ОЦЕНКА УСТОЙЧИВОСТИ ПРОСТРАНСТВЕННОГО СОЦИО-ЭКОЛОГО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ В СРЕДЕ ГЕОИНФОРМАТИКИ

С.С.Гордеев, кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник, руководитель научно-образовательного центра «Развитие региональных социально-экономических систем» Института экономики Уральского отделения РАН и Челябинского государственного университета

Рассмотрены междисциплинарные вопросы связанных с поиском решений по пространственному развитию сложных территориальных социо-эколого-экономических систем в условиях экономической нестабильности. Изложены общие методические положения для управленческих задач регионального развития. Представлены основы к формализации задач оценки устойчивости территориальной динамики в условиях реальных информационных ограничений по системе показателей. Выделен ряд характерных особенностей визуализации как инструментария принятия решений. Изложены основы адаптации геоинформационных технологий для задач оценки регионального развития. Рассмотрены результаты анализа карт-диаграмм пространственной динамики заработной платы как одного из важнейших индикаторов устойчивости территориального развития в условиях резких кризисных перемен 2008—2010 гг. По результатам визуализации и пространственного анализа региональной динамики отмечен ряд особенностей кризисного пространственного развития России и соответствующие риски.

Ключевые слова: регионы, устойчивость, визуализация, геоинформационные технологии, динамика, риски.

 

В условиях множества структурных и кризисных изменений меняются динамика и пропорции многих показателей. Масштабы подобных перемен, структурных преобразований, различия старых и новых трендов значительны. Риски территориальных диспропорций в различных сферах социально-экономического развития в условиях кризисных процессов заметно возрастают. В общем случае здесь затрагиваются основные параметры развития территорий как сложных со- цио-эколого-экономических систем (далее — экономические системы). Соответственно, также затрагиваются как общие положения по обеспечению устойчивости развития территорий, так и конкретные методы оценки.

В перспективе вопросы экономического развития и устойчивости во многом связаны с социально-экономическими проблемами негативных сценариев развития, вопросами жизнеобеспечения и рисками. Все эти обстоятельства обусловливают необходимость качественно новой постановки многих задач анализа, оценки и прогнозирования развития экономических систем (далее — задачи оценки) с выходом за многие традиционные границы стереотипов и охватом многих смежных междисциплинарных вопросов.

«Триединая» концепция устойчивого развития и противоречия в региональном управлении.

В наиболее общем виде концептуальные основы устойчивого развития были сформированы на международном уровне относительно недавно. Документы по обеспечению устойчивости комплексного развития окружающей среды и социума были приняты на уровне глав государств и правительств более 20 лет назад на Конференции ООН по окружающей среде и развитию (июнь 1992 г., Рио-де-Жанейро). В этой, иногда называемой «триединой» концепции охватываются все основные аспекты развития и глобальных изменений: экологические, социальные, экономические. Здесь объединяющим моментом выступает устойчивость развития. Хотя большинство вопросов, затронутых в концепции, носят социальный характер, наибольшую известность она получила в связи с проблематикой развития окружающей среды, став распространенной прежде всего при рассмотрении глобальных экологических вопросов.

Однако переход от глобального уровня к практике управления в реальной институциональной среде (особенно на уровне регионов и муниципалитетов) выявил нерешенность многих системных вопросов. Фундаментальные проблемы единого управления устойчивостью развития определяются принципиальным различием экологических, социальных, экономических процессов. Общие, глобальные проблемы и их специфическое институциональное территориально-государственное преломление могут заметно различаться.

Вопросы развития экономики экстерриториальны и рассматриваются на национальном уровне в рамках единой экономической политики той или иной страны. А управление жизнедеятельностью и социальными процессами в значительной мере находится уже в зоне ответственности регионов. Многие экологические вопросы (начиная с землеотводов) концентрируются уже на местном — муниципальном уровне.

В подобных условиях дисбаланс интересов субъектов национального, регионального и муниципального уровней в решении «триединых» вопросов предопределен. Это базовое противоречие концепции устойчивого развития и реальной системы управления с имеющимися институтами и интересами. Вопрос состоит в том, в какой форме, насколько эффективно и с какими последствиями (соотношением неизбежных потерь, компромиссов и выигрышей) для всего общества может пройти согласование интересов в каждом конкретном случае. Здесь диапазон возможных решений весьма широк, и последствия затрагивают как макроэкономический, так и региональный уровень.

Четкий, отлаженный механизм, гарантирующий согласование интересов для таких случаев, пока неизвестен. Появляются локальные диспропорции с соответствующими негативными последствиями, и возрастают риски неоднородности, нестабильности в социально-экономическом развитии территорий. Подобные риски характерны прежде всего для индустриальных территорий с неоднородной динамикой и сложными взаимосвязями в социально-экономических процессах. При поиске управленческих решений в условиях нестабильности все более ясно проявляются требования корректной оценки динамики пространственного развития и соответствующего рассмотрения вопросов устойчивости.

Для сферы управления подобное требование для пространственного развития предполагает как минимум:
• всестороннее многоаспектное рассмотрение проблем динамики сложных, многоуровневых территориальных экономических систем;
• детальное изучение специфики регионального развития и максимально корректное использование всей доступной информации;
• использование даже неформализованных знаний и при анализе ситуации, и при поиске решений.

Все вышесказанное предопределяет использование междисциплинарной постановки проблем поиска решений и кардинальной смены подходов к изучению как вопросов устойчивости экономического развития, так и многих других с ними связанных.

Парадигма устойчивости регионального развития при управленческой ограниченности реальных институтов.

С точки зрения управления устойчивостью социально-экономического развития, регион и его составляющие являются сложной, многоуровневой, неоднородной системой, состоящей из нескольких подсистем и включающей множество показателей, в том числе взаимосвязанных. При поиске решений обеспечение устойчивости регионального развития предполагает оценку тенденций развития отдельных социально-экономических подсистем (по динамике соответствующих групп показателей) и последующую подготовку мер, обеспечивающих их корректировку.

Общесистемная постановка проблем устойчивости в сочетании с рассмотрением управленческих вопросов регионального развития обусловливает необходимость сопоставления ряда ключевых подходов к оценке устойчивости систем. Здесь затрагивается ряд общих методических положений оценки устойчивости сложных систем и специфических и региональных вопросов по системе показателей. Далее возникают вопросы практики поиска решений: многокритериальности оценок, поиска решений в условиях реальной институциональной среды, информационных ограничений и др. Все это заметно усложняет поиск решений и требует рассмотрения многих основополагающих подходов к оценке устойчивости.

Все вышесказанное с учетом ранее проведенных исследований по анализу устойчивости региональных систем [1] позволяет выполнить систематизацию подходов по оценке устойчивости для задач управления (табл. 1).

Первые в таблице, универсальные принципы устойчивости Лагранжа и Ляпунова, отражающие локальные процессы, требуют адаптации к предметной области региональных экономических систем. Последняя в таблице, наиболее общая концепция ООН, охватывает множество сфер жизнедеятельности, но крайне сложна для формализации в реальной управленческой среде
и больше характеризует некий условный, желаемый вектор развития. Остальные принципы преимущественно связаны с поиском и достижением некоторых граничных равновесных состояний. Очевидно, что использование отмеченных принципов позволяет сколь угодно большое число прикладных подходов по оценке устойчивости регионального развития.

При использовании указанных трактовок для задач регионального управления определяющими становятся возможность их формализации и корректного отображения в условиях институциональных информационных ограничений. Возможность качественной информационной адаптации при поиске решений [9] в данном случае становится определяющей при использовании тех или иных принципов оценки.

Все вышесказанное позволяет сформировать следующую парадигму устойчивости территориальной динамики при управлении социо-эколого-экономическим развитием региона в условиях реальных институциональных и информационных ограничений. В сложных региональных системах управление устойчивостью включает:
• стабилизацию динамики отдельных социально-экономических процессов (в рамках определенных допустимых диапазонов значений);
• обеспечение равновесия: сбалансированности, пропорциональности изменений экономических, социальных, экологических, инновационных и других процессов;
• оценку многих аспектов регионального развития многокритериальность) в открытой постановке задач с постепенным изучением и максимально репрезентативным отражением текущей ситуации (с возможностью расширения числа и детализации рассматриваемых факторов).

Таблица 1
Классификация исследований по оценке устойчивости для задач управления

Подобная парадигма неизбежно предполагает последовательное использование нескольких принципов оценки устойчивости (например: сочетание Ляпунова и Парето), более подробно рас – смотренное ниже. Для сложных многоуровневых систем такие комбинации имеют преимущества перед каждым из них в отдельности. В то же время они достаточно легко адаптируемы при поиске решений в условиях реальных информационных ограничений.

При формировании на подобных принципах прикладных подходов по поиску решений регион как объект территориального управления рассматривается как сложная и неоднородная система. Для такой системы необходимо обеспечить устойчивость динамики локальных территориальных подсистем по основным направлениям социально-экономического развития.

Требование устойчивости при рассмотрении локальных подсистем обеспечивается при «удержании» индикаторов социально-экономического развития в определенном пространстве — «коридоре» — по всем аспектам социально-экономического развития (в соответствии с принципами устойчивости по Лагранжу или по Ляпунову). Здесь мы имеем первый этап оценки устойчивости. Фактически рассматривается адаптация общих положений различных форм устойчивости по Ляпунову (устойчивость по Ляпунову, равномерная устойчивость по Ляпунову, асимптотическая устойчивость). В конечном итоге эти условия отражают размещение траектории динамики социально-экономического процесса в некотором пространстве — множестве значений, отвечающих требованиям устойчивости.

На втором этапе, при рассмотрении локальных подсистем во взаимосвязи с охватом всех аспектов развития (многоаспектность переходит во множество критериев устойчивости и целевых функций), мы получаем множество решений в соответствии с принципами Парето- оптимальности. Отдельные подходы к поиску многокритериальных Парето-оптимальных решений в региональном управлении имеют многолетнюю историю [10].

Информационные ограничения и риски управления устойчивостью развития.

Существенные ограничения при поиске решений в практике регионального управления связаны с ограничениями реальной информационной среды (неоднородность структур данных, различия в репрезентативности тех или иных показателей, систематические ошибки и др.).

Информационные ограничения здесь предопределяют ряд следующих положений по оценке устойчивости регионального развития:
• Оценка устойчивости проводится сопоставлением динамики социально-экономических показателей отдельных территорий в сравнении с другими (сравнительная оценка динамики). Динамика одной территории по каждому из аспектов может выступать эталоном для другой.
• Число аспектов оценки и, соответственно, многокритериальность ограничиваются только возможностями практики применения. В ряде случаев отдельные оценки могут использоваться для дублирования и взаимной проверки корректности других оценок.
• Многоаспектность и многокритериальность предопределяют использование разнородных источников информации (статистическая, налоговая и финансовая отчетность, результаты обследований и др.) с дополнительной обработкой данных и приведением их к соизмеримому виду.

Однако рассмотрение региона как сложной неоднородной изменчивой пространственной системы стандартного набора показателей как для множества однородных подсистем, так и для точечных объектов вне пространственной привязки может оказаться некорректным. Конкурентные преимущества территориальных объектов могут заметно меняться в зависимости от ситуации у «соседей», то есть они определяются с учетом взаимного пространственного положения. Соответственно, требования устойчивости и соответствующие риски развития территориальных подсистем также во многом определяются пространственными характеристиками региона.

В данном случае макроэкономические риски пространственного развития первоначально рассматриваются в самом общем виде как возможные потери при определенных событиях или при определенных параметрах развития. Здесь может иметь место все многообразие рисков [11] (потери прямые и косвенные, потери упущенной выгоды, потери качества жизни и др.). Из-за сложности измерения многие риски пространственного развития рассматриваются в наиболее общем виде в сравнении друг с другом, дополненные классификацией на возрастание или убывание. Однако анализ даже подобных приближенных измерений затрудняется сложностью отображения и привязки подобных пространственных оценок, из-за чего многие из них оказываются вне рассмотрения.

Визуализация оценок и адаптация геоинформационных технологий при анализе регионального развития.

Оценка особенностей пространственного развития неизбежно связана с анализом больших объемов слабоструктурированной информации (в том числи графической). Здесь многое определяется визуализацией (от лат. visualis — зрительный) — технологиями представления информации в удобном для зрительного восприятия и изучения виде [12].

Поиск управленческих решений для рассматриваемых сложных пространственных систем при увеличении числа рассматриваемых характеристик связан с проблемой существенного увеличения объемов информации. Известный афоризм «проклятие размерности» Р. Беллмана из 1960-х гг. как проблема большого числа вычислительных операций при поиске решений [13] в настоящее время, в условиях информатизации управления, приобретает иной смысл: проблема анализа больших объемов слабо структурируемой информации. При росте объемов информации на много порядков фактически речь идет о неизбежном росте размерности задач оценки.

В таких случаях компьютерная визуализация (далее — визуализация), c отображением части информации в графическом виде в дополнение к цифровому, становится важным условием решения проблемы размерности и больших объемов данных. Здесь проблемная ориентация анализа данных предполагает соответствующую информационную адаптацию рассматриваемых задач. Проблемная ориентация предполагает более глубокое исследование многих взаимосвязей, что иногда требует проведения качественно новых исследований и отхода от действующих стереотипов.

Информационная составляющая из прежде вспомогательного элемента становится основой информационно-адаптированных эвристических подходов к поиску решений при интеграции и использовании всех ранее рассмотренных принципов методов. Здесь затрагиваются классические вопросы системного подхода к решению проблем [14], и визуализация предполагает развитие соответствующего информационно адаптированного инструментария. Необходимо выделить ряд характерных особенностей визуализации, затрагивающих как методические, так и прикладные информационно-технологические вопросы. К ним относятся уже апробированные при управлении различными бизнес-процессами средства бизнес-графики [15; 16] или при проведении научных исследований [17].

В региональных исследованиях особое место занимает направление визуализации, связанное с адаптацией геоинформационных технологий. Очевидно, что применение геоинформационных технологий для визуализации в региональных экономических исследованиях связано с их заметной трансформацией, то есть с более масштабными изменениями, нежели простая миграция типовых решений.

В общем виде адаптация геоинформационных технологий приводит к формированию нового инструментария, возможности которого позволят решать новые сложные задачи пространственного развития. Геоинформационные технологии, обобщая различные результаты анализа, создают качественно иную информационную среду для поиска решений на региональном уровне. Фактически речь идет о проблемно ориентированном междисциплинарном развитии одного из разделов информационных технологий.

В региональных исследованиях геоинформационные технологии [18] имеют преимущества перед другими средствами пространственного отображения информации, прежде всего за счет использования общих, универсальных, проблемно ориентированных геоинформационных основ (далее — основ) для подготовки специальных видов карт. Здесь важное место занимают картодиаграммы. Картодиаграммы, нередко используемые в экономической сфере, объединяют возможности и обычных столбчатых или круговых диаграмм. Карты-анаморфозы представляют собой стилизованные географические изображения, производные от традиционных карт, масштаб которых трансформируется от величин характеристик, отображаемых на карте [19]. Подобные картографические материалы также могут дополняться другими средствами векторной графики, в том числе объемными пространственными диаграммами. Схожие подходы к адаптации геоинформационных технологий используются в других смежных дисциплинах: географии, градостроительстве, биологических и экологических исследованиях [20].

Основные положения адаптации геоинформационных технологий прежде всего касаются вопросов подготовки специализированных проблемно-ориентированных слоев картографических основ, содержащих образы рассматриваемых территориальных объектов. К обычным географическим слоям карт добавляются слои, содержащие образы территориальных объектов и значения показателей. Подобная подготовка специализированных картографических слоев позволяет сделать карты значительно более информативными и избежать возможных искажений. Новые образы территориальных объектов отражают их основные, наиболее значимые характеристики рассматриваемых социо-эколого-экономических процессов.

Вопросы полномасштабной многоуровневой адаптации картографической составляющей до требований максимально представительного отражения пространственных особенностей экономической ситуации региона пока еще далеки от решения. В большинстве случаев превалирует использование традиционных карт административно-территориального деления, построенных на традиционной географической основе. Вместе с тем некорректное и упрощенное применение средств геоинформатики без соответствующей подготовки карт приводит к заметным искажениям при визуализации данных.

Так, например: при широко практикуемом выделении цветом или штриховкой регионов по эко – номическим и социальным показателям на обычных географических картах России самыми заметными оказываются территории Красноярского края и Якутии, имеющие наибольшие площади. Однако размеры площадей не соответствует значимости этих регионов в социально-экономических процессах. Подобные искажения также неизбежны при использовании географических карт вместо специализированных экономически адаптированных геоинформационных основ и в других случаях. Это связано с упрощенной практикой применения универсальных геоинформационных систем (например: ArcGIS) при минимальной настройке и без проблемной адаптации. В рассматриваемом случае адаптации геоинформационных технологий речь идет о глубокой интеграции отдельных элементов геоинформационных технологий в процедуры анализа и оценки.

Основы адаптации геоинформационных технологий для оценки регионального развития: применение картодиаграмм и карт-анаморфозов.

В качестве программного инструмента для информационно-аналитических систем принятия решений в сфере регионального управления социально-экономическими процессами на базе геоинформационных технологий с визуализацией информации и построением тематических картодиаграмм применимы различные программные средства, как универсальные геоинформационные системы, так и другие программные продукты, поддерживающие векторную модель графических данных и работающие напрямую с алфавитно-цифровой информацией в табличных формате или с конвертацией данных из различных текстовых форматов.

Интеграция цифровой и графической информации обеспечивает в подобном случае пространственную привязку информации к образу территории для решения целого класса управленческих задач пространственного анализа. Подобная пространственная привязка цифровых данных предполагает подготовку универсальной проблемно ориентированной картографической основы, где графические данные организованы в слои и привязаны к табличному файлу с данными, образуют некую универсальную среду для поиска решений.

Особое место при подобной проблемно ориентированной адаптации геоинформационных технологий имеет подготовительный картографический этап. Его результатом является подготовка геоинформационной среды, в первую очередь наборов слоев наиболее типичных базовых вариантов картодиаграмм. Подобная подготовка слоев во многом является одним из направлений специализированной бизнес-графики, связанной с проведением пространственных аналитических исследований.

Создаваемая база новых объектов — фигур на картодиаграмме, отражающих экономические характеристики, выполненная в единой системе координат, позволяет осуществлять синтез имеющихся данных. Здесь стандартные топографические слои играют вспомогательную роль и используются для дополнения новых экономических слоев. Основными являются проблемно ориентированные слои карт-анаморфозов или картодиаграмм.

Для графического отображения основных групп показателей региональной экономической динамики достаточно использования нескольких базовых вариантов картодиаграмм. Так, будут рассмотрены площадные варианты диаграмм, где площади объектов на геоинформационной основе пропорциональны численности населения рассматриваемых территорий. Здесь объекты — территории представлены в виде геометрических фигур (прямоугольников, кругов), размер которых пропорционален величине одного из показателей (например, по численности населения).

Каждая из представленных основ предназначена для отображения и анализа информации соответствующего круга решаемых задач. Специализированные основы разработаны для более глубокой проработки сложных задач многофакторного социально-экономического
анализа по территориям и ведущим предприятиям. Они предполагают различные сочетания основ (площадных, круговых). Подобные основы картодиаграмм применимы для анализа пространственного развития по различным принципам устойчивости, начиная с оценок динамки одиночных показателей и соответствующих рисков. При этом на основах могут быть одновременно представлены как абсолютные значения, так и относительные (отклонение средних, темпы роста и т. д.). Подготовительные работы по адаптации геоинформационных технологий включают определенную дизайнерскую подготовку (шаблоны графиков диаграмм для социально-экономических с соответствующей шкалой значений и градации заливки объектов) исходя из условий поиска решений.

На приведенных ниже фрагментах картодиаграммы Урала и стилизованной карты-анаморфоза Челябинской области объекты (города, районы) представлены прямоугольниками, площади которых пропорциональны численности населения соответствующих территорий (рис. 1).

Рассмотренные выше, а также другие формы визуализации открывают новые возможности адаптации различных методов пространственного анализа и оценки региональной динамики.

Кроме того, одновременно расширяются возможности использования информационных систем и баз данных в управлении и границы практического применения результатов региональных исследований по таким вопросам, как устойчивость и эффективность развития. Здесь геоинформационные технологии формируют интегрирующую среду для решения взаимосвязанного комплекса экономических задач пространственного развития.

В таких условиях анализ пространственного развития базируется на рассмотренной выше междисциплинарной интеграции информационных (геоинформационных) технологий в процессе формирования эвристических оценок по результатам визуализации. Здесь систематизация процесса анализа связана с использованием принципов методологии «мягких» систем — (soft systems methodology) [20]. Это предполагает организацию многоэтапного итерационного процесса исследования с целью выявления новых подходов, точек зрения и осуществления необходимых действий, улучшающих рассматриваемую проблемную ситуацию. Исследование при этом рассматривается в условиях расширения существующих правил и практик.

Картодиаграммы пространственной динамики заработной платы.

Специализированные картодиаграммы пространственной динамики заработной платы позволяют рассматривать отраженные на них показатели как индикаторы динамики и структурных изменений. Динамика оплаты труда, определяемая по показателям заработной платы регионов, является одним из наиболее значимых индикаторов устойчивости и изменения рисков текущей ситуации. Далее возрастают региональные риски социальных проблем. Реакция территорий на кризисные явления может заметно различаться в зависимости от структуры и специфики экономики.

Рис. 1. Фрагменты картодиаграммы с площадями объектов, пропорциональных численности населения, в форме квадратов для субъектов РФ Урала (а) и карты-анаморфоза Челябинской области (б) в стиле прямоугольных фигур (квадраты — для городов, вытянутые по горизонтали прямоугольники — для сельских районов)

Из-за социальной значимости и соответствующего контроля заработная плата менее других показателей подвержена случайным колебаниям. В то же время динамика заработной платы достаточно чувствительна к наиболее значимым изменениям и рискам рынка труда и экономики. Даже небольшие колебания заработной платы на региональном уровне отражают существенные социально-экономические перемены и соответствующие риски региональных проблем. Общие положения по оценке региональной динамики заработной платы как одного из важнейших индикаторов устойчивости и появления новых рисков приведены в табл. 2; в рамках общего подхода к организации анализа отражены: аспекты анализа, рассматриваемые параметры, показатели.

Непосредственные социальные последствия низкого роста зарплаты по регионам не столь опасны. Значительно более опасны стагнационные социально-экономические риски, индикатором которых является негативная динамика заработной платы. Негативу в динамике зарплат обычно предшествует на порядок больший спад в динамике других показателей (прибыль, инвестиции и т. д.) с истощением резервов развития.

Коме того, кризисные явления увеличивают существующие разрывы в уровне экономического развития между регионами. Риски возможной дополнительной социальной нагрузки и нерешенных проблем существенно понижают инвестиционную привлекательность. Происходит неизбежная деформация бюджетного процесса и бюджетной сферы. Далее это влияет на конкурентные преимущества регионов и усугубляет ситуацию в конкуренции регионов. Усложняется развитие моногородов и градообразующих предприятий (имевших проблемы и в более благоприятные, докризисные времена). В перспективе неизбежно усложнение экономических и социальных отношений.

Многие кризисные проблемы, оставшиеся без решения, при повторении ситуации автоматически проявляются в будущем. Поэтому рассматриваемый ниже вариант визуализации в графическом геоинформационном формате результатов анализа устойчивости и рисков развития по данным кризисной динамики 2008—2009 гг. является одной из отправных точек для исследования возможных сценариев развития. Это касается прежде всего сценария продолжительного периода низкого нестабильного роста с повторными региональными кризисными явлениями.

Ниже представлены результаты анализа кризисной динамики регионов (2009—2010). Визуализация территориальной динамики для 40 ведущих регионов России дана на картодиаграмме на рис. 2. Принципиальной смены условий роста тогда не произошло, и актуальные риски повторения кризисных явлений по регионам достаточно высоки. В таких условиях максимально информативное отображение динамики многих территорий в графическом геоинформационном виде дают представительную наглядную картину текущей ситуации и образуют базу для дальнейшего анализа.

Возможны как замедление роста и рецессия, так и заметные провалы в динамике развития отдельных территорий. Ниже представлены результаты аналогичного анализа для Челябинской области как одного из регионов, наиболее пострадавших от кризисных явлений и с высокими стагнационными рисками. Более подробно ситуацию в регионе можно рассмотреть по результатам аналогичного анализа динамики развития отдельных городов и районов. Визуализация территориальной динамики Челябинской области по городам и районам дана на картодиаграмме на рис. 3.

Таблица 2
Общие положения по оценке региональной динамики заработной платы

Рис. 2. Анализ динамики заработной платы по ведущим индустриальным регионам России.

Пояснения к картодиаграмме: площади фигур — образов территорий (размер зарплаты — квадрат, темп роста — овал) пропорциональны численности работающих соответствующих территорий; в зависимости от значения показателей фигуры — образы территорий имеют соответствующие цвета заливки (варьирующие от минимальных значений до максимальных); соответствующие регионам числовые значения находятся по углам фигур: размер среднемесячной заработной платы — справа сверху квадрата, среднегодового темпа роста — слева внизу овала

Здесь на проблему негативной динамки и соответствующих стагнационных рисков накладывается проблема кризисной деформации рассматриваемых показателей. Далее при формальном упрощенном восприятии результатов она переходит в вопросы некорректности анализа и соответствующих управленческих решений. В итоге возрастают риски новых отложенных проблем, устранять последствия которых со временем будет намного сложнее.

В рассмотренных условиях низких темпов роста развития территорий при анализе результатов визуализации существенно повышаются требования к оценкам границ устойчивости, значимых для экономики и социума (корректное определение возможностей роста и приоритетов экономического и социального развития, определение границ возможных колебаний основных трендов и т. д.).

Особенности анализа пространственной региональной динамики.

В общем случае анализа пространственной региональной динамики предполагается проведение подобного анализа для многих показателей. Соответствующее развитие при этом получают вопросы систематизации и накопления опыта для последующего анализа результатов визуализации. Целями подобного анализа будет выявление любых элементов и пространственных подсистем с рисками дисбалансов развития. К ним относятся как территории спада, так и территории роста. В подобном анализе рассмотренные картографические материалы не являются единственным источником информации для анализа. Для подробного представления анализируемой динамики они дополняются различными аналитическими материалами, включая эвристические оценки и рейтинги.

В рассмотренных примерах анализ связан прежде всего с выделением регионов как с рисками для жизнеобеспечения, так стабилизирующих национальную динамику. Заметное снижение личных доходов ниже определенного минимума жизнеобеспечения (официальный прожиточный минимум здесь малоприменим), помимо социальных проблем, влечет рост миграции и необратимые структурные перемены на территориальном рынке труда. В перспективе они меняют тренды всей экономической динамики. В подобных случаях также возможно выравнивание ситуации в экономически взаимосвязанных территориях. Все такие особенности при изучении пространственного развития территорий становятся важной составляющей при систематизации и накоплении опыта по эвристической составляющей процесса поиска решений.

Так, рассмотренный пример динамики заработной платы позволяет отметить ряд особенностей кризисного пространственного развития России. Среди них можно остановиться на следующих:
Лучшую ситуацию имели столичные регионы: Москва, Санкт-Петербург, Московская область (с оплатой труда в два раза выше прочих). По уровню заработной платы и темпам роста эти три региона принципиально выделялись из числа остальных (Москва — рост 109 %, Санкт- Петербург — 106 %). С учетом величины они напоминают быстрорастущее ядро системы регионов России. Близлежащие к Москве небольшие регионы, имеющие вдвое более низкий размер средней заработной платы, во многом повторили динамику столицы (особенности экономического влияния Московской мегаагломерации на окружающие регионы и Россию в целом малоизучены).

Рис. 3. Анализ динамики заработной платы по ведущему индустриальному региону Челябинская область.

Пояснения к картодиаграмме аналогичны пояснениям к рис. 2. Кроме того, фигуры сельских районов представлены на картодиаграмме прямоугольниками и вытянутыми овалами

Наиболее существенные проблемы (рост только 99—102 %) заметны в прежде достаточно благополучных, крупных индустриальных регионах Поволжья и Урала (среди них Татарстан, Самарская, Свердловская, Челябинская области). Темпы роста заработной платы здесь оказались заметно ниже уровня инфляции (синие овалы на рис. 3). «Углеводородные» регионы Севера, имеющие большую значимость для национальной экономики, слишком малочисленны и слишком специфичны с точки зрения социума.

Подобные особенности определяют направления дальнейшего анализа для корректировки региональной экономической политики на уровне субъектов РФ. Отображение рисков жизнеобеспечения территорий более явно просматривается на нижестоящем муниципальном уровне городов и районов.

Результаты анализа по Челябинской области (см. рис. 3) показали нереальную для столь сложного периода однородность динамики заработной платы по городам региона. В абсолютном большинстве городов, несмотря на их размер, расположение, принципиальные отличия экономики, различный уровень средней заработной платы, значения роста очень близки к 98—102 %. Вместе с тем оценки, по данным Минфина РФ, указывают на падение фактически выданного объема заработной платы в регионе более чем на 10 %. Здесь очевидно влияние «антикризисного замораживания» без реальных экономических преобразований (приостановка возврата налоговых платежей из бюджета, ограничения по сокращению работников и др.). Все это не снижает риски, а лишь временно скрывает их, стабилизируя только отчетность. Подобная псевдосоциальная антикризисная экономическая политика при искажении реальной картины оставляет проблемные ситуации без решения, превращая их в отложенные. Подобные псевдосоциально-экономические меры не способствуют изменению структуры, росту эффективности и конкурентоспособности производств, что особенно важно в такой ситуации.

Ситуация с негативной динамикой зарплаты наиболее болезненна в малых и средних городах, где при схожем жизненном укладе уровень зарплаты вполовину ниже, чем в региональных центрах. Далее это негативно сказывается на перспективах развития городов. Точно оценить негативное влияние таких «долгоиграющих» стагнационных рисков достаточно сложно. Их последствия инерционны и продолжают действовать довольно долгое время.

Развитие подобного направления анализа в дальнейшем связано с расширением экспертной деятельности, использованием «мягких» открытых алгоритмов систематизации, увеличением числа наиболее значимых в текущей ситуации (актуальных) показателей, совершенствованием форматов визуализации.

Перспективы междисциплинарных подходов к поиску решений.

Все вышесказанное на примере вопросов устойчивости указывает на широкие возможности новых междисциплинарных подходов к поиску решений на качественно новом уровне, исходя из актуальных требований высокотехнологичной практики управления и опираясь на новые возможности инструментария. Отличительной чертой подобных подходов является сочетание математических моделей, информационных процессов и эвристического потенциала человека. Подобный «триединый подход» к поиску решений пространственного развития включает: многоуровневую и многокритериальную математическую постановку моделей, полномасштабную проблемно ориентированную информационную адаптацию (в том числе средства визуализации и геоинформационные технологии), систематизацию и накопление опыта эвристической деятельности. Все это, включая рассмотренные примеры, в конечном результате определяет общие положения и базу для проведения дальнейших междисциплинарных исследований по самой разнообразной тематике пространственного развития различных территорий (от инвестиционного процесса до качества жизни и предпочтений социума).

Список литературы

1. Гордеев, С. С. Устойчивость в управлении экономическим развитием региона / С. С. Гордеев, А. В. Кочеров, М. М. Лебедефф-Донской // Вестн. Челяб. гос. ун-та. — 2015. — № 12 (367). — С. 79—88.
2. Ляпунов, А. М. Общая задача об устойчивости движения // Собр. соч. — М. : Изд-во АН СССР, 1956. — Т. 2. — С. 7—271.
3. Месарович, М. Общая теория систем: математические основы / М. Месарович, И. Такахара. — М. : Мир, 1978. — 311 с.
4. Эшби, У. Р. Введение в кибернетику / У. Р. Эшби // М. : КомКнига, 2005. — 432 с.
5. Шумпетер, И. История экономического анализа : пер. с англ. / И. Шумпетер. — СПб. : Экон. шк., 2001. — Т. 3. — 688 с.
6. Корнаи, Я. Системная парадигма / Я. Корнаи // Вопр. экономики. — 2002. — № 4. — C. 4—22.
7. Ногин, В. Д. Принятие решений в многокритериальной среде: количественный подход / В. Д. Ногин. — М. : Физматлит, 2002.
8. Costanza, R. Ecological Economics and Sustainable Development / R. Costanza, С. Folke // Paper prepared for the international Experts Meeting for the Operationalization of the Economics of Sustainability. — Manila, Philippines, 1994.
9. Гордеев, С. С. Поиск социо-эколого-экономических решений в информационной среде / С. С. Гордеев // Вестн. Челяб. гос. ун-та. — 2013. — № 8 (299). — С. 47—52.
10. Гордеев, С. С. Формирование рациональных решений при построении территориального плана капитального строительства / С. С. Гордеев. — Свердловск, 1987 (Препринт / Институт экономики Уральского научного центра АН СССР).
11. Мадера, А. Г. Риски и шансы: неопределенность, прогнозирование и оценка / А. Г. Мадера. — М. : КРАСАНД : УРСС, 2014.
12. Роэм, Д. Практика визуального мышления / Д. Роэм ; пер. с англ. П. Миронова. — M. : Манн, Иванов и Фербер, 2014. — 369 с.
13. Bellman, R. E. Adaptive Control Processes / R. E. Bellman — Princeton NJ : Princeton Univ. Press, 1961.
14. Лиска, С. Бизнес-графика / С. Лиска. — М. : РИП-Холдинг, 2007. — 320 с.
15. МакВейд, Д. Графика для бизнеса : пер. с англ. / Д. МакВейд. — М. : КУДИЦ-ПРЕСС, 2007. — 208 с.
16. Суханов, В. В. Научная графика на компьютере / В. В. Суханов. — Владивосток : Дальнаука, 2005. — 355 с.
17. Основы геоинформатики : учеб. пособие для студентов вузов / Е. Г. Капралов [и др.] ; под ред. B. С. Тикунова. — М. : Академия, 2004.
18. Тикунов В. C. Классификации в географии: ренессанс или увядание? Опыт формальных классификаций / В. C. Тикунов. — Смоленск : Изд-во Смолен. гуманитар. ун-та, 1997.
19. Тикунов, В. С. Напряженность экологической ситуации в регионах России: методика расчета и визуализации / С. В. Тикунов, О. Ю. Черешня // География и природ. ресурсы. — 2016. — Т. 2. —
C. 166—174.
20. Checkland, P. Soft Systems Methodology in Action / P. Checkland, J. Scholes. — USA, New Jersey : John Wiley and Sons. Ltd., 2005.

Вестник Челябинского государственного университета.
2016. № 11 (393). Экономические науки. Вып. 54. С. 37—50.

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 59

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code