1. Право банка в одностороннем порядке снижать процентную ставку по вкладу, который был внесен гражданином и должен быть выдан ему по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств

Статья 838. Проценты на вклад

Вопросы судебной практики по толкованию и применению ст. 838 ГК РФ

1. Право банка в одностороннем порядке снижать процентную ставку по вкладу, который был внесен гражданином и должен быть выдан ему по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств

Статья 837 ГК РФ содержит три вида условий о порядке выдачи вклада: по первому требованию (вклад до востребования), по истечении определенного договором срока (срочный вклад) и на иных условиях возврата, не противоречащих закону.

Способ возврата внесенной суммы влияет на правоотношения сторон договора банковского вклада, в частности, на реализацию права на досрочный возврат вклада, на размер процентной ставки по вкладу, а также возможность ее изменения в одностороннем порядке по инициативе банка.

Статья 838 ГК РФ не допускает снижение банками в одностороннем порядке процентов по вкладам в рамках договоров, заключенных с физическими лицами. Кроме того, Конституционным Судом РФ в Постановлении 23.02.1999 N 4-П нормы части второй ст. 29 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности» (далее — Закон о банках и банковской деятельности) о праве банка на упомянутые односторонние действия признаны не соответствующими Конституции РФ. Тем не менее в судебной практике возникают вопросы о том, вправе ли банк в тех или иных ситуациях снижать процентную ставку по договорам банковского вклада с физическими лицами.

По данному вопросу см. также «Методические рекомендации к Положению Банка России «О порядке начисления процентов по операциям, связанным с привлечением и размещением денежных средств банками, и отражения указанных операций по счетам бухгалтерского учета» от 26 июня 1998 г. N 39-П» (утв. Банком России 14.10.1998 N 285-Т).

 

1.1. Вывод из судебной практики: Не допускается включение в договор срочного банковского вклада, заключенного с гражданином, условия о праве банка в одностороннем порядке снижать размер процентной ставки.

Судебная практика:

Постановление Конституционного Суда РФ от 23.02.1999 N 4-П

«…2. Согласно части второй статьи 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» кредитная организация не имеет права в одностороннем порядке изменять процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам), комиссионное вознаграждение и сроки действия этих договоров с клиентами, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом или договором с клиентом. Данная норма распространяется на отношения, возникающие между кредитными организациями (банками и небанковскими кредитными организациями) и клиентами (гражданами и юридическими лицами) по поводу изменения (увеличения или уменьшения) процентных ставок по указанным договорам, а также сроков их действия.

3. К моменту вступления в силу оспариваемой нормы уже действовала часть первая Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии со статьей 310 которого односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий (если это не связано с осуществлением предпринимательской деятельности) не допускаются, кроме случаев, когда это предусмотрено законом. Кроме того, впоследствии, с момента вступления в силу части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, в его статье 838 было прямо установлено, что размер процентной ставки по договору срочного банковского вклада с гражданином не может быть односторонне уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом.

Таким образом, Гражданский кодекс Российской Федерации, в отличие от части второй статьи 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности», не допускает включения в договор срочного банковского вклада с гражданином условия о возможности одностороннего изменения банком процентных ставок в случаях, когда это предусмотрено только договором. Между тем на практике при наличии указанной коллизии норм продолжалось применение оспариваемого положения части второй статьи 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности», которое толковалось банками как не требующее дополнительной законодательной конкретизации, предусмотренной статьями 310 и 838 Гражданского кодекса Российской Федерации; соответственно, банки снижали в одностороннем порядке процентные ставки по срочным вкладам граждан, что продолжительное время не отвергалось и судами. С принятием в январе 1998 года Верховным Судом Российской Федерации решения по конкретному гражданскому делу, в котором было указано, что в такого рода спорах подлежат применению нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, судебная практика стала меняться, однако оспариваемое положение части второй статьи 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» не было исключено из системы действующих правовых норм.

Согласно правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 16 июня 1998 года по делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации, суды общей юрисдикции и арбитражные суды, руководствуясь статьей 120 (часть 2) в ее взаимосвязи со статьей 76 (части 3, 5 и 6) Конституции Российской Федерации, должны самостоятельно решать, какие нормы подлежат применению в рассматриваемом деле при наличии пробелов в правовом регулировании, а также в случаях обнаружения не отмененных в установленном порядке, но фактически утративших силу норм либо противоречий между нормами.

В качестве способов ограничения конституционной свободы договора на основании федерального закона предусмотрены, в частности, институт публичного договора, исключающего право коммерческой организации отказаться от заключения такого договора, кроме случаев, предусмотренных законом (статья 426 ГК Российской Федерации), а также институт договора присоединения, требующего от всех заключающих его клиентов — граждан присоединения к предложенному договору в целом (статья 428 ГК Российской Федерации).

К таким договорам присоединения, имеющим публичный характер, относится и договор срочного банковского вклада с гражданами (пункт 2 статьи 834 ГК Российской Федерации), условия которого в соответствии с пунктом 1 статьи 428 ГК Российской Федерации определяются банком в стандартных формах. В результате граждане-вкладчики как сторона в договоре лишены возможности влиять на его содержание, что является ограничением свободы договора и как таковое требует соблюдения принципа соразмерности, в силу которой гражданин как экономически слабая сторона в этих правоотношениях нуждается в особой защите своих прав, что влечет необходимость в соответствующем правовом ограничении свободы договора и для другой стороны, т.е. для банков.

1. Признать не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 34 и 55 (части 2 и 3), положение части второй статьи 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» об изменении банком в одностороннем порядке процентной ставки по срочным вкладам граждан как позволяющее банку произвольно снижать ее исключительно на основе договора, без определения в федеральном законе оснований, обусловливающих такую возможность.

В отсутствие закрепленных в федеральном законе оснований для снижения процентных ставок по срочным вкладам граждан банк не вправе предусматривать в заключаемых с гражданами договорах условие, позволяющее ему снижать в одностороннем порядке процентные ставки по этим вкладам…»

 

1.2. Вывод из судебной практики: В договор банковского вклада, который заключен с гражданином и предусматривает выдачу суммы по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, не может быть включено условие о праве банка в одностороннем порядке снижать размер процентной ставки по вкладу.

Судебная практика:

Определение Конституционного Суда РФ от 25.11.2010 N 1457-О-О

«…Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 23 февраля 1999 года N 4-П признано не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 34 и 55 (части 2 и 3), положение части второй статьи 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности», как позволявшее банку произвольно снижать исключительно на основе договора, без определения в федеральном законе оснований, обусловливающих такую возможность, процентную ставку по срочным вкладам граждан. В настоящее время, согласно части третьей статьи 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности», по договору банковского вклада (депозита), внесенного гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, банком не может быть односторонне сокращен срок действия этого договора, уменьшен размер процентов, увеличено или установлено комиссионное вознаграждение по операциям, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом…»

 

Аналогичная судебная практика:

Акты высших судов

Определение Конституционного Суда РФ от 25.11.2010 N 1532-О-О

«…Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 23 февраля 1999 года N 4-П признана не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 34 и 55 (части 2 и 3), норма части второй статьи 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности», как позволявшая банку произвольно снижать исключительно на основе договора, без определения в федеральном законе оснований, обусловливающих такую возможность, процентную ставку по срочным вкладам граждан, а потому в этой части жалоба не может быть принята к рассмотрению Конституционным Судом Российской Федерации в силу пункта 3 части первой статьи 43 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации». В настоящее время согласно части третьей статьи 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» по договору банковского вклада (депозита), внесенного гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, банком не может быть односторонне сокращен срок действия этого договора, уменьшен размер процентов, увеличено или установлено комиссионное вознаграждение по операциям, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом…»

 

Определение Конституционного Суда РФ от 20.10.2005 N 397-О

«…2.1. Постановлением Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 года N 4-П признано не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 34 и 55 (части 2 и 3), положение части второй статьи 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности», как позволяющее банку произвольно снижать исключительно на основе договора, без определения в федеральном законе оснований, обусловливающих такую возможность, процентную ставку по срочным вкладам граждан.

В настоящее время согласно пунктам 2 и 3 статьи 838 ГК Российской Федерации банк вправе изменять размер процентов, выплачиваемых на вклады до востребования, если иное не предусмотрено договором банковского вклада; определенный договором банковского вклада размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, не может быть односторонне уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом…»

 

1.3. Вывод из судебной практики: В договор банковского вклада, который заключен с физлицом до введения в действие части второй Гражданского кодекса РФ и который предусматривает выдачу суммы по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, может быть включено условие об одностороннем уменьшении банком процентов по вкладу.

Примечание: В приведенных ниже судебных актах отражена позиция судов о праве банка на снижение процентной ставки по договорам целевого банковского вклада на детей.

О том, что условие о снижении процентной ставки может быть включено в договор, заключенный до 1 марта 1996 г., сказано также в п. 16 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ от 07.04.2004 «Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2003 года».

В некоторых из цитируемых судебных актов говорится о невозможности применить к правоотношениям сторон позицию Конституционного Суда РФ, изложенную в Постановлении от 23.02.1999 N 4-П. Она состоит в том, что положения части второй ст. 29 Закона о банках и банковской деятельности, позволяющей банкам снижать процентную ставку по договорам срочного банковского вклада с гражданином, не соответствуют Конституции РФ. В качестве обоснования суды приводят следующие аргументы:

1. Правоотношения по договору целевого вклада на детей возникли в период действия иных положений Закона о банках и банковской деятельности, а именно ст. ст. 28 и 38, которые наделяли банк правом в одностороннем порядке изменять размер процентной ставки по вкладам, а не ст. 29 указанного Закона, часть второй которой признана впоследствии неконституционной (Определение Верховного Суда РФ от 26.09.2006 N 34-В06-65, Определение Верховного Суда РФ от 30.05.2006 N 46-В06-7, Определение Верховного Суда РФ от 04.04.2006 N 34-В06-23, Определение Московского городского суда от 22.09.2011 по делу N 33-29579).

2. Договор целевого вклада на детей не является срочным, а представляет собой договор, заключенный на иных условиях возврата (Определение Пензенского областного суда от 01.07.2008 по делу N 33-1172).

 

Судебная практика:

Определение Верховного Суда РФ от 26.09.2006 N 34-В06-65

«…Из материалов дела усматривается, договор банковского вклада, заключенный между В. и Акционерным коммерческим Сберегательным банком РФ в лице Мурманского отделения N 8627 был заключен 8 апреля 1994 года, то есть до введения в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации.

Статьями 28 и 29 Закона РСФСР от 2 декабря 1990 года N 395-1 «О банках и банковской деятельности в РСФСР» в редакции, действовавшей на момент заключения договора целевого вклада на детей между истицей и ответчиком, предусматривалось, что отношения между банком и клиентами носят договорный характер. Процентные ставки и величина комиссионного вознаграждения по операциям банков устанавливаются банками самостоятельно в пределах требований денежно-кредитной политики Банка России. А согласно статье 38 названного Закона в редакции, действовавшей на тот же период времени, банки с учетом установленных Банком России экономических нормативов определяют условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов населения.

В момент заключения договора между В. и ответчиком (8 апреля 1994 года) на территории Российской Федерации действовали согласно Постановлению Верховного Совета Российской Федерации от 14 июля 1992 года N 3301-1 «О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы» в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации и законодательным актам Российской Федерации, принятым после 12 июня 1990 года, Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 года.

В соответствии с пунктом 1 статьи 111 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик по договору банковского вклада банк обязуется хранить вложенные вкладчиком денежные средства, выплачивать по ним доход в виде процентов или в иной форме, выполнять поручения вкладчика по расчетам со вклада и возвратить сумму вклада по первому требованию вкладчика на условиях и в порядке, предусмотренных для вклада данного вида законодательством или договором.

Таким образом, действовавшее на момент заключения между истицей и ответчиком договора целевого вклада на детей законодательство наделяло банки правом самостоятельно устанавливать процентные ставки по операциям банков, а также определять условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов от населения.

В соответствии со статьей 422 Гражданского кодекса Российской Федерации договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.

В соответствии со статьей 5 Федерального закона от 26 января 1996 года N 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» часть вторая Кодекса применяется к обязательственным отношениям, возникшим после введения ее в действие.

По обязательственным отношениям, возникшим до 1 марта 1996 года, часть вторая Кодекса применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения ее в действие.

В силу части 3 статьи 6 указанного Закона, нормы части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, определяющие содержание договоров отдельных видов, применяются к договорам, заключенным после введения ее в действие.

Запрет на одностороннее уменьшение банком размера процентной ставки по договору банковского вклада, внесенного гражданином, введен пунктом 3 статьи 838 части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, вступившей в силу после заключения договора между истицей и ответчиком. Обратной силы данное положение закона не имеет. Поэтому, применение судом к настоящему спору положений пункта 3 статьи 838 Гражданского кодекса Российской Федерации, неправомерно. Права истицы и обязанности банка по договору целевого вклада на детей, заключенного 8 апреля 1994 года, возникли сразу после его заключения, а не после введения в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 3 статьи 838 Гражданского кодекса Российской Федерации определенный договором банковского вклада размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, не может быть односторонне уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом.

В то же время по договорам целевого вклада на детей, заключенным с гражданами до введения в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, уменьшение банком процентной ставки является возможным и после 1 марта 1996 года, если условие о возможности изменения банком процентной ставки по договору целевого вклада на детей содержалось в конкретном договоре, и вкладчик был ознакомлен с этим условием в надлежащем порядке, так как на период заключения этих договоров действовавшим законодательством банку предоставлялась возможность устанавливать в договоре условие о понижении процентной ставки. Это условие на основании статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации сохраняет свою силу и после установления законодателем иных правил, обязательных для сторон. В связи с чем, следует признать несостоятельным обоснование судом надзорной инстанции своего суждения об отсутствии у банка права снижать процентную ставку по целевому вкладу на детей ссылкой на нормы статьи 310 Гражданского кодекса Российской Федерации, которые не допускают односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий, за исключением случаев, предусмотренных законом. Положения статьи 310 Гражданского кодекса Российской Федерации должны применяться во взаимосвязи со статьей 422 названного Кодекса.

Также несостоятельна ссылка суда надзорной инстанции на постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 февраля 1999 года N 4-П «По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 года «О банках и банковской деятельности» в связи с жалобами граждан О.Ю. Веселяшкиной, А.Ю. Веселяшкина и Н.П. Лазаренко» в обоснование своего вывода об отсутствии у банка права снижать размер процентной ставки по целевому вкладу на детей, заключенному между вносителем вклада и банком, не может быть признана состоятельной. Правоотношения по указанному договору целевого вклада на детей возникли в 1994 году, то есть в период действия иных положений указанного Закона, а именно статей 28 и 38, которые в редакции Закона РСФСР от 2 декабря N 395-1 наделяли банк правом в одностороннем порядке изменять размер процентной ставки по вкладам.

С учетом изложенного, Судебная коллегия признает незаконными и подлежащими отмене решение суда первой инстанции в части восстановления процентной ставки в размере 190% годовых по детскому целевому вкладу, а также определение суда второй инстанции и постановление суда надзорной инстанции…»

 

Аналогичная судебная практика:

Акты высших судов

Определение Верховного Суда РФ от 12.09.2006 N 34-В06-95

«…Из материалов дела усматривается, что договоры банковского вклада, заключенные между И.П.Я. и акционерным коммерческим Сберегательным банком РФ в лице Мурманского отделения N 8627, были заключены 3 августа 1992 года, 13 января 1994 года и 14 марта 1994 года, то есть до введения в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации.

Статьями 28 и 29 Закона РСФСР от 2 декабря 1990 года N 395-1 «О банках и банковской деятельности в РСФСР» (в редакции, действовавшей на момент заключения договоров целевого вклада на детей между истицей и ответчиком) предусматривалось, что отношения между банком и клиентами носят договорный характер. Процентные ставки и величина комиссионного вознаграждения по операциям банков устанавливаются банками самостоятельно в пределах требований денежно-кредитной политики Банка России. А согласно статье 38 названного Закона (в редакции, действовавшей на тот же период времени) банки с учетом установленных Банком России экономических нормативов определяют условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов населения.

В момент заключения договоров между И.П.Я. и ответчиком (3 августа 1992 года, 13 января 1994 года и 14 марта 1994 года) на территории Российской Федерации действовали согласно Постановлению Верховного Совета Российской Федерации от 14 июля 1992 года N 3301-1 «О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы» в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации и законодательным актам Российской Федерации, принятым после 12 июня 1990 года, Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 года.

Таким образом, действовавшее на момент заключения между истицей и ответчиком договоров целевого вклада на детей законодательство наделяло банки правом самостоятельно устанавливать процентные ставки по операциям банков, а также определять условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов от населения.

Так, статья 836 части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 1 которой устанавливает требование о заключении договора банковского вклада в письменной форме, введена в действие Федеральным законом от 26 января 1996 года N 15-ФЗ с 1 марта 1996 года. Норма об оформлении привлечения денежных средств во вклады договором в письменной форме была предусмотрена частью 2 статьи 36 <*> Федерального закона от 3 февраля 1996 года N 17-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О банках и банковской деятельности в РСФСР», вступившего в силу с 5 февраля 1996 года.

———————————

<*> В тексте документа, видимо, допущена опечатка: в Федеральном законе «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О банках и банковской деятельности в РСФСР» от 03.02.1996 N 17-ФЗ статья 36 отсутствует.

 

В соответствии со статьей 422 Гражданского кодекса Российской Федерации договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила, иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.

В соответствии со статьей 5 Федерального закона от 26 января 1996 года N 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» часть вторая Кодекса применяется к обязательственным отношениям, возникшим после введения ее в действие.

По обязательственным отношениям, возникшим до 1 марта 1996 года, часть вторая Кодекса применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения ее в действие.

В силу части 3 статьи 6 указанного Закона нормы части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, определяющие содержание договоров отдельных видов, применяются к договорам, заключенным после введения ее в действие.

Запрет на одностороннее уменьшение банком размера процентной ставки по договору банковского вклада, внесенного гражданином, введен пунктом 3 статьи 838 части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, вступившей в силу после заключения договоров между истицей и ответчиком. Обратной силы данное положение Закона не имеет. Поэтому применение судом к настоящему спору положений пункта 3 статьи 838 Гражданского кодекса Российской Федерации, неправомерно. Права истицы и обязанности банка по договорам целевого вклада на детей, заключенным 3 августа 1992 года, 13 января 1994 года и 14 марта 1994 года, возникли сразу после их заключения, а не после введения в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 3 статьи 838 Гражданского кодекса Российской Федерации определенный договором банковского вклада размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, не может быть односторонне уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом.

Из содержания данной нормы следует, что по договорам целевого вклада на детей, заключенным с гражданами после 1 марта 1996 года, банки не вправе уменьшать размер процентов на вклад, даже в тех случаях, когда условие об одностороннем уменьшении банком размера процентов включено в договор банка с гражданином-вкладчиком.

В то же время по договорам целевого вклада на детей, заключенным с гражданами до введения в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, уменьшение банком процентной ставки является возможным и после 1 марта 1996 года, если условие о возможности изменения банком процентной ставки по договору целевого вклада на детей содержалось в конкретном договоре и вкладчик был ознакомлен с этим условием в надлежащем порядке, так как на период заключения этих договоров действовавшим законодательством банку предоставлялась возможность устанавливать в договоре условие о понижении процентной ставки. Это условие на основании статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации сохраняет свою силу и после установления законодателем иных правил, обязательных для сторон. В связи с чем следует признать несостоятельным обоснование судом надзорной инстанции своего суждения об отсутствии у банка права снижать процентную ставку по целевому вкладу на детей ссылкой на нормы статьи 310 Гражданского кодекса Российской Федерации, которые не допускают односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий, за исключением случаев, предусмотренных законом. Положения статьи 310 Гражданского кодекса Российской Федерации должны применяться во взаимосвязи со статьей 422 названного Кодекса…»

 

Определение Верховного Суда РФ от 30.05.2006 N 46-В06-7

«…Как видно из материалов дела, договор банковского вклада был заключен ответчиком с М. 12 мая 1994 года, то есть до введения в действие с 1 марта 1996 года части второй Гражданского кодекса Российской Федерации.

Статьей 395 ГК РСФСР, действовавшей на момент заключения и исполнения договора банковского вклада, было установлено, что граждане могут хранить денежные средства в государственных трудовых сберегательных кассах и в других кредитных учреждениях, распоряжаться вкладами, получать по вкладам доход в виде процентов или выигрышей, совершать безналичные расчеты в соответствии с уставами кредитных учреждений и изданными в установленном порядке правилами.

Статьями 28 и 29 Закона РСФСР от 2 декабря 1990 г. N 395-1 «О банках и банковской деятельности в РСФСР» (в редакции, действовавшей на момент заключения договора целевого вклада на детей между истцом и ответчиком) предусматривалось, что отношения между банком и клиентами носят договорный характер. Процентные ставки и величина комиссионного вознаграждения по операциям банков устанавливаются банками самостоятельно в пределах требований денежно-кредитной политики Банка России. А согласно статье 38 названного Закона (в редакции, действовавшей на тот же период времени) банки с учетом установленных Банком России экономических нормативов определяют условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов населения.

В момент заключения договора между М. и ответчиком (12 мая 1994 года) на территории Российской Федерации действовали согласно Постановлению Верховного Совета Российской Федерации от 14 июля 1992 года N 3301-1 «О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы» в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации и законодательным актам Российской Федерации, принятым после 12 июня 1990 года, Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 года.

В соответствии с пунктом 1 статьи 111 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик по договору банковского вклада банк обязуется хранить вложенные вкладчиком денежные средства, выплачивать по ним доход в виде процентов или в иной форме, выполнять поручения вкладчика по расчетам со вклада и возвратить сумму вклада по первому требованию вкладчика на условиях и в порядке, предусмотренных для вклада данного вида законодательством или договором.

Таким образом, действовавшее на момент заключения между истцом и ответчиком договора целевого вклада на детей законодательство наделяло банки правом самостоятельно устанавливать процентные ставки по операциям банков, а также определять условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов от населения.

Право Сберегательного банка Российской Федерации самостоятельно определять размер процентов по вкладам, в том числе и по целевым вкладам на детей, было также закреплено в пункте 1.6 Инструкции Сбербанка РФ от 30 июня 1992 года N 1-Р «О порядке совершения учреждениями Сберегательного банка Российской Федерации операций по вкладам населения». В соответствии с этим же пунктом названной Инструкции Сбербанк РФ имел право в зависимости от уровня инфляции и дохода Сбербанка РФ увеличивать или уменьшать процентные ставки по вкладам в одностороннем порядке. Положения раздела 6 «Операции по целевым вкладам на детей» Инструкции Сбербанка РФ от 30 июня 1992 года N 1-Р «О порядке совершения учреждениями Сберегательного банка Российской Федерации операций по вкладам населения» определяли условия данного вида банковского вклада.

В соответствии со статьей 422 Гражданского кодекса Российской Федерации договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила, иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенного договора.

В соответствии со ст. 5 Федерального закона от 26 января 1996 года N 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» часть вторая Кодекса применяется к обязательственным отношениям, возникшим после введения ее в действие.

По обязательственным отношениям, возникшим до 1 марта 1996 года, часть вторая Кодекса применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения ее в действие.

В силу части 3 статьи 6 указанного Закона нормы части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, определяющие содержание договоров отдельных видов, применяются к договорам, заключенным после введения ее в действие.

Запрет на одностороннее изменение банком процентных ставок введен пунктом 3 статьи 838 части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, вступившей в силу после заключения договора между истцом и ответчиком. Обратной силы данное положение Закона не имеет. Поэтому применение судами к рассматриваемому спору положений п. 3 ст. 838 Гражданского кодекса Российской Федерации неправомерно.

Права истца и обязанности банка по договору целевого вклада на детей, заключенному 12 мая 1994 года, возникли сразу после его заключения, а не после введения в действие части второй Гражданского кодекса РФ.

Согласно пункту 3 статьи 838 Гражданского кодекса Российской Федерации определенный договором банковского вклада размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, не может быть односторонне уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом.

Из содержания данной нормы следует, что по договорам целевого вклада на детей, заключенным с гражданином после 1 марта 1996 года, банки не вправе уменьшать размер процентов на вклад даже в тех случаях, когда условие об одностороннем уменьшении банком размера процентов включено в договор банка с гражданином-вкладчиком.

В то же время по договорам целевого вклада на детей, заключенным до введения в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, изменение банком процентной ставки является возможным и после 1 марта 1996 года, если условие о возможности изменения банком процентной ставки по договору детского целевого вклада содержалось в конкретном договоре и вкладчик был ознакомлен с этим условием в надлежащем порядке, поскольку на период заключения этих договоров действовавшим законодательством банку предоставлялась возможность устанавливать в договоре условие о понижении процентной ставки, и это условие на основании статьи 422 ГК РФ сохраняет свою силу после установления законодателем иных правил, обязательных для сторон.

В договоре, заключенном между вкладчиком М. и отделением Сбербанка России, содержалось условие о возможности изменения банком процентной ставки по детскому целевому вкладу, и с этим условием он был ознакомлен, что подтверждается его личной подписью на извещении по лицевому счету.

Несостоятельной является ссылка суда на постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 февраля 1999 года N 4-П «По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 года «О банках и банковской деятельности» в связи с жалобами граждан О.Ю. Веселяшкиной, А.Ю. Веселяшкина и Н.П. Лазаренко» в обоснование вывода об отсутствии у банка права снижать размер процентной ставки по договору целевого вклада на детей, заключенному между М. и ответчиком. Правоотношения между М. и Сбербанком РФ по договору целевого вклада на детей возникли в мае 1994 года, то есть в период действия иных положений указанного Закона, а именно: статей 28 и 38, которые в редакции Закона РСФСР от 2 декабря 1990 года N 395-1 наделяли банк правом в одностороннем порядке изменять размер процентной ставки по вкладу…»

 

Определение Верховного Суда РФ от 04.04.2006 N 34-В06-23

«…Статьями 28 и 29 Закона РСФСР от 2 декабря 1990 года N 395-1 «О банках и банковской деятельности в РСФСР» в редакции, действовавшей на момент заключения договора целевого вклада на детей между С.Н. и ответчиком, предусматривалось, что отношения между банком и клиентами носят договорный характер. Процентные ставки и величина комиссионного вознаграждения по операциям банков устанавливаются банками самостоятельно в пределах требований денежно-кредитной политики Банка России. А согласно статье 38 названного Закона в редакции, действовавшей на тот же период времени, банки с учетом установленных Банком России экономических нормативов определяют условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов населения.

В момент заключения договора между С.Н. и ответчиком (25 января 1994 года) на территории Российской Федерации действовали согласно Постановлению Верховного Совета Российской Федерации от 14 июля 1992 года N 3301-1 «О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы» в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации и законодательным актам Российской Федерации, принятым после 12 июня 1990 года, Основам гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 года.

В соответствии с пунктом 1 статьи 111 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик по договору банковского вклада банк обязуется хранить вложенные вкладчиком денежные средства, выплачивать по ним доход в виде процентов или в иной форме, выполнять поручения вкладчика по расчетам со вклада и возвратить сумму вклада по первому требованию вкладчика на условиях и в порядке, предусмотренных для вклада данного вида законодательством или договором.

Таким образом, действовавшее на момент заключения между С.Н. и ответчиком договора целевого вклада на детей законодательство наделяло банки правом самостоятельно устанавливать процентные ставки по операциям банков, а также определять условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов от населения.

Право Сберегательного банка Российской Федерации (далее — Сбербанк РФ, Сбербанк России) самостоятельно определять размер процентов по вкладам, в том числе и по целевым вкладам на детей, было также закреплено в пункте 1.6 Инструкции Сбербанка РФ от 30 июня 1992 года N 1-Р «О порядке совершения учреждениями Сберегательного банка Российской Федерации операций по вкладам населения». В соответствии с этим же пунктом названной Инструкции Сбербанк РФ имел право в зависимости от уровня инфляции и дохода Сбербанка РФ увеличивать или уменьшать процентные ставки по вкладам в одностороннем порядке. Положения раздела 6 «Операции по целевым вкладам на детей» Инструкции Сбербанка РФ от 30 июня 1992 года N 1-Р «О порядке совершения учреждениями Сберегательного банка Российской Федерации операций по вкладам населения» определяли условия данного вида договора банковского вклада.

Согласно пункту 2 статьи 57 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик односторонний отказ от исполнения обязательств и одностороннее изменение условий договора не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных договором или законодательством.

Судебная коллегия не усматривает, что со стороны Сбербанка РФ имело место нарушение вышеприведенных норм Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, поскольку статьи 28 и 38 Закона РСФСР от 2 декабря 1990 года «О банках и банковской деятельности в РСФСР», регулирующие спорные отношения сторон, предусматривали право банка в одностороннем порядке изменять условие договора о размере процентной ставки по вкладу.

Не следует из вышеназванных статей Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик и обязанность банка, как утверждает суд надзорной инстанции, заключить в письменной форме договор целевого вклада на детей с внесением в него условия о праве банка на одностороннее снижение процентной ставки по вкладу.

На момент заключения между С.Н. и ответчиком договора целевого вклада на детей оформление вклада согласно пункту 1.14 Инструкции Сбербанка РФ от 30 июня 1992 года N 1-Р подтверждалось выдачей вкладчику либо лицу, вносящему вклад, сберегательной книжки. Нормы об обязательном оформлении договора банковского вклада в письменной форме, в том числе и целевого вклада на детей, появились в законодательстве позднее, а именно: по истечении двух лет после заключения между С.Н. и ответчиком 25 января 1994 года договора целевого вклада на детей.

В соответствии со статьей 422 Гражданского кодекса Российской Федерации договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила, иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.

В соответствии со статьей 5 Федерального закона от 26 января 1996 года N 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» часть вторая Кодекса применяется к обязательственным отношениям, возникшим после введения ее в действие.

По обязательственным отношениям, возникшим до 1 марта 1996 года, часть вторая Кодекса применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения ее в действие.

В силу части 3 статьи 6 указанного Закона нормы части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, определяющие содержание договоров отдельных видов, применяются к договорам, заключенным после введения ее в действие.

Запрет на одностороннее уменьшение банком размера процентной ставки по договору банковского вклада, внесенного гражданином, введен пунктом 3 статьи 838 части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, вступившей в силу после заключения договора между С.Н. и ответчиком. Обратной силы данное положение закона не имеет. Поэтому применение судами второй и надзорной инстанций к рассматриваемому спору положений пункта 3 статьи 838 Гражданского кодекса Российской Федерации неправомерно. Права С. и обязанности банка по договору возникают не в 2004 году, как указал суд второй инстанции, а сразу после заключения договора 25 января 1994 года.

Согласно пункту 3 статьи 838 Гражданского кодекса Российской Федерации определенный договором банковского вклада размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, не может быть односторонне уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом.

Из содержания данной нормы следует, что по договорам целевого вклада на детей, заключенным с гражданами после 1 марта 1996 года, банки не вправе уменьшать размер процентов на вклад даже в тех случаях, когда условие об одностороннем уменьшении банком размера процентов включено в договор банка с гражданином-вкладчиком.

В то же время по договорам целевого вклада на детей, заключенным с гражданами до введения в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, уменьшение банком процентной ставки является возможным и после 1 марта 1996 года, если условие о возможности изменения банком процентной ставки по договору целевого вклада на детей содержалось в конкретном договоре и вкладчик был ознакомлен с этим условием в надлежащем порядке, так как на период заключения этих договоров действовавшим законодательством банку предоставлялась возможность устанавливать в договоре условие о понижении процентной ставки. Это условие на основании статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации сохраняет свою силу и после установления законодателем иных правил, обязательных для сторон. В связи с чем следует признать несостоятельным обоснование президиумом Мурманского областного суда своего суждения об отсутствии у банка права снижать процентную ставку по целевому вкладу на детей положениями статьи 310 Гражданского кодекса Российской Федерации, не допускающими односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий, за исключением случаев, предусмотренных законом. Положения статьи 310 Гражданского кодекса Российской Федерации должны применяться во взаимосвязи со статьей 422 названного Кодекса.

Также несостоятельна ссылка суда первой, второй и надзорной инстанций на постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 февраля 1999 года N 4-П «По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 года «О банках и банковской деятельности» в связи с жалобами граждан В.О., В.А. и Л.Н.» в обоснование вывода об отсутствии у банка права снижать размер процентной ставки по договору целевого вклада на детей, заключенному между С. и ответчиком. Правоотношения между С. и Сбербанком РФ по договору целевого вклада на детей возникли в январе 1994 года, то есть в период действия иных положений указанного Закона, а именно статей 28 и 38, которые в редакции Закона РСФСР от 2 декабря 1990 года N 395-1 наделяли банк правом в одностороннем порядке изменять размер процентной ставки по вкладам…»

 

Определение Верховного Суда РФ от 04.10.2005 N 86-В05-16

«…Как видно из материалов дела, разрешая спор и удовлетворяя иск Владимирского территориального управления Министерства РФ по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства поданного в защиту интересов Жеглова Р.О., суд исходил из того, что ответчик был не вправе в одностороннем порядке изменять размер процента по детскому целевому вкладу.

Между тем, договор банковского вклада между Жегловым В.И. и АК СБ РФ в лице Владимирского отделения Сберегательного банка РФ <…> был заключен 19.04.1994 г., то есть до введения в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации.

Статьей 395 ГК РСФСР, действовавшей на момент заключения и исполнения договора банковского вклада, было установлено, что граждане могут хранить денежные средства в государственных трудовых сберегательных кассах и в других кредитных учреждениях, распоряжаться вкладами, получать по вкладам доход в виде процентов или выигрышей, совершать безналичные расчеты в соответствии с уставами кредитных учреждений и изданными в установленном порядке правилами.

Статьями 29 и 39 Закона РСФСР «О банках и банковской деятельности в РСФСР» было установлено, что отношения между банком и клиентами носят договорный характер. Указанные нормы наделяли банк правом самостоятельно устанавливать процентные ставки по операциям банков, а также определять условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов от населения.

Право банка самостоятельно изменять процентные ставки по целевым вкладам на детей закреплено в Инструкции «О порядке совершения учреждениями Сберегательного Банка Российской Федерации операций по вкладам населения», утвержденной решением Правления Сберегательного банка РФ от 30 июня 1992 года N 1-Р.

В момент заключения договора между Жегловым В.И. и ответчиком (19.04.1994 г.) действовали Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик.

Согласно п. 2 ст. 57 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик одностороннее изменение условий договора не допускается, за исключением случаев, предусмотренных договором.

В договоре, заключенном между Жегловым В.И. и ответчиком, содержалось условие о возможности изменения банком процентной ставки по вкладу.

Запрет на одностороннее изменение банком процентных ставок введен пунктом 3 статьи 838 части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, вступившей в силу после заключения договора между истцом и ответчиком. Обратной силы данное положение закона не имеет.

Таким образом, применение судом к рассматриваемому спору положений п. 3 ст. 838 Гражданского кодекса Российской Федерации является неправильным.

В соответствии со ст. 5 Федерального закона от 26 января 1996 года «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» содержится норма о том, что часть вторая ГК РФ применяется к обязательственным отношениям, возникшим после введения ее в действие, т.е. после 1 марта 1996 года.

Согласно п. 3 ст. 838 ГК РФ определенный договором банковского вклада размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договоров обстоятельств, не может быть уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом.

Следовательно, по детским целевым вкладам, заключенным с гражданами после 1 марта 1996 года, банки не вправе уменьшать размер процентов, даже в тех случаях, когда условие об одностороннем уменьшении банком размера процентов включено в договор банка с гражданином-вкладчиком.

В то же время по детским целевым вкладам, заключенным до введения в действие части второй ГК РФ, изменение банком процентной ставки является возможным и после 1 марта 1996 года, если условие о возможности изменения банком процентной ставки по договору детского целевого вклада содержалось в конкретном договоре, и вкладчик был ознакомлен с этим условием в надлежащем порядке, поскольку на период заключения этих договоров действовавшим законодательством банку предоставлялась возможность устанавливать в договоре условие о понижении процентной ставки. Это условие на основании статьи 422 ГК РФ сохраняет свою силу после установления законодателем иных правил, обязательных для сторон.

Из материалов дела видно, что с условиями вклада Жеглов В.И. ознакомлен. Данное обстоятельство подтверждается личной подписью Жеглова В.И. на извещении по счету N Н-282 (л.д. 70) и на карточке лицевого счета (л.д. 190).

При таких обстоятельствах, удовлетворяя иск и обязывая Владимирское отделение Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик Сбербанка РФ применять процентную ставку 190% годовых в течение всего срока действия договора с 19.04.1994 г. по 19.04.2004 г., суд не имел на то законных оснований, поэтому состоявшиеся по делу судебные постановления подлежат отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение…»

 

Определение Верховного Суда РФ от 03.02.2005 N 11-В04-33

«…Как видно из материалов дела, разрешая спор и удовлетворяя иск В., суд первой инстанции исходил из того, что ответчик был не вправе в одностороннем порядке изменять размер процента по детскому целевому вкладу.

Между тем, как указывает в надзорной жалобе заявитель, договор банковского вклада между Ш. и АК СБ РФ в лице Приволжского отделения N 6670 Волго-Вятского банка СБ РФ г. Казани был заключен 27.10.92, то есть до введения в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации.

Статьей 395 ГК РСФСР, действовавшей на момент заключения и исполнения договора банковского вклада, было установлено, что граждане могут хранить денежные средства в государственных трудовых сберегательных кассах и в других кредитных учреждениях, распоряжаться вкладами, получать по вкладам доход в виде процентов или выигрышей, совершать безналичные расчеты в соответствии с уставами кредитных учреждений и изданными в установленном порядке правилами.

Статьями 29 и 39 Закона РСФСР «О банках и банковской деятельности в РСФСР» было установлено, что отношения между банком и клиентами носят договорный характер. Указанные нормы наделяли банк правом самостоятельно устанавливать процентные ставки по операциям банков, а также определять условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов от населения.

Как указывает в надзорной жалобе президент Сберегательного банка РФ К., право банка самостоятельно изменять процентные ставки по целевым вкладам на детей закреплено в Инструкции от 30 июня 1992 года N 1-Р «О порядке совершения учреждениями Сберегательного банка Российской Федерации операций по вкладам населения».

В момент заключения договора между Ш. и ответчиком (27.10.92) действовали Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик.

Согласно п. 2 ст. 57 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик одностороннее изменение условий договора не допускается, за исключением случаев, предусмотренных договором.

Запрет на одностороннее изменение банком процентных ставок введен пунктом 3 статьи 838 части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, вступившей в силу после заключения договора между истцом и ответчиком. Обратной силы данное положение закона не имеет.

Таким образом, по мнению заявителя, применение судом к рассматриваемому спору положений п. 3 ст. 838 Гражданского кодекса Российской Федерации является неправильным.

В ст. 5 Федерального закона от 26 января 1996 года «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» содержится норма о том, что часть вторая ГК РФ применяется к обязательственным отношениям, возникшим после введения ее в действие, т.е. после 1 марта 1996 года.

Согласно п. 3 ст. 838 ГК РФ определенный договором банковского вклада размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, не может быть уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом.

Следовательно, по детским целевым вкладам, заключенным с гражданами после 1 марта 1996 года, банки не вправе уменьшать размер процентов, даже в тех случаях, когда условие об одностороннем уменьшении банком размера процентов включено в договор банка с гражданином-вкладчиком.

В то же время по детским целевым вкладам, заключенным до введения в действие части второй ГК РФ, изменение банком процентной ставки является возможным и после 1 марта 1996 года, если условие о возможности изменения банком процентной ставки по договору детского целевого вклада содержалось в конкретном договоре и вкладчик был ознакомлен с этим условием в надлежащем порядке, поскольку на период заключения этих договоров действовавшим законодательством банку предоставлялась возможность устанавливать в договоре условие о понижении процентной ставки. Это условие на основании статьи 422 ГК РФ сохраняет свою силу после установления законодателем иных правил, обязательных для сторон.

По утверждению президента Сберегательного банка РФ К., с условиями вклада и положениями Инструкции от 30 июня 1992 года N 1-Р «О порядке совершения учреждениями Сберегательного банка Российской Федерации операций по вкладам населения» Ш. был ознакомлен, о наличии такого условия, как право Сбербанка России на одностороннее изменение процентов по вкладу, ему было известно, что отражено в первоначальном приходном ордере и карточке лицевого счета…»

 

Определение Президиума Верховного Суда РФ от 14.07.2004 N 8пв04

«…В обоснование решения об удовлетворении иска суд указал на то, что в соответствии с законодательством Российской Федерации, регулирующим отношения, вытекающие из договора банковского вклада, до вступления в силу с 1 марта 1996 года части второй ГК РФ, и в частности статьи 838, право банков включать в договоры условие о возможности одностороннего изменения ставки процентов, начисляемых на вклад, предусмотрено не было.

Указанные выводы являются неправильными, поскольку договор банковского вклада, являющийся предметом рассмотрения по настоящему делу, был заключен между истцом и ответчиком 8 июля 1994 года, до введения в действие части второй ГК РФ.

Статьей 395 ГК РСФСР, действовавшей на момент заключения и исполнения данного договора банковского вклада, было установлено, что граждане могут хранить денежные средства в государственных трудовых сберегательных кассах и в других кредитных учреждениях, распоряжаться вкладами, получать по вкладам доход в виде процентов или выигрышей, совершать безналичные расчеты в соответствии с уставами кредитных учреждений и изданными в установленном порядке правилами.

Статьями 29 и 39 Закона РСФСР «О банках и банковской деятельности в РСФСР» было установлено, что отношения между банком и клиентами носят договорный характер. Указанные нормы наделяли банк правом самостоятельно устанавливать процентные ставки по операциям банков, а также определять условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов от населения.

Право на включение в договоры банковского вклада оспариваемого истцом условия сохранилось у ответчика и после принятия и вступления в силу первой части ГК РФ, в соответствии с п. 1 ст. 450 которого договор может быть изменен по соглашению сторон, если иное не предусмотрено ГК РФ, другими законами или договором.

Включение в условия договора срочного банковского вклада с ежемесячным начислением процентов права Сбербанка России на одностороннее изменение размера банковского процента и ознакомление истца с условиями договора такого вклада перед его заключением свидетельствует о согласовании сторонами условия о праве банка на одностороннее изменение договора в части процентной ставки по вкладу.

Вывод суда о том, что Сбербанк России был бы вправе включать в договоры банковского вклада условие о праве на одностороннее изменение ставки банковского процента только в случае, если бы федеральным законом было бы прямо предусмотрено такое право ответчика, не соответствует общим началам и принципам гражданского законодательства.

Гражданское законодательство основано на принципе свободы договора, закрепленном в ст. 1 и ст. 421 ГК РФ.

Как следует из ст. 1 ГК РФ, субъекты гражданского права приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора. Таким образом, метод гражданско-правового регулирования соответствует принципу «разрешено все, что не запрещено». Следовательно, при решении вопроса о правомерности условия договора банковского вклада о возможности банка изменять процентную ставку в одностороннем порядке необходимо было установить наличие или отсутствие законодательного запрета на включение в договоры такого условия. Действовавшее на момент заключения договора между сторонами по настоящему делу законодательство такого запрета не устанавливало.

Статья 3 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик устанавливала правило, согласно которому гражданские права и обязанности возникают из оснований, определенных законодательством, а также из действий граждан и юридических лиц, в том числе сделок и договоров, которые хотя и не предусмотрены им, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности.

Таким образом, основанием возникновения гражданских прав могут быть не только нормы законов и иных нормативных правовых актов, но также условия договоров и иных сделок. В связи с этим ссылка Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ на то, что право на изменение процентной ставки по вкладу могло быть предоставлено ответчику только федеральным законом, является необоснованной.

Исходя из этого, по договорам срочных банковских вкладов, заключенным до введения в действие части второй ГК РФ, изменение банком процентной ставки является возможным и после 1 марта 1996 года, если условие о возможности изменения банком процентной ставки по договору срочного вклада содержалось в конкретном договоре и вкладчик был ознакомлен с этим условием в надлежащем порядке. На период заключения этих договоров действовавшим законодательством банку предоставлялась возможность устанавливать в договоре условие об изменении процентной ставки, и это условие на основании статьи 422 ГК РФ сохраняет свою силу после установления законодателем иных правил, обязательных для сторон.

Применение судом к рассматриваемому спору положений п. 3 ст. 838 ГК РФ является неправильным.

В соответствии со ст. 422 ГК РФ и ст. 5 Федерального закона «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» нормы части второй ГК РФ, определяющие содержание договоров отдельных видов, применяются к договорам, заключенным после введения ее в действие, т.е. после 1 марта 1996 года (часть 3 статьи 6 Закона о введении в действие). По обязательственным отношениям, возникшим до 1 марта 1996 года, часть вторая Кодекса применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения ее в действие.

Пункт 3 статьи 838 ГК РФ вступил в силу после заключения договора между истцом и ответчиком. Обратной силы данное положение закона не имеет.

Таким образом, поскольку на момент заключения договора его условие о праве банка на одностороннее изменение процентной ставки по вкладу соответствовало действовавшему законодательству, данное условие продолжает действовать и после вступления в силу части второй ГК РФ и его статьи 838.

При рассмотрении настоящего дела судами были допущены существенные нарушения норм процессуального права. Суды первой и кассационной инстанций не исследовали такое юридически значимое для данного дела обстоятельство, как вопрос о том, был ли истец ознакомлен с условиями договора банковского вклада и, следовательно, дал ли он свое согласие на последующее снижение или повышение банком без предварительного согласования с ним процентной ставки по его вкладу…»

 

Суды общей юрисдикции

Определение Московского городского суда от 20.03.2012 по делу N 33-8531

«…Из материалов дела усматривается, договор банковского вклада между А.В. и ОАО «Сбербанк России» заключен 21 апреля 1993 года, то есть до введения в действие части второй ГК РФ.

Статья 395 ГК РСФСР, действовавшего на момент заключения и исполнения договора целевого вклада на детей, устанавливала, что граждане могут хранить денежные средства в государственных трудовых сберегательных кассах и в других кредитных учреждениях, распоряжаться вкладами, получать по вкладам доход в виде процентов или выигрышей, совершать безналичные расчеты в соответствии с уставами кредитных учреждений и изданными в установленном порядке правилами.

Статьями 28 и 29 Закона РСФСР от 2 декабря 1990 года N 395-1 «О банках и банковской деятельности в РСФСР» в редакции, действовавшей на момент заключения договора целевого вклада на детей, предусматривалось, что отношения между банком и клиентами носят договорный характер. Процентные ставки и величина комиссионного вознаграждения по операциям банков устанавливаются банками самостоятельно в пределах требований денежно-кредитной политики Банка России. А согласно статье 38 названного Закона в редакции, действовавшей на тот же период времени, банки с учетом установленных Банком России экономических нормативов определяют условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов населения.

В момент заключения договора между А.В. и ответчиком на территории Российской Федерации действовали согласно Постановлению Верховного Совета Российской Федерации от 14 июля 1992 года N 3301-1 «О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы» в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации и законодательным актам Российской Федерации, принятым после 12 июня 1990 года, Основам гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 года.

В соответствии с пунктом 1 статьи 111 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик по договору банковского вклада банк обязуется хранить вложенные вкладчиком денежные средства, выплачивать по ним доход в виде процентов или в иной форме, выполнять поручения вкладчика по расчетам со вклада и возвратить сумму вклада по первому требованию вкладчика на условиях и в порядке, предусмотренных для вклада данного вида законодательством или договором.

Таким образом, действовавшее на момент заключения между А.В. и ответчиком договора целевого вклада на детей законодательство наделяло банки правом самостоятельно устанавливать процентные ставки по операциям банков, а также определять условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов от населения.

Право Сбербанка РФ самостоятельно определять размер процентов по вкладам, в том числе и по целевым вкладам на детей, было также закреплено в пункте 1.6 Инструкции Сбербанка РФ от 30 июня 1992 года N 1-Р «О порядке совершения учреждениями Сберегательного банка Российской Федерации операций по вкладам населения». В соответствии с этим же пунктом названной Инструкции Сбербанк РФ имел право в зависимости от уровня инфляции и дохода Сбербанка РФ увеличивать или уменьшать процентные ставки по вкладам в одностороннем порядке. Положения 6 раздела «Операции по целевым вкладам на детей» Инструкции Сбербанка РФ от 30 июня 1992 года N 1-Р «О порядке совершения учреждениями Сберегательного банка Российской Федерации операций по вкладам населения» определяли условия данного вида договора банковского вклада.

Согласно пункту 2 статьи 57 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение условий договора не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных договором или законодательством.

Судебная коллегия не усматривает, что со стороны Сбербанка РФ имело место нарушение вышеприведенных норм Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, поскольку статьи 28 и 38 Закона РСФСР от 2 декабря 1990 года «О банках и банковской деятельности в РСФСР», регулирующие спорные отношения сторон, предусматривали право банка в одностороннем порядке изменять условие договора о размере процентной ставки по вкладу.

В соответствии со статьей 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.

В соответствии со статьей 5 Федерального закона от 26 января 1996 года N 15-ФЗ «О введении в действие части второй ГК РФ», часть вторая Кодекса применяется к обязательственным отношениям, возникшим после введения ее в действие.

По обязательственным отношениям, возникшим до 1 марта 1996 года, часть вторая Кодекса применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения ее в действие.

В силу части 3 статьи 6 указанного Закона, нормы части второй ГК РФ, определяющие содержание договоров отдельных видов, применяются к договорам, заключенным после введения ее в действие.

Запрет на одностороннее уменьшение банком размера процентной ставки по договору банковского вклада, внесенного гражданином, введен пунктом 3 статьи 838 части второй ГК РФ, вступившей в силу после заключения договора между А.В. и ответчиком. Обратной силы данное положение закона не имеет. Поэтому применение судом к настоящему спору положений пункта 3 статьи 838 ГК РФ неправомерно. Права А.В. и обязанности банка по договору целевого вклада на детей, заключенного 21 апреля 1993 года, возникли сразу после его заключения, а не после введения в действие части второй ГК РФ.

Согласно пункту 3 статьи 838 ГК РФ определенный договором банковского вклада размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, не может быть односторонне уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом.

Из содержания данной нормы следует что, по договорам целевого вклада на детей, заключенным с гражданами после 1 марта 1996 года, банки не вправе уменьшать размер процентов на вклад, даже в тех случаях, когда условие об одностороннем уменьшении банком размера процентов включено в договор банка с гражданином-вкладчиком.

В то же время по договорам целевого вклада на детей, заключенным с гражданами до введения в действие части второй ГК РФ, уменьшение банком процентной ставки является возможным и после 1 марта 1996 года, если вкладчик был ознакомлен с условием о возможности изменения банком процентной ставки по договору целевого вклада на детей в надлежащем порядке, так как на период заключения этих договоров действовавшим законодательством банку предоставлялась возможность устанавливать в договоре условие о понижении процентной ставки. Это условие на основании статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации сохраняет свою силу и после установления законодателем иных правил, обязательных для сторон…»

 

Определение Московского городского суда от 22.09.2011 по делу N 33-29579

«…Из материалов дела усматривается, договор банковского вклада, заключенный между К. и ОАО «Сбербанк России» был заключен 01 ноября 1993 года, то есть до введения в действие части второй ГК РФ.

Статья 395 ГК РСФСР, действовавшего на момент заключения и исполнения договора целевого вклада на детей, устанавливала, что граждане могут хранить денежные средства в государственных трудовых сберегательных кассах и в других кредитных учреждениях, распоряжаться вкладами, получать по вкладам доход в виде процентов или выигрышей, совершать безналичные расчеты в соответствии с уставами кредитных учреждений и изданными в установленном порядке правилами.

Статьями 28 и 29 Закона РСФСР от 2 декабря 1990 года N 395-1 «О банках и банковской деятельности в РСФСР» в редакции, действовавшей на момент заключения договора целевого вклада на детей, предусматривалось, что отношения между банком и клиентами носят договорный характер. Процентные ставки и величина комиссионного вознаграждения по операциям банков устанавливаются банками самостоятельно в пределах требований денежно-кредитной политики Банка России. А согласно статье 38 названного Закона в редакции, действовавшей на тот же период времени, банки с учетом установленных Банком России экономических нормативов определяют условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов населения.

В момент заключения договора между К. и ответчиком на территории Российской Федерации действовали согласно Постановлению Верховного Совета Российской Федерации от 14 июля 1992 года N 3301-1 «О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы» в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации и законодательным актам Российской Федерации, принятым после 12 июня 1990 года, Основам гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 года.

В соответствии с пунктом 1 статьи 111 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик по договору банковского вклада банк обязуется хранить вложенные вкладчиком денежные средства, выплачивать по ним доход в виде процентов или в иной форме, выполнять поручения вкладчика по расчетам со вклада и возвратить сумму вклада по первому требованию вкладчика на условиях и в порядке, предусмотренных для вклада данного вида законодательством или договором.

Таким образом, действовавшее на момент заключения между К. и ответчиком договора целевого вклада на детей законодательство наделяло банки правом самостоятельно устанавливать процентные ставки по операциям банков, а также определять условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов от населения.

Право Сбербанка РФ самостоятельно определять размер процентов по вкладам, в том числе и по целевым вкладам на детей, было также закреплено в пункте 1.6 Инструкции Сбербанка РФ от 30 июня 1992 года N 1-Р «О порядке совершения учреждениями Сберегательного банка Российской Федерации операций по вкладам населения». В соответствии с этим же пунктом названной Инструкции Сбербанк РФ имел право в зависимости от уровня инфляции и дохода Сбербанка РФ увеличивать или уменьшать процентные ставки по вкладам в одностороннем порядке. Положения 6 раздела «Операции по целевым вкладам на детей» Инструкции Сбербанка РФ от 30 июня 1992 года N 1-Р «О порядке совершения учреждениями Сберегательного банка Российской Федерации операций по вкладам населения» определяли условия данного вида договора банковского вклада.

Согласно пункту 2 статьи 57 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение условий договора не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных договором или законодательством.

Судебная коллегия не усматривает, что со стороны Сбербанка РФ имело место нарушение вышеприведенных норм Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, поскольку статьи 28 и 38 Закона РСФСР от 2 декабря 1990 года «О банках и банковской деятельности в РСФСР», регулирующие спорные отношения сторон, предусматривали право банка в одностороннем порядке изменять условие договора о размере процентной ставки по вкладу.

В соответствии со статьей 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.

В соответствии со статьей 5 Федерального закона от 26 января 1996 года N 15-ФЗ «О введении в действие части второй ГК РФ», часть вторая Кодекса применяется к обязательственным отношениям, возникшим после введения ее в действие.

По обязательственным отношениям, возникшим до 1 марта 1996 года, часть вторая Кодекса применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения ее в действие.

В силу части 3 статьи 6 указанного Закона, нормы части второй ГК РФ, определяющие содержание договоров отдельных видов, применяются к договорам, заключенным после введения ее в действие.

Запрет на одностороннее уменьшение банком размера процентной ставки по договору банковского вклада, внесенного гражданином, введен пунктом 3 статьи 838 части второй ГК РФ, вступившей в силу после заключения договора между К. и ответчиком. Обратной силы данное положение закона не имеет. Поэтому применение судом к настоящему спору положений пункта 3 статьи 838 ГК РФ неправомерно. Права К. и обязанности банка по договору целевого вклада на детей, заключенного 01 ноября 1993 года, возникли сразу после его заключения, а не после введения в действие части второй ГК РФ.

Согласно пункту 3 статьи 838 ГК РФ определенный договором банковского вклада размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, не может быть односторонне уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом.

Из содержания данной нормы следует что, по договорам целевого вклада на детей, заключенным с гражданами после 1 марта 1996 года, банки не вправе уменьшать размер процентов на вклад, даже в тех случаях, когда условие об одностороннем уменьшении банком размера процентов включено в договор банка с гражданином-вкладчиком.

В то же время по договорам целевого вклада на детей, заключенным с гражданами до введения в действие части второй ГК РФ, уменьшение банком процентной ставки является возможным и после 1 марта 1996 года, если вкладчик был ознакомлен с условием о возможности изменения банком процентной ставки по договору целевого вклада на детей в надлежащем порядке, так как на период заключения этих договоров действовавшим законодательством банку предоставлялась возможность устанавливать в договоре условие о понижении процентной ставки. Это условие на основании статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации сохраняет свою силу и после установления законодателем иных правил, обязательных для сторон.

Также несостоятельны ссылки истца на Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 февраля 1999 года N 4-П «По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 года «О банках и банковской деятельности» в связи с жалобами граждан В.О., В.А. и Л.Н.» в обоснование своего довода об отсутствии у банка права снижать размер процентной ставки по целевому вкладу на детей, заключенному между носителем вклада и банком. Правоотношения по указанному договору целевого вклада на детей возникли в 1993 году, то есть в период действия иных положений указанного Закона, а именно статей 28 и 38, которые в редакции Закона РСФСР от 2 декабря N 395-1 наделяли банк правом в одностороннем порядке изменять размер процентной ставки по вкладам.

Доводы кассационной жалобы основаны на неправильном толковании норм материального права, не опровергают выводов решения суда и потому не могут служить основанием к отмене этого решения…»

 

Кассационное определение Пензенского областного суда от 01.07.2008 по делу N 33-1172

«…При постановлении решения суд признал установленным и исходил из того, что договора «Целевого вклада на детей» (NN Н-107 и Н-108) на сумму по 10000 руб. (неденоминированных) каждый на имя К.К. был заключен между П.И. и отделением N 4288/02 (с. Засурское, Лунинского района, Пензенской области) Акционерного коммерческого Сберегательного банка РФ 11 января 1995 года, то есть до введения в действие части второй ГК РФ.

Статья 395 ГК РСФСР, действовавшего на момент заключения договоров N Н-107 и N Н-108 целевого вклада на детей, устанавливала, что граждане могут хранить денежные средства в государственных трудовых сберегательных кассах и других кредитных учреждениях, распоряжаться вкладами, получать по вкладам доход в виде процентов или выигрышей, совершать безналичные расчеты в соответствии с уставами кредитных учреждений и изданными в установленном порядке правилами.

Статьями 28 и 29 Закона РСФСР «О банках и банковской деятельности», в редакции, действовавшей на момент заключения договоров «Целевого вклада на ребенка», предусматривалось, что отношения между банком и клиентами носят договорный характер. Процентные ставки и величина комиссионного вознаграждения по операциям банков устанавливаются банками самостоятельно в пределах требований денежно-кредитной политики банка России. А согласно статье 38 названного Закона в редакции, действовавшей на тот же период времени, банки с учетом установленных Банком России экономических нормативов определяют условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов населения.

В момент заключения договоров N Н-107 и Н-108 от 11.01.1995 г. на территории Российской Федерации действовали согласно Постановлению Верховного Совета Российской Федерации от 14 июля 1992 года N 3301-1 «О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы» в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации и законодательным актам Российской Федерации, принятым после 12 июня 1990 года, Основам гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 года.

В соответствии с пунктом 1 статьи 111 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик по договору банковского вклада банк обязуется хранить вложенные вкладчиком денежные средства, выплачивать по ним доход в виде процентов или в иной форме, выполнять поручения вкладчика по расчетам со вклада и возвратить сумму вклада по первому требованию вкладчика на условиях и в порядке, предусмотренных для вклада данного вида законодательством или договором.

Таким образом, действовавшее на момент заключения между П.И. и ответчиком договоров целевого вклада на детей законодательство наделяло банки правом самостоятельно устанавливать процентные ставки по операциям банков, а также определять условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов от населения.

Право Сберегательного банка Российской Федерации (далее — Сбербанк РФ, Сбербанк России) самостоятельно определять размер процентов по вкладам, в том числе и по целевым вкладам на детей, было также закреплено в пункте 1.6 Инструкции Сбербанка РФ от 30 июня 1992 года N 1-Р «О порядке совершения учреждениями Сберегательного банка Российской Федерации операций по вкладам населения». В соответствии с этим же пунктом названной Инструкции Сбербанк РФ имел право в зависимости от уровня инфляции и дохода Сбербанка РФ увеличивать или уменьшать процентные ставки по вкладам в одностороннем порядке. Положения 6 раздела «Операции по целевым вкладам на детей» Инструкции Сбербанка РФ от 30 июня 1992 года N 1-Р «О порядке совершения учреждениями Сберегательного банка Российской Федерации операций по вкладам населения» определяли условия данного вида договора банковского вклада.

Суд, отказывая в иске, сделал правильный вывод о том, что со стороны Сбербанка РФ не имело место нарушение вышеприведенных норм Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, поскольку статьи 28 и 38 Закона РСФСР от 2 декабря 1990 года «О банках и банковской деятельности», регулирующие спорные отношения сторон, предусматривали право банка в одностороннем порядке изменять условие договора о размере процентной ставки по вкладу.

Не основан на нормах гражданского законодательства и не подтверждается материалами дела довод кассатора о том, что вкладчик не была ознакомлен с условием договора «Целевого вклада на детей» о праве банка в одностороннем порядке изменять размер процентной ставки по вкладу в сторону уменьшения. Статьей 431 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрена необходимость буквального толкования договора, в силу которого при толковании договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.

Из материалов дела видно, что с условиями целевого вклада на ребенка П.И. был ознакомлен. При буквальном толковании собственноручной записи П.И.: «С условиями вклада ознакомлен, с увеличением или уменьшением процентных ставок Сбербанка по вкладу согласен» с проставлением подписи и даты, совершенной в день открытия вклада на карточке по лицевому счету NN Н-107 и Н-108, суд сделал правильный вывод о его согласии с предлагаемыми Сбербанком РФ условиями указанного вклада, в том числе и с условием о праве банка на одностороннее изменение, в том числе и уменьшение, процентной ставки по вкладу в зависимости от уровня инфляции и доходов банка (л.д. 32 — 35).

В соответствии со статьей 422 Гражданского кодекса Российской Федерации договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила, иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.

В соответствии со статьей 5 Федерального закона от 26 января 1996 года N 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» часть вторая Кодекса применяется к обязательственным отношениям, возникшим после введения ее в действие.

По обязательственным отношениям, возникшим до 1 марта 1996 года, часть вторая Кодекса применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения ее в действие.

В силу части 3 статьи 6 указанного Закона нормы части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, определяющие содержание договоров отдельных видов, применяются к договорам, заключенным после введения ее в действие.

Запрет на одностороннее уменьшение банком размера процентной ставки по срочному договору банковского вклада, внесенного гражданином, введен пунктом 3 статьи 838 части второй Гражданского кодекса Российской Федерации, вступившей в силу после заключения договоров с П.И. Обратной силы данное положение Закона не имеет. В связи с чем применение судом к рассматриваемому спору положений пункта 3 статьи 838 Гражданского кодекса Российской Федерации неправомерно. Права истца и обязанности банка по договору «Целевого вклада на детей» возникают сразу после заключения договора 11 января 1995 года.

Согласно пункту 3 статьи 838 Гражданского кодекса Российской Федерации определенный договором банковского вклада размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, не может быть односторонне уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом.

В данном случае ч. 2 ст. 29 ФЗ «О банках и банковской деятельности», предусматривает, что кредитная организация не имеет права в одностороннем порядке изменять процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам), комиссионное вознаграждение и сроки действия этих договоров с клиентами, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом или договором с клиентами.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 года N 4-П признано противоречащим Конституции РФ положение части 2 ст. 29 ФЗ «О банках и банковской деятельности» об изменении банком в одностороннем порядке процентной ставки исключительно по срочным вкладам граждан.

Суд сделал правильный вывод о том, что спорные договора в данном случае не являются срочными, а относятся к договору банковского вклада «на иных условиях возврата», а потому к договору «Целевого вклада на детей» не могут применяться нормы ч. 3 ст. 838 ГК РФ, вступившего в силу с 1 марта 1996 года.

В данном случае закон предусматривает право кредитной организации в одностороннем порядке изменять процентную ставку по вкладу в случаях, предусмотренных договором с клиентами (ч. 2 ст. 29 ФЗ «О банках и банковской деятельности»). В договоре N Н-114 от 12 апреля 1996 года между К.Е. (о «Целевом вкладе на детей на сумму 100 000 рублей) и ответчиком прямо указано о праве банка уменьшать процентные ставки по вкладу.

На основании вышеизложенного суд обоснованно пришел к выводу, что ответчик имел право на изменение процентной ставки в одностороннем порядке по вкладам «Целевой вклад на детей». К тому же, по двум спорным договорам от 11 января 1995 года такое право банка предусматривалось законодательством, действующим на момент заключения договора…»

 

1.4. Вывод из судебной практики: Одностороннее снижение банком процентной ставки по договору целевого банковского вклада на детей, заключенного до принятия Постановления Конституционного Суда РФ от 23.02.1999 N 4-П, возможно только за период до вступления в силу указанного судебного акта.

Примечание: Постановлением Конституционного Суда РФ от 23.02.1999 N 4-П признано не соответствующим Конституции РФ положение ч. 2 ст. 29 Закона о банках и банковской деятельности об изменении банком в одностороннем порядке процентной ставки по срочным вкладам граждан. Данная норма позволяла банкам произвольно снижать ставку исключительно на основе договора, без определения в федеральном законе оснований для подобных действий.

По данному вопросу см. также п. 1 Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за 2 квартал 2009 года.

 

Судебная практика:

Определение Верховного Суда РФ от 17.11.2009 N 89-В09-3

«…Как видно из материалов дела, 20 августа 1996 г. К.Н. на имя дочери К. (в настоящее время Б.) в Тюменском городском отделении N 29 акционерного коммерческого Сберегательного банка Российской Федерации был открыт детский целевой вклад на сумму 86.000 неденоминированных рублей сроком на 10 лет под 85% годовых.

По данному вкладу правлением банка были утверждены следующие процентные ставки: с 1 марта 1996 г. — 85% годовых; с 1 ноября 1996 г. — 60% годовых; с 1 марта 1997 г. — 28% годовых, с 25 августа 1997 г. — 16% годовых (т. 1 л.д. 23).

В соответствии с п. 3 ст. 838 ГК Российской Федерации определенный договором банковского вклада размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, не может быть уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом.

Согласно ч. 2 ст. 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» от 2 декабря 1990 г. N 395-1 (в редакции Федерального закона от 3 февраля 1996 г. N 17-ФЗ) кредитная организация не имела права в одностороннем порядке изменять процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам), комиссионное вознаграждение и сроки действия этих договоров с клиентами, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом или договором с клиентом.

Указанная норма Закона действовала на время заключения договора и не была признана не соответствующей Конституции Российской Федерации и, таким образом, действовавшим на момент заключения К.Н. договора о целевом вкладе на детей от 20 августа 1996 г. законодательством банку предоставлялась возможность устанавливать в договоре условие о понижении процентной ставки.

Как видно из материалов дела, договор N Н-262 от 20 августа 1996 г. соответствовал типовой форме договора о целевом вкладе на детей, утвержденной Сберегательным банком России, и по условиям данного договора банк имел право на одностороннее изменение процентной ставки по вкладу (п. 2.2 договора). Договор собственноручно подписан К. (т. 1 л.д. 22).

Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 23 февраля 1999 г. N 4-П «По делу о проверке конституционности положения части 2 статьи 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» в связи с жалобами граждан В., В.А. и Л.» признано не соответствующим Конституции Российской Федерации положение ч. 2 ст. 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» об изменении банком в одностороннем порядке процентной ставки по срочным вкладам граждан как позволяющее банку произвольно снижать ее исключительно на основе договора, без определения в федеральном законе оснований обуславливающих такую возможность.

В отсутствие закрепленных в федеральном законе оснований для снижения процентных ставок по срочным вкладам граждан банк не вправе предусматривать в заключаемых с гражданами договорах условие, позволяющее ему снижать в одностороннем порядке процентные ставки по этим вкладам.

Согласно статье 79 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» решение Конституционного Суда Российской Федерации окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения. Акты или их отдельные положения, признанные не соответствующими Конституции Российской Федерации не подлежат применению.

Таким образом, после признания 23 февраля 1999 г. Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации положения ч. 2 ст. 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» акционерный коммерческий Сберегательный банк Российской Федерации не вправе был в одностороннем порядке изменять процентную ставку по договору о детском целевом вкладе.

Как видно из материалов дела, с 23 февраля 1999 г. процентная ставка по договору о детском целевом вкладе ответчиком не изменялась (т. 1 л.д. 23).

Разрешая спор по существу, судебная коллегия по гражданским делам Тюменского областного суда с учетом установленных по делу обстоятельств и правоотношений сторон, а также закона, который подлежит применению по данному делу, пришла к правильному выводу о том, что исковые требования К. удовлетворению не подлежат, поскольку акционерным коммерческим Сберегательным банком Российской Федерации после 23 февраля 1999 года процентная ставка по договору о детском целевом вкладе, заключенному с К.Н., в одностороннем порядке не изменялась…»

 

Аналогичная судебная практика:

Акты высших судов

Определение Верховного Суда РФ от 21.07.2009 N 9-В09-14

«…Из материалов дела следует и судом установлено, что 29 ноября 1996 г. П. на имя дочери — П.Е. (в настоящее время — В.) в дополнительном офисе N 071 Борского отделения N 4335 АКБ Сбербанк Российской Федерации открыт детский целевой вклад на сумму 1000000 неденоминированных рублей сроком на 10 лет под 60% годовых. В дальнейшем процентная ставка банком неоднократно изменялась и была снижена до 16% годовых.

Согласно пункту 3 статьи 838 ГК Российской Федерации определенный договором банковского вклада размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, не может быть уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом.

Статьи 28, 29 и 38 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» предусматривали, что отношения между банком и клиентами носят договорный характер. Указанные нормы наделяли банк правом самостоятельно устанавливать процентные ставки по операциям банков, а также определять условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов от населения.

Право банка самостоятельно изменять процентные ставки по целевым вкладам на детей было закреплено и в Инструкции от 30 июня 1992 г. N 1-Р «О порядке совершения учреждениями Сберегательного банка Российской Федерации операций по вкладам населения».

Заключенный сторонами договор от 29 ноября 1996 г. N Н-138 соответствовал типовой форме договора о целевом вкладе на детей, утвержденной Сбербанком Российской Федерации. По условиям данного договора банк имел право на одностороннее изменение процентной ставки по вкладу (п. 2.2 договора). Договор собственноручно подписан П. (т. 1 л.д. 4).

Положение части 2 статьи 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» об изменении банком в одностороннем порядке процентной ставки по срочным вкладам граждан признано Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации 23 февраля 1999 г. (постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 февраля 1999 г. N 4-П).

Согласно Федеральному конституционному закону от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» решение Конституционного Суда Российской Федерации окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения. Акты или их отдельные положения, признанные не соответствующими Конституции Российской Федерации, не подлежат применению.

После признания 23 февраля 1999 г. Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации положения части 2 статьи 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» АКБ Сберегательный банк Российской Федерации был не вправе в одностороннем порядке изменять процентную ставку по договору о детском целевом вкладе.

Как видно из дела, после 23 февраля 1999 г. процентная ставка по договору о детском целевом вкладе ответчиком не изменялась.

Таким образом, на момент заключения П. договора о целевом вкладе на детей от 29 ноября 1996 г. действовавшим законодательством банку предоставлялась возможность устанавливать в договоре условие о понижении процентной ставки.

При таких обстоятельствах и с учетом того, что условие о возможности изменения банком процентной ставки по договору детского целевого вклада содержалось в конкретном договоре, вкладчик, подписывая указанный договор, согласился с его условиями, вывод суда о недопустимости одностороннего изменения банком процентной ставки по договору о детском целевом вкладе, заключенному 29 ноября 1996 г., нельзя признать убедительным…»

 

Определение Верховного Суда РФ от 14.07.2009 N 9-В09-10

«…Согласно п. 3 ст. 838 ГК РФ определенный договором банковского вклада размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, не может быть уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом.

Статьями 28, 29 и 38 Федерального закона от 02 декабря 1990 г. N 395-1 «О банках и банковской деятельности» было установлено, что отношения между банком и клиентами носят договорный характер. Указанные нормы наделяли банк правом самостоятельно устанавливать процентные ставки по операциям банков, а также определять условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов от населения.

Право банка самостоятельно изменять процентные ставки по целевым вкладам на детей закреплено и в Инструкции АК Сбербанка РФ от 30 июня 1992 года N 1-Р «О порядке совершения учреждениями Сберегательного банка Российской Федерации операций по вкладам населения».

Из материалов дела видно, что заключенный сторонами договор от 12 августа 1996 г. N Н-226 соответствовал типовой форме договора о целевом вкладе на детей, утвержденной АК Сбербанком РФ. По условиям данного договора банк имеет право на одностороннее изменение процентной ставки по вкладу (пп. 2.2 договора). Договор собственноручно подписан С.Д. (л.д. 4).

Положение ч. 2 ст. 29 Федерального закона от 02 декабря 1990 г. N 395-1 «О банках и банковской деятельности» об изменении банком в одностороннем порядке процентной ставки по срочным вкладам граждан как позволяющее банку произвольно снижать ее исключительно на основе договора, без определения в федеральном законе оснований, обуславливающих такую возможность, признано Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации 23 февраля 1999 г. (постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 февраля 1999 г. N 4-П).

Согласно ст. 79 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» решение Конституционного Суда Российской Федерации окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения. Акты или их отдельные положения, признанные не соответствующими Конституции Российской Федерации, не подлежат применению.

После признания 23 февраля 1999 г. Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации положение ч. 2 ст. 29 Федерального закона от 02 декабря 1990 г. N 395-1 «О банках и банковской деятельности» АК Сбербанк РФ не вправе был в одностороннем порядке изменять процентную ставку по договору о детском целевом вкладе.

Как видно из материалов дела с 23 февраля 1999 г. процентная ставка по договору о детском целевом вкладе ответчиком не изменялась (л.д. 47 — 49).

В то же время, на момент заключения С.Д. договора о целевом вкладе на детей от 12 августа 1996 г. действовавшим законодательством банку предоставлялась возможность устанавливать в договоре условие о понижении процентной ставки.

Поскольку условие о возможности изменения банком процентной ставки по договору детского целевого вклада содержалось в конкретном договоре, вкладчик был ознакомлен с этим условием в надлежащем порядке, у суда не имелось оснований для удовлетворения иска…»

 

Определение Верховного Суда РФ от 07.04.2009 N 21-В09-1

«…В соответствии с п. 3 ст. 838 ГК РФ определенный договором банковского вклада размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, не может быть односторонне уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом.

Согласно ст. 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности», действовавшей на момент заключения договора о срочном целевом вкладе от 25 мая 1996 г., кредитная организация не имела права в одностороннем порядке изменять процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам), комиссионное вознаграждение и сроки действия этих договоров с клиентами, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом или договором с клиентом.

По детским целевым вкладам правлением банка были утверждены следующие процентные ставки: с 1 марта 1996 г. — 85% годовых, с 1 ноября 1996 г. — 60% годовых, с 1 марта 1997 г. — 28% годовых, с 25 августа 1997 г. — 16% годовых.

Конституция Российской Федерации признает свободу договора как одну из гарантируемых государством свобод человека и гражданина, которая Гражданским кодексом Российской Федерации провозглашается в числе основных начал гражданского законодательства.

Однако свобода договора не является абсолютной и не должна приводить к отрицанию или умалению других общепризнанных прав и свобод и может быть ограничена федеральным законом.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 г. N 4-П признано не соответствующим Конституции Российской Федерации положение ч. 2 ст. 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» об изменении банком в одностороннем порядке процентной ставки по срочным вкладам граждан как позволяющее банку произвольно снижать ее исключительно на основе договора, без определения в федеральном законе оснований, обусловливающих такую возможность.

В отсутствие закрепленных в федеральном законе оснований для снижения процентных ставок по срочным вкладам граждан банк не вправе предусматривать в заключаемых с гражданами договорах условие, позволяющее ему снижать в одностороннем порядке процентные ставки по этим вкладам.

Согласно ст. 79 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» решение Конституционного Суда РФ окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения. Акты или их отдельные положения, признанные не соответствующими Конституции Российской Федерации, не подлежат применению.

Следовательно, только после признания 23 февраля 1999 г. Конституционным Судом РФ не соответствующим Конституции Российской Федерации положения ч. 2 ст. 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» банк был не вправе в одностороннем порядке изменять процентную ставку по договору о детском целевом вкладе…»

 

Определение Верховного Суда РФ от 18.02.2009 N 21-В09-1

«…В соответствии с пунктом 3 статьи 838 ГК Российской Федерации определенный договором банковского вклада размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, не может быть односторонне уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом.

Согласно статье 29 Федерального закона от 2 декабря 1990 года N 395-1 «О банках и банковской деятельности» кредитная организация не имеет права в одностороннем порядке изменять процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам), комиссионное вознаграждение и сроки действия этих договоров с клиентами, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом или договором с клиентом. Указанная норма Закона действовала на момент заключения договора и не была признана не соответствующей Конституции Российской Федерации.

Заключенный сторонами договор от 25 мая 1996 года соответствовал типовой форме договора о целевом вкладе на детей, утвержденной Сберегательным банком Российской Федерации (письмо N 01-794 от 10 марта 1995 года). По условиям договора предусматривалось, что банк имеет право на одностороннее изменение процентной ставки по вкладу (пункты 1.3, 2.2 договора).

Конституция Российской Федерации признает свободу договора как одну из гарантируемых государством свобод человека и гражданина, которая Гражданским кодексом Российской Федерации провозглашается в числе основных начал гражданского законодательства.

Однако свобода договора не является абсолютной и не должна приводить к отрицанию или умалению других общепризнанных прав и свобод, и может быть ограничена федеральным законом.

Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 23 февраля 1999 года N 4-П «По делу о проверке конституционности положения части 2 статьи 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» в связи с жалобами граждан О.Ю. Веселяшкиной, А.Ю. Веселяшкина и Н.П. Лазаренко» признано не соответствующим Конституции Российской Федерации положение части 2 статьи 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» об изменении банком в одностороннем порядке процентной ставки по срочным вкладам граждан как позволяющее банку произвольно снижать ее исключительно на основе договора, без определения в федеральном законе оснований, обусловливающих такую возможность.

В отсутствие закрепленных в федеральном законе оснований для снижения процентных ставок по срочным вкладам граждан банк не вправе предусматривать в заключаемых с гражданами договорах условие, позволяющее ему снижать в одностороннем порядке процентные ставки по этим вкладам.

Согласно статье 79 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 года N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» решение Конституционного Суда Российской Федерации окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения. Акты или их отдельные положения, признанные не соответствующими Конституции Российской Федерации не подлежат применению.

После признания 23 февраля 1999 года Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации положения части 2 статьи 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» АКБ Сберегательный банк Российской Федерации не вправе был в одностороннем порядке изменять процентную ставку по договору о детском целевом вкладе.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что открытие счета на имя К.М. по договору о целевом вкладе на детей произведено 25 мая 1996 года. По данному виду вклада правлением банка были утверждены следующие процентные ставки: с 1 марта 1996 года — 85% годовых, с 1 ноября 1996 года — 60% годовых, с 1 марта 1997 года — 28% годовых, с 25 августа 1997 года — 16% годовых.

Согласно пункту 2 статьи 422 ГК Российской Федерации если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.

Таким образом, с учетом того, что на момент заключения К.В. договора о детском целевом вкладе от 25 мая 1996 года действовавшим законодательством банку предоставлялась возможность устанавливать в договоре условие о понижении процентной ставки, он согласился с этим условием, после 23 февраля 1999 года АКБ Сберегательным банком Российской Федерации процентная ставка по договору о детском целевом вкладе, заключенным с К.В., в одностороннем порядке не изменялась, выводы суда о признании недействительно-ничтожными пунктов договора о возможности банка в одностороннем порядке снижать процентную ставку по вкладу до 23 февраля 1999 года, а также указание на необходимость расчета процентов по договору после 23 февраля 1999 года, исходя из первоначально установленной договором процентной ставки в размере 85%, по мнению заявителя, является ошибочным…»

 

Определение Верховного Суда РФ от 30.12.2008 N 41-В08-63

«…Статьями 28, 29 и 38 ФЗ «О банках и банковской деятельности» было установлено, что отношения между банком и клиентами носят договорный характер. Указанные нормы наделяли банк правом самостоятельно устанавливать процентные ставки по операциям банков, а также определять условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов от населения.

Право банка самостоятельно изменять процентные ставки по целевым вкладам на детей, было закреплено в Инструкции от 30 июня 1992 года N 1-Р «О порядке совершения учреждениями Сберегательного Банка Российской Федерации операций по вкладам населения».

Кроме того, как видно из материалов дела, с 25 августа 1997 года процентная ставка не изменялась.

Положение части второй статьи 29 ФЗ «О банках и банковской деятельности» об изменении банком в одностороннем порядке процентной ставки по срочным вкладам граждан признано Конституционным Судом РФ не соответствующим Конституции РФ 23 февраля 1999 года (постановление Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 года N 4-П).

Таким образом, на момент заключения М. договора о целевом вкладе на детей 3 апреля 1996 года действовавшим законодательством банку предоставлялась возможность устанавливать в договоре условие о понижении процентной ставки.

При таких обстоятельствах, с учетом того, что условие о возможности изменения банком процентной ставки по договору детского целевого вклада содержалось в конкретном договоре, вкладчик был ознакомлен с этим условием в надлежащем порядке, нельзя согласиться с выводом суда об одностороннем изменении банком процентной ставки по договору о детском целевом вкладе.

Вышеназванные требования закона судом не были учтены при рассмотрении возникшего спора и привели к неправильному разрешению дела.

На основании изложенного состоявшиеся судебные постановления нельзя признать законными и они подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть изложенное и в зависимости от установленных обстоятельств разрешить спор в соответствии с требованиями закона…»

 

Определение Верховного Суда РФ от 16.09.2008 N 5-В08-83

«…В соответствии с пунктом 3 статьи 838 Гражданского кодекса Российской Федерации определенный договором банковского вклада размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, не может быть односторонне уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом.

Согласно статье 29 Федерального закона от 2 декабря 1990 года N 395-1 «О банках и банковской деятельности» кредитная организация не имеет права в одностороннем порядке изменять процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам), комиссионное вознаграждение и сроки действия этих договоров с клиентами, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом или договором с клиентом. Указанная норма Закона действовала на момент заключения договора и не была признана не соответствующей Конституции Российской Федерации.

Судом установлено, что заключенный сторонами договор от 4 марта 1996 года соответствовал типовой форме договора о целевом вкладе на детей, утвержденной Сберегательным банком Российской Федерации (письмо N 01-794 от 10 марта 1995 года). По условиям договора предусматривалось, что банк имеет право на одностороннее изменение процентной ставки по вкладу (пункты 1.3, 2.2 договора).

Конституция Российской Федерации признает свободу договора как одну из гарантируемых государством свобод человека и гражданина, которая Гражданским кодексом Российской Федерации провозглашается в числе основных начал гражданского законодательства.

Однако свобода договора не является абсолютной, и не должна приводить к отрицанию или умалению других общепризнанных прав и свобод и может быть ограничена федеральным законом.

Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 23 февраля 1999 года N 4-П «По делу о проверке конституционности положения части 2 статьи 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» в связи с жалобами граждан О.Ю. Веселяшкиной, А.Ю. Веселяшкина и Н.П. Лазаренко признано не соответствующим Конституции Российской Федерации положение части 2 статьи 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» об изменении банком в одностороннем порядке процентной ставки по срочным вкладам граждан как позволяющее банку произвольно снижать ее исключительно на основе договора, без определения в федеральном законе оснований обуславливающих такую возможность.

В отсутствие закрепленных в федеральном законе оснований для снижения процентных ставок по срочным вкладам граждан банк не вправе предусматривать в заключаемых с гражданами договорах условие, позволяющее ему снижать в одностороннем порядке процентные ставки по этим вкладам.

Согласно статье 79 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 года N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» решение Конституционного Суда Российской Федерации окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения. Акты или их отдельные положения, признанные не соответствующими Конституции Российской Федерации не подлежат применению.

После признания 23 февраля 1999 года Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации положение части 2 статьи 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» АКБ Сберегательный банк Российской Федерации не вправе был в одностороннем порядке изменять процентную ставку по договору о детском целевом вкладе.

Разрешая спор по существу, суд, с учетом установленных по делу обстоятельств и правоотношений сторон, а также Закона, который подлежит применению по данному делу, пришел к правильному выводу о том, что исковые требования К.И. удовлетворению не подлежат, поскольку АКБ Сберегательным банком Российской Федерации после 23 февраля 1999 года процентная ставка по договору о детском целевом вкладе заключенным с К.А. в одностороннем порядке не изменялась…»

 

1.5. Вывод из судебной практики: Банк вправе по окончании срока договора банковского вклада и невостребования вкладчиком причитающихся ему сумм в одностороннем порядке изменить (уменьшить) размер процентов на сумму вклада при пролонгации договора на новый срок.

 

Примечание: В обоснование позиции о праве банка снижать размер процентов по договору банковского вклада суды в приведенных ниже судебных актах ссылались, в частности, на п. 4 ст. 837 ГК РФ, согласно которому в случаях, когда вкладчик не требует возврата суммы срочного вклада по истечении срока либо суммы вклада, внесенного на иных условиях возврата, по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, договор считается продленным на условиях вклада до востребования, если иное не предусмотрено договором.

 

Судебная практика:

Определение Конституционного Суда РФ от 18.11.2004 N 371-О

«…В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации В.П. Первушин оспаривает конституционность положения пункта 4 статьи 837 ГК Российской Федерации, согласно которому в случаях, когда вкладчик не требует возврата суммы срочного вклада по истечении срока либо суммы вклада, внесенного на иных условиях возврата, по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, договор считается продленным на условиях вклада до востребования, если иное не предусмотрено договором.

Договор срочного банковского вклада заключается на условиях возврата банком вклада по истечении определенного договором срока с выплатой вкладчику процентов на сумму вклада в размере, установленном договором (статьи 834, 837 — 839 ГК Российской Федерации). Соблюдение и гарантированность банком указанных условий договора свидетельствуют о надлежащем исполнении им своего обязательства, что ведет к его прекращению (статья 408 ГК Российской Федерации).

Правило о продлении договора банковского вклада в тех случаях, когда вкладчик не требует возврата суммы вклада по истечении срока договора, и определение величины процентов, которые должны начисляться на сумму вклада при таком продлении (в размере не меньшем, чем проценты по вкладу до востребования), в целях защиты интересов вкладчика как экономически более слабой стороны соответствующих правоотношений предусмотрено законодателем в пункте 4 статьи 837 ГК Российской Федерации. Это не исключает право сторон договора срочного банковского вклада предусмотреть в нем условие о начислении процентов на сумму вклада в случае продления договора по окончании срока его действия в том же размере, как и ранее, или же больше прежнего.

Окончание срока действия договора и невостребование вкладчиком причитающихся ему сумм являются теми предусмотренными законом основаниями, при наличии которых банком в одностороннем порядке может быть изменен (уменьшен) размер процентов, выплачиваемых вкладчику на сумму вклада при пролонгации договора на новый срок. Возможное уменьшение размера процентов, выплачиваемых банком на сумму вклада в указанных случаях — при том, что это может быть обусловлено, помимо прочего, существенным изменением обстоятельств, из которых исходили стороны при заключении договора (статья 451 ГК Российской Федерации), — должно побуждать вкладчиков к активному осуществлению экономической деятельности в рамках конституционной свободы договора, поиску более выгодных контрагентов и предлагаемых условий договоров. Вкладчик, подписывая с банком договор срочного банковского вклада на условиях, предусмотренных пунктом 4 статьи 837 ГК Российской Федерации, тем самым соглашается с правом банка на последующее изменение процентных ставок по указанному виду вклада по окончании срока договора и его пролонгации…»

 

Аналогичная судебная практика:

Акты высших судов

Определение Конституционного Суда РФ от 26.05.2011 N 642-О-О

«…Предусмотренное пунктом 4 статьи 837 ГК Российской Федерации правило о продлении договора банковского вклада в тех случаях, когда вкладчик не требует возврата суммы вклада по истечении срока договора, и определении минимальной величины процентов, которые должны начисляться на сумму вклада при таком продлении договора (не меньше, чем проценты по вкладу до востребования), введено в целях защиты интересов вкладчика как экономически более слабой стороны соответствующих правоотношений. Это не исключает права сторон договора срочного банковского вклада предусмотреть в нем условие о начислении процентов на сумму вклада в случае продления договора по окончании срока его действия в том же размере, как и ранее, или же больше прежнего (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 16 октября 2003 года N 357-О и от 18 ноября 2004 года N 371-О).

Окончание срока действия договора и невостребование вкладчиком причитающихся ему сумм являются теми предусмотренными федеральным законом основаниями, при наличии которых банком в одностороннем порядке может быть изменен (уменьшен) размер процентов, выплачиваемых вкладчику на сумму вклада при пролонгации договора на новый срок. Возможное уменьшение размера процентов, выплачиваемых банком на сумму вклада в указанных случаях, — при том что это может быть обусловлено, помимо прочего, существенным изменением обстоятельств, из которых исходили стороны при заключении договора (статья 451 ГК Российской Федерации), — должно побуждать вкладчиков к активному осуществлению экономической деятельности в рамках конституционной свободы договора, поиску более выгодных контрагентов и предлагаемых условий договоров (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 18 ноября 2004 года N 371-О)…»

 

Определение Конституционного Суда РФ от 16.10.2003 N 357-О

«…Правило о продлении договора банковского вклада в тех случаях, когда вкладчик не требует возврата суммы вклада по истечении срока договора, и определение минимальной величины процентов, которые должны начисляться на сумму вклада при таком продлении договора (не меньше, чем проценты по вкладу до востребования), введено в целях защиты интересов вкладчика как экономически более слабой стороны соответствующих правоотношений. Это не исключает права сторон договора срочного банковского вклада предусмотреть в нем условие о начислении процентов на сумму вклада в случае продления договора по окончании срока его действия в том же размере, как и ранее, или же больше прежнего.

Окончание срока действия договора и невостребование вкладчиком причитающихся ему сумм являются теми предусмотренными федеральным законом основаниями, при наличии которых банком в одностороннем порядке может быть изменен (уменьшен) размер процентов, выплачиваемых вкладчику на сумму вклада при пролонгации договора на новый срок…»

 

Определение Конституционного Суда РФ от 12.03.2002 N 41-О

«…2. Договор срочного банковского вклада заключается на условиях возврата банком вклада по истечении определенного договором срока с выплатой вкладчику процентов на сумму вклада в размере, установленном договором (статьи 834, 837 — 839 ГК Российской Федерации).

Окончание срока действия договора и невостребование вкладчиком причитающихся ему сумм как раз и являются теми предусмотренными федеральным законом основаниями, при наличии которых банком в одностороннем порядке может быть изменен (уменьшен) размер процентов, выплачиваемых вкладчику на сумму вклада при пролонгации договора на новый срок.

Возможное уменьшение размера процентов, выплачиваемых банком на сумму вклада в указанных случаях — при том что это может быть обусловлено, помимо прочего, существенным изменением обстоятельств, из которых исходили стороны при заключении договора (статья 451 ГК Российской Федерации), — должно побуждать вкладчиков к активному осуществлению экономической деятельности в рамках конституционной свободы договора, поиску более выгодных контрагентов и предлагаемых условий договоров. Вкладчик, подписывая с банком договор срочного банковского вклада на условиях, предусмотренных пунктом 4 статьи 837 ГК Российской Федерации, тем самым соглашается с правом банка на последующее изменение процентных ставок по указанному виду вклада по окончании срока договора и его пролонгации.

Следовательно, нет оснований для вывода о том, что данной нормой нарушаются конституционные права и свободы граждан в сфере экономической деятельности, а предусмотренные отраслевым законодательством гарантии для вкладчика в подобных ситуациях — не соответствуют конституционным принципам, которые должны действовать в этой сфере отношений в целях защиты его прав и свобод, включая равенство, свободу договора, свободу не запрещенной законом экономической деятельности…»

К содержанию

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code