ИДЕНТИФИКАЦИЯ ФАКТОРОВ РИСКА НА ОСНОВЕ ДЕКОМПОЗИЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА ПРЕДПРИЯТИЯ

Р.М.Качалов, доктор экономических наук, профессор, Ю.А.Слепцова, кандидат экономических наук
Центральный экономико-математический институт Российской академии наук, Москва, Россия

В целях повышения качества управления социально-экономической системой необходимо эффективно реагировать на внешнее и внутреннее воздействие и своевременно выявлять изменения релевантных факторов риска. По пространственно-временному признаку в составе социально-экономической системы выделяют четыре подсистемы: объектную, проектную, процессную и средовую, — чтобы затем для каждой из них формулировать подцель деятельности и выявлять присущие ей факторы риска. Предложенная структуризация экономического пространства в пределах предприятия как примера социально-экономической системы объектного типа позволяет проанализировать и конкретизировать спектр возможных факторов риска, не пропустить существенные и не включать нерелевантные или повторяющиеся факторы. Рассматривается также динамическая структуризация целевого экономического пространства предприятия. Предложенные инструменты позволяют дополнить существующие методы выявления факторов риска.

Ключевые слова: факторы экономического риска, подсистема объектного типа, подсистема процессного типа, подсистема проектного типа, подсистема средового типа, социально-экономическая система.

Для отечественных предприятий в отличие от западной практики характерно смешение интересов собственников и менеджеров. Зачастую собственники не разделяют проблемы владения и задачи управления предприятием, в то время как для повышения эффективности работы предприятия предпочтительно, чтобы собственник не формулировал свои интересы в управленческом контексте, а ограничился проблематикой «владения, пользования и распоряжения» . При этом он, разумеется, может и должен осуществлять контроль над процессом управления предприятием и оценивать качество управленческих решений. В научном дискурсе проблеме оценки качества управления социально-экономическими системами — с позиций собственников либо управленцев — уделяется неоправданно мало внимания. В противовес такому положению данное исследование исходит из предположения о том, что для анализа и совершенствования качества управления социально-экономической системой целесообразно применять достижения операциональной теории управления риском [1]. Отметим, что феномен риска в настоящей работе рассматривается применительно к целенаправленным системам и в узко управленческом смысле, а термин «риск» определяется как обобщающая, искусственная экономическая категория, совокупно отражающая меру реальности нежелательного отклонения от цели хозяйственной деятельности предприятия и размер обусловленного этим отклонением ущерба. Основными операциональными характеристиками риска в данном случае являются «уровень риска», «фактор риска» и «антирисковое управленческое воздействие». Под фактором риска (ФР) в деятельности предприятия здесь понимаются помехи, то есть такие события, которые могут привести к нежелательному отклонению от заданной цели хозяйственной деятельности [Там же]. Естественно поэтому, что начальным этапом управления риском в деятельности предприятия должна стать идентификация факторов риска, то есть выявление возможных ФР и оценка их значимости в процессе «движения» предприятия к цели.

Процесс идентификации ФР в деятельности производственного предприятия представляет собой совокупность работ по выявлению возможности возникновения помех целенаправленному функционированию предприятия, появления нежелательных изменений в условиях функционирования предприятия, принятия ошибочных управленческих решений, которые могут привести к потерям или ущербу, и т. п. [2—7]. Эти действия в конечном счете направлены на повышение качества управления и результативности деятельности предприятия.

В этом контексте задача данного исследования, которое выполняется при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (проект 15-06-05541), состоит в разработке на основе теории экономических систем и нечеткой логики комплексной методики выявления факторов экономического риска в деятельности производственного предприятия как социально-экономической системы объектного типа. Причем такая методика должна учитывать разноречивость целей и интересов стейкхолдеров и прочих физических и юридических лиц, так или иначе связанных с деятельностью рассматриваемого производственного предприятия.

Статическая декомпозиция экономического пространства. Для анализа и оценки развития рисковой ситуации в ходе работы предприятия предлагается воспользоваться структурированием системного экономического пространства предприятия и соответствующего пространства факторов экономического риска. Сформулированная таким образом задача может решаться, например, в рамках системы внутреннего контроля, перед проведением процедуры due diligence, то есть процедуры формирования объективного представления об объекте инвестирования, включающей в себя, как известно, выявле — ние инвестиционных ФР.

Инструментальную основу для структуризации системного пространства любой социально- экономической системы, в том числе предприятия, предоставляет системная экономическая теория [8]. В соответствии с этой теорией предприятие относится типу объектных социально-экономических систем. По пространственно-временному признаку эта теория выделяет четыре типа базовых социально-экономических систем: объектные, средовые, проектные и процессные [9].

В свою очередь в границах предприятия, согласно тому же пространственно-временному подходу, можно выделить четыре аналогичные подсистемы [10]: объектного, проектного, процессного и средового типов. В подсистему объектного типа включаются его материальные и нематериальные активы. Отдельно может быть рассмотрен правовой статус используемых на предприятии активов, а также принадлежащего ему имущества на правах собственности. Ограниченность объектной подсистемы в пространстве будем понимать как наличие реальных границ размещения имущества и материальных активов (сооружений, оборудования и т. п.) в физическом пространстве и как ограниченность в виртуальном пространстве — для нематериальных активов (действие патентов или лицензий, например, в пределах каких-либо стран).

Надо отметить, что существование подсистемы объектного типа не ограничено временными рамками, хотя отдельные элементы объектной подсистемы — здания или машины — могут быть ограничены нормативным и фактическим жизненным циклом, а нематериальные активы — сроком действия правоустанавливающих документов (защиты авторских прав, лицензий и т. п.). Но существование объектной подсистемы предприятия в целом не будет стеснено временными рамками в силу возможности восстановления или реновации отдельных активов в составе данной подсистемы.

Далее в пределах предприятия по тому же про — странственно-временному признаку выделяют остальные три подсистемы: процессного, проектного и средового типов.

Подсистема процессного типа состоит из технологических процессов и/или бизнес-процессов, действующих на предприятии и характеризующихся устойчивостью и многократным повторением. Подсистема процессного типа ограничена во времени и представляет собой деятельность, преобразующую материальные, трудовые и информационные ресурсы в экономические результаты — продукцию и услуги.

Подсистему проектного типа образует совокупность реализуемых на предприятии проектов, включая проекты по разработке и выпуску инновационной продукции, инвестиционных проектов, проектов реорганизации управления и т. п. Уникальность этой подсистемы заключается в том, что каждый проект обладает своей целью, утвержденными сроками и бюджетом.

И, наконец, подсистема средового типа для предприятий представляет собой сложившие — ся в пределах предприятия культурные традиции, социальные условия и другие неформальные институты, а также действующее федеральное и местное законодательство, регулирующее деятельность по производству и реализации профильной продукции предприятия.

Приведенное выше структурирование экономического пространства предприятия позволяет системно выявлять подмножества факторов экономического риска, сгруппированные по соответствующим подсистемам. Модель представления предприятия (см. рисунок) в виде совокупности подсистем: объектной, процессной, проектной и средовой — дает простую двухуровневую иерархическую декомпозицию, в которой на верхнем уровне рассматривается само предприятие как социально-экономическая система объектного типа, а на нижнем уровне четыре подсистемы. В условиях внутрисистемной неопределенности результат децентрализованного управления может быть связан с самостоятельными действиями каждой из подсистем, эта возможность в рамках предприятия будет обсуждаться ниже.

Динамическая структуризация целевого экономического пространства предприятия. Условием эффективного функционирования и важнейшим признаком высокого качества управления предприятием является четкое формулирование цели его деятельности и ясное представление о возможных препятствиях достижению желаемой цели. Опыт показывает, что для обеспечения результативности управления формулировки только общей («глобальной») цели деятельности социально-экономической системы оказывается недостаточно. На практике декомпозиция цели деятельности предприятия как социально-экономической системы осуществляется по элементам организационной структуры, с наделением каждой организационной единицы собственной подцелью, достижение которой, по мнению руководства предприятия, должно находиться в русле достижения общей цели хозяйственной деятельности. Поэтому информация о возможных негативных событиях, препятствующих достижению заданных значений целевых показателей, объективно необходима руководству и сотрудникам предприятия для обеспечения требуемого качества управления.

Не отвергая такого прагматического подхода, в данной работе предлагаем как минимум дополнить его декомпозицией целевого пространства предприятия по подсистемам, выделенным в составе предприятия согласно пространственно- временному критерию [9].

Прежде всего обратим внимание на относительность формулировки цели деятельности предприятия как социально-экономической системы объектного типа. Отличительной чертой такой системы является неограниченность времени работы. Практически это связано с трудностью выбора будущего момента (периода), в который было бы желательно достижение заданной цели. Поэтому приходится использовать понятия «контрольные точки» и «целевые показатели» в этих контрольных точках. На данном этапе исследования положение контрольных точек на временной оси, а также желаемые значения целевых показателей в контрольных точках не будут заданными. Это задача следующего этапа формирования динамического целевого пространства предприятия.

Процедура реализации предложенного подхода состоит из этапа формулирования целевых показателей, выраженных их именами и характеристиками — количественными или качественными — в границах выделенных подсистем, и этапа идентификации в границах тех же подсистем «элементарных» факторов экономического риска.

Известно (см., напр., [12]), что целенаправленную деятельность человека можно рассматривать состоящей из четырех элементов: определение потребности и мотивация ее удовлетворения; формулирование цели деятельности; действия, направленные на достижение цели; результат деятельности. В отличие от деятельности человека, для которой потребность или цель формулируются, как правило, самим индивидуумом и являются выражением его мотивации, а мотивация является внутренней детерминацией действия, побудительным компонентом, для социально- экономической системы цель (потребность) может быть привнесена «извне» и исходить из микроокружения системы [13].

Цель хозяйственной деятельности производственного предприятия как одного из наиболее распространенных видов социально-экономической системы — объектного типа [9] — необходимо конкретизировать в виде определенного зна
чения целевого показателя, которое желательно достичь в некоторый будущий момент времени.

Поскольку деятельность предприятия как социально-экономической системы объектного типа не ограничена во времени, то для операционализации задачи управления достижение желаемой цели деятельности предприятия следует представить в виде процесса, промежуточные целевые показатели которого задаются желаемыми значениями в некоторых контрольных точках на временной оси. То есть достижение конечной цели целесообразно рассматривать во времени, соотнося с последовательностью значений целевых показателей в заданных контрольных точках временной оси. Выбор «расстояний», то есть интервалов времени между контрольными точками в процессе достижения целевых показателей, характеризующих целеустремленную деятельность предприятия, — это особая, специфическая задача, которую предполагается решать на последующих этапах исследования с помощью инструментов нечеткой логики и системной экономической теории.

Есть основания полагать, что пространственно-временную структуризацию предприятия — как социально-экономической системы — можно продолжить в целевое и рискогенное пространства предприятия. Тогда в рамках такого подхода в составе предприятия осуществляется и целевая декомпозиция, благодаря чему общая цель предприятия подразделяется на частные цели, стремление к которым приписывается отдельным подсистемам предприятия.

Для каждой из выделенных в рамках предприятия подсистем можно сформулировать свои локальные цели или «подцели» экономической деятельности предприятия. Например, пусть цель деятельности предприятия по производству продуктов питания состоит в укреплении своих позиций на рынке продовольственных товаров и освоении определенной доли рынка. Тогда целевые ориентиры объектной подсистемы состоят в том, чтобы обеспечить бесперебойное снабжение предприятия производственными ресурсами (сырьем, материалами, денежными средствами, комплектующими и т. п.). Факторы экономического риска объектной подсистемы связаны с физической аварийностью составляющих их элементов оборудования. Это касается не только средств производства, но и сырья, материалов компонентов. Соответственно, факторами риска недостижения цели деятельности данной подсистемы могут оказаться: ФР неполноты номенклатуры и имеющихся сырьевых и прочих ресурсов; ФР отсутствия финансовых средств для оплаты приобретаемого сырья, комплектующих и т. п.; ФР нарушения контрактов на поставку необходимых производственных ресурсов и др.

Аналогичным образом можно эксплицировать цель процессной подсистемы предприятия — обеспечить непрерывное функционирование технологических процессов и бизнес-процессов. В развернутом виде стремление к такой цели деятельности данной подсистемы означает разработку, ввод в действие процессной подсистемы прогнозирования роста объемов потребных производственных ресурсов и необходимых сроков их получения, а также организация маркетинга и своевременного сбыта произведенной продукции. То есть в целом по предприятию необходимо настроить товаропроводящие цепочки таким обр азом, чтобы растущие объемы производства и реализации продукции не нарушали действующих производственных процессов и бизнес-процессов.

Системная иерархическая декомпозиция предприятия

Поскольку ФР процессной системы связаны с возможными нарушениями ритмичности процессов в связи с появлением разнообразных помех, то, опираясь на сформулированные целевые ориентиры, можно для процессной подсистемы ожидать появления таких факторов риска, как: ФР сбоя налаженных технологических и бизнес-процессов при запуске производства новых продуктов, ФР нарушения трудовой дисциплины сотрудниками обеспечивающих подразделений или ошибки логистических, маркетинговых и/или сбытовых подразделений предприятия.

Для проектной подсистемы предприятия цель может состоять в инициировании разработки и ввода в действие инвестиционных, инновационных или иных проектов, в разработке продуктовых рецептур и сертификации новых производимых продуктов и т. п. Основные ФР проектной подсистемы связаны с нарушениями, обусловленными базовыми свойствами проекта. В этом случае вполне возможна реализация: ФР нарушения сроков разработки новых продуктов либо ввода в действие соответствующего оборудования или новых мощностей; ФР превышения сметы реализуемых на предприятии проектов (и, соответственно, ФР нехватки финансовых средств); ФР недостижения заданных параметров технологических процессов, нового оборудования, качества нового продукта и т. п.

Для средовой подсистемы целевыми ориентирами могут стать: эффективное распространение рекламно-маркетинговой информации о продукции предприятия, то есть обеспечение готовности потенциальных потребителей приобретать традиционные и новые продукты предприятия в запланированных объемах. При такой формулировке цели средовой подсистемы предприятия возможны следующие препятствия: ФР неготовности торгующих организаций брать на реализацию увеличивающиеся объемы традиционной и новой продукции; ФР запаздывания готовности потребителей приобретать новую продукцию данного предприятия; ФР появления новых производителей-конкурентов в том же секторе рынка; ФР ужесточения требований контролирующих органов и т. п. Значимость ФР средовой подсистемы будет уникальной для каждого предприятия, на появление ФР такой подсистемы также будут влиять: колебание курса валют в случае существенной зависимости бизнеса предприятия от импортно-экспортных операций; ФР изменения процентной ставки при ориентации на заемные средства; ФР отсутствия на локальном рынке трудовых ресурсов с необходимыми знаниями и квалификацией и т. п.

Таким образом, деятельность предприятия будет характеризоваться своей общей (так называемой «глобальной») целью, а также совокупностью непротиворечивых целевых показателей подсистем. Благодаря применению такой структуризации целевого экономического пространства предприятия становится возможным более точное прогнозирование спектра вероятных ФР, а также корректная идентификация операциональных характеристик выявленных ФР.

Дополнение существующих методов идентификации ФР инструментами теории экономических систем. К основным методам выявления факторов экономического риска можно отнести следующие способы [3]: эмпирическое мнение лица, принимающего решения (ЛПР); оценка экспертов; анкетирование; составление структурных или временных диаграмм; построение карт денежных и технологических потоков; анализ финансово-хозяйственной деятельности и соответствующих отчетов предприятия.

1. Эмпирическое мнение ЛПР, основанное на собственном опыте или на накопленных научных знаниях, основывается на индивидуальном понимании причинно-следственных связей и выражает личную оценку ЛПР возможности негативных для предприятия событий. Учет мнения ЛПР о составе ФР и потенциальных значениях целевых показателей в контрольных точках поможет оценить полноту рассматриваемого множества ФР.

2. Оценка экспертов применяется при сценарном методе выявления ФР и при использовании метода Дельфи [3]. И в том и в другом случае необходимы специалисты, которые должны располагать информацией о возможных ФР, специфических для данного предприятия. Эти специалисты составляют так называемую экспертную группу. Основой работы экспертов будет сбор данных, их систематизация и анализ, заключения и прогнозы. Таким образом, можно выделить первичную информацию, а экспертная группа должна получить свободный доступ к ней — это факты, полученные от руководства, специалистов среднего звена, сотрудников предприятия. Собранная информация может отличаться фрагментарностью, отсутствием обработки и систематизации. Системная экономическая теория позволяет верифицировать используемую экспертами информацию, базируясь на структурированном представлении пространства факторов экономического риска.

На основании обработанной информации эксперты дают заключение о выявленных помехах в процессе достижении цели деятельности предприятия с учетом не только структурирования системного пространства предприятия, но и целевой декомпозиции по подсистемам предприятия. В случае реализации ФР и наступления событий, препятствующих достижению какой-либо из локальных целей генерирование сценариев развития предприятия осуществляется на основе структурированного целевого и рискогенного пространства, что, очевидно, является более продуктивным, нежели попытки представить пути развития предприятия без такой информации.

Аналогичные преимущества дает структурированное представление хозяйственной среды предприятия и в случае применения метода Дельфи. Применение метода Дельфи, дополненного элементами системной экономической теории, расширяет возможности при формулировании первоначальной проблемы для экспертов, при группировании вопросов об активах предприятия, о технологических процессах и бизнес- процессах, о реализуемых проектах и внешнем окружении предприятия и, что может оказаться самым важным, о координации управления в рамках четырех подсистем.

3. Анкетирование, или заполнение специальных опросных листов ключевыми подразделениями, на условиях анонимности позволяет выявить ФР и потенциальные последствия возможного управленческого решения. Универсальные опросные листы, составленные с учетом данных общего характера, могут быть применены практически на любом предприятии; специализированные опросные листы разрабатываются для конкретного предприятия и содержат расширенный перечень вопросов, связанных с деятельностью данного предприятия. Профессионально поставленные вопросы в опросном листе помогут получить информацию от сотрудника, в чьи должностные обязанности не входит непосредственное управление риском. За рамками опроса могут оказаться ФР, существенные для подразделения, в котором работает сотрудник предприятия, а дополненные представлением о структуре предприятия как о социально-экономической системе объектного типа, позволяют учесть все аспекты деятельности предприятия.

4. При построении временных диаграмм, например по модели жизненного цикла И. Адизеса [14], предприятие будет обладать различными наборами угроз и слабостей, в зависимости от этапа жизненного цикла. Эти детали можно будет учитывать при реализации проекта по внедрению инноваций; жизненный цикл предприятия может быть тесно связан с жизненным циклом внедряемых инноваций, а именно: некоторые инновации могут либо соответствовать текущему состоянию предприятия, либо противоречить ему. Длительность этапов жизненного цикла инноваций и их последовательность также напрямую обусловлены этапом жизненного цикла предприятия. Применение системной экономической теории предполагает уточнение нескольких категорий целей с учетом временных периодов, необходимых для их достижения. Иерархическая декомпозиция целей предприятия и целевых показателей его проектной подсистемы будет способствовать координации и согласованию указанных целей, когда решение о реализации инновационного проекта только разрабатывается.

Метод структурных диаграмм применяется для анализа особенностей предприятия и вытекающих из этого ФР; рассматриваются вид управления, размер предприятия, организационно-правовая форма. Принцип разделения полномочий и функциональных обязанностей сотрудников предприятия определяет конкретный тип структурных диаграмм, с их помощью можно выявить в основном ФР, обусловленные качеством работы аппарата управления предприятия, наличием дублирования функций и обязанностей. Для крупного предприятия диаграмма может иметь несколько уровней; сначала составляется диаграмма предприятия в целом, а затем диаграммы отдельных подразделений, отделов и служб. Использование системной экономической теории может дополнить множество ФР, выявленных методом структурных диаграмм, факторами риска, связанными с объектной, процессной, проектной и средовой подсистемами предприятия, которые могут быть упущены.

5. Сущность метода построения карты технологических потоков сводится к графическому изображению отдельных технологических процессов и их взаимосвязей. Конкретный процесс, отраженный в карте, может зафиксировать некоторый вид деятельности предприятия или отдельную технологическую цепочку. Специализированные карты потоков могут быть использованы для выявления ФР, присущих функционированию технологического процесса в целом или его важнейших элементов. При реализации некоторого ФР в одном из них может произойти прерывание всего технологического процесса, что может привести к потерям для предприятия в целом. Благодаря карте потоков можно выявить различные пути диссипации ФР и ресурсов между элементами процесса, тем самым снижая потенциальный уровень риска, а следовательно, и возможный ущерб. Метод построения карты технологических потоков относится к методу идентификации ФР для процессной и проектной подсистем; применение инструментов системной экономической теории позволит распространить этот метод для выявления ФР в объектной и средовой подсистемах.

6. Анализ финансовой отчетности предполагает не только ознакомление с бухгалтерскими балансами, отчетами о прибылях и убытках, но и изучение договоров и соглашений, в том числе договоров об аренде здания, земли, аренде оборудования, страховых полисов и гарантийных соглашений. Этот процесс позволяет оценить характеристики значимости тех или иных ФР в ходе текущей деятельности предприятия и выявить ФР, связанные с активами предприятия, в том числе: ФР недостаточной финансовой устойчивости предприятия; ФР превышения допустимого уровня краткосрочных задолженностей в структуре капитала предприятия; а также ФР риска по — вышенной доли постоянных расходов в операционных издержках [5].

Анализ финансовой отчетности может стать первоначальным источником для выявления структуры подсистем и дать первое представление о составе объектной подсистемы предприятия — о его активах и имуществе. Изучение структуры и целевых ориентиров проектной, процессной и средовой подсистем поможет составить представление о возможных препятствиях на пути к достижению предприятием поставленных стратегических целей.

Заключение. Представленная методика идентификации множества ФР, основанная на пространственно-временной структуризации целевой и экономической среды функционирования предприятия, позволяет планомерно выявлять и оценивать значимость элементарных ФР в деятельности предприятия. Далее с помощью прикладного инструментария теории нечетких множеств предполагается анализировать и оценивать значимость для предприятия различных сочетаний элементарных ФР. В динамике, в процессе хозяйственной деятельности предприятия, в каждый конкретный момент, состав ФР и степень их значимости не остаются постоянными вследствие изменения экономической ситуации. Постоянно возникают и исчезают те или иные виды ФР. Поэтому создание базы статистических данных, фиксирующих встречающиеся на практике сочетания реализовавшихся ФР, оценку характера и степени их воздействия на протекание хозяйственной деятельности предприятия, является необходимым условием повышения качества управления и может помочь в будущем не пропустить возникновение существенных ФР [6]. Очевидно, что выявленные в пределах подсистем элементарные ФР могут в реальной практике усиливать или ослаблять одновременное негативное действие друг друга. Поэтому предложенная выше методика идентификации элементарных ФР будет дополнена в ходе продолжения исследований методами реагирования — методами формирования антирисковых управленческих воздействий — на реализацию элементарных ФР в различных сочетаниях. Такие методы строятся на применении инструментального аппарата нечеткой логики.

Список литературы

1. Качалов, Р. М. Управление экономическим риском: теоретические основы и приложения / Р. М. Качалов . — СПб. : Нестор-История, 2012. — 288 с.
2. Тихомиров, Н. П. Риск-анализ в экономике : монография / Н. П. Тихомиров, Т. М. Тихомирова. — М. : Экономика, 2010. — 317 с.
3. Хохлов, Н. В. Управление риском / Н. В. Хохлов. — М. : ЮНИТИ-ДАНА, 2001 — 239 с.
4. Enterprise Risk Management — Integrated Framework. Application Techniques [Электронный ресурс] / Committee of Sponsoring Organizations of the Treadway Commission (COSO), 2004. — URL: http://www. macs.hw.ac.uk/~andrewc/erm2/reading/ERM%20-%20C0S0%20Application%20Techniques.pdf.
5. Кандубко, А. П. Особенности и классификация систематических и несистематических рисков инвестирования / А. П. Кандубко, А. М. Колесников // Науч.-техн. ведомости С.-Петерб. гос. политехн. ун-та. Экон. науки. — 2013. — № 4 (175). — С. 105—112.
6. Литвиненко А. Н. Применение риск-менеджмента при формировании организационно-экономических механизмов противодействия чрезвычайным ситуациям / А. Н. Литвиненко, А. В. Бабкин // Науч.- техн. ведомости С.-Петерб. гос. политехн. ун-та. Экон. науки. — 2009. —№ 6-2 (90). — С. 131—137.
7. Гордеев, С. С. Риски устойчивости промышленного предприятия в условиях структурного экономического кризиса / С. С. Гордеев, А. В. Кочеров // Вестн. Челяб. гос. ун-та.— 2016. — № 2 (384). Экон. науки. Вып. 52. — С. 162—172.
8. Клейнер, Г. Б. Развитие теории экономических систем и ее применение в корпоративном и стратегическом управлении / Г. Б. Клейнер. — М. : ЦЭМИ РАН, 2010. — 59 с. (Препринт / Российская академия наук).
9. Клейнер, Г. Б. Системная экономика как платформа развития современной экономической теории / Г. Б. Клейнер // Вопр. экономики. — 2013. — № 6. — С. 4—28.
10. Качалов, Р. М. Структурирование системно-экономического пространства предприятия в задачах управления уровнем риска / Р. М. Качалов, Ю. А. Слепцова // Рос. журн. менеджмента. — 2015. — Т. 13, № 4. — С. 69—84.
11. Пригожин, А. И. Цели и ценности. Новые методы работы с будущим / А. И. Пригожин. — М. : Дело, 2010. — 432 с.
12. Atkinson, J. W. An Introduction to Motivation / J. W. Atkinson. — N. Y., 1965. — 350 p.
13. Клейнер, Г. Б. Системно-ориентированное моделирование предприятия (системная микроэкономика) / Г. Б. Клейнер // Стратегическое планирование и развитие предприятий : сб. пленар. докл. и материалов круглого стола Пятнадцатого всерос. симп., Москва, 15—16 апр. 2014 г. — М. : ЦЭМИ РАН, 2015. — С. 16—23.
14. Adizes, I. Managing Corporate Lifecycles / I. Adizes. Paramus. NJ : Prentice Hall, 1999.

Вестник Челябинского государственного университета.
2016. № 14 (396). Экономические науки. Вып. 55. С. 95—101.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code