КОЛЛИЗИИ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ НА СТАДИИ НАБЛЮДЕНИЯ В ПРОЦЕДУРЕ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВА)


С.Х.Абдурахманов, Вестник ВолГУ. Серия 5. Юриспруденция. 2016. № 3 (32)

Аннотация. В настоящей статье автор изучает проблемы действующего законодательства о несостоятельности (банкротстве), вызванные динамичным развитием данного правового института и связанные с его многоступенчатой поэтапной процедурой, первоначальной стадией которой является процедура наблюдения. Данная процедура вводится арбитражным судом в отношении должника после принятия заявления о признании должника банкротом в производство и признании заявления обоснованным.

Изучается практика Германии, которая, по мнению автора, в большей степени отвечает потребностям участников процедуры банкротства в возбуждении производства по делу и введении основной процедуры в более сжатые сроки путем высокой концентрации доказательственного материала, подтверждающего или отрицающего наличие признаков несостоятельности. Делается вывод о том, что предусмотренная Законом о банкротстве РФ процедура наблюдения проигрывает по сравнению с немецкой моделью, так как занимает достаточно длительное время, в результате чего увеличиваются расходы, которые при прекращении производства по делу о банкротстве зачастую взыскиваются с заявителя-кредитора. Обосновано, что цели данной процедуры могут быть достигнуты на стадии возбуждения производства по делу, что говорит о том, что процедуру наблюдения должника следует признать излишней.

Изучается проблема правоприменения норм о несостоятельности (банкротстве) в части согласованности работы Федеральной службы судебных приставов (далее — ФССП), арбитражного суда и арбитражного управляющего по делу о банкротстве. Установлено, что Закон о банкротстве признает лишь одно основание для приостановления исполнительных действий — определение арбитражного суда о введении процедуры наблюдения. В связи с этим делается вывод, что для решения указанной проблемы целесообразным будет включить ФССП в лице подразделения, действующего по месту нахождения организации-должника, в состав лиц, участвующих в производстве по делу о банкротстве должника на начальной стадии до введения основной процедуры по делу.

В качестве лица, участвующего в деле о банкротстве, ФССП будет правомочна получать судебные акты арбитражного суда и принимать на их основании соответствующие правоприменительные акты, что будет способствовать снижению вероятности принятия противоречащих актов и повышению согласованности действий между субъектами отношений в сфере банкротства.

Ключевые слова: несостоятельность (банкротство), законодательство о несостоятельности (банкротстве), процедура банкротства, наблюдение, финансовое оздоровление, внешнее управление, конкурсное производство, арбитражный управляющий.

 

Институт банкротства является наиболее эффективной мерой регулирования проблем, связанных с финансовыми трудностями хозяйствующих субъектов, а законодательство о несостоятельности (банкротстве), пожалуй, можно назвать наиболее активно развивающейся и изменяющейся областью российского права. Институт банкротства, находясь в постоянной динамике развития, неизбежно порождает и изменения соответствующего законодательства, что, в свою очередь, приводит к возникновению новых правовых противоречий и коллизий.

Дела, связанные с несостоятельностью (банкротством), традиционно считаются одними из наиболее проблемных и противоречивых в арбитражной практике. За годы действия Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ [5] (далее — Закон о банкротстве) было принято около 20 постановлений Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации (далее — ВАС РФ) и 17 информационных писем Президиума ВАС РФ по вопросам применения норм Закона о банкротстве. Полагаем, это свидетельствует об остающихся в Законе о банкротстве проблем и противоречий, которые нуждаются в постоянных коррективах, а также пояснениях и толковании его положений со стороны высшего суда. Между тем возможность уточнения положений Закона через судебное толкование должна использоваться в исключительных случаях и иметь ограниченный характер. Если законодательство несовершенно, то публикация разъяснений не может считаться полноценной мерой исправления сложившейся ситуации. В таком случае следует принять полноценные изменения в установленном порядке, иначе велика вероятность запутаться в многочисленных разъяснениях, вследствие чего возникнет необходимость разъяснять уже разъясненное.

Обратимся к наиболее проблемным, на наш взгляд, положениям законодательства о несостоятельности (банкротстве) с целью разработки предложений по их корректировке.

Законодательством о банкротстве предусмотрена многоступенчатая поэтапная процедура, посредством которой достигаются цели, оправдывающие существование данного правового института. К таким основным процедурным этапам относятся стадии: наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления, конкурсного производства. Начальная процедура (за исключением применения положений о банкротстве ликвидируемого должника) означает, что после принятия заявления о признании должника банкротом в производство и признании заявления обоснованным арбитражным судом в отношении должника вводится процедура наблюдения. И только после рассмотрения дела по существу судом принимается решение о введении основной процедуры (финансовое оздоровление, внешнее управление, конкурсное производство), следующей за процедурой наблюдения. Указанный порядок часто критикуется ввиду того, что длительность процедуры наблюдения, срок которой, в соответствии со ст. 51 Закона о банкротстве, не превышает семи месяцев, снижает стоимость активов имущества должника и ведет к увеличению необоснованных расходов, которые возмещаются за счет должника [7, с. 24]. С данной точкой зрения следует согласиться.

Действительно, основной целью процедуры наблюдения является обеспечение сохранности имущества должника и проведение финансового анализа для установления возможности/невозможности восстановить его платежеспособность. Подготовительная функция наблюдения, которая реализовывается через проведение временным управляющим финансового анализа состояния должника, в соответствии с абз. 6 п. 1 ст. 20.3 Закона о банкротстве, может быть проведена через привлечение управляющим специалиста. Разъяснение указанной нормы приведено в п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 г. № 60 «О некоторых вопросах, связанных с принятием Федерального закона от 30.12.2008 № 296-ФЗ «О внесении изменения в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)»», в котором ВАС РФ указывает, что «согласно п. 5 ст. 20.3 Закона полномочия, возложенные в соответствии с Законом на арбитражного управляющего в деле о банкротстве, не могут быть переданы иным лицам. Вместе с тем арбитражный управляющий для обеспечения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве имеет право привлекать на договорной основе иных лиц с оплатой их деятельности за счет средств должника, если иное не установлено Законом о банкротстве, стандартами и правилами профессиональной деятельности или соглашением арбитражного управляющего с кредиторами». Кроме того, ВАС РФ обращает внимание судов на то обстоятельство, что при применении указанных норм необходимо учитывать положения п. 5 ст. 20.3 Закона, который не содержит запрета на передачу арбитражным управляющим третьим лицам полномочий, принадлежащих ему как лицу, осуществляющему полномочия органов управления должника» [3].

Следовательно, временный управляющий может привлечь специалиста для составления финансового анализа с оплатой его услуг за счет должника. Не стоит забывать о том, что при ведении процедуры наблюдения вознаграждение в деле о банкротстве выплачивается временному управляющему также за счет средств должника в размере тридцать тысяч рублей в месяц [5].

На наш взгляд, цели, которые ставит законодатель в процедуре наблюдения, могут быть достигнуты в более короткие сроки и с меньшими расходами. Обратимся за примером к немецкому законодательству о банкротстве, в котором аналогичные цели процедуры наблюдения достигаются на стадии возбуждения производства по делу. До официального начала процедур банкротства суд по делам о несостоятельности устанавливает наличие/отсутствие признаков неплатежеспособности должника. Также судом предпринимаются все необходимые меры, для того чтобы предотвратить возможные и фактические неблагоприятные изменения конкурсной массы, пресечь вывод активов должника до момента принятия официального решения относительно целесообразности начала процедур банкротства. Суд по делам о несостоятельности обычно не накладывает арест на имущество или активы должника, хотя и имеет на это право, а назначает предварительного конкурсного управляющего. В случае если должник не проявляет готовности к сотрудничеству, суд вправе истребовать документацию должника, справки из регистрирующих органов, допросить свидетелей, заслушать кредиторов и самого должника. Наиболее эффективным средством считается назначение эксперта [4, c. 29]. Длительность стадии возбуждения производства по делу о банкротстве длится несколько недель [1].

В связи с этим, полагаем, следует признать полезной практику Германии. Возбуждение производства по делу о банкротстве и введение основной процедуры необходимо осуществлять в наиболее сжатые сроки путем высокой концентрации доказательственного материала, подтверждающего или отрицающего наличие признаков несостоятельности. Предусмотренная Законом о банкротстве процедура наблюдения проигрывает по сравнению с немецкой моделью, так как занимает достаточно длительное время, в результате чего увеличиваются расходы, которые при прекращении производства по делу о банкротстве зачастую взыскиваются с заявителя-кредитора. Цели данной процедуры могут быть достигнуты на стадии возбуждения производства по делу, что говорит о том, что процедуру наблюдения должника следует признать излишней.

Другой проблемой в сфере правоприменения норм о несостоятельности (банкротстве) является отсутствие согласованности в работе Федеральной службы судебных приставов (далее — ФССП), арбитражного суда и арбитражного управляющего по делу о банкротстве.

Об этом говорят результаты исследования практики ФССП. Причинами такой работы могут быть отсутствие должного взаимодействия между указанными субъектами ввиду отсутствия четкого алгоритма работы и недостатка квалифицированного кадрового ресурса в ФССП. Так, например, после вынесения арбитражным судом определения о введении процедуры наблюдения в отношении организации-должника в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 40 ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон об исполнительном производстве) [6] исполнительное производство подлежит приостановлению судебным приставом-исполнителем полностью или частично в порядке, установленном ст. 96 Закона об исполнительном производстве. Следуя п. 1 ст. 96 Закона об исполнительном производстве на основании определения арбитражного суда о введении процедур наблюдения, финансового оздоровления или внешнего управления, судебный пристав-исполнитель приостанавливает исполнение исполнительных документов по имущественным взысканиям, за исключением исполнительных документов, выданных на основании вступивших в законную силу до даты введения указанных процедур судебных актов или являющихся судебными актами, о выплате вознаграждения авторам результатов интеллектуальной деятельности, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, а также о взыскании задолженности по текущим платежам и исполнительных документов о взыскании задолженности по заработной плате. Следуя указанным нормам, при поступлении в ФССП исполнительного документа после введения процедуры наблюдения судебный пристав-исполнитель в трехдневный срок выносит постановление об отказе в возбуждении исполнительного производства на основании абз. 4 ч. 1 ст. 63 Закона о банкротстве применительно к п. 8 ч. 1 ст. 31 Закона об исполнительном производстве.

Согласно п. 6 Постановления Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «Об исполнительном производстве» в случае возбуждения дела о банкротстве» от 23 июля 2009 г. № 59 приостановление исполнения исполнительного документа с даты вынесения судом определения о введении наблюдения влечет приостановление исполнительного производства в силу прямого указания закона (абз. 4 п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве, п. 5 ч. 1 ст. 40 и ч. 1 ст. 96 Закона об исполнительном производстве). В случае осуществления судебным приставом-исполнителем исполнительных действий в рамках исполнительного производства, которое считается приостановленным в силу абз. 4 п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве, его действия признаются судом незаконными вне рамок дела о банкротстве [2]. Однако суды нередко отказывают в удовлетворении заявлений о признании незаконным действий/ бездействия судебного пристава-исполнителя, ссылаясь на то, что из системного толкования указанных норм следует, что судебный пристав-исполнитель обязан исходить из необходимости защиты прав и законных интересов не только взыскателя, но и должника.

В действующем законодательстве отсутствует обязанность судебных приставов-исполнителей запрашивать сведения о введении процедур банкротства в отношении организаций- должников, на основании чего в срок до окончания исполнительного производства информации о признании должника банкротом в ФССП не поступало, следовательно, отсутствовали основания приостановления исполнения исполнительных документов.

Таким образом, очевидны противоречия положений Закона о банкротстве и правоприменительной практики. Закон о банкротстве однозначно устанавливает основание для приостановления исполнительных действий — определение арбитражного суда о введении процедуры наблюдения. Других оснований, действий, которые ведут к данным правовым последствиям, Закон не называет. В связи с этим для решения указанной проблемы, полагаем, целесообразным будет включить ФССП в лице подразделения, действующего по месту нахождения организации-должника, в состав лиц, участвующих в производстве по делу о банкротстве должника на начальной стадии, до введения основной процедуры по делу. В качестве лица, участвующего в деле о банкротстве, ФССП будет правомочна получать судебные акты арбитражного суда и принимать на их основании соответствующие правоприменительные акты, что будет способствовать снижению вероятности принятия противоречащих актов и повышению согласованности действий между субъектами отношений в сфере банкротства.

СПИСОК  ЛИТЕРАТУРЫ

1. О проведении конкурсного производства: Общегерманское Положение 1999 г. // United States Code. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http://uscode.house.gov/title_ll.htm (дата обращения: 30.08.2016). — Загл. с экрана.
2. Постановление Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «Об исполнительном производстве» в случае возбуждения дела о банкротстве» от 23 июля 2009 г. № 59 // Вестник ВАС РФ. — 2009. — № 9.
3. Постановление Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах, связанных с принятием Федерального закона от 30.12.2008 № 296-ФЗ «О внесении изменения в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)»» от 23 июля 2009 г. № 60 : (в ред. от 6 июня 2014 г.) // Вестник ВАС РФ. — 2009. — № 9.
4. Свириденко, О. М. Концепция несостоятельности (банкротства) в Российской Федерации: методология и реализация : автореф. дис. … д-ра юрид. наук / Свириденко Олег Михайлович. — М., 2010. — 54 с.
5. Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 окт. 2002 г. N° 127-ФЗ : (ред. от 3 июля 2016 г.) : (с изм. и доп., вступ. в силу с 1 сент. 2016 г.) // Собрание законодательства РФ. -2002. — № 43. — Ст. 4190.
6. Федеральный закон «Об исполнительном производстве» от 2 окт. 2007 г. № 229-ФЗ : (ред. от 1 мая 2016 г.) // Собрание законодательства РФ. — 2007. — № 41. — Ст. 4849.
7. Шевченко, И. М. Российское законодательство о банкротстве: некоторые проблемы и дальнейшие пути развития / И. М. Шевченко // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия «Право». — 2015. — № 2. — С. 20-31.

Вестник ВолГУ. Серия 5. Юриспруденция. 2016. № 3 (32)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code