ГОСУДАРСТВО КАК КООРДИНАТОР ЭКОНОМИЧЕСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

А. Б. Ратькова, кандидат экономических наук, доцент
Костромской государственный университет имени Н. А. Некрасова, Кострома, Россия

Рассматривается роль государства в процессе экономического развития в условиях глобальной нестабильности экономических систем, усложнения и усиления противоречий экономических отношений. Приводится дополнительная аргументация точки зрения, согласно которой сохраняется ведущая роль государства и требуется усиление его координирующего воздействия. Отмечены взаимообусловленность механизмов государственного и рыночного регулирования, необходимость построения стратегии экономического развития на взаимодействии этих механизмов.

Подчеркивается необходимость выработки механизма «компромиссного», а не конфликтного экономического взаимодействия государства и рынка. Обозначено, что государство становится координатором и организатором социально-экономического развития.

Ключевые слова: государство, рынок, экономическая система, экономические отношения, функции государства, экономическое развитие, провалы рынка, провалы государства.

В условиях глобальной нестабильности экономических систем XXI в. не только не исключаются, а наоборот, предполагаются активные функции государства. В своем труде «Исследования о природе и причинах богатства народов» А. Смит отмечал: «Согласно системе естественной свободы, государю надлежит выполнять только три обязанности весьма важного значения, но ясные и понятные для обычного разумения: во-первых, обязанность ограждать общество от насилий и вторжения других независимых обществ; во- вторых, обязанность ограждать по мере возможности каждого члена общества от несправедливости и угнетения со стороны других его членов; и, в-третьих, обязанность создавать и содержать определенные учреждения, создание и содержание которых не может быть в интересах отдельных лиц или групп, потому что прибыль от них не сможет никогда возместить издержки отдельному лицу или небольшой группе, хотя и может зачастую с излишком возместить их большому обществу» [10. С. 651]. В данном контексте отметим необходимость говорить о функциях государства в зависимости от конкретной социально-экономической и политической ситуации в стране, прошлых традиций, преобладающих политических настроений, а также стоящих перед страной задач. С позиции цивилизованности экономической жизни XXI в. участие государства вызвано не только необходимостью обеспечения поддержания закона и порядка, защиты национальной территории и граждан, но и определенными социальными условиями: заботой об инвалидах, детях, стариках, малоимущих, необходимостью регулирования рынка труда, принятия мер по сокращению безработицы. На необходимость соизмерения будущих решений государства с возможностями поддержки тех, кому сложно приспособиться к новым условиям, обращает внимание в своей статье Д. Медведев [4]. Реализация функций предполагает концентрацию у государства достаточных ресурсов, формирующихся преимущественно за счет фискальной политики.

«В странах — пионерах развития, осуществляющих промышленную революцию в XVII — 1-й половине XIX в. и медленно, поступательно, эволюционным путем развивающих рыночную экономику, государство само формировалось как один из неотъемлемых институтов рынка» [3. С. 14]. В то же время существование рынка связано с функциями государства. Одна из них, как нами отмечалось ранее, — это «формирование формальных норм, которые регламентируют отношения собственности, контрактные отношения, права потребителей, антимонопольное законодательство, регулируют деятельность естественных монополий, качество работы судебных органов» [8. С. 71]. Кроме того, активная промышленная политика и меры государства по защите новых отраслей от внешней конкуренции позволили многим странам преодолеть примитивную структуру экономики. Исходя из данного контекста, отметим необходимость построения стратегии экономического развития на взаимодействии государственного и рыночного регулирования. Нельзя согласиться с противопоставлением государства в аспекте его экономической деятельности и рынка как антагонистов, конфликтных механизмов. На Международной научной конференции «Экономическая система современной России: пути и цели развития» Т. Н. Цаголов отметил, что «для обеспечения эффективности рыночного механизма нужно выйти за пределы этого механизма», поскольку рынок однобок, а планомерность сама по себе нежизнеспособна. Так, «симбиоз рынка и плана дал в Китае экономический рост, ставший локомотивом мирового рынка, а рыночный фундаментализм в российские девяностые породил глубочайший кризис, из которого некоторые сектора экономики России до сих пор не вышли» [2. С. 112]. Ошибочность убеждения самодостаточности рыночных механизмов доказала Великая депрессия 1930-х гг. В этой связи изменились отношения к участию государства в экономическом развитии.

Современные реалии демонстрируют весьма ограниченную способность нерегулируемого рынка спонтанно обеспечить равновесие и высокую эффективность экономики. Отметим, что никогда и нигде в мире функционирование полностью саморегулирующейся экономики принципиально невозможно. «Когда-то великий французский экономист-классик Ф. Кенэ сравнивал государство с лекарем, которого призывали в экономику, если она заболевает, чтобы ее излечить. Дж. Кейнс фактически с аналогичной целью искал методы государственной и бюджетной политики, чтобы вывести капитализм из депрессивного состояния» [13. С. 60]. Впервые Дж. М. Кейнс предложил научно обоснованную концепцию активной макроэкономической политики. Для макроэкономической стабилизации, преодоления рецессионных процессов в экономике необходимо одновременно регулировать инфляцию и безработицу. Рычаги регулирования этих процессов предусматривали активное использование широкого спектра антициклических кредитно-денежных и бюджетно-налоговых регуляторов для обеспечения полной занятости при низких уровнях инфляции. Кейнсианская революция усилила значение государственного регулирования экономики. Вопрос о необходимости преодоления отсталости бывших колониальных государств был поставлен в практическую плоскость.

Несовершенство рынка не вызывает сомнений. Его механизм в значительной степени утратил способность к саморегулированию экономических процессов. Для рыночного механизма характерно множество неизвестных, которые делают представление о перспективах на будущее очень неопределенным. Маркс называл эту неопределенность рынка «товарным фетишизмом». Кейнс в своей работе «Трактат о вероятности» исходил из несовершенства человеческих знаний о рынке и развивал теорию вероятностных суждений, с помощью которой лишь очень приблизительно можно предсказать ход событий [7. С. 123]. При всех концепциях рыночной экономики проявляется высокий уровень неопределенности. В этой связи традиционное понятие равновесной экономики становится условным. Снижение неопределенности возникает в условиях координирующего воздействия государства.

Потребители при наличии информации о продуктах на локальном рынке могут не располагать информацией о продукции, ее качестве, субститутах и комплементарных товарах на других рынках. В связи с отсутствием информации и возникающей вследствие этого неопределенности производители и потребители несут издержки. Неразвитость транспортной системы приводит к сегментированию национального рынка. Каждый сегмент рынка отличается своей шкалой цен. В таких условиях усложняется принятие производителями рационального решения по максимизации прибыли, а для рынка в целом — решение задачи эффективного распределения ресурсов. Государственным координирующим действием в формировании цен может быть доведение необходимой информации до производителей и потребителей или воздействие на производство и потребление.

Несовершенство рынка проявляется также в отсутствии эффективной конкуренции. Наглядным примером является промышленный сектор. В его отрасли входит незначительное число или одна крупная корпорация. Возникающее противоречие в том, что, с одной стороны, экономия на масштабах требует организации промышленного производства на крупных предприятиях, которым необходимы емкие рынки. С другой стороны, многие страны обладают рынками относительно малой емкости. Те немногочисленные предприятия, способные обеспечить этот рынок, вступают в сговор о ценах, намного превышающих их издержки производства. Необходимость ограничения монополистических тенденций на рынке требует координирующих действий государства.
Важная проблема, подтверждающая несовершенство рынка, — распределение доходов.

Противоречивость рыночного механизма в том, что, с одной стороны, рынок способен более эффективно распределять ресурсы, с другой — рыночный механизм усиливает неравенство в распределении доходов. Это подтверждает история и практика развивающихся стран и стран с переходными экономиками. Одним из условий функционирования рыночной экономики, как известно, является наличие частной собственности. Следует признать, что у относительно небольшой части населения сосредоточена крупная частная собственность. А для большинства населения основным источником доходов является оплата труда. Этим противоречием вызвана неравномерность распределения доходов. Здесь необходимы меры косвенного координирующего воздействия государства, которые могут включать налоги, субсидии, штрафы за причиненный ущерб. В противном случае большая часть доходов будет переходить в руки собственников. Поскольку для большинства работников основным источником средств существования в условиях рыночной экономики является продажа своего труда, возможны ситуации, когда он окажется не в силах этим воспользоваться (например, утрата трудоспособности с возрастом, в связи с болезнью, инвалидностью). Поэтому государство вынуждено создавать специальные страховые фонды, посредством которых концентрирует значительные финансовые ресурсы и тем самым обеспечивает надежную социальную защиту населения. Исходя из данного контекста, отметим, что минимальная граница координирующего воздействия государства на экономическое развитие зависит от текущего состояния экономики, уровня и качества жизни в стране.

Максимальная граница определяется степенью реализации социальных программ, уровнем налогов, которые должны быть согласованы с возможностями государства и не должны подрывать интересы и стимулы владельцев факторов производства. Структурные изменения предполагают долговременный период (лаги). Процесс структурных изменений может характеризовать развитие экономики. Каковы же возможности рыночных механизмов в этом процессе? «Слабо регулируемый рынок, обслуживающий интересы теневого капитала, — как отмечают О. Е. Рязанова, И. В. Башлаков-Николаев, — не может обеспечить достижение объективно необходимых долгосрочных целей, решение важных социальных задач. Низкая предпринимательская мотивация и психология временщиков порождает вседозволенность, алчность и стремление к наживе любой ценой, нередко в ущерб общественным интересам» [9. С. 8]. Соглашаясь с высказанной точкой зрения, отметим, что особенностью интересов участников рыночного взаимодействия является максимизация доходов в краткосрочном периоде. Обычно отсутствует заинтересованность рынка в производстве таких общественных благ, как образование и здравоохранение. Эти блага могут предоставляться по низким ценам или даже бесплатно. Современная практика развитых стран демонстрирует финансирование системы образования в значительной степени за счет государственных средств, поскольку повышение уровня образованности как один из важнейших элементов национальных программ развития требует существенных затрат. Возможность плодотворного взаимодействия механизмов государственного регулирования и рыночного саморегулирования подтверждается успешным опытом Южной Кореи, Тайваня и Сингапура. Оптимальное сочетание механизмов государства и рынка во многом определяют достижение позитивного результата. В условиях поступательного эволюционного развития рыночных отношений возможен баланс государственного и рыночного регулирования. Однако при необходимости быстрого преодоления отставания в развитии, возрастании противоречий экономических отношений в условиях глобальной нестабильности экономических систем значительно возрастает роль государства как координатора и организатора экономического взаимодействия.

Необходимость активной роли государства в экономической жизни была высказана участниками Международной научной конференции «Экономическая система современной России: пути и цели развития» [13], эта проблема нашла отражение в статьях С. Р. Шибаева [14] и Д. Сорокина [11]. В контексте сказанного приведем выдержку из работы нобелевского лауреата Дж. Стиглица: «Сегодня, говоря о роли государства, экономисты ставят вопрос не только о провалах рынка, но также и об ограничениях для правительства, чтобы предлагаемые им средства лечения не оказались дороже рыночных недомоганий» [15. Р. 143—144].

Действительно, избыточное влияние государства, во-первых, создает ситуацию «противодействия» или «торможения» механизмам саморегулирования и приводит к снижению эффективности. Во-вторых, оно само подвергается влиянию со стороны бюрократизма и коррупции, что приводит к возникновению провалов государства. Они бывают, как отмечают А. Аткинсон и Дж. Стиглиц, не реже, чем провалы рынка [1. С. 399—438,482—494]. Причем провалы государства могут не только дополнять, но и усиливать провалы рынка. Д. Сорокин обращает внимание на то, что «широкое использование методов «ручного управления»… ведет к избыточному присутствию государства в тех сферах экономики, где оно должно быть сведено к минимуму, при явном дефиците государственного участия там, где оно действительно необходимо» [11. С. 42]. В этой связи отметим необходимость государственного координирующего воздействия в ситуациях, связанных со значительными рисками для общества и неспособностью их преодолеть посредством механизмов рынка. Координирующее воздействие государства должно способствовать чистому общественному выигрышу в сравнении с ситуацией отсутствия координирующего воздействия. В случае незначительных потерь участие государства может оказаться нецелесообразным. Сопоставление последствий ситуаций участия и неучастия государства в решении создавшихся проблем позволит определить целесообразность его координирующего воздействия. Если участие государства целесообразно, необходимы разработка и принятие эффективного решения создавшихся проблем. Это предполагает рассмотрение и оценку альтернативных вариантов или наиболее выполняемых из них. Разделяя позицию JI. Хасановой [12], к причинам неэффективности государства отнесем, во-первых, политическую природу государства. Властные полномочия принудительного, разрешительного, запретительного характера осуществляют конкретные люди. Они нередко руководствуются эгоистическими целями и устремлениями, что негативно влияет на правительственные решения. Во-вторых, это экономическая природа функционирования государства. Проявляется несовершенство механизма согласования частных издержек и выгод тех, кто принимает политические решения, с издержками и выгодами общества в целом. Экономическая деятельность государства обычно связана с выпуском благ, которые находятся вне сферы деятельности рыночных механизмов.

Временные периоды (лаги), которыми сопровождаются принятие решений, их реализация, результаты реализации, изменяют состояние экономической системы. В новых условиях принятые ранее правильные решения могут вызвать негативные результаты и провалы государства. Это подтверждается законом непредвиденных последствий. Согласно закону реализация действий:
1) может не привести к желаемым результатам;
2) приводит к результату с большими издержками; 3) приводит к противоположному результату. Отметим, что в дополнение к желаемым результатам существуют результаты непредвиденные. Определенные ситуации создают эффект, который неожидаем или выходит за пределы этого ожидания. В своей работе «Непредвиденные последствия целенаправленного социального действия» Р. К. Мертон попытался применить системный анализ к проблеме «непредвиденных последствий целенаправленного социального действия» [5. С. 20]. Он отмечал взаимосвязь целенаправленного действия и осознанных действий в отличие от поведения, то есть с действием, которое подразумевает мотивы и, следовательно, выбор между различными альтернативами.

Классифицируя непредвиденные последствия, выделим положительный и неожиданный выигрыш (везение), отрицательный или ошибочный эффект, потенциальный источник проблем, согласно закону Мерфи. Исходя из данного контекста, отметим, что всякая ситуация может иметь множество последствий. Причем каждое из них будет включать хотя бы одно непредвиденное. Например, даже качественный прогноз увеличения или уменьшения налоговых сборов при снижении или увеличении ставки налогообложения может оказаться ошибочным. Наряду с законом непредвиденных последствий возможность провалов государства подтверждается законом больших чисел. Для массовых общественных явлений характерны количественные закономерности. Условием их зримого проявления является достаточно большое число наблюдений.

Единичным явлениям в отличие от массовых, как правило, закономерности не присущи, поскольку им свойственно подвергаться множеству случайных факторов. В соответствии с законом больших чисел применительно к провалам государства принятые правительственные решения выполняются, если: 1) разделяются абсолютным большинством субъектов; 2) служат для них ориентиром, приемлемым правилом игры; 3) органично вписываются в их деятельность. Однако в действительности хозяйствующие субъекты руководствуются собственными интересами — правительственные решения могут быть приняты или не приняты. Отклонения в выполнении тех или иных правительственных решений могут проявляться как в оппортунистическом поведении, так и в явных нелегитимных действиях. В случае массового характера эти отклонения сложно устранить. В результате объективно проявляется провал государства. Поэтому, осуществляя регулирующее воздействие в случае провалов рынка и прежде всего предупреждая их, государство должно следить за возможными неблагоприятными последствиями своих действий и при необходимости корректировать их. Согласимся с точкой зрения, согласно которой, «как признание «провалов рынка» не означает призыва отказаться вообще от рыночных отношений, так и указание на «провалы государства» не может и не должно восприниматься как отрицание его важнейших экономических функций» [6. С. 47].

В заключение отметим: ни механизм государственного регулирования, ни механизм рыночного саморегулирования не могут претендовать на роль исключительного инструмента экономического развития. Каждому из них присущи провалы. Для современной экономики характерна глобальная нестабильность экономических систем, усложнение и усиление противоречий экономических отношений. Эти условия требуют сохранения ведущей роли государства и усиления его координирующих воздействий.

Однако это не означает снижения роли рыночного регулирования. Механизмы государства и рынка должны развиваться во взаимосвязи, а не в ущерб друг другу. Для этого необходима выработка механизма «компромиссного», а не конфликтного взаимодействия государства и рынка. В условиях меняющихся форм государственного регулирования государство становится координатором и организатором социально-экономического развития. Эта роль государства и «компромиссный» механизм его взаимодействия с рынком способствует успешной трансформации экономической системы в новое состояние, отвечающее вызовам XXI в.

Список литературы

1. Аткинсон, А. Лекции по экономической теории государственного сектора / А. Аткинсон, Дж. Сти- глиц. — М. : Аспект-пресс, 1995. — 832 с.
2. Брялина, Г. И. Экономика России: поиск путей развития / Г. И. Брялина [и др.] // Вестн. Моск. ун-та. — 2015. — Сер. 6. Экономика. № 2. — С. 110—120.
3. Кулаков, М. В. Государство как субъект экономического развития / М. В. Кулаков, Л. П. Чихун // Вестн. Моск. ун-та. — 2015. — Сер. 6. Экономика. № 6. — С. 13—22.
4. Медведев, Д. Новая реальность: Россия и глобальные вызовы / Д. Медведев // Вопр. экономики. — 2015. —№ 10. —С. 5—29.
5. Мертон, Р. К. Непредвиденные последствия целенаправленного социального действия / Р. К. Мер- тон. — М., 2006. — 873 с.
6. Радыгин, А. Государственная компания: сфера проявления «провалов государства» или «провалов рынка»? / А. Радыгин, Ю. Симачев, Р. Энтов // Вопр. экономики. — 2015. — № 1. — С. 45—79.
7. Ратькова, А. Б. Государственное стратегическое планирование как фактор снижения уровня неопределенности / А. Б. Ратькова // Стратегическое планирование и развитие предприятий. Секция 3 : материалы 14-го всерос. симп., Москва, 9—10 апр. 2013 г. / под ред. чл.-корр. РАН Г. Б. Клейнера. — М.: ЦЭМИ РАН, 2013. — С. 123—124.
8. Ратькова, А. Б. Координирующее действие государства на формирование институциональной среды / А. Б. Ратькова // Экон. журн. — 2012. — № 2 (26). — С. 71—74.
9. Рязанова, О. Е. Роль государства в механизме управления институтом собственности в неоэкономике / О. Е. Рязанова, И. В. Башлаков-Николаев // Экон. науки. — 2015. — № 3. — С. 7—10.
10. Смит, А. Исследование о природе и причинах богатства народов / А. Смит. — М. : Соцэкгиз, 1962. — 684 с.
11. Сорокин, Д. Экономическая теория и экономическая реальность / Д. Сорокин // ВЭО России: 250 лет на службе Отечеству. Рос. экон. журн. Спец. вып. — 2015. — С. 40—42.
12. Хасанова, JL В. Провалы государства и проблемы эффективности государственного регулирования / JI. В. Хасанова // Вестн. Кыргыз.-Рос. славян, ун-та. — 2008. — Т. 8, № 1. — С. 34—36.
13. Черковец, В. Н. К ренессансу планомерного функционирования и развития экономики России? / В. Н. Черковец // Вестн. Моск. ун-та. — 2015. — № 2. Сер. 6. Экономика. — С. 56—65.
14. Шибаев, С. Р. Государственный капитал как инструмент управления рынком / С. Р. Шибаев // Вестн. Рос. экон. ун-та им. Г. В. Плеханова. — 2014. — № 1. — С. 68—74.
15. Stiglitz, J. Principles of Macroeconomics / J. Stiglitz. Stanford Univ., 1996. 480 p.

Вестник ЧелГУ № 2 (384) 2016. Экономические науки. Выпуск 52

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code