БИБЛИОТЕЧНАЯ СЕТЬ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В ПЕРИОД ПОСЛЕВОЕННОГО ВОССТАНОВЛЕНИЯ (1945 — 1950 гг.)

С.В. Зяблицева, Н.Г. Цукрова

На основе значительного фактографического материала анализируется процесс воссоздания разрушенных войной материальной базы и книжного фонда библиотечной отрасли в отдельных территориях Западной Сибири и регионе в целом. Особое внимание уделено возрождению системы сельских библиотек.

Ключевые слова: культурный потенциал, социально-культурная сфера, Западная Сибирь, библиотечная система.

 

На всем протяжении Великой Отечественной войны библиотечную сеть Западной Сибири сопровождал системный кризис, прежде всего, проявившийся в резком (в группе массовых библиотек — в 2,6 раза) сокращении количества библиотечных учреждений, что вернуло регион в этой сфере культуры на уровень 1934-1935 гг. [1, с. 89]. Лучшие, а иногда и единственные в поселениях библиотечные помещения изымались под эвакуированные учреждения, общежития, конторы, госпитали. Значительно сократилось финансирование, в Алтайском крае, к примеру, на половину от необходимого [2, с. 69].

Серьёзные потери понёс книжный библиотечный фонд. Более других пострадали библиотеки Омской области, в которых к концу войны по сравнению с 1940 г. осталось чуть более половины томов, и Алтайского края (59,4%). В целом, по Западной Сибири сокращение совокупного книжного фонда массовых библиотек за годы войны составило 30,8 % [3, с. 175]. В Новосибирске в военные годы на одного жителя приходилось 0,25 библиотечной книги, три пятых из которых — литература на общественно-политическую тематику [4, с. 112].

В наихудшем положении среди различных групп библиотечных учреждений оказалась сеть сельских библиотек. И не только вследствие военных потерь, но и в силу ущербного положения, в котором она находилась ещё в довоенные годы. В Кемеровской области, к примеру, на момент её выделения из Новосибирской области (1943 г.) 5 районов из вошедших в её состав 22-х районов никогда не имели своих библиотек, а имеющиеся располагались в неприспособленных помещениях [5, с. 193]. В Горно-Алтайской (Ойротской) автономной области в 1945 г. имелось лишь четыре сельские библиотеки [6]. Почти не было библиотек в многочисленных посёлках спецпереселенцев.

В свете сложившейся ситуации вполне закономерным является тот факт, что первым послевоенным государственным документом, относившимся к библиотечной сфере, было принятое в августе 1946 г. Постановление Совмина РСФСР «О мерах по укреплению районных и сельских библиотек». В нём, в частности, предлагалось в каждом районном центре в течение 1946-1948 гг. открыть библиотеку, передав неиспользуемые фонды областных, краевых и республиканских библиотек. Местные власти обязывались не позднее 1 января 1947 г. возвратить библиотекам принадлежавшие им ранее помещения, а имеющиеся капитально отремонтировать до наступления холодов, т.е. в сибирских условиях — к началу сентября 1946 года [7]. Формально Постановление Совмина республики относилось к сельскому сегменту библиотечной сети, но, как правило, постановления подобного рода считались обязательными к исполнению для всей библиотечной системы. Актуальность документа определялась и отсутствием достаточно полного представления о количестве местных библиотек, о чём, в частности, свидетельствуют изданный в июле 1945 г. приказ Алтайского крайисполкома «О проведении государственной регистрации библиотек в крае» и аналогичный документ «О проведении паспортизации городских, районных, детских и сельских библиотек» [8].

Усилия, предпринятые местными властями по выполнению Постановления Совмина РСФСР, в Западной Сибири проявились в многократном увеличении количества библиотек. В 1946-1950 гг. общерегиональное приращение библиотечной сети составило 514,2 %, в том числе в Новосибирской области — 264,3 %; в Томской — 388,8 %; Кемеровской — 690 %; Омской — 536,3%. В Алтайском крае, чья библиотечная сеть преимущественно состояла из сельских библиотечных учреждений, а потому понесла наибольшие потерн, этот показатель составил 762 %. В Горно-Алтайской автономной области количество библиотечных учреждений увеличилось в 2 раза [9, с. 120]. Определённые тенденции прослеживаются при сравнении данных, отражающих рост книжного фонда: за годы четвёртой пятилетки в библиотеках Томской области он увеличился в 2 раза, Новосибирской — 2,4; Кемеровской — 3,2; Омской — 2,6; Алтайском крае — 5,2.

Позитивные перемены в библиотечной сфере Западной Сибири, наблюдавшиеся в первое послевоенное пятилетне, в наибольшей мере, являлись следствием значительно увеличивающегося финансирования. В 1946-1948 гг. в Алтайском крае сумма средств, выделенных государством на развитие библиотечной сферы, увеличилась с 2,5 до 4,5 млн рублей [9, с. 97]. В Новосибирской области средства на содержание библиотек и их строительство в 19461950 гг. были увеличены в полтора раза, по сравнению с 1940 г. в 2,5 раза [10]. В 1940 г. на одну библиотеку в Омской области в среднем приходилось 230 тыс. руб., в 1947 г. — 555 тыс. руб., в 1948 г. — 600 тыс. руб. [11].

Книжные фонды библиотек пополнялись также за счёт сбора книг среди населения. Например, для сельских библиотек только комсомольскими организациями Кузбасса было собрано 15 тыс. книг, из которых сформировали 196 передвижек, для устройства библиотек в шахтёрских общежитиях — почти 8 тыс. томов, положивших начало новой библиотеке [12]. Постепенно формировалась библиотечная сеть лагерей для военнопленных. Например, книжный фонд лагеря № 525, который находился на территории Кемеровской области, составлял примерно 1000 экземпляров литературы просоветского и антифашистского содержания [13, с. 42].

В среднем на 442 единицы в год увеличилось число сельских библиотек. В 1946-1950 гг. их количество в Западной Сибири увеличилось почти в 4 раза — с 1,6 до 6,3 тыс., а совокупный книжный фонд — почти в 5 раз, превысив довоенный уровень. В Алтайском крае, на долю которого пришлось около половины вновь открытых в сельской местности библиотек, подобное превышение составило 1,6, в Омской области — 2,3 раза [14, с. 256].

Однако охват сельских территорий Западной Сибири библиотечной сетью оставался всё ещё ниже уровня, предусмотренного правительственными документами, согласно которым к концу четвёртой пятилетки на четыре сельсовета должна была приходиться одна библиотека. Однако в Кемеровской области каждая сельская библиотека в среднем обслуживала 9 сельских советов, в Новосибирской — 10, в Алтайском крае — 11 [15].

Решение проблемы властями виделось в организации колхозных библиотек, появление которых в Западной Сибири в период конца 1940-х — второй половины 1950-х гг. обрело массовый характер. В Кемеровской области только в 1949 г. была создана 501 колхозная библиотека, в целом по Западной Сибири в 1947-1951 гг. их количество увеличилось в 4 раза. В конце 1956 г. почти каждая пятая деревенская библиотека (19,2 %) принадлежала сельхозартелям. По этому показателю Западная Сибирь значительно опередила среднероссийский уровень (8,5 %) [16, с. 420; 17, с. 95].

Список литературы

1. Зяблицева С.В. Библиотечная сеть Западной Сибири во второй половине 1920-х — 1940-е гг. // Известия Алтайского государственного университета. Сер. «История». 4/2 (68/2). 2010. С. 86-94.
2. Петрик Л.К. Книга — тоже оружие. Барнаул. 1995. 139 с.
3. Зяблицева С.В., Цукрова Н.Г. Библиотечная сеть Западной Сибири — испытание на прочность (1941 — 1945 гг.) // Социогуманитарный вестник. № 7. 2011.С. 175-178.
4. Букин С.С. Жизненная среда Новосибирска в военное лихолетье // Западная Сибирь в годы Великой Отечественной войны. Новосибирск, 2004. С. 79-114.
5. Шуранов Н.П. Кузбасс в годы Великой Отечественной войны. Кемерово, 2000. 220 с.
6. ГААК. Ф. Р-1041. Оп. 1. Д. 119. Л. 7.
7. Сборник руководящих материалов по культурно-просветительной работе. М., 1948. С.14-17.
8. ГААК. Ф. Р-1041. Оп. 1. Д. 10. Л. 12; Д. 20. Л. 18.
9. Культурное строительство на Алтае (1941 — 1977 гг.): сборник документов. Барнаул, 1990. 263 с.
10. ГАНО. Ф. П-4. Оп. 11. Д. 314. Л. 74-76.
11. ЦДНИ ОО. Ф. П-17. Оп. 36. Д. 149. Л. 80.
12. Кузбасс. 1946. 20 августа; 1948. 17 августа.
13. Маркдорф-Сергеева Н.М., Бикметов Р.С. Иностранные военнопленные в Кузбассе в 1940-е годы: документы и материалы. Кемерово, 2002.
14. Крестьянство Сибири в период упрочения и развития социализма. Новосибирск, 1985. 398 с.
15. ГАКО. Ф. Р-1113. Оп. 1. Д. 13. Л. 4-5; ГАНО. Ф. П-4. Оп. 11. Д. 314. Л. 84-85; ГААК. Ф. Р-1041. Оп. 1. Д. 49. Л. 39, 39 об.
16. Культурное строительство РСФСР: документы и материалы. М., 1989.
17. Рождественский Е.В. Некоторые вопросы партийного руководства культурным строительством в Западной Сибири (1946 — 1958 гг.) // Труды Сибирского автодорожного института им. В.В. Куйбышева. Омск, 1974. С. 42-51.

Социогуманитарный вестник Кемеровского института (филиала) РГТЭУ № 1(10). 2013

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code