ЕС против Российской Федерации — Импорт живых свиней и свинины

Обзор Всемирной торговой организации от 08.04.2014 по делу DS475

ВСЕМИРНАЯ ТОРГОВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

ОБЗОР ПО ДЕЛУ DS475

ЕС ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ — ИМПОРТ ЖИВЫХ СВИНЕЙ И СВИНИНЫ

(8 апреля 2014 года)

———————————

<*> Перевод на русский язык Берестнева Ю.Ю.

Урегулирование спора: спор DS475

Российская Федерация — меры на ввоз живых свиней, свинины и других видов свиных изделий из Европейского Союза

Ключевые факты

Краткое название Россия — Свиньи (ЕС)
Истец: Европейский Союз
Ответчик: Российская Федерация
Третьи стороны: Австралия; Китай; Индия; Япония; Корея; Норвегия; Китайский Тайбэй; Соединенные Штаты; Бразилия; Южная Африка
Соглашения, положения которых предположительно нарушены (упоминаются в запросе на проведение консультаций) Санитарные и фитосанитарные меры (СФС): Ст. 2.2, 2.3, 3.1, 3.2, 3.3, 5.1, 5.2, 5.3, 5.4, 5.5, 5.6, 5.7, 6.1, 6.2, 6.3, 7, 8, Приложение B, Приложение C

ГАТТ 1994: Ст. I:1, III:4, XI:1

Получение запроса на проведение консультаций: 8 Апреля 2014 г.

Обзор спора <*>

———————————

<*> Обзор по состоянию на 10 декабря 2014 года.

Консультации

Жалоба со стороны Европейского Союза.

8 апреля 2014 г. Европейский Союз направил запрос на проведение консультаций с Россией по поводу некоторых мер, принятых Россией, которые влияют на импорт живых свиней и их генетического материала, свинины, свиных изделий и некоторых других товаров из ЕС якобы по причине проблем, связанных с африканской чумой свиней.

ЕС утверждает, что меры противоречат:

Статьям 2.2, 2.3, 3.1, 3.2, 3.3, 5.1, 5.2, 5.3, 5.4, 5.5, 5.6, 5.7, 6.1, 6.2, 6.3, 7, 8, Приложению B, и Приложению C Соглашения по санитарным и фитосанитарным мерам;

Статьям I:1, III:4 и XI:1 ГАТТ 1994.

27 июня 2014 г. ЕС направил запрос на учреждение третейской группы. На заседании 10 июля 2014 г. Орган по разрешению споров отложил учреждение третейской группы.

 

Процедуры в рамках третейской группы и Апелляционного органа.

На заседании 22 июля 2014 г. ОРС учредил третейскую группу. Австралия, Китай, Индия, Корея, Норвегия, Китайский Тайбэй и США зарезервировали за собой права на участие в качестве третьих сторон. Позднее Бразилия и Южно-Африканская Республика также зарезервировали за собой такое право. 13 октября 2014 г. ЕС направил запрос Генеральному директору об учреждении третейской группы. 23 октября 2014 г. Генеральный директор учредил третейскую группу.

После отставки члена третейской группы 30 октября 2014 г. в соответствии с просьбой со стороны ЕС от 3 ноября 2014 г. Генеральный директор назначил нового члена группы 6 ноября 2014 г. После отставки члена группы 26 ноября 2014 г. в соответствии с просьбой со стороны ЕС от 28 ноября 2014 г. Генеральный директор назначил нового члена группы 4 декабря 2014 г.

 

Запрос со стороны Европейского Союза на проведение консультаций

Следующее сообщение, датированное 8 апреля 2014 г., от делегации Европейского Союза к делегации Российской Федерации и Председателю Органа по разрешению споров направлен в соответствии со статьей 4.4 Договоренности по разрешению споров.

Мои власти поручили мне направить запрос на проведение консультаций с Правительством Российской Федерации (России) в соответствии со статьями 1 и 4 Договоренности о правилах и процедурах, регулирующих разрешение споров, статьей XXIII Генерального соглашения по тарифам и торговле 1994 года (ГАТТ 1994) и статьей 11 Соглашения о применении санитарных и фитосанитарных мер (Соглашение СФС) в отношении некоторых мер, принятых Россией и влияющих на импорт живых свиней и их генетического материала, свинины, свиных изделий и некоторых других товаров из ЕС, якобы по причине проблем, связанных с африканской чумой свиней (АЧС).

Предпосылки спора и меры СФС

После выявления двух случаев АЧС у диких кабанов в юго-восточной части Литвы 24 января 2014 г., Россия остановила прием продуктов, поступающих из ЕС 27 января 2014 г. Еще два случая АЧС у диких кабанов были зарегистрированы в восточном регионе Польши 17 и 19 февраля 2014 г.

29 января 2014 г. были выпущены два административных сообщения от Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору (N ФС-СА-7/1275 и N ФС-СА-8/1277).

Согласно уведомлению России в адрес ВТО от 10 февраля 2014 г. N G/SPS/N/RUS/48 Россия ввела чрезвычайные меры по отношению к Литве 25 января 2014 г., временно ограничив импорт «живых свиней и их генетического материала, продуктов из свинины (которые не подвергались термообработке по меньшей мере 72° по Цельсию, по крайней мере, в течение 30 минут), включая продукты от убоя дикого кабана, рога, копыта, кожа, кишечный материал, корма для свиней, охотничьи трофеи, а также ранее бывшее в употреблении оборудование для технического обслуживания, транспортировки, убоя и резки свиней» (N ФС-ЕН-8/1023). ЕС отреагировал на меры, введенные Россией, сообщением в адрес всех членов ВТО от 19 февраля 2014 г. в отношении Литвы (N G/SPS/GEN/1305).

Согласно второму сообщению России в адрес ВТО от 4 марта 2014 г. N G/SPS/N/RUS/49 27 февраля 2014 г. Россия ввела аналогичные чрезвычайные меры в отношении Польши (N ФС-НВ-8/2972). ЕС также отреагировал на меры, введенные Россией, вторым сообщением в адрес всех членов ВТО от 11 марта 2014 г. (N G/SPS/GEN/1313) в отношении Польши.

Сразу же после появления четырех случаев АЧС ЕС были введены меры, дополненные национальными мерами Литвы и Польши, которые заключались в определении пострадавших районов с целью предотвращения распространения АЧС из этих областей в соответствии с законодательством ЕС и международными стандартами, установленными Всемирной организацией здравоохранения животных (МЭБ), Россия была проинформирована обо всех принятых мерах и приняла участие в совещаниях экспертов.

Компетентные российские власти попытались оправдать отказ от импорта с территории ЕС, в частности, на основе утверждения о том, что формулировка ветеринарных экспортных сертификатов для экспорта продукции из ЕС в Россию не позволяет правильно сертифицировать продукцию из непострадавших районов ЕС, учитывая 4 случая АЧС в Литве и Польше. Власти ЕС в срочном порядке отправили российским властям соответствующую информацию. Дополнительная информация была представлена по собственной инициативе ЕС. Кроме того, был проведен ряд двусторонних встреч между органами ЕС и властями Российской Федерации в феврале и марте 2014 года, на которых была представлена дополнительная информация и различного рода пояснения.

Несмотря на представленную информацию и разъяснения, Россия отказалась признать шаги ЕС, принятые для разделения пострадавших районов (регионализации), и сохранила свои меры, препятствующие возобновлению экспорта в Россию из незатронутых областей ЕС, а также из Литвы и Польши.

8 января 2014 г. Украина сообщила о случаях АЧС у диких кабанов в охотничьем хозяйстве «Песчаное» в Станично-Луганском районе Луганской области, недалеко от границы с Россией. Россия ограничила импорт живых свиней и продуктов из свинины только из этого региона в соответствии с административным уведомлением от Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору от 15 января 2014 г. (N ФС-НВ-8/528). Это решение, детализированное в уведомлении России к ВТО N G/SPS/N/RUS/46, было принято раньше возникновения единичных случаев АЧС в Литве.

Аналогичным образом Россия ввела определенные ограничения на импорт в отношении Беларуси, несмотря на то, что АСЧ была идентифицирована в двух регионах Беларуси с июня 2013 года. Движение живых свиней и продуктов из свинины из свиноферм и мясоперерабатывающих предприятий Могилевской области было разрешено в силу административного уведомления от Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору от 27 января 2014 г. (N ФС-ЕН8/1093).

Далее ЕС начал консультации в рамках ВТО, 2 апреля 2014 г. власти Российской Федерации объявили, что начиная с 7 апреля 2014 г. будут введены временные ограничения и что запрет будет распространен также на обработанные продукты, содержащие свинину, исключая готовые к употреблению корма для кошек и собак, которые были подвергнуты термической обработке (температура не ниже 70° по Цельсию, продолжительность не менее 20 минут), из Литвы и Польши (N ВС-ЕН-8/5084). Данное сообщение последовало почти сразу же за изменениями в первых уведомлениях со стороны России (NN G/SPS/N/RUS/48/Add.2 и G/SPS/N/RUS/49/Add.1) с целью демонстрации того, что расширение запрета уже вступило в силу. Изменения включают административное уведомление Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору (см. N ФС-ЕН-8/5084).

Рассматриваемые меры включают принятие, поддержание и заявление Россией путем предпринимаемых с ее стороны действий и бездействия, по закону и на деле, запрет на импорт и ограничения, связанные с ввозом живых свиней и их генетического материала, продуктов из свинины и ее переработки, включая перечисленные выше (упоминаемые продукты <*>), из ЕС или любой его части (за исключением областей <**>, где защитные меры от АЧС применяются в соответствии с законодательством ЕС). Данные меры также включают дискриминацию по отношению к ЕС и его государствам-членам по сравнению с Украиной и Беларусью. Более того, упоминаемые меры включают также меры, принятые 7 апреля 2014 г. в отношении Литвы и Польши и в итоге всего ЕС.

———————————

<*> Упоминаемыми продуктами являются те продукты, к которым применяются российские меры.

<**> Сардиния и определенные области в юго-восточной Литве и северо-восточной Польше, граничащие с Беларусью.

 

Представленные меры несовместимы с обязательствами России в рамках Соглашения СФС и ГАТТ 1994.

Статья 2.2 Соглашения СФС

Как оказалось, Россия не обеспечила и не гарантирует того, что меры, о которых идет речь, применяются в той степени, которая необходима, чтобы защитить жизнь и здоровье человека или животного. Не представляется необходимым для России ограничить импорт из непострадавших районов ЕС;

Кроме того, Россия не обеспечила и не гарантирует, что меры, о которых идет речь, основаны на научных принципах. Представляется, что нет никакой научной основы для ограничения импорта из непострадавших районов ЕС или в отношении всех упоминаемых продуктов.

Россия не гарантирует, что рассматриваемые меры не поддерживаются без достаточных научных доказательств.

Статья 3.1, 3.2 и 3.3 Соглашения СФС

Меры не базируются и не соответствуют определенным международным стандартам, руководствам или рекомендациям, как это предусмотрено в статьях 3.1 и 3.2 Соглашения СФС. Более того, указанные меры не соответствуют статье 3.3 Соглашения СФС, поскольку, как представляется, отсутствует какое-либо научное обоснование для отступления от стандартов, руководств и рекомендаций, равно как данные меры не являются следствием определенного уровня санитарной защиты в России

Статья 5.1 и 5.2 Соглашения СФС

Как оказалось, Россия не гарантирует, что данные меры основаны на оценке, как это происходит в подобных обстоятельствах, риска для жизни и здоровья человека или животного, учитывая методы оценки риска, разработанные соответствующими международными организациями, в соответствии с требованиями статьи 5.1 Соглашения СФС. Россия не представила информации о такой оценке риска.

При принятии, поддержании и/или применении мер по данному вопросу Россия не принимает во внимание имеющиеся научные данные; соответствующие процессы и методы производства; соответствующие методы контроля, отбор проб и испытания; распространенность конкретных заболеваний или вредителей; существование вредителей или незараженных районов; соответствующие экологические и природные условия; карантин или лечение. Россия не представила доказательств того, что она приняла эти вопросы во внимание, как это предусмотрено статьей 5.2 Соглашения СФС. Если бы Россия должным образом приняла эти вопросы во внимание, то пришла бы к выводу о том, что принимаемые меры являются ненужными и неоправданными.

Статья 5.7 Соглашения СФС

В отношении мер по вопросу, который связан только с Литвой и Польшей, Россия ссылается на статью 5.7 Соглашения СФС для обоснования своих действий, как это указано в сообщении для всех членов ВТО от 14 марта 2014 г. (N G/SPS/GEN/1315).

Что касается рассматриваемых мер, то Россия не выполнила ни одного из требований статьи 5.7 Соглашения СФС. В этом случае неверно исходить из того, что соответствующие научные доказательства недостаточны. Меры, о которых идет речь, по всей видимости, не носят временный характер. Россия, похоже, не исходила из имеющейся информации, относящейся к делу, в том числе информации соответствующих международных организаций, а также санитарных мер, применяемых другими странами-членами ВТО. Несмотря на то, что Россия получила информацию, необходимую для более объективной оценки риска, она не проявляет никаких признаков пересмотра санитарных мер в течение разумного периода времени.

Статья 6.1, 6.2 и 6.3 Соглашения СФС

Похоже, что Россия не обеспечила и не гарантирует, что меры адаптированы к санитарным характеристикам области, из которой вывозят продукты и в которую привозят, как это предусмотрено статьей 6.1 Соглашения по СФС. При оценке санитарных характеристик пострадавшего района Россия не принимает во внимание, в частности, уровень распространенности АЧС (четыре случая с дикими кабанами в географически ограниченных районах, прилегающих к восточной части внешней границы ЕС), искоренение и программы контроля (непосредственно осуществляется в соответствии с международными стандартами, установленными МЭБ), а также соответствующие критерии, разработанные международными организациями.

Получается, что Россия не проводит различия между понятиями зараженных чумой областей и незараженных областей или областей с низким уровнем заражения, как это предусмотрено статьей 6.2 Соглашения СФС. Кроме того, оказывается, что Россия не рассматривает области на основании таких факторов, как география, экосистема, эпидемиологический надзор и эффективность санитарного контроля. Россия не признает территорию ЕС, за исключением зон ограниченного доступа (признаются их как непораженные), несмотря на реализацию соответствующих мер по регионализации.

Что касается статьи 6.3 Соглашения СФС, ЕС считает, что он предоставил необходимые доказательства и объективно продемонстрировал России, что ЕС (за исключением Сардинии и частей Литвы и Польши, которые были ограничены в связи с наличием АФС) не имеет признаков заболевания или низкой распространенности АФС. В результате России был предоставлен доступ для проведения проверок, испытаний и других соответствующих мер.

Статья 5.3, 5.4 и 5.6 СФС Соглашения

Как оказалось, при оценке риска для здоровья животных и при введении мер, которые должны применяться для достижения надлежащего уровня санитарной защиты, Россия не приняла во внимание все соответствующие экономические факторы, упомянутые в статье 5.3 Соглашения СФС, в том числе относительную экономическую эффективность альтернативных подходов к ограничению рисков.

Кроме того, при определении надлежащего уровня санитарной защиты Россия не приняла во внимание или учла не должным образом цель минимизации негативного воздействия на торговлю, как это предусмотрено статьей 5.4 Соглашения СФС.

Как оказалось, при установлении и поддержании мер, Россия не гарантирует, что они не являются более ограничительными для торговли, чем это необходимо для достижения надлежащего уровня санитарной защиты, с учетом технической и экономической целесообразности, как это предусмотрено статьей 5.6 Соглашения СФС. Российская Федерация не приняла во внимание, что существуют и другие меры, которые доступны с учетом технической и экономической целесообразности, могут помочь России достичь желаемой санитарной защиты и предоставят значительно меньше ограничений в торговле.

Альтернативные меры могли бы принимать во внимание принципы регионализации, как это определено в Кодексе для наземных животных по зонированию и кампартментализации МЭБ (глава 4.3) и изложено в статье 6 Соглашения СФС. Россия должна признать территорию ЕС (за исключением зоны ограниченного доступа в связи с наличием АЧС) как незараженную область. Альтернативные меры также могли бы включать более узкий перечень упоминаемых продуктов.

Статья 2.3 и статья 5.5 СФС Соглашения

Россия не гарантирует, что рассматриваемые меры непроизвольно не ведут к дискриминации между членами ВТО, у которых преобладают идентичные или подобные условия, как это предусмотрено статьей 2.3 Соглашения по СФС. Россия применяет меры таким образом, что они представляют скрытое ограничение международной торговли. Кроме того, представляется, что Российской Федерации не удалось избежать произвольных или необоснованных различий в уровнях, которые она считает целесообразными в различных ситуациях, и такие различия приводят к дискриминации или скрытому ограничению международной торговли в противоречие требованиям статьи 5.5 Соглашение СФС.

Отказываясь принять регионализацию в отношении территории ЕС и его государств-членов (в том числе непострадавших районов в Литве и Польше), но одновременно принимая регионализацию в отношении Украины и Белоруссии, Российская Федерация не в состоянии выполнить свои обязательства в соответствии со статьями 2.3 и 5.5 Соглашения СФС.

Кроме того, Россия отреагировала на отдельные случаи АЧС в двух государствах-членах ЕС, закрыв российский рынок для всего импорта продукции из ЕС. Для сравнения в случае вспышки АЧС в России Россия не закрывает весь российский рынок для всех отечественных продуктов. По этой же причине Россия, как представляется, действует в противоречие статьям 2.3 и 5.5 Соглашения СФС.

В этой связи следует отметить, что Россия, как представляется, неэффективно контролирует распространение АЧС на своей собственной территории. С момента появления на территории России из кавказского региона в 2007 году АЧС распространилась на запад и север, заражая диких и домашних свиней. В соответствии с сообщениями России в МЭБ насчитывалось около 600 зарегистрированных случаев заражения диких свиней (кабанов) и около 400 зарегистрированных вспышек в домашних хозяйствах с 2007 года. Штамм вируса, найденный у четырех диких кабанов в Литве и Польше, кажется, точно соответствует штамму вируса АЧС, найденного на российской территории. Случаи, обнаруженные в ЕС, произошли на границе с Беларусью, где болезнь также присутствует, в связи с распространением болезни в России.

И наконец, представляется, что Россия не смогла избежать произвольных или необоснованных различий в уровнях, которые она считает целесообразными в различных ситуациях, в том числе по отношению к различным продуктам. Такие различия приводят к дискриминации или скрытому ограничению международной торговли, что противоречит статьям 2.3 и 5.5 Соглашения СФС.

Статья 8 и Приложение C.1(a), (b) и (c) СФС Соглашения

ЕС неоднократно обращался к России с начала февраля 2014 года с целью обсуждения адаптации применяемых мер к региональным условиям в странах ЕС. Власти ЕС в срочном порядке направили российским властям всю необходимую информацию вместе с дополнительной по собственной инициативе. Кроме того, был проведен ряд двусторонних встреч между органами ЕС и властями Российской Федерации в феврале и марте 2014 года, на которых была представлена дополнительная информация и пояснения. Несмотря на предоставленную информацию и пояснения, Россия не пересмотрела меры и не позволила возобновить импорт продукции из непострадавших районов в ЕС и/или не пересмотрела меры по отношению к обработанным продуктам.

Причины задержки результатов, в том числе, следующие:

— административное уведомление от Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору от 12 марта 2014 г. (N ФС-СД-4/3620);

— отсутствие ответа на приглашения со стороны властей ЕС от 31 января и 14 февраля 2014 г. для срочных совещаний;

— запрос ответа на вопросы, которые не имеют отношения к делу (например, информация о предприятиях в незатронутых районах, ранжированных по объему производства и биозащиты);

— поздно направленное приглашение на получение виз для технического совещания, согласованного на 21 февраля, затем 24 — 25 февраля 2014 г., которое в итоге состоялось только 7 марта 2014 г. Соответственно, представляется, что Россия не соблюдает положения Приложения C Соглашения СФС о функционировании процедур контроля, проверки и утверждения и иным образом не в состоянии гарантировать, что ее процедуры не противоречат положениям Соглашения СФС, как это предусмотрено статьей 8 Соглашения СФС.

Кроме того, Российская Федерация не обеспечила в связи с процедурами проверки выполнение санитарных мер, такие процедуры были проведены и завершены без неоправданных задержек и не менее благоприятным образом в отношении импортной продукции по сравнению с аналогичными отечественными продуктами в соответствии с требованиями приложения C.1 (a) Соглашения СФС.

Кроме того, в соответствии с приложением C.1 (b) к Соглашению СФС, представляется, что Россия не смогла гарантировать, что стандартный период проведения каждой процедуры будет опубликован или что предполагаемая продолжительность обработки будет сообщена заявителю по запросу; что при получении заявки компетентный орган оперативно проверяет полноту документации и информирует об этом заявителя точно и полно; что компетентный орган передает в максимально короткие сроки результаты процедуры в точном и полном порядке заявителю, так что в случае необходимости могут быть предприняты корректирующие действия; что даже если заявка содержит недочеты, компетентный орган продолжает процедуру, насколько это возможно, если заявитель об этом просит; и что по запросу заявитель информируется о стадии процедуры с объяснением любой задержки.

Кроме того, в соответствии с приложением C.1 (c) Соглашения СФС, представляется, что Россия не гарантировала, что информационные требования ограничены тем, что необходимо для проведения соответствующих процедур контроля, проверки и утверждения.

Статья 7 и Приложение B, параграфы 1, 5 и 6 Соглашения СФС

Определенные меры в обсуждаемом вопросе были приняты Россией против Литвы 25 января 2014 г. (см. N ФС-ЕН-8/1032). Россия называет их «чрезвычайными мерами» в отношении Литвы от 10 февраля 2014 года, то есть через 16 дней после их введения. Другие упоминаемые меры, относящиеся к ЕС, не были доведены до сведения ВТО. Это не согласуется с нормами Соглашения СФС относительно прозрачности.

В частности, оказалось, что Россия не уведомляет об изменениях в своих санитарных мерах, а также не предоставляет информации о санитарных мерах в соответствии с положениями Приложения B Соглашения по СФС, как это предусмотрено статьей 7 Соглашения СФС. Кроме того, Россия не смогла обеспечить того, чтобы все санитарные нормы, которые были приняты, незамедлительно публиковались с тем, чтобы позволить ЕС и его государствам-членам ознакомиться с ними.

Россия также не уведомляет других членов через Секретариат ВТО о том, какие продукты будут охвачены мерами, вместе с кратким указанием цели и обоснованиями предлагаемых мер на ранней стадии, когда еще могут быть внесены изменения, а комментарии приняты во внимание. Россия также не предоставила копии предложенных мер по данному вопросу и не определила детали, которые существенно отличаются от международных стандартов, руководств или рекомендаций. Кроме того, Россия не дала без дискриминации разумное время для других членов высказать свои замечания в письменной форме, обсудить их и принять.

Статьи I:1, III:4 и XI:1 ГАТТ 1994

По причинам, изложенным выше, меры также несовместимы с обязательствами России в рамках ГАТТ 1994, а именно: Статья I:1 (режим наибольшего благоприятствования); Статья III:4 (национальный режим в отношении внутренних процедур); статья XI:1 (общее устранение количественных ограничений).

***

Меры, введенные Россией, по всей видимости, негативно повлияют на экспорт в Россию живых свиней, свежей свинины и других продуктов, производимых в ЕС и его государствах-членах, а также, по всей видимости, аннулируют или ограничивают преимущества, получаемые ЕС и его государствами-членами на основании упомянутых соглашений.

Данный запрос на проведение консультаций связан с рассматриваемыми мерами и любыми изменениями, дополнениями, запасными мерами и так далее, в том числе, с любыми мерами, которые указанны любой из сторон в ходе дискуссий, относящихся к консультациям.

ЕС оставляет за собой право в ходе консультаций рассмотреть дополнительные меры и требования в соответствии с другими положениями соглашений, касающихся вышеупомянутых вопросов.

ЕС рассчитывает на получение от России ответа на данный запрос и выражает готовность рассмотреть вопрос о взаимном удобном времени и месте для проведения консультаций.

 

Запрос от Европейского Союза на учреждение третейской группы

 

Следующее сообщение, датированное 27 июня 2014 г., от делегации Европейского союза на имя Председателя Органа по разрешению споров направлено в соответствии со статьей 6.2 ДРС.

Мои власти поручили мне направить запрос на учреждение третейской группы в соответствии со статьей 6 Договоренности о правилах и процедурах, регулирующих разрешение споров, в отношении принятия, поддержания и применения определенных мер со стороны Российской Федерации (Россия), которые влияют на ввоз живых свиней и их генетического материала, свинины и некоторых других свиных продуктов из Европейского Союза (Спор DS475 «Россия — меры на ввоз живых свиней, свинины и других видов свиных изделий из Европейского Союза»).

8 апреля 2014 года Европейский Союз (ЕС) запросил проведение консультаций с Россией, в соответствии со статьями 1 и 4 ДРС, статьей 11 Соглашения о применении санитарных и фитосанитарных мер (Соглашение СФС) и статьей XXIII Генерального соглашения о тарифах и торговле 1994 года (ГАТТ 1994) в связи с некоторыми российскими мерами, затрагивающими импорт живых свиней и их генетического материала, свинины и некоторых других свиных продуктов из ЕС, якобы из-за проблем, связанных с некоторым числом случаев африканской чумы свиней (АЧС) <*>.

———————————

<*> Начиная с января 2014 года АЧС была подтверждена в ЕС в следующих случаях: 24 января два диких кабана в Литве, 17 и 19 февраля два диких кабана в Польше. 30 мая 2014 г. два новых случая АЧС были подтверждены в Польше, внутри уже установленной ограниченной зоны. 26 июня 2014 г. АЧС была подтверждена в Латвии, наблюдалось три случая с дикими кабанами и тремя свиньями на ферме в районе, который уже был ограничен из-за чумы свиней. Все случаи географически располагаются очень близко к границе с Белоруссией.

 

Консультации состоялись 30 апреля и 1 мая 2014 года с целью достичь удовлетворительного для всех решения вопроса. К сожалению, в ходе консультаций не удалось урегулировать спор. Поэтому ЕС просит учредить третейскую группу в соответствии со статьями 4 и 6 ДРС, статьей 11 Соглашения СФС и статьей XXIII ГАТТ 1994, чтобы рассмотреть данный вопрос, основываясь на стандартных условиях ведения, как это изложено в статье 7.1 ДРС.

ЕС оспаривает некоторые принятые Россией меры, касающиеся сохранения и применения запрета на импорт или ограничения на импорт, которые запрещают ввоз продукции из ЕС в Россию

Конкретные меры перечислены ниже:

— Запрет на импорт из Литвы, как это отмечено в административном уведомлении от Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору от 25 января 2014 (N ФС-ЕН-8/1023). Это уведомление объявляет временное ограничение импорта «живых свиней и их генетического материала; продуктов из свинины (которые не подвергались термообработке, в условиях не менее 72 °C, минимум 30 минут); продуктов от убоя диких кабанов; кормов для свиней; охотничьи трофеи, которые не были подвергнуты полной таксидермии; оборудование, которое раньше использовалось для технического обслуживания, транспортировки, убоя и резки свиней» из Литвы по состоянию на 25 января 2014 года. ВТО была оповещена об этих мерах 10 февраля 2014 г. (N G/SPS/N/RUS/48);

— Запрет на импорт из Польши, как это отмечено в административном уведомлении от Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору от 27 февраля 2014 г. (N ФС-НВ-8/2972). Данное уведомление сообщает о временном ограничении импорта «живых свиней и их генетического материала; продуктов из свинины (которые не подвергались термообработке, в условиях не менее 80 °C, минимум 30 минут); продуктов от убоя диких кабанов; кормов для свиней; охотничьи трофеи, которые не были подвергнуты полной таксидермии; оборудование, которое раньше использовалось для технического обслуживания, транспортировки, убоя и резки свиней» из Польши по состоянию на 27 февраля 2014 г. ВТО была оповещена об этих мерах 4 марта 2014 г. (N G/SPS/N/RUS/49);

— Запрет на импорт из Литвы и Польши, как это отмечено в административном уведомлении от Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору от 2 апреля 2014 г. (N ФС-ЕН-8/5081). Это уведомление информировало о продлении ограничений в отношении импорта для обработанных продуктов, содержащих свинину, за исключением готовых к употреблению кормов для кошек и собак, которые были подвергнуты термической обработке (при температуре не ниже 70° по Цельсию, продолжительностью не менее 20 минут), из Литвы и Польши по состоянию на 7 апреля 2014 г. Эти меры были доведены до сведения ВТО 4 апреля 2014 г. (NN G/SPS/N/RUS/48/Add.2 и G/SPS/N/RUS/49/Add.1);

— Отказ Российской Федерации принять упомянутую импортную продукцию из всего ЕС. ЕС определяет данные меры как действие (запрет или ограничение импорта), а также как бездействие (отказ принять импорт из ЕС). ЕС стремится рассмотреть данные меры де-юре и де-факто (то есть на основе всех фактов). Кроме того, ЕС пытается рассмотреть детали и нюансы того, что написано и что не было написано. Так, ЕС отмечает письмо, направленное 29 января 2014 г. (N ФС-СА-8/1277) Федеральной службой по ветеринарному и фитосанитарному надзору со ссылкой на определенные экспортные сертификаты, которые ранее использовались для экспорта из ЕС в Россию, и, в частности, обращает внимание на фразу «здоровые животные, выращенные в хозяйствах и/или на административных территориях, официально свободны от заразных болезней животных, в том числе от африканской чумы свиней в течение 3-х лет, на всей территории ЕС, за исключением Сардинии». В связи с этим российские власти сделали следующее заявление: «ветврачи в государствах-членах ЕС должны прекратить сертификацию вышеуказанных продуктов. В противном случае, данные продукты, сопровождающиеся ветеринарными сертификатами, которые были выданы после 27 января 2014 г., не разрешены на территории государств-членов Таможенного союза и подлежат возврату».

Эта мера была подтверждена и повторно отражена в письме от 14 февраля 2014 г. (N ХФ-12-26/1650) Министерства сельского хозяйства Российской Федерации, которое заявило, что «этот инцидент существенно меняет эпизоотической статус не только Литвы, но и всего ЕС». С конца января 2014 года импортная продукция больше не принимается, о чем свидетельствует, в частности:

— официальное сообщение Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору от 6 февраля 2014 г., согласно которому ввоз продуктов из свинины (замороженных голов и сердец) австрийского и немецкого происхождения был запрещен в Тверской и Псковской области из-за предполагаемого риска АЧС в целом в ЕС <*>.

———————————

<*> http://fsvps.ru/fsvps/news/8935.html.

 

— До введения запрета на импорт из Польши Россия уже запрещала ввоз партии замороженного мяса свинины, которое было впоследствии вновь отгружено в ЕС 31 января 2014 г. Причиной отказа было экспортное свидетельство, поскольку из-за ситуаций с АЧС на территории Литвы существует возможность неправильной сертификации.

Каждая из этих мер противоречит обязательствам России по следующим положениям Соглашения СФС и ГАТТ 1994, за исключением некоторых случаев.

Статья 2.2 СФС Соглашения, поскольку Россия не представила доказательств и не гарантирует того, что меры, о которых идет речь, не применяются сверх необходимой степени защиты жизни и здоровья человека или животного. Необязательно, с точки зрения безопасности для России, ограничивать импорт из незатронутых АЧС районов ЕС <*> и ограничивать импорт тех продуктов, которые не представляют риска передачи заболевания.

———————————

<*> Исполнительное решение Комиссии ЕС в отношении мер по контролю за здоровьем животных, связанных с африканской чумой свиней в некоторых государствах-членах (2014/178/ЕС), Оф. журнал, серия L, 95, 29.03.2014, с. 47, определяет пострадавшие районы ЕС, в которых применяются защитные меры, т.е. Сардиния и некоторые районы на юго-востоке Литвы и северо-востоке Польши, граничащие с Беларусью (так называемые «меры по регионализации»). В отношении самых последних случаев АЧС в юго-восточной Латвии см. исполнительное решение Комиссии ЕС в отношении определенных временных защитных мер, касающихся африканской чумы свиней в Латвии.

 

Кроме того, Россия не гарантировала, что принятые меры были основаны на научных принципах. Нет никакой научной основы, есть ли конкретный риск для ограничения импорта из непострадавших районов ЕС или импорт этих продуктов действительно не представляет риска передачи заболевания. Россия не может гарантировать, что меры не вводятся без достаточных научных доказательств.

Статья 3.1, 3.2 и 3.3 Соглашения СФС, поскольку российские меры не базируются и не соответствуют международным стандартам, руководствам или рекомендациям как это предусмотрено статьями 3.1 и 3.2 Соглашения СФС. Более того, указанные меры не соответствуют статье 3.3 Соглашения СФС, поскольку, как представляется, отсутствует какое-либо научное обоснование для отступления от стандартов, руководств и рекомендаций, равно как данные меры не являются следствием определенного уровня санитарной защиты в России.

Статья 5.1 и 5.2 Соглашения СФС, поскольку Россия не гарантирует, что данные меры основаны на оценке, как это происходит в подобных обстоятельствах, риска для жизни и здоровья человека или животного, учитывая методы оценки риска, разработанные соответствующими международными организациями, в соответствии с требованиями статьи 5.1 Соглашения СФС. Россия не представила информации о такой оценке риска.

Более того, при принятии и/или применении мер по данному вопросу Россия не принимает во внимание имеющиеся научные данные; соответствующие процессы и методы производства; соответствующие методы контроля, отбора проб или испытания; распространенность конкретных заболеваний или вредителей; существование чумы или незараженных районов; соответствующие экологические и природные условия; Россия не предоставила никаких доказательств, что приняла данные факты во внимание, как это предусмотрено статьей 5.2 Соглашения СФС. Если бы Россия рассмотрела все должным образом, то принятые меры были бы признаны излишними и неоправданными.

Статья 5.7 Соглашения СФС, поскольку Россия не предприняла никаких действий, то в данном случае некорректно действовать на основе недостаточных научных доказательств. Меры, о которых идет речь, по всей видимости, не носят временный характер. Россия не действует на основе имеющейся информации, относящейся к делу, не ссылается на соответствующие международные организации, а также на санитарно-гигиенические меры, применяемые другими странами-членами. Хотя Россия получила информацию, необходимую для более объективной оценки рисков, не похоже, что она их рассматривает вопрос о пересмотре санитарных мер в ближайшее время.

Статья 6.1, 6.2 и 6.3 Соглашения СФС, так как Россия не гарантирует, что меры адаптированы к санитарным характеристикам области, где выращивают мясо. Анализируя санитарные характеристики, Россия не принимает во внимание уровень распространенности АЧС, а также программы контроля и ликвидации (немедленно реализованные в соответствии с международными стандартами, установленными МЭБ), соответствующие критерии, разработанные международными организациями.

Более того, Россия не различает понятия зараженных и незараженных областей или областей с низким уровнем заражения, как это предусмотрено статьей 6.2 Соглашения СФС.

Россия также не рассматривает области заражения на основании таких факторов, как география, экосистема, эпидемиологический надзор и эффективность санитарного контроля. Россия не признает территорию ЕС, за исключением некоторых зон, как свободную от болезни территорию, несмотря на реализацию соответствующих мер по регионализации.

Что касается статьи 6.3 Соглашения СФС, ЕС считает, что он предоставил необходимые доказательства и объективно продемонстрировал России, что ЕС (за исключением некоторых областей, которые были ограничены в связи с наличием АФС) свободен от заболевания или низкой распространенности АФС. Как результат, России был предоставлен доступ для проведения проверок, испытаний и других соответствующих мер.

Статья 5.3, 5.4 и 5.6 Соглашения СФС, поскольку при анализе риска для здоровья животных и определении мер, которые должны применяться для достижения надлежащего уровня санитарной защиты, Россия не приняла во внимание все соответствующие экономические факторы, упомянутые в статье 5.3 Соглашения СФС, в том числе относительная экономическая эффективность альтернативных подходов к ограничению рисков.

Также при определении надлежащего уровня санитарной защиты Россия не приняла во внимание или не учла должным образом цель минимизации негативного воздействия на торговлю, как это предусмотрено статьей 5.4 Соглашения СФС.

При установлении и поддержании мер Россия не гарантирует, что они не являются более ограничительными для торговли, чем это необходимо для достижения надлежащего уровня санитарной защиты с учетом технической и экономической целесообразности, как это предусмотрено статьей 5.6 Соглашения СФС. Россия не принимает во внимание, что существуют и другие меры, которые доступны с учетом технической и экономической целесообразности и которые могут помочь России достичь желаемой санитарной защиты и создадут значительно меньше ограничений в торговле.

Альтернативные меры могут быть такими, которые принимают во внимание принципы регионализации, как это определено в Кодексе для наземных животных по зонированию и кампартментализации МЭБ (глава 4.3), отражено в Санитарном кодексе наземных животных с АЧС МЭБ (глава 15.1) и изложено в статье 6 Соглашения СФС. Россия должна признать территорию ЕС (за исключением зоны ограниченного доступа в связи с наличием АЧС) как незараженную область. Альтернативные меры также могли бы включать более узкий перечень упоминаемых продуктов.

Статья 2.3 и статья 5.5 Соглашения СФС, поскольку меры, введенные Россией, непроизвольно ведут к дискриминации между членами ВТО, у которых преобладают идентичные или подобные условия, в частности, меры различны не только к странам-членам, но и относительно внутренних территорий России.

Например, в то время как Россия вводит запрет на импорт продукции со всей территории ЕС, она не применяет аналогичные меры в отношении таких же отечественных товаров и к их внутреннему передвижению на территории России. В этой связи следует отметить, что Россия, похоже, неэффективно контролирует распространение АЧС на своей территории. С момента ее появления на территории России из кавказского региона в 2007 году АЧС распространилась на запад и север, заражая диких и домашних свиней. В соответствии с сообщениями России в МЭБ было обнаружено около 400 вспышек АЧС в хозяйствах, что повлияло на 500 000 домашних свиней, также насчитывалось около 600 зарегистрированных случаев заражения диких свиней с 2007 года. Случаи, обнаруженные в ЕС, произошли на границе с Беларусью, где болезнь также присутствует в связи с распространением болезни в России. Секвенирование изолятов вируса показало 100% соответствие между литовскими и польскими случаями с кабанами и вирусными изолятами, распространенными в России и Беларуси.

Более того, в отношении ограничительных мер, связанных с АЧС, согласно письму Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору от 15 января 2014 г. (N ФС-НВ-8/528), несмотря на нахождение АЧС у диких кабанов в угодьях в Луганской области Украины, недалеко от российской границы, Россия ограничила импорт живых свиней и свиней продуктов только из Луганской области и не ввела запрет на всех свиней и свиные продукты из Украины.

В этой связи отмечено, что Россия отменила определенные ограничения на импорт в отношении Беларуси, несмотря на то, что АСЧ была идентифицирована в двух регионах Беларуси с июня 2013 года. Движение живых свиней и продуктов из свинины из свиноферм и мясоперерабатывающих предприятий Могилевской области было разрешено в силу административного уведомления от Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору от 27 января 2014 (N ФС-ЕН-8/1093).

Россия продолжает отказывать в регионализации в отношении территории ЕС и его государств-членов. Таким образом, Россия применяет меры, которые являются скрытым ограничениям международной торговли. Россия не сможет избежать произвольных или необоснованных различий в мерах по отношению к разным районам, что приводит к дискриминации или скрытому ограничению международной торговли

Статья 8 и Приложение C.1(a), (b) и (c) Соглашения СФС, поскольку Россия не изменила введенные меры, чтобы возобновить импорт продукции или переработанных продуктов на территорию Российской Федерации из непострадавших районов ЕС. ЕС неоднократно обращался к России с начала февраля 2014 года с целью адаптировать меры к региональным условиям в странах ЕС. Россия была обеспечена всей запрашиваемой информацией и дополнительной информацией, направленной по собственной инициативе ЕС. Кроме того, был проведен ряд двусторонних встреч между органами ЕС и российскими властями с февраля 2014 года, на которых была представлена дополнительная информация и пояснения. Причины задержки результатов следующие:

— административное уведомление от Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору от 12 марта 2014 г. (N ФС-СД-4/3620);

— отсутствие ответа на приглашения со стороны властей ЕС от 31 января и 14 февраля 2014 г. для срочных совещаний;

— запрос ответа на вопросы, которые не имеют отношения к делу (например, информация о предприятиях в незатронутых районах, ранжированных по объему производства и биозащиты);

— поздно направленное приглашение на получение виз для технического совещания, согласованного на 21 февраля, затем 24 — 25 февраля 2014 г., которое в итоге состоялось только 7 марта 2014 г. Соответственно, представляется, что Россия не соблюдает положения Приложения C Соглашения СФС о функционировании процедур контроля, проверки и утверждения и иным образом не в состоянии гарантировать, что ее процедуры не противоречат положениям Соглашения СФС, как это предусмотрено статьей 8 Соглашения СФС.

Кроме того, Россия не обеспечила в связи с процедурами проверки выполнение санитарных мер, такие процедуры были проведены и завершены без неоправданных задержек и не менее благоприятным образом в отношении импортной продукции по сравнению с аналогичными отечественными продуктами в соответствии с требованиями приложения C.1 (a) Соглашения СФС.

Кроме того, в соответствии с приложением C.1 (b) к Соглашению СФС, представляется, что Россия не смогла гарантировать, что стандартный период проведения каждой процедуры будет опубликован или что предполагаемая продолжительность обработки будет сообщена заявителю по запросу; что при получении заявки компетентный орган оперативно проверяет полноту документации и информирует об этом заявителя точно и полно; что компетентный орган передает в максимально короткие сроки результаты процедуры в точном и полном порядке заявителю, так что в случае необходимости могут быть предприняты корректирующие действия; что даже если заявка содержит недочеты, компетентный орган продолжает процедуру, насколько это возможно, если заявитель об этом просит; и что по запросу заявитель информируется о стадии процедуры с объяснением любой задержки.

Кроме того, в соответствии с приложением C.1 (c) Соглашения СФС, представляется, что Россия не гарантировала, что информационные требования ограничены тем, что необходимо для проведения соответствующих процедур контроля, проверки и утверждения.

Статья 7 и приложение B пункт 1, 2, 5 и 6 Соглашения СФС, поскольку определенные меры в обсуждаемом вопросе были приняты Россией против Литвы 25 января 2014 (см. N ФС-ЕН-8/1032), но ВТО была проинформирована о них 10 февраля 2014 г., то есть через 16 дней после их введения. Другие упоминаемые меры, а именно запрет на импорт из всего ЕС, не были доведены до сведения ЕС, не были опубликованы, ВТО не была проинформирована. Это не согласуется с нормами Соглашения СФС относительно прозрачности.

В частности, оказалось, что Россия не уведомляет об изменениях в своих санитарных мерах, а также не предоставляет информации о санитарных мерах в соответствии с положениями Приложения B Соглашения по СФС.

Что касается запрета на рассматриваемые продукты из Литвы, Россия не уведомляет других членов через Секретариат ВТО, какие продукты будут охвачены мерами вместе с кратким указанием цели и обоснованиями предлагаемых мер. Также Россия не смогла предоставить копии предложенных мер по данному вопросу и не дала возможность другим странам высказать свои замечания в письменном виде, обсудить их и принять.

В отношении запрета, распространяемого на всю территорию ЕС, Россия не смогла обеспечить того, чтобы все меры, которые были приняты, незамедлительно публиковались с тем, чтобы позволить ЕС и его государствам-членам ознакомиться с ними. В связи с этим членам ЕС не удалось получить разумный промежуток времени между опубликованием и вступлением в силу запрета, чтобы адаптировать свои продукты и способ производства к требованиям импортирующей стороны. Кроме того, принимая во внимание, что данная мера не совпадала с содержанием международных стандартов, руководств и рекомендаций, а также принимая во внимание, что она имела существенное влияние на торговлю ЕС и его государств-членов, Россия не опубликовала уведомление на ранней стадии рассмотрения, чтобы все заинтересованные стороны были в курсе предложения; Россия не уведомила на ранней стадии рассмотрения других членов ВТО через Секретариат ВТО о том, какие продукты попадут под ограничение с указанием целей предлагаемого регулирования так, чтобы у стран-членов была возможность внести поправки и чтобы комментарии были приняты во внимание; Российская Федерация не предоставила по запросу другим членам ВТО копии стандартов, руководств и рекомендаций; без дискриминации не предоставила разумный промежуток времени другим странам-членам для внесения письменных комментариев, обсуждения данных комментариев по запросу и принятия комментариев и результатов обсуждения во внимание.

Следует отметить, что запрет импорта с территории всего ЕС вызывает беспокойство, поскольку раз Россия посчитала, что возникла актуальная проблема защиты здоровья, то почему она не смогла немедленно сообщить об этом другим членам через Секретариат ВТО, изложив характер неотложной проблемы.

Россия также не предоставила копии постановления другим странам-членам и не позволила другим членам внести письменные комментарии, обсудить данные комментарии и принять комментарии и результаты обсуждения во внимание.

Статья I:1 ГАТТ 1994, поскольку Россия не предоставила возможности ЕС вывезти продукцию, то такие же требования должны были быть применены, в частности, в отношении продукции из Украины и Беларуси согласно статье 2.2. и 5.5. Соглашения СФС.

Статья III:4 ГАТТ 1994, поскольку меры менее благоприятны для импортной продукции, чем для аналогичной продукции, произведенной в России, из-за законов, правил и требований, которые затрагивают продажу, транспортировку, распределение и использование.

Статья XI:1 ГАТТ 1994, поскольку российские меры представляют собой запрет или ограничение импорта, кроме пошлин, налогов или других сборов.

***

Российские меры отрицательно влияют на экспорт в Российскую Федерацию живых свиней, свежей свинины и других продуктов из ЕС и его государств-членов и аннулируют преимущества, получаемые ЕС и его государствами-членами на основании упомянутых соглашений.

Данный запрос относится к упомянутым мерам и к любым изменениям, дополнениям, расширениям, заменам, запасным, обновленным мерам и к их реализации.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code