АНАЛИЗ ЭКОНОМИКО-ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ ПЕДАГОГИЧЕСКОГО РАБОТНИКА ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ: ОСОБЕННОСТИ СТАТУСА — ОСОБЫЕ УСЛОВИЯ РАБОТЫ И УВОЛЬНЕНИЯ

С.С.Карабанов
Челябинский государственный университет, Челябинск, Россия

Экономико-правовой анализ нормативных актов, направленных на регулирование труда педагогического работника, нередко выявляет противоречия в нормах как различных правовых актов, так и внутри одного нормативного правового акта. Неясность законодательных формулировок, несовершенство законодательной техники и законодательного процесса в целом приводят к казусам, спорам и юридическим конфликтам между работником-педагогом и работодателем в лице образовательного учреждения и усложняют и без того зависимое от работодателя положение работника как экономически слабой стороны рассматриваемых отношений. В настоящей статье автор пытается проанализировать экономико-правовые связи работника-педагога и работодателя через призму существующих коллизий некоторых норм трудового законодательства, посвященных прекращению трудового договора с педагогическим работником, достигшим определенного возраста, и предлагает способы разрешения указанных проблем.

Ключевые слова: трудовой договор, педагогический работник, увольнение, профессорско-преподавательский состав.

 

Трудовые отношения — это одна из важнейших сфер правового регулирования, имеющая конституционные основы , а также международно-правовую нормативную базу. Отдельные сферы труда, институты, специфика регулирования труда отдельных категорий работников определяются национальным законодательством РФ.

Особенностям регулирования труда педагогических работников в России посвящен ряд нормативных актов различной юридической силы и природы. Центральное место среди них занимает Трудовой кодекс РФ, в котором этому вопросу отведена специальная глава .

Помимо ТК РФ, соответствующие нормы содержатся в Законе об образовании ; гл. 5 раскрывает некоторые особенности правового положения педагогического работника и руководителя образовательного учреждения. Отельные вопросы труда педагогов урегулированы нормами подзаконных актов, которые призваны детализировать, раскрывать общие нормы закона. Таким образом, специфика законодательной техники в вопросе регулирования труда в образовательном учреждении проявляется в рассредоточении соответствующих норм по различным нормативным правовым актам, что нередко приводит не только к противоречиям между ними, но и к появлению коллизий норм внутри одного и того же акта [9].

Педагогическая работа преподавателя проявляется не только в обучении студента (обучающегося) на лекциях, семинарских и практических занятиях — формах образовательного процесса, уже ставших традиционными [8]. Это и воспитательная работа, направленная на интеллектуальное и моральное развитие учащихся, разъяснение правил поведения и этики в обществе. Формирование культуры речи и умения выражать свои мысли — это задача не только учителя начальной и средней школы, но и преподавателя высшей школы, который обязан доносить до слушателя информацию доступным и понятным языком, при этом избегать чрезмерного упрощения речи, тем самым побуждать студентов к освоению новой терминологии, чтению в большем объеме, непрерывному процессу познания нового и интеллектуальному совершенствованию. Своим примером, образом жизни и поступками преподаватель формирует в представлении своих студентов образец поведения в повседневной жизни, тем самым возлагая на себя моральную ответственность за становление и развитие будущих достойных, сознательных членов общества. Так, еще А. С. Макаренко приходил к исключительно важным выводам о том, что в основе педагогического мастерства лежит идейная направленность, благородный моральный облик учителя, сознательное и одновременно страстное отношение к своему делу, глубокое знание своего дела, а также овладение педагогической техникой [10].

Такие представления о педагогике и ее назначении в обществе были положены в основу национальной доктрины образования в РФ, которая среди основных целей и задач образования называет, в частности, воспитание патриотов России, граждан правового, демократического государства, способных к социализации в условиях гражданского общества, уважающих права и свободы личности, обладающих высокой нравственностью и проявляющих национальную и религиозную терпимость, уважительное отношение к языкам, традициям и культуре других народов [4]. Доктрину можно было считать своеобразной идеологической основой развития системы образования в России, однако в 2014 г. данный нормативный акт утратил юридическую силу. На сегодняшний день своеобразную роль идеологической основы образования в нашей стране играет закон об образовании, впервые за всю историю отечественного законодательства в данной сфере регулирующий все разнообразие образовательных отношений всех уровней и форм, устанавливая правовые, организационные и экономические основы образования в Российской Федерации, основные принципы государственной политики РФ в сфере образования, общие правила функционирования системы образования и осуществления образовательной деятельности; определяет правовое положение участников отношений в сфере образования [7].

Задачи, стоящие перед системой образования вообще и перед конкретным педагогом в частности, предопределяются правовым статусом педагогического работника. Так, в ст. 48 Закона об образовании среди прочих названы обязанности соблюдать правовые, нравственные и этические нормы, следовать требованиям профессиональной этики, развивать у обучающихся познавательную активность, самостоятельность, инициативу, творческие способности, формировать гражданскую позицию, способность к труду и жизни в условиях современного мира, формировать у обучающихся культуру здорового и безопасного образа жизни.

Столь важные задачи, поставленные перед каждым педагогическим работником, предполагают наличие особых требований к кандидатам на замещение соответствующих должностей, своего рода образовательный ценз для таких лиц. Так, согласно ст. 331 ТК РФ к педагогической деятельности допускаются лица, имеющие образовательный ценз, который определяется в порядке, установленном законодательством Российской Федерации в сфере образования. В соответствии со ст. 46 Закона об образовании правом на занятие педагогической деятельностью наделены лица, имеющие среднее профессиональное или высшее образование и отвечающие квалификационным требованиям, указанным в квалификационных справочниках, и (или) профессиональным стандартам.
8 сентября 2015 г. Приказом Министерства труда и социальной защиты РФ № 608н утвержден профессиональный стандарт «Педагог профессионального обучения, профессионального образования и дополнительного профессионального образования», вступающий в силу 1 января 2017 г. [6]. В п. 3.9 разд. III указанного стандарта содержатся требования к уровню образования и обучения преподавателя высшей школы, опыту практической работы, особые условия допуска к работе. Так, выполнению трудовой функции «преподавание по программам бакалавриата, специалитета, магистратуры и ДПП» соответствует уровень образования педагога — высшее образование — специалитет, магистратура, аспирантура (адъюнктура), ординатура, ассистентура-стажировка, направленность (профиль) которого, как правило, соответствует преподаваемому учебному курсу, дисциплине (модулю). Дополнительное профессиональное образование на базе высшего образования (специалитета, магистратуры, аспирантуры/адъюнктуры, ординатуры, ассистентуры-стажировки) — профессиональная переподготовка, направленность (профиль) которой соответствует преподаваемому учебному курсу, дисциплине (модулю). Кроме того, в установленном законодательством Российской Федерации порядке педагогические работники обязаны проходить обучение и проверку знаний и навыков в области охраны труда. Рекомендуется обучение по дополнительным профессиональным программам по профилю педагогической деятельности не реже чем раз в три года. В части требований к опыту практической работы при несоответствии направленности (профиля) образования преподаваемому учебному курсу, дисциплине (модулю) требуется опыт работы в области профессиональной деятельности, осваиваемой обучающимися или соответствующей преподаваемому учебному курсу, дисциплине (модулю). Также установлены требования к стажу научно-педагогической работы не менее трех лет. При наличии ученого звания — без предъявления требований к стажу работы.

Предполагается, что преподаватель высшей школы осуществляет систематические занятия научной, методической, художественно-творческой или иной практической деятельностью, соответствующей направленности (профилю) образовательной программы и (или) преподаваемому учебному курсу, дисциплине (модулю).

Преимущественно интеллектуальный характер труда педагога, повышенные умственные, психологические и моральные нагрузки отразились и на законодательных требованиях к состоянию здоровья такого работника — физической и психической способности выполнять свои педагогические обязанности. Кроме того, ст. 331 ТК РФ содержит ряд ограничений к педагогической деятельности, среди которых: лишение дееспособности, наличие судимости, факта уголовного преследования за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности (за исключением незаконной госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, и клеветы), половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, основ конституционного строя и безопасности государства, мира и безопасности человечества, а также против общественной безопасности и лишение права заниматься педагогической деятельностью по приговору суда.

Еще одним, небесспорным, требованием, предъявляемым к некоторым категориям работников высшей школы, является возраст. Статьей 336 Трудового кодекса РФ установлены дополнительные основания прекращения трудового договора с педагогическим работником, среди которых названо достижение предельного возраста для замещения соответствующей должности. Согласно ст. 332 ТК РФ в государственных и муниципальных образовательных организациях высшего образования должности ректора, про — ректоров, руководителей филиалов замещаются лицами в возрасте не старше 65 лет независимо от срока действия трудовых договоров. Лица, занимающие указанные должности и достигшие возраста 65 лет, переводятся с их письменного согласия на иные должности, соответствующие их квалификации.

Достижение предельного возраста 65 лет как основание для расторжения трудового договора в системной связи со ст. 332 ТК РФ применяется к следующим категориям работников государственных и муниципальных организаций высшего образования:
1) ректор;
2) проректор;
3) руководитель филиала.

Следует отметить, что должность руководителя института из данного перечня была исключена Федеральным законом № 443-ФЗ от 22.12.2014 . В свою очередь в ст. 332 ТК РФ сохранилась норма о продлении срока пребывания в должности (в том числе руководителю института) до достижения им возраста 70 лет.

Анализ указанной правовой коллизии приводит к выводу, что достижение возраста 65 и 70 лет, соответственно, нельзя рассматривать как основание расторжения трудового договора с руководителем (директором) института, так как исчерпывающий перечень таких оснований дан в законе, в том числе в ст. 336 ТК РФ, которая в системной связи со ст. 332 ТК РФ устанавливает лишь три категории должностей работников, достижение предельного возраста которых дает основание для расторжения трудового договора. Среди указанных должностей руководитель (директор) института отсутствует.

Таким образом, увольнение работника, занимающего должность руководителя (директора) института, по основанию «достижение предельного возраста» является незаконным (отсутствуют основания в законе), тогда как в соответствии со ст. 77 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут только по основаниям, предусмотренным ТК РФ и иными федеральными законами.

Обращает на себя внимание несовершенство законодательной техники при принятии соответствующих изменений в ТК РФ. 22 декабря 2014 г. был принят Федеральный закон № 443-ФЗ «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О науке и государственной научно-технической политике» в части совершенствования механизмов регулирования труда научных работников, руководителей научных организаций, их заместителей» , целью которого в том числе было приведение норм ТК РФ в соответствие с положениями Конституции РФ и правовыми позициями Конституционного Суда РФ, выраженными в Определении от 11 июля 2006 г. № 213-О [3] и Постановлении от 27 декабря 1999 г. № 19-П [2], которые указывали на неконституционность норм, предусматривающих возрастные ограничения для лиц, замещающих должности заведующих кафедрами. При этом Конституционный Суд РФ отметил, что должность заведующего кафедрой была отнесена на тот момент действующим Федеральным законом «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» к должностям не административного персонала, а к профессорско-преподавательским. По мнению суда, это означает, что на заведующего кафедрой как высококвалифицированного специалиста, имеющего ученую степень и ученое звание, возлагается ведение такой же учебной, научно-исследовательской и методической работы, как, например, на профессора или доцента. Таким образом, Конституционный суд пришел к выводу о том, что заведующий кафедрой, хоть и является руководителем структурного подразделения вуза, выполняет работу, по своему содержанию существенно иную, чем у руководящих работников высшего учебного заведения, не относящихся к профессорско-преподавательскому составу, — ректора, проректора, руководителя филиала (института), основное содержание деятельности которых связано с осуществлением собственно управленческих функций [2].

В указанном постановлении Конституционный Суд РФ обращает внимание на непоследовательность законодателя, установившего предельный возраст при замещении должности заведующего кафедрой и вместе с тем не предусмотревшего каких-либо возрастных ограничений при замещении других педагогических должностей на кафедре. Так суд приходит к выводу, что сам по себе возраст, превышающий 65 лет, не препятствует успешному исполнению обязанностей заведующего кафедрой. Кроме того, суд указывает на то, что должность заведующего кафедрой в государственных высших учебных заведениях не отнесена законодателем к государственным должностям государственной службы, задачи, принципы функционирования, порядок прохождения и специфика которой предопределяют особый статус таких служащих, что, в свою очередь, допускает возможность установления возрастных ограничений.

Следовательно, сам по себе факт достижения предельного возраста лицом, замещающим педагогическую, а не управленческую (руководящую) должность заведующего кафедрой, не может служить основанием для увольнения такого работника.

В связи с этим следует отметить, что, согласно номенклатуре должностей педагогических работников организаций, осуществляющих образовательную деятельность, должностей руководителей образовательных организаций, должность директора института наравне с должностями заведующего кафедрой, профессора, доцента, преподавателя и иными причислена к должностям педагогических работников, принадлежащих к профессорско-преподавательскому составу, и не относится к должности руководителя (ректор, директор, заведующий, начальник, президент) [5].

Таким образом, на сегодняшний день имеется четкое разделение должностей работников соответствующих организаций на две категории: педагогические работники (в том числе директор института, заведующий кафедрой) и руководители. Различие в правовом положении данных категорий работников предопределено различными функциями, которые они осуществляют, и задачами, которые решают. В связи с преобладанием среди должностных обязанностей директора института как структурного подразделения образовательной организации таких, которые непосредственно связаны с преподаванием, организацией и методологией учебного процесса, научными исследованиями, законодатель относит указанную должность к должностям профессорско-преподавательского состава. В свою очередь должности ректора, проректора, руководителя филиала подразумевают осуществление административно-хозяйственной, управленческой деятельности, что предполагает отнесение таких должностей к разряду руководителей (заместителей руководителя) и возможность установления дополнительных, в том числе возрастных, критериев при замещении указанных должностей.

Однако, приведя в соответствие с позицией Конституционного Суда РФ нормы трудового законодательства и изменив одну норму — ч. 12 ст. 332 ТК РФ, законодатель оставил без изменения другую — ч. 15 ст. 332 ТК РФ. При этом нужно признать, что обе рассматриваемые нормы применяются в системной связи.

Так, ч. 12 ст. 332 ТК РФ устанавливает категории работников, достижение предельного возраста которыми является основанием для прекращения трудового договора. В свою очередь ч. 15 ст. 332 ТК РФ предусматривает порядок продления срока пребывания в должности работников, приведенных в ч. 12 ст. 332 ТК РФ. При этом «продление срока» само по себе предполагает, что такой срок ограничен. В связи с этим непоследовательным представляется позиция законодателя, который допустил возможность «продления срока полномочий» руководителю института, чей срок полномочий не ограничен достижением какого-либо возраста. Законодатель оставил без изменения ставшую фактически ненужной возможность продления срока пребывания в должности для директора института, при этом исключив данную должность из перечня должностей с «возрастным ограничением».

Возникшая коллизия, на наш взгляд, проявляется в том, что продление срока полномочий руководителю (директору) института до достижения им 70 лет является «неприменимой» нормой, так как возрастных ограничений данная должность с 1 января 2015 г. (дата вступления в силу рассматриваемых изменений в ст. 332 ТК РФ) не предполагает.

Таким образом, эта норма в действующей редакции дает право образовательной организации продлить срок полномочий руководителю (директору) института до достижения им возраста 70 лет, но при этом не дает право уволить такого работника по достижении указанного возраста ввиду отсутствия соответствующего основания.

Рассматриваемый вопрос требует особого внимания и с позиции оценки правомерности установления возрастных ограничений с учетом положений Конвенции Международной организации труда № 111 «О дискриминации в области труда и знаний» [1].

На наш взгляд, законодателю необходимо привести в соответствие с правовой позицией Конституционного Суда РФ положения ч. 15 ст. 332 ТК РФ, исключив из ее содержания упоминание о должности руководителя института как должности, отнесенной к категории профессорско-преподавательского состава образовательного учреждения, тем самым устранив противоречия внутри самой нормы (ч. 12 ст. 332 ТК РФ) и несоответствие рассматриваемой нормы ч. 15 ст. 332 ТК РФ позиции законодателя, выраженной в рассматриваемых выше иных нормативных правовых актах.

Список литературы

1. Конвенция Международной организации труда № 111 «О дискриминации в области труда и знаний» // Ведомости Верх. Совета СССР. — 1961. — 1 нояб., № 44. — Ст. 448.
2. Постановление Конституционного Суда РФ от 27.12.1999 № 19-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 3 статьи 20 Федерального закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» в связи с жалобами граждан В. П. Малкова и Ю. А. Антропова, а также запросом Вахитовского районного суда города Казани» // Вестн. Конституц. Суда РФ. — 2000. — № 1.
3. Определение Конституционного Суда РФ от 11.07.2006 № 213-О «По жалобе гражданина Щеренко Александра Павловича на нарушение его конституционных прав положениями части четвертой статьи 332 и пункта 3 статьи 336 Трудового кодекса Российской Федерации» // Вестн. Конституц. Суда РФ. — 2006. — № 6.
4. Постановление Правительства РФ от 4 октября 2000 г. № 751 «О Национальной доктрине образования в Российской Федерации» // Собр. законодательства Рос. Федерации. — 2000. — № 41. — Ст. 4089.
5. Постановление Правительства РФ от 08.08.2013 № 678 «Об утверждении номенклатуры должностей педагогических работников организаций, осуществляющих образовательную деятельность, должностей руководителей образовательных организаций» // Собр. законодательства Рос. Федерации. — 2013. — № 33. — Ст. 4381.
6. Приказ Министерства труда и социальной защиты РФ от 8 сентября 2015 года № 608н «Об утверждении профессионального стандарта «Педагог профессионального обучения, профессионального образования и дополнительного профессионального образования»» [Электронный ресурс] // Справочная правовая система «КонсультантПлюс» — URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_ LAW_186851/.
7. Экономическая теория : учебник / В. И. Бархатов Г. П. Журавлева, А. В. Горшков [и др.]. — М. : Финансы и статистика, 2007. — 848 с.
8. Бархатов, В. И. Траектория развития научной школы в классическом университете в условиях реформирования российской науки (2012—13 годы) / В. И. Бархатов, И. А. Белова // Новый ун-т. Сер.: Экономика и право. — 2014. — № 2 (36). — С. 4—14.
9. Комментарий к Трудовому кодексу РФ / отв. ред. Е. Н. Сидоренко. — 2-е изд., испр. и доп. — М. : Юрайт-Издат, 2005. — 850 c.
10. Комаров, А. А. Педагогическое мастерство учителя (по А. С. Макаренко) как важный фактор воспитания ребенка / А. А. Комаров // Молодой ученый. — 2010. — № 7. — С. 268—270.

Вестник Челябинского государственного университета.
2016. № 14 (396). Экономические науки. Вып. 55. С. 128—134.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code