• Разный подход к ценообразованию нефтепродуктов: формульный или фиксированная методика определения цены.

• Зависимость цен на отдельные виды топлива от государственного регулирования цен на нефтепродукты.

• Неразвитость биржевых механизмов регулирования товарного рынка нефтепродуктов и цен в государствах — членах ЕАЭС.

• Отсутствие единой информационной системы по сбору информации и ее обмену, которая необходима для анализа состояния отрасли нефтепродуктов и ценообразования как для хозяйствующих субъектов, в том числе и для оптовых поставщиков, так и для антимонопольных государственных органов в государствах — членах ЕАЭС.

Расчетные коэффициенты рыночной концентрации в 2012—2014 гг.

По результатам оценки состояния конкуренции на трансграничных товарных рынках реализации нефтепродуктов государств — членов ЕАЭС можно сделать вывод, что трансграничный товарный рынок нефтепродуктов не только является стратегически важным для всех стран-участниц, но и имеет обширный круг проблем, требующий оперативного решения. В период становления национальных экономик и до вступления в ЕАЭС правительства государств — членов ЕАЭС в вопросах решения проблем рынков нефтепродуктов руководствовались главным образом своими национальными интересами исходя из сложившейся конъюнктуры. Нынешнее состояние интеграционных процессов с участием Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации достигло качественно нового состояния и уровня, что позволило перейти к более высокой степени интеграции в области экономики. После подписания Договора о Евразийском экономическом союзе в мае 2014 г. появилась возможность продолжить процесс сближения, в том числе и в нефтегазовой отрасли [6. С. 46].

В целях создания единого рынка нефти и нефтепродуктов в 2025 г. к 2018 г. будет подготовлена программа формирования общего рынка, суммарный эффект от создания которого составит в течение пяти лет от 5 млрд до 8 млрд долл. Система рынков нефти и нефтепродуктов ЕАЭС (а в перспективе общий рынок нефти и нефтепродуктов ЕАЭС) — это не только механизм управления оборотом какой-то товарной массы, но и одновременно инструмент поддержания курса национальной валюты, объемов золотовалютных резервов, реализации социальных программ, а значит, залог социально-политической устойчивости [5; 8].

Таким образом, для дальнейшего сотрудничества в рамках Евразийского экономического союза и формирования единого рынка нефтепродуктов необходимо обратить внимание на острые проблемы как в ценообразовании, так и в сфере производства и обращения нефтепродуктов.

Список литературы

1. Договор о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года [Электронный ресурс]. — URL: https://docs.eaeunion.org/ru-ru/.
2. Решение Высшего Евразийского экономического совета от 19 декабря 2012 года «Об утверждении Критериев отнесения рынка к трансграничному» [Электронный ресурс]. — URL: https://docs.eaeunion. org/ru-ru/.
3. Решение Совета Евразийской экономической комиссии от 30 января 2013 года № 7 «Об утверждении Методики оценки состояния конкуренции» [Электронный ресурс]. — URL: https://docs.eaeunion. org/ru-ru/.
4. Направления повышения конкурентоспособности экономических субъектов в условиях интеграции России в систему мирохозяйственных связей : монография / А. Н. Береговский [и др.] ; науч. ред. Ю. П. Дусь, Г Д. Боуш. — Новосибирск : Изд-во СО РАН, 2008. — 530 с.
5. Агеев, А. И. Формирование общего рынка нефти и нефтепродуктов ЕАЭС: фундамент союзного островка стабильности в бушующем мировом океане глобальных спекуляций / А. И. Агеев, Е. Л. Логинов, А. Н. Райков // Экон. стратегии. — 2015. — № 5-6. — С. 8—21.
6. Богоненко, В. А. Правовые основы регулирования отношений в нефтегазовой сфере Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации: сравнительно-правовой анализ / В. А. Богоненко // Антимонопол. деятельность Евраз. экон. союза. Евраз. экон. комис. — 2015. — № 5. — C. 46—50.
7. Винокуров, Е. Ю. Экономика ЕАЭС: повестка дня / Е. Ю. Винокуров, Т. В. Цукарев // Евраз. экон. интеграция. — 2015. — № 4 (29). — С. 7—12.
8. Гущина, Е. Г. Модели формирования и регулирования конкурентной предпринимательской среды на рынке нефтепродуктов [Электронный ресурс] / Е. Г. Гущина, С. Г. Гущин, Л. В. Полуюфта // Упр. экон. системами : электрон. науч. журн. — 2013. — № 12 (60). — URL: http://uecs.ru/uecs60-602013/ item/2658-2013-12-25-11-31-41.
9. Мигранян, А. А. Агрегированная модель оценки конкурентного потенциала стран ЕАЭС / А. А. Мигранян // Евраз. экон. интеграция. — 2015. — № 4. — C. 45—64.
10. Аналитический отчет по результатам анализа состояния конкуренции на оптовом рынке автомобильных бензинов за 2014 год. 20 июля 2015 [Электронный ресурс]. — URL: http://faswalk.fas.gov.ru/ analytical-materials/analytical-materials_31210.html.
11. Модуль «Импорт/Экспорт» [Электронный ресурс] // KazData : маркетинг. справ. — URL: http:// kazdata.kz/01/service-import-export.html.
12. Официальная статистическая информация [Электронный ресурс] // Министерство национальной экономики Республики Казахстан. Комитет по статистике : офиц. интернет-ресурс. — URL:
http://stat.gov.kz/faces/wcnav_externalId/publicationsPage?_afrLoop=10221596754208489#%40%3F_ afrLoop%3D10221596754208489%26_adf.ctrl-state%3D1ak4mcz9h_37.
13. Официальная статистика [Электронный ресурс] // Национальный статистический комитет Республики Беларусь. — URL: http://belstat.gov.by/.
14. Федеральная таможенная служба. Таможенная статистика внешней торговли [Электронный ресурс]. — URL: http://stat.customs.ru/.
15. Федеральная служба государственной статистики [Электронный ресурс]. — URL: http://www.gks.ru/.

Вестник Челябинского государственного университета. 2016. № 11 (393). Экономические науки. Вып. 54. С. 74—80.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code