ВЛИЯНИЕ РЕЛИГИИ НА УКРЕПЛЕНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ЕДИНСТВА РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА


Е.В.Кунц

Рассматривается влияние религии на укрепление гражданского единства российского многонационального народа. Раскрываются особенности этого влияния в РФ и ряде других стран. Предлагаются пути эффективного достижения цели.

Ключевые слова: безопасность государства, многонациональный народ, религия, единство, религиозные организации, вероисповедание, политика государства.

 

Стратегия государственной национальной политики в качестве одной из приоритетных целей предполагает укрепление гражданского единства многонационального народа РФ. На заседании Совета по межнациональным отношениям при Президенте РФ, состоявшемся в Уфе 22 октября 2013 г., были обозначены новые направления работы по реализации стратегии государственной национальной политики. Президент РФ В. В. Путин подчеркнул, что сейчас особенно значимы активные содержательные усилия на местах, стремление региональных и муниципальных властей на деле обеспечить выполнение новой стратегии государственной национальной политики с учетом специфики и особенности территорий. В своих выступлениях члены совета отметили, что местные органы власти должны уделять пристальное внимание состоянию дел в сфере межнациональных отношений, способствовать профилактике экстремизма и ксенофобии, особенно среди молодежи, формированию толерантного отношения коренного населения к гражданам другой национальности и вероисповедания. Это нашло отражение в Указе Президента РФ от 1 июня 2012 г. № 761 «О национальной стратегии действий в интересах детей на 2012 — 2017 годы» . В тексте указа значится, что необходимо обратить внимание на профилактику межэтнической, межконфессиональной и социально-имущественной напряженности в образовательной среде. Министерство образования и науки РФ курирует проект «Защита прав детей в международных семейных конфликтах» [1], поскольку в эпоху глобализации количество трансграничных или так называемых смешанных браков стремительно растет. Как и в случае с обычными семьями, трансграничные браки иногда распадаются, и возникает проблема общения обоих родителей с ребенком, которая не всегда решается мирно. Важно, чтобы в такой ситуации родители помнили, что дети в их конфликт вовлечены помимо своей воли и последствия принимаемых родителями решений отражаются на ребенке и наносят ему непоправимый вред. Для эффективного разрешения споров о воспитании детей между родителями, которые являются гражданами или проживают на территории разных государств, Гаагской конференцией по международному частному праву были разработаны Конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей и Конвенция о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей. Россия стала участницей обеих заседаний Российско-французской комиссии по защите прав детей в семейных конфликтах.

Правовое государство означает не просто формальную законность, которая обеспечивает регулярность и последовательность в достижении и поддержании демократического порядка, но и справедливость, основанную на признании и полном принятии высшей ценности человеческой личности и гарантируемую учреждениями и структурами, обеспечивающими ее наиболее полное выражение. Важнейшей целью правовой охраны конституции является обеспечение правильной реализации конституционных принципов, исключение любой подмены, извращение конституции [2]. В тексте Конституции РФ 1993 г. под активным воздействием женских организаций была сформулирована более развернуто ч. 3 ст. 19: у мужчины и женщины не только равные права и свободы, но и равные возможности для их реализации. Это уточнение, несмотря на его емкость, имеет принципиальное значение, поскольку создает конституционную основу провозглашения и защиты как индивидуальных прав мужчины и женщины, так и прав их массовых объединений, что соответствует тенденциям развития международного права и национального права развитых демократических правовых государств.

Любое цивилизованное государство определяет принципы государственной политики в области обеспечения стабильности национальной безопасности, межнациональной и религиозной терпимости. К примеру, можно выделить некоторые универсальные принципы государственной политики по отношению к терроризму:

1) принцип предупреждения террористических актов за счет правильно организованной оперативной деятельности, распознания их на стадии замысла, планирования подготовки срыва намеченных террористических действий;

2) принцип минимальных уступок террористам (в ходе переговоров могут допускаться лишь частные, тактические уступки, позволяющие выиграть время, осуществить подготовительные мероприятия для проведения наиболее эффективной в создавшейся условиях операции);

3) принцип минимизации жертв и ущерба в ходе антитеррористической операции;

4) принцип неотвратимости наказания за террористическую деятельностью [3].

Реализация этих принципов обеспечивает эффективность противодействия терроризму в рамках демократических и правовых процедур. Мониторинг, проведенный Федеральным агентством по делам национальностей, показал, что в регионах нет единого подхода к решению вопросов, касающихся межнациональных отношений и взаимодействия с религиозными организациями [4].

В рамках различных религиозных вероучений формировались единые образцы (каноны), нормирующие образ чувств, мыслей, поведения людей. Благодаря этому религия выступала как мощное средство социальной регламентации и регуляции, упорядочения и сохранения нравов, традиций, обычаев. Это важная культурно-историческая роль [5].

В некоторых странах мира может существовать религиозная предпочтительность: например, признание одной или более религий государственными [6].

Представители конфессий часто просто не знают, к кому обращаться с проблемами, нынешние процессы — миграция, проникновение экстремистских идей — идут в том числе и через религиозные конфессии, поэтому их лидеры нуждаются в поддержке. А у вице-губернаторов по внутренней политике есть все рычаги. Федеральное агентство по делам национальностей будет выступать координатором этого взаимодействия.

Структуры, отвечающие за взаимодействие с религиозными организациями, есть только в шести регионах: в Чечне, Дагестане, Якутии, Татарстане, Краснодарском крае и Москве.

Без устойчивой вертикали прогресса в этом вопросе не будет, считает председатель комитета Государственной Думы по делам общественных объединений Ярослав Нилов, поскольку определенная унификация позволит обмениваться опытом и получать оперативную информацию: если в одном регионе допустят ошибку, то ее можно будет предотвратить в других, учитывая выстроенную вертикаль.

Во всех регионах общение конфессий с властями выстраивается по-своему, согласен заместитель председателя Духовного управления мусульман европейской части России Дамир Гизатуллин. Конфессии ищут пути взаимодействия с государством, поэтому есть вероятность, что единообразие даст для этого больше возможностей.

Политика исламских государств обусловлена главным образом следующими принципами веры:
1) единобожие;
2) равенство и отрицание родового превосходства;
3) превосходство на основе религии и веры и богобоязненность [7. С. 63].

Для мусульман религия — это образ жизни, как индивидуальной, так и общественной. Вера основывается на признании Бога создателем и абсолютным господином всего сущего и на следовании указанной Богом дорогой, ибо счастье обоих миров достигается праведными последователями божественных предписаний [Там же. С. 65].

Роль вице-губернаторов по внутренней политике повышается. Политолог К. Калачев говорит: «С межнациональными отношениями не все благополучно, о чем говорят опросы общественного мнения, поэтому понятно желание выстроить вертикаль и найти людей, которые будут за них отвечать» [4].

Политика России в последние десятилетия характеризуется тенденцией сотрудничества с религиозными организациями, в первую очередь с Русской православной церковью, и любые высказывания могут восприниматься негативно.

«В наше время с небывалой остротой стоит вопрос о месте православия в сегодняшнем и завтрашнем мире. Можно сказать, что воинственные устремления против православия разгораются с новой силой. Русская православная церковь получила долгожданную свободу и в обстановке политической и экономической катастрофы, последовавшей за падением коммунистического режима, должна не только выжить, но и восстановить почти полностью разрушенное бытие. Вместе с радостным и победным сознанием торжества православия в эпоху гонения нельзя не ощущать тлетворного дыхания злых сил, обступающих несвоекорыстия, предательства, насилия и убийства, нравственного разложения, мафиозной преступности, духовного блуда, доходящего до отвратительного вида сектантства, оккультизма, колдовства и открытого сатанизма, которое беспрепятственно овладевает русской жизнью, бесстыдно и открыто бросая воинствующую проповедь инославия на русской земле, мешая вернуться заблудшему народу в лоно Матери- Церкви» [8].

Православная церковь остается одним из немногих общественных институтов, которому российский народ доверяет. Это подтверждают результаты проводимого авторами исследования .

Обновление общественных отношений выявило много отрицательного составляющего, в том числе отсутствие четкой идеологической позиции по вопросам уважения прав и интересов представителей различных национальностей, лиц, принадлежащих к разной идеологии. Идеология — это система взглядов, идей, в которых осознаются и оцениваются отношения людей к действительности и друг к другу, социальные проблемы и конфликты, а также содержатся цели и программы социальной деятельности, направленной на закрепление или изменение общественных отношений.

Согласно Концепции национальной безопасности в духовной сфере можно выделить как внешние, так и внутренние угрозы. По словам Н. В. Куликовой [9], «если проблемы внутренней безопасности могут быть связаны с обеспечением единства культуры нации, ее самоидентификации, то внешние угрозы сегодня во многом определяются усилением влияния экономически развитых стран, и прежде всего США. Более того, в стратегических планах этой страны в области ее внешней политики ставятся вопросы в различных сферах общественной жизни, но и “распространения своего политического и духовного влияния”» [10].

К внутренним угрозам нравственно-духовной безопасности следует относить:

1) аномию российского общества (вызванная отвержением советской идеологии и переоценкой системы ценностей);

2) отсутствие единой национальной концепции нравственно-духовного и патриотического воспитания, духовной ценности российского общества;

3) отсутствие единой государственной политики применения духовной сферы жизнедеятельности человека в целях общественного развития, исключая отсутствие соответствующих аспектов в реализации национальных проектов;

4) размывание идеалов, моральных представлений, всего того, что составляло иерархию ценностей (приоритет отдается исключительно материальным ценностям);

5) глумление над российской государственностью, идеями патриотизма, общими интересами народов РФ, их менталитетом, ослабление экономического, оборонного потенциала государства, нации [11], подмена интересов сотрудничества России с зарубежными странами.

А. И. Долгова справедливо отмечает, что никогда нельзя игнорировать то обстоятельство, что взгляды, убеждения, установки людей формируются под взаимосвязанным влиянием образования, просвещения, пропаганды и социальной практики населения [12].

Выверенные правовые, теоретические, научные положения вносятся специалистами в общественное, групповое, индивидуальное сознание, которое находится в большем соответствии с правом, законом, ценностями цивилизации. Однако именно специалистов нельзя увидеть на голубых экранах, их статьи, мнения публикуются редко.

Преимущественно средства массовой информации изобилуют рассуждениями журналистов на любые темы. Мнение профессионалов ретранслируется зачастую неточно и неполно [Там же].

По мнению Ю. А. Зубок и В. И. Чупрова, важным субъектом воспроизводства духовной жизни остается молодежь [13].

Ситуация осложняется ростом числа правонарушений в религиозной среде.
Ю. Н. Климов справедливо отмечает, что в последнее десятилетие наше государство оказалось в неблагоприятной криминологической ситуации в части противодействия общественно опасной деятельности религиозных объединений, которая обусловлена двумя группами детерминирующих обстоятельств:

а) связанных с ослаблением государственного контроля над деятельностью религиозных объединений, выразившимся в исключении ряда правовых механизмов защиты (например, необоснованное исключение из Уголовного кодекса РСФСР ст. 227 «Посягательство на личность и права граждан под видом исполнения религиозных обрядов»);

б) с повышением уровня религиозной активности, обусловленной появлением и распространением всевозможных религиозных групп, ранее не известных российскому менталитету и действующих в масштабах страны [14].

Особое внимание следует уделять государственно-правовой концепции «государство — общество — церковь», государственный подход должен опираться на правовые и процедурные меры, принимаемые органами всех ветвей власти в пределах их компетенций.

В нашей стране проживают представители 193 национальностей, и они говорят на почти трех сотнях языков и диалектов. Письменность для многих языков была разработана лишь в советское время силами выдающихся русских ученых, лингвистов, филологов. С 1920-го по 1940 г. своя письменность появилась у 50 национальностей. До этого письменности у этих народов не было [15]. Конституция РФ прямо гарантирует право всех народов на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития. В том числе республики вправе устанавливать свои государственные языки и использовать их в работе органов государственной власти и местного самоуправления наряду с государственным языком России.

Список литературы

1. Защита прав детей в международных семейных конфликтах [Электронный ресурс] // Министерство образования и науки Российской Федерации : офиц. сайт. — URL: http/минобрнауки. рф/проекты/международные-семейные-конфликты
2. Шульженко, Ю. Л. О понятии «правовая охрана Конституции» / Ю. Л. Шульженко // Государство и право. — 2002. — № 7. — С. 5.
3. Лунеев, В. В. Курс мировой и российской криминологии : учебник : в 2 т. Т 2. Особенная часть / В. В. Лунеев. — М. : Юрайт, 2011. — С. 204.
4. Стулов, М. Межнациональная вертикаль / М. Стулов // Ведомости. — 2015. — 14 окт.
5. Кунц, Е. В. Преступность на почве межнациональных и религиозных конфликтов и меры борьбы с нею : монография / Е. В. Кунц. — Челябинск : Цицеро, 2013. — С. 47.
6. Голубовский, В. Ю. Правовые основы регулирования межнациональных и религиозных отношений (на примере стран Европы) / В. Ю. Голубовский, Е. В. Кунц // Парадигма современной науки глазами молодых : материалы Х Междунар. науч. конф., г. Костанай, 12 апр. 2011 г. — Костанай, 2011. — С. 13.
7. Санаи, М. Мусульманское право и политика / М. Санаи. — М. : Садра, 2014.
8. Воробьев, В. Единство православной церкви и искушение раскола сегодня / В. Воробоьев // Журн. Моск. патриархии. — 1995. — № 9—10. — С. 68.
9. Куликова, Н. В. Внешние угрозы духовно-нравственной безопасности России [Электронный ресурс] / Н. В. Куликова // Библиотека учебной и научной литературы : сайт. — URL: http://sbiblio. com/BIBLIO/archive/kulikova_duxnrav/
10. Неработающая концепция национальной безопасности России: причины и следствия (К итогам парламентских слушаний «О путях реализации Концепции национальной безопасности Российской Федерации» в Совете Федерации ФС РФ 30 ноября 1998 г.) // Безопасность. — 1999. — № 1 — 2. — С. 11.
11. Щеблыкин, В. Н. Особенности разгосударствления предприятий стратегического значения и их приватизация с участием иностранного капитала в аспекте идеологии реформ России в конце ХХ века и уроков истории / В. Н. Щеблыкин // Преступность и духовность. М. : Рос. криминолог. ассоц., 2008. — С. 80 — 90.
12. Долгова, А. И. Взаимосвязь преступности и духовности как криминологическая проблема / А. И. Долгова // Преступность и духовность. — М. : Рос. криминолог. ассоц., 2008. — С. 13.
13. Положение молодежи и реализация молодежной политики в Российской Федерации: 2002 год / М-во образования Рос. Федерации. — М. : Логос, 2003. — С. 22.
14. Климова, Ю. Н. Духовная сфера по результатам криминологического изучения, обеспечение нравственно-духовной безопасности и «богословская криминология» / Ю. Н. Климова // Преступность и духовность. — М. : Рос. криминолог. ассоц., 2008. — С. 103.
15. Совместное заседание Совета по межнациональным отношениям и Совета по русскому языку [Электронный ресурс] // Президент России : сайт. — URL: http://www.kremlin.ru/events/coun- cils/49491

Вестник Челябинского государственного университета. 2016.
Серия: Право. Том 1 Выпуск 4

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code