МОДЕРНИЗАЦИЯ В РОССИИ: ПРЕГРАДЫ НА ПУТИ К СОВРЕМЕННОМУ ОБЩЕСТВУ

С.М.Поздяева, доктор философских наук, профессор

Аннотация. В статье представлены результаты исследования социальной модернизации в России. Показано, что она формируется на основе пересечений интересов разных социальных субъектов — социальных групп, модернизационной элиты, отдельных личностей. Особое место уделено анализу факторов, затрудняющих быструю трансформацию общественных отношений. Автор показывает, что главное звено модернизации — изменения в общественном сознании, без этого успешное реформирование общества невозможно. Автор обосновывает, что массовое сознание современного российского общества трансформируется под влиянием таких факторов, как внедрение рыночной экономики и рыночных отношений, радикальное изменение системы социализации, введение новой системы ценностей. Автор приходит к выводу, что преградами на пути России к современному обществу являются отсутствие внятной рыночной идеологии, конфронтация социальных групп, дисфункции социальных институтов, конфликт старых и новых ценностей. Это ставит перед правящей элитой проблему социального выбора — развитие через модернизацию или очередной застой.

Ключевые слова: модернизация, переходное общество, система ценностей, общество потребления, потребительская модернизация, субъекты модернизации, социальный порядок, социальная деградация.

 

Рост проблем в связи с осуществляемой в России модернизацией, ее медленный темп,
периодическую смену успехов и неудач в принципе нельзя назвать неожиданными. Большинство отечественных исследователей предвидели возникновение многих трудностей на пути социального реформирования и предупреждали об этом (см.: [4; 5; 7; 8 и др.]).

«Наш курс на модернизацию, — отмечает Ю.Д. Гранин, — во многом имеет имитационный характер, специфика которого, кроме нежелания Кремля проводить системную модернизацию, заключается в некритическом использовании и насильственном насаждении западных моделей организации образования и науки при полном игнорировании мнения специалистов и общественности» [4, с. 14].

В качестве обстоятельств, затрудняющих быструю трансформацию общественных отношений, назывались следующие: масштабы страны, территориальная и социальная отдаленность периферии от центра; многозвенная система управления, затрудняющая «обратную связь» модернизационной элиты с регионами, социальными группами и конкретными людьми; отсутствие экономических резервов для перехода всей экономики на рыночные рельсы; социально-политическая пассивность людей; противоречие между надеждами на быстрое достижение целей социальной модернизации и лавинообразным ростом социально-экономических трудностей; сохранение в памяти россиян многочисленных неудачных попыток реформирования и связанное с ним отсутствие желания к переменам [9].

Однако главная трудность состоит в том, что модернизация в России осуществляется в сфере переплетения жизненно важных потребностей и интересов людей. Проводимые социальные реформы по-разному затрагивают их интересы, способствуя реализации одних и ущемлению других [8, с. 392]. Между тем выигрывающие и проигрывающие от социальных сдвигов группы являются не внешними, сторонними наблюдателями, а главными субъектами модернизации. Решая те или иные зависящие от них вопросы, люди не забывают о том, насколько это им самим выгодно или невыгодно. С нашей точки зрения, итог взаимодействия групп, которые занимают разное положение, имеют разные, а порой противоположные интересы, является фактором, частично определяющим позитивный либо негативный ход очередной модернизации в России.

О том, что процессы модернизации в современной России замедлили свое динамическое движение, рассуждают сегодня многие: управленческая элита, и прежде всего чиновники, постоянно меняющие характер своих политических предпочтений; экономисты, рассуждающие о трудностях вхождения нашей страны в рыночную экономику при тотальной коррупции; сотрудники социальной сферы, апеллирующие к дисфункциям основных социальных институтов; представители культурных и религиозных объединений, пугающие общество взрывом негативных конфессиональных и националистических настроений и т. д.

Несмотря на кажущееся изменение и улучшение качества жизни, растет недовольство россиян результатами проводимых реформ, увеличивается количество людей, убежденных в том, что реализуемые государством социальные программы — это не модернизация, а не что иное, как перекладывание на плечи рядовых граждан ответственности за решение проблем, которые должно решать государство.

При этом россияне становятся очевидцами многочисленных, но скоротечных изменений, происходящих в их собственном повседневном бытии, что во все большей степени заставляет их испытывать некую неопределенность, неуверенность в завтрашнем дне.

Ежемесячное повышение цен продуктовой корзины, услуг ЖКХ, транспортных перевозок, сокращение числа работающих в бюджетной сфере — это один полюс, характеризующий процессы модернизации в России. Другой полюс — это появление массы незаконных мигрантов, религиозных аферистов, фанатиков и даже террористов, которые настойчиво возвращаются в облюбованные ими регионы, чтобы любыми способами заработать себе на жизнь.

Представители разных социальных групп, сегодня хорошо понимают: наша страна простилась с обществом традиционным, но так и не стала обществом современным, модернизированным. Россия «застряла» в переходном типе общества на двадцать с лишним лет, а это очень неустойчивая и уязвимая позиция, которая может привести к социальным кризисам и взрывам.

Задача более чем понятна: эту неустойчивость России необходимо преодолеть, чтобы достичь более стабильной траектории развития.

Как это сделать? В конце 50-х гг. ХХ в. американский социолог С.М. Липсет сформулировал основную идею модернизации: после соответствующих реформ должен начаться экономический рост, из экономического роста должны возникнуть два важных условия — более равномерное распределение богатства и рост образования населения. Именно тогда общество, сформированное на идеалах демократии (политическая модернизация), позволяет экономическому росту приобрести устойчивость (экономическая модернизация). Это изменяет и обновляет социальную систему в целом через систему социальных институтов (социальная модернизация) [12].

Однако время показало, что прогнозы Липсета не оправдались: политическая модернизация не коррелировала с экономической и социальной. В начале 90-х Липсет заявил, что урок второго великого перехода заключается в провале «среднего пути» между капитализмом и социализмом [12]. Даже в тех странах, где первой проводилась политическая модернизация, экономический рост оставлял желать лучшего и модернизация останавливалась. Это привело ученых к выводу: главное звено модернизации — изменения в общественном сознании. Без этого успешное реформирование общества невозможно.

Массовое сознание современного российского общества трансформируется под влиянием многих факторов, среди которых, на наш взгляд, определяющими являются: 1) внедрение рыночной экономики и рыночных отношений; 2) радикальное изменение системы социализации; 3) новая система ценностей.

Внедрение рыночной экономики существенно повлияло на массовое сознание и изменило характер общественных отношений. Сегодня в массовом сознании существуют два образа рынка: один — теоретический, который регулируется реальным спросом и предложением, другой — панацея от всех бед, базарная вольница, позволяющая наживаться на товарах повседневного спроса за счет взвинчивания и без того высоких цен. Отсутствие внятной рыночной идеологии, способной объединить общество вокруг идеи современного общества, основными ценностями которого являются экономическая эффективность, свобода предпринимательства и частная собственность, не позволяет в полной мере рассчитывать на полноценную экономическую модернизацию.

Следующий фактор — радикальное изменение системы социализации, которая всегда стояла на трех китах — семья, учитель и общественные идеалы. Но семья в современной России уже не может дать детям полноценной социализации, потому что даже культурные и нравственно здоровые родители потеряли четкие ориентиры относительно ценностей и норм, к которым следует стремиться. Учитель перестал совмещать в себе обучающего и воспитателя. Нищий учитель уже не авторитет для многих школьников и студентов, которых сегодня мало интересуют просто знания. Что же касается общественных идеалов, то «вестернизация», которая успешно насаждалась в нашем обществе вопреки его природной сущности, легко и быстро была воспринята частью общества: обогащайтесь, для этого все средства хороши.

Третий фактор влияния — новая система ценностей. Можно отметить, что за годы проводимых реформ базовые ценности россиян существенно изменились. Если раньше на первом месте стояли такие традиционные ценности, как коллективизм, патриотизм, семья, уважение к старшим и др., то на современном этапе развития начинают превалировать ценности «рыночного» характера. К ним можно отнести следующие: индивидуализм, эгоизм, культ успеха, карьерный рост, материальный достаток (недвижимость, автомобиль, акции, картины, дорогие украшения и т. п.). «Болезненность перехода от советской системы ценностей (коллективизм, первенство интересов общества и коллектива над интересами личными) к ценностным ориентирам рыночного и демократического общества нашла свое отражение в своеобразном, нередко противоречивом совмещении ценностей прошлого и настоящего с обращением к досоветским, в частности» [10, с. 319]. О возможности осуществить «свою» модернизацию на базе архаических ценностей представителями криминального мира мы уже писали в своих работах [9, с. 170-180].

Важно отметить, что сегодня система ценностей российского общества делает главный упор на удовлетворение личных потребностей, в результате чего образуется дисбаланс между представлениями людей об индивидуальных и общественных благах. Поскольку проводимые реформы привели к значительному ухудшению материального положения и к приоритету витальных потребностей, то можно с уверенностью сказать, что в сознании людей произошли подвижки в сторону утраты значимости духовных ценностей. К сожалению, сегодня в первую очередь материальная сфера выступает самым значимым фактором детерминации сознания россиян. Это принципиально новая тенденция, характеризующая, на наш взгляд, деградацию сознания общества. Мы полагаем, что длительное существование обозначившейся тенденции привело к необратимым процессам в сознании и психике значительного числа российских граждан.

В какую же сторону движется российская модернизация? Можно с уверенностью сказать, что в сторону так называемой потребительской модернизации.

В 20-х гг. ХХ столетия термин «общество потребления» впервые употребил Э. Фромм для характеристики капитализма того периода [11]. Более детально этот термин анализировал Ж. Бодрийяр [3] Фромм в своей знаменитой книге «Иметь или быть?» отмечал: «Человека заботит не его жизнь, не его счастье, а лишь то, насколько он годится для продажи. Стабильное личностное ядро у такого человека практически отсутствует: его «Я» постоянно меняется в соответствии с принципом: «Я такой, какой я вам нужен»» [11, с. 170].

Если для формирования «общества потребления» в Западной Европе огромную роль сыграл взрыв интереса к различным товарам, ставший следствием товарного дефицита после Второй мировой войны, то важнейшим фактором формирования такого общества в России можно считать введение рыночных отношений, позволивших превратить нашу страну в огромный восточный базар, на котором все покупается и продается.

Вместе с тем процесс формирования «общества потребления» привел к неизбежному обращению к дешевым трудовым ресурсам, существенному изменению идеологии развития многих компаний. Кроме того, в условиях глобализации стали значительно меняться структуры потребительских рынков, которые сегодня все в большей степени основываются на элементах консьюмеристской культуры, что, в свою очередь, в значительной степени меняет характер потребления, повышая его стандарты.

Как известно, потребление существует в любом типе общества, однако утверждение о том, что современный социум — это общество потребления, отсылает к особому статусу этого феномена в системе социальных связей [2, с. 115-116]. Современное российское общество является «обществом потребления» в том смысле, в каком когда-то индустриальное общество было обществом производства. Иными словами, феномен потребления в современной России не ограничивается только его функциональными границами, но он отсылает к определенным социальным последствиям, играющим важную роль в воспроизводстве социального порядка, сохранении социальной стабильности.

«Мы обречены потреблять, пусть даже иначе, чем прежде — нам во все большем количестве нужны вещи, информация, занятия спортом, путешествия, образование и все, что с ними связано, музыка и медицинские услуги» [6, с. 24]. Следовательно, «важнейшим признаком общества потребления является то, что современные потребительские процессы обеспечивают порядок знаков и интеграцию группы, то есть выступают системой идеологических ценностей и коммуникативной системой, а также структурой отношений» [6, с. 108].

На наш взгляд, усложнение структуры потребления в рамках меняющейся социальности (особенно в условиях последнего кризиса) показывает нежелание исследователей анализировать условия, воспроизводящие новые формы социального неравенства, а просто дифференцировать потребителей в различные группы, чтобы в дальнейшем более эффективно управлять их потребностями и, соответственно, формировать структуру общественных отношений на микро-, мезо- и макроуровнях.

Личность в современном российском обществе, с одной стороны, стремится потреблять так, чтобы не отставать от других, а с другой стороны, не сливаться с массой. Поэтому структура потребления подчеркивает и социальные характеристики потребителя, и напрямую обусловливает его мировоззрение, социальный статус и образ жизни.

Подведем итоги:

1. Новая российская действительность, рожденная процессами экономической, политической, социальной и культурной модернизации, представляет собой статичное, а не динамичное образование, которое может характеризоваться как нестабильное общество.

2. Главная трудность состоит в том, что модернизация в России осуществляется в сфере переплетения жизненно важных потребностей и интересов людей. Проводимые социальные реформы по-разному затрагивают их интересы, способствуя реализации одних и ущемлению других.

3. Массовое сознание современного российского общества трансформируется под влиянием многих факторов, среди которых определяющими являются: 1) внедрение рыночной экономики и рыночных отношений; 2) радикальное изменение системы социализации; 3) новая система ценностей.

4. Преградами на пути России к современному обществу являются: 1) отсутствие внятной рыночной идеологии; 2) конфронтация социальных групп; 3) дисфункция социальных институтов; 4) конфликт старых и новых ценностей. Это ставит перед правящей элитой проблему социального выбора: развитие через модернизацию или застой. Будем надеяться, что политическая элита России выберет путь усложнения, а не социальной деградации, что будет означать очередную перезагрузку модернизационного процесса.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Александер, Дж. Смыслы социальной жизни: культурсоциология / Дж. Александер ; пер. с англ. Г. К. Ольховикова ; под ред. Д. Ю. Куракина. — М. : Праксис, 2013. — 640 с.
2. Бауман, З. Глобализация. Последствия для человека и общества / З. Бауман. — М. : Весь мир, 2004. — С. 115-116.
3. Бодрийяр, Ж. Общество потребления. Его мифы и структура / Ж. Бодрийяр. — М. : Культурная революция : Республика, 2006. — 269 с.
4. Гранин, Ю. Д. Модернизация России: в колее «зависимого развития» / Ю. Д. Гранин // Вопросы философии. — 2014. — № 4. — С. 14-24.
5. Кара-Мурза, С. Г. Государство переходного периода: исчезновение народа / С. Г. Кара-Мурза // Социально-гуманитарные знания. — 2006. — № 1. — С. 3-27.
6. Липовецки, Ж. Эра пустоты. Эссе о современном индивидуализме / Ж. Липовецки. — СПб. : Владимир Даль, 2001. — 336 с.
7. Наумова, Н. Ф. Рецидивирующая модернизация в России: беда, вина или ресурс человечества? / Н. Ф. Наумова ; под ред. В. Н. Садовского и В. А. Ядова. — М. : Эдиториал УРСС, 1999. — 176 с.
8. Поздяева, С. М. Причины конфликта ценностных систем в условиях модернизации современной России / С. М. Поздяева // Проблемы российского самосознания: народ, интеллигенция, власть : материалы 8-й Всерос. конф. — М. ; Уфа : Изд-во ИФРАН : БашГУ 2011. — 422 с.
9. Поздяева, С. М. Российское общество в условиях модернизации (социально-философский анализ) / С. М. Поздяева. — Уфа : Изд-во БашГУ, 1998. — 210 с.
10. Социальные трансформации в России: теории, практики, сравнительный анализ / под ред. В. А. Ядова. — М. : Флинта, 2005. — 584 с.
11. Фромм, Э. «Иметь» или «быть»? / Э. Фромм. — М. : АСТ МОСКВА, 2007. — 314 с.
12. Lipset, S. M. Some social requisites of democracy: economic development and political legitimacy / S. M. Lipset // American Political Science Review. — 1959. — № 1. — Р. 69-105.

Вестник ВолГУ. Серия 7. Философия. Социология и социальные технологии. 2016. № 4 (34)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code