КАПИТАЛИЗМ И СОЦИАЛИЗМ: ПРОДОЛЖЕНИЕ ПРОТИВОСТОЯНИЯ ИЛИ ЗАРОЖДЕНИЕ ОБЩИХ ЦЕЛЕЙ?

Н.Н.Мильчакова, доктор экономических наук, профессор

Рассматриваются вопросы разработки теории экономических систем по двум направлениям исследования. Первое представляет позицию авторов, отрицающих капитализм как эффективную систему хозяйствования, второе — противоположную точку зрения. Освещается проблема приоритетности и преимуществ экономической системы в контексте традиционного спора между двумя ее типами — капиталистической и социалистической. Обсуждаются вопросы, связанные с формированием различных моделей экономических систем, их адаптивностью, эффективностью и ролью в развитии общественного хозяйства. Обозначены теоретические и практические проблемы обеих форм социально- экономической организации. Обосновывается необходимость актуализации интегрального подхода к анализу экономических систем в современных условиях.

Ключевые слова: экономическая система, капиталистический тип, социалистический тип, модели экономических систем.

 

Меняющееся мировосприятие субъектов хозяйственной деятельности нового столетия демонстрирует качественные изменения в понимании ими динамики экономических, социальных и политических процессов. Причем изменения, происходящие в глобальной социально-экономической системе, опережают процесс их познания и восприятия.
Масштабный системный кризис, оказывающий огромное влияние на сложившийся миропорядок, вновь ставит вопрос о перспективах развития человеческой цивилизации и контурах «нового устройства». Продолжающиеся дискуссии о возможности конвергенции капитализма и социализма в «постиндустриальную эпоху» приобретают новую актуальность и значимость.

Как известно, теория конвергенции — это теория схождения, исторического сближения и слияния двух противоположных общественных систем, социализма и капитализма, возникшая в 1950—60-х гг. на почве неолиберального идеализма. Сторонники этой теории признавали позитивный опыт социализма в сфере экономического и социального планирования, в науке и образовании, который реально заимствовался и использовался западными странами (введение пятилетнего планирования во Франции при Ш. де Голле, разработка государственных социальных программ, создание так называемого социального государства в ФРГ и т. д.). В то же время эта теория предполагала, что сближение двух систем возможно на основе встречного движения, которое выражается в улучшении социальных и экономических основ капитализма, с одной стороны, и гуманизации социализма и даже введения элементов рыночной экономики — с другой.

В экономической литературе проблемам становления, формирования и развития экономических систем посвящены десятки научных работ и исследований как зарубежных, так и российских ученых: П. Сорокин [1], Дж. К. Гэлбрейт [2], Я. Тинберген [3], Ж. Фурастье [4], Д. Белл [5; 6], У. Ростоу [7], С. Глазьев [8], Р. Хасбулатов [9; 10], Г. Цаголов [11, 12], С. Меньшиков [13], В. Бархатов [14], Г. Журавлева [15]. Безусловно, к настоящему времени уже разработаны методологические, концептуально теоретические подходы к исследованию различных форм и моделей экономической организации хозяйства, однако эмпирические исследования свидетельствуют об отсутствии примеров успешного их применения.

Любая экономическая система имманентно нацелена на решение приоритетных задач в области эффективности производства, рационального использования ограниченных ресурсов, применения технологий и распределения всех факторных доходов.
Эволюция становления и развития экономических систем свидетельствует о некоторой их типологизации. Основным критерием ее формирования, как правило, является совокупность черт и свойств, характеризующих уровень развития экономической и политической системы и менталитет нации [16].

В настоящее время можно говорить о двух основных типах современной экономической системы — капиталистической и социалистической. Очевидно, что начало нового столетия вновь характеризуется дальнейшим формированием капиталистической модели экономического развития.

Следует напомнить, что первоначально дискуссии о капиталистической экономике были основаны на абстрактной идеализированной версии, предполагающей функционирование экономики в условиях совершенной конкуренции. Однако эти условия функционирования хозяйственной системы никогда не реализовывались в полной мере в реальном мире. И тем не менее построение «чистой» модели капитализма оказалось весьма полезным, поскольку позволило оценить результат гармонии всей системы. Затем предлагались и рассматривались многие другие модели: бюрократический капитализм, олигархический капитализм, демократический капитализм, народный капитализм и т. д. Думается, все они вполне могут существовать в явном и неявном виде и сегодня. Но научная реальность свидетельствует о появлении смешанных моделей: криминально- олигархического капитализма, корпоративного капитализма и т. д.

Многие современные авторы стремятся интерпретировать и обобщить историю развития социалистической экономической системы, выделяя следующие модели: научный социализм, государственный социализм, международный революционный социализм, марксистский социализм, «полный коммунизм», «ревизионистский» социализм», современный социализм и т. д.

В этом отношении представляется интересным моделирование и создание соответствующей модели социализма, предполагающей, что если в процессе планирования и манипулирования цен и объемов производства в условиях социалистического типа хозяйствования поведение экономических агентов рационально на каждом конкретном рынке (что соответствует условиям капитализма), то, возможно, абстрактная «социалистическая» модель может являться столь же эффективной и оптимальной в качестве теоретической модели капитализма.

Одним из классических споров в эволюционном развитии экономических систем является вопрос о применении рациональных моделей капитализма в условиях функционирования социалистической экономики [17]. Надо заметить, что в истории экономики были разработаны несколько таких возможных схем. Безусловно, все наши предположения и аргументы носят относительный характер и не могут быть абсолютизированы.

Представим, что в условиях социалистической модели хозяйствования хозяйствующий субъект обладает свободой выбора, достаточно обеспечен ресурсами и имеет соответствующую структуру фирмы, эквивалентную капиталистической экономике.

Поскольку модель капитализма предполагает свободный вход и выход фирм любого вида деятельности на рынок, логично заключить, что эти же условия соответствуют социалистической модели хозяйствования. Далее вместо свободных, заданных рынком цен в условиях социалистической модели хозяйствования существует центральный совет, орган, устанавливающий цены на товары и факторы производства. Эти цены служат в качестве направляющих для производителей (поставщиков) и потребителей факторов производства, позволяющих свободно принимать организационно-управленческие решения относительно используемых технологий, количества и сочетания факторов производства в процессе производства. Однако в условиях социалистической модели каждый фактор производства является собственностью государства в том смысле, что выполняет отведенную ему функцию и роль. Применим данный подход, например, к исследованию такого фактора производства, как труд. Каждый сотрудник социалистического предприятия является сотрудником государства, а значит, должен следовать определенным правилам и целям:
• минимизировать затраты производства продукции с учетом существующих на данный момент цен на используемые факторы производства;
• определить количество производимой продукции с учетом расходов изготовления последней единицы, равных существующей цене данного товара;
• игнорировать все возможности развития монополий и получения ими монопольных прибылей.

Таким образом, первые два правила идентичны тем, какие реализует менеджер совершенно конкурентной капиталистической фирмы, чтобы максимизировать свою прибыль. Что касается принципа формирования цен, орган централизованного планирования формирует набор, по сути, равновесных цен, удовлетворяющих потребностям экономической системы в данный момент. Позже создается ряд последовательных равновесных цен, приближающих систему к классической модели спроса и предложения. Вопрос лишь в том, как достичь этих равновесных цен. Думается, определяющим фактором будет являться величина ресурсов (запасов) на соответствующем рынке. Если наблюдается нежелательное накопление запасов, то нисходящая корректировка цен приведет к их сокращению, поскольку менеджеры (управленцы) мотивированы устранять производство дорогостоящих товаров и одновременно стимулировать применение ресурсов по более привлекательной цене. С другой стороны, более высокие цены будут компенсировать истощение запасов с переориентацией производства, частично блокируя потребление. Идентичный порядок будет преобладать для каждого вида деятельности, хотя разрыв в размере оплаты труда работников разных профессий, несомненно, существует. Аналогичный подход может быть применен к анализу любого фактора производства. Так, например, в условиях централизованного планирования фактически создается обобществленная арендная плата за использование земли и денежного капитала фирмами с целью расширения собственного производственного потенциала. В обоих случаях устанавливается цена, удовлетворяющая объект. Этот принцип расчета имеет ключевое значение, поскольку в краткосрочной перспективе решение об использовании определенной суммы капитала уступает решению о распределении будущих и текущих затрат в долгосрочной перспективе. Это так называемый социальный дивиденд, состоящий из суммы факторов производства, которые находятся в частной собственности в капиталистической системе, и капитальных вложений для последующего роста экономики, возвращенных населению в равных долях на душу и предоставленных в виде общественных благ в условиях социализма. Смысл этой аналогии и сравнения демонстрирует, что социалистическая модель на практике может реализовать все, что абстрактная модель капитализма позволяет решить в теории. Многие критики, как правило, допускают, что рациональный экономический расчет в социалистической экономике теоретически возможен. Однако они утверждают, что сложности рыночных взаимодействий, проблемы и ограниченные возможности субъектов создают непреодолимые препятствия для социалистической стратегии планирования. Таким образом, критика по поводу нецелесообразности и неэффективности централизованного планирования может быть признана в качестве отступления от первоначального положения, что такое планирование невозможно.

Институциональные механизмы, описанные нами в рамках выдвинутых ранее предположений, подтверждают нецелесообразность установления центральным органом конкретных уровней производства и цен для каждой фирмы, поскольку руководящие цели и принципы сами определяют траекторию рациональных управленческих решений.

Альтернативная же схема для работы социалистической экономики предполагает непосредственное определение физических величин, которые будут произведены в каждой отрасли без существенных привязок к ценам в качестве инструмента планирования. Хорошо известная всем модель анализа экономики, разработанная В. Леонтьевым, позволяет получить согласованный план, предусматривающий оптимальное соотношение количества общего объема производства и сырья. Процесс же планирования соответствующего баланса материалов и объема производства, применявшийся в Советском Союзе, показал, что можно достичь тех же результатов, что и при использовании вышеназванной модели. Безусловно, немаловажен вопрос о формах социальной организации. Широко распространен тезис, что право собственности на продукцию и средства производства в условиях социалистической модели возложено на центральное правительство или какую-либо структуру этой власти, созданную с целью владения и эксплуатации всех социализированных отраслей. Фактически такая интерпретация не вполне корректна. Обобществление средств производства необязательно предполагает создание единого органа власти. Институциональная форма обобществления собственности, вероятно, попытается реализовать две цели — эффективную работу и повышение общественного благосостояния. Например, промышленные группы могут быть включены непосредственно в политический процесс путем выдвижения своего представителя. Однако выражение экономических преференций в такой системе является сложным вопросом открытости каналов связи, которые чаще существуют в теории, чем на практике. Кроме того, есть опасность «вмешательства» избранных политиков в экономические вопросы в политических целях, когда социализированные отрасли сотрудничают с политическими институтами.

Альтернативной формой организации крупных масштабных единиц может быть модель, напоминающая современную корпорацию. Однако механизм функционирования такой производственной единицы предполагает свободу от внешнего политического вмешательства посредством изменения организационно-управленческой структуры и перераспределения управленческих функций. Вместо совета директоров как полновластного директивного органа создается комитет, представляющий интересы потребителя, производителя и представителей технической группы оценки деятельности предприятия. Эта группа будет разрабатывать и реализовывать стратегию по основным вопросам деятельности фирмы, оставляя вопросы политики профессиональным менеджерам.

Еще одной формой организации могут быть кооперативные объединения потребителей. Особенностями таких кооперативов должна быть автономия принятия решений самими членами и контроль за доходами от текущих операций для будущего расширения или бонусные выплаты как дополнение к текущему доходу. Эта форма организации обеспечит максимальные стимулы для высокой производительности труда за счет фрагментарного контроля в рамках общего развития экономики.

Тем не менее, как видно из предыдущих рассуждений, ни одна из предлагаемых форм организации не может одновременно достичь всех целей в общественном хозяйстве. Потенциальный конфликт между узким критерием эффективности и сохранением свободы экономического выбора субъекта создает проблему, которая не может быть урегулирована частично.

Другой проблемой, не позволяющей применить принцип существования социалистической модели хозяйствования к условиям капиталистической экономики, является полное экономическое равенство. Социалисты, желая достижения полного экономического равенства субъектов, в то же время выступают за различные формы стимулирования лиц, обеспечивающих определенную степень неравенства. И это в сочетании с обещаниями, что неравенство, вытекающее из нетрудовых доходов, при капитализме будет упразднено. Постулаты модели социалистов предполагают, что подавляющая часть усилий, приложенных в капиталистическом производстве, не индуцируются мотивом прибыли. Согласно их точке зрения, только предприниматели и растущее доминирование крупных корпоративных бизнес-еди- ниц создает сильную мотивацию к предпринимательской функции небольшой группы наемных менеджеров. Социалисты утверждают, что основным мотивом сотрудников к деятельности в условиях капитализма является страх снижения уровня жизни или потеря работы.

Социалистическая модель предлагает замену различным комбинациям дифференциации заработной платы производительный труд в среде пониженной экономической безопасности и упор на неэкономические стимулы. В частности, этот источник мотивации будет демонстрировать социально-ценностный аспект граждан. Тем не менее социалистическая модель не отрицает пользу системы поощрений, используемых при капитализме. Например, социалисты утверждают, что руководители высокого уровня в частном секторе мотивированы отчасти желанием власти, престижа и самооценки.

Безусловно, заработная плата важна сама по себе, но в условиях капитализма она становится еще и индикатором и представляет собой систему показателей, измеряющих успех. Что касается социалистической модели, наличие подобных руководителей ограничено, и, как ни парадоксально, и здесь будет действовать рыночный конкурентный закон, предполагающий их высокое вознаграждение. Конечно, неэкономические стимулы могут предположительно играть определенную роль в развитии специализированных навыков и творческих способностей в социалистической экономике.

Еще одной проблемой при выборе модели хозяйствования является понимание роли политических институтов. Представители социалистической модели придерживаются демократии и делают основной упор на функции законодательной власти. По их мнению, истинная демократия должна включать не только принятие законов, но и контроль над тем, как они интерпретируются и осуществляются. Однако зависимость от функционирования демократических институтов может создать определенные проблемы для социалистического правительства. Во-первых, профсоюзы, представляющие собой важный блок политической поддержки, приведшие правительство к власти. Во-вторых, проблема бюрократии, неизбежно присущая любой организации. В-третьих, дилемма в формировании системы льгот, предоставленных для качественной работы сотрудников в государственных учреждениях — центрах принятия экономических решений.

В-четвертых, социализация промышленности автоматически удаляет и снижает мотивацию к внедрению и техническому усовершенствованию отдельного предприятия. Поэтому сторонники социалистической модели утверждают, что целесообразно разрабатывать программы технологического развития в качестве составной части общего плана социально-экономического развития страны. В-пятых, не остается в стороне и вопрос прибыли. Социалисты утверждают, что в условиях капиталистического способа производства мотив прибыли приводит к подавлению инновационной деятельности, поскольку любая капиталистическая бизнес-единица пытается максимизировать и защитить имеющийся капитал и прибыль. Поэтому они считают, что социалистическая модель будет более открытой для внедрения новых технологий. Представляя этот список потенциальных проблем, с которыми можно столкнуться в социалистической модели экономики, неявно предполагается, что приемлемые решения могут быть найдены.

Современный социализм продвинулся много дальше антикапиталистической враждебности, утопических предложений и романтических надежд, присущих ранним социалистическим схемам. Этот тип экономической системы как никакой другой, включая марксистский капитализм, утопический социализм, коммунизм, не построил теорию, которая охватывала бы столь широкий спектр социальных явлений. Утверждение сторонников социализма относительно равной заинтересованности хозяйствующих субъектов в улучшении и удовлетворении собственных потребностей разумно принять надуманным, равно как утверждение, что все приверженцы капиталистической системы действуют исключительно для защиты своих корыстных интересов. Единственный аргумент в том, что в условиях социализма субъект, не обладая личной собственностью, готов принять снижение своего уровня жизни (как результат воспитания), а модель капитализма демонстрирует определенную готовность субъекта использовать личное состояние (как результат достижения цели) для непосредственного участия в общественном процессе. Далее сторонники социалистической модели полагают, что наличие частной собственности и мотивация (максимизация) прибыли ограничивают потенциал капитализма удовлетворять потребности человека адекватным образом. И, наконец, применение отдельных элементов капиталистической системы (система общего права, технологические идеи и т. д.) к социализму должно быть адекватно оценено. Итак, переходя от поверхностных аргументов против социализма, приведем несколько основных критических замечаний относительно реализуемых социалистических программ.

Как известно, в построении капиталистического способа производства существуют теоретические проблемы, связанные с достижением экономического прогресса. Подобная задача также не решена удовлетворительно сторонниками и социалистической модели. В попытке разработать решения для каждой из этих проблем социалисты останавливаются на основных деталях и несоответствиях, препятствующих достижению одновременно нескольких целей. Например, трудности в определении системы цен, трудности экономической координации, трудности профессиональной морали и компетенций и т. д. Очевидно, что использование установленных централизованных цен на товары и факторы производства является преимущественно административной задачей. Регулирование процесса ценообразования на каждом рынке потребует от органов планирования информации об изменении спроса в определенном сегменте экономики, что будет сопровождаться огромным потоком достоверных аналитических данных, которые будут необходимы для создания и поддержания такой системы. Несомненно, это потребует задействовать дополнительные материальные и людские ресурсы.

Еще один немаловажный аспект — это вопрос перераспределения ответственности за баланс величины социальных издержек и выгод. Сторонники социалистической модели хозяйствования в качестве ее преимуществ выдвигают наличие широты взглядов и практических средств для достижения большей экономической координации, чем это возможно при капитализме. Такое требование предполагает значительную степень централизации ресурсов, что не позволяет иметь некоторую гибкость при принятии решений на местном уровне. Достижение полной централизации экономического планирования невозможно без функционального распределения ответственности. Это включает в себя не только потерю общего руководства, но и опасность того, что стремление к повышению эффективности на более низких уровнях может привести к ее снижению на макроэкономическом уровне. Что касается морали и компетенций, то в технократии профессиональные группы могут образовывать стандарты профессиональной компетентности посредством установления особых норм на государственной службе. Опыт показывает, что оба типа бюрократии — социалистической и капиталистической — сталкиваются с этим искушением, однако в социалистической бюрократии положение усугубляется ее решающей ролью в функционировании экономики в целом.

Социалистическая модель неявно предполагает свободный, независимый выбор хозяйствующих субъектов, но реализация всех социальных целей предопределена системой централизованного планирования, в то время как в капиталистической экономике индивидуальный выбор является главным ориентиром экономического процесса. С этической точки зрения существуют различия в реализации целей. Если комплексные цели социализма выбираются, то индивидуальные действия субъектов должны им соответствовать, в то время как отдельные, не запланированные социальные цели не удается реализовать. Это основная непоследовательность в экономике социализма. Конфликт ценностей является отправной точкой при централизованном планировании. Чтобы быть последовательными, социалистические модели развития должны изменить стратегический подход к обещаниям индивидуальной свободы либо успешно продемонстрировать, как эта свобода может быть сохранена в общественном хозяйстве.

История уже не раз подтверждала справедливость позиции авторов, критикующих капитализм в силу его несоответствия идеалу свободного рынка и готовых представить свою идеальную экономическую модель. Преодоление теоретических трудностей применения социалистических моделей в реальной экономической системе позволит определить и раскрыть сложные практические проблемы: способы передачи и контроля над средствами производства (революционный или эволюционный); социализация отраслей; потенциальный конфликт между критериями эффективности государства и отдельных субъектов хозяйственной деятельности; стимулирование труда; проблема бюрократии и т. д. [18].

«Что касается результирующего вектора движения, то он будет зависеть прежде всего от того, какая из существующих и противоборствующих ныне социально-экономических моделей станет доминантной.

Первая из таких моделей — это глобальные олигархи, которые опираются на военно-политическую и финансово-информационную мощь США.

Вторая — это ряд крупных геополитических субъектов, элиты которых пытаются выстроить и реализовать свои государственно-корпоративные стратегии с целью создания собственных сфер влияния на основе использования национальных ресурсов. К числу таких субъектов помимо России следует отнести Индию и отчасти Бразилию. У нас, к сожалению, государство продвигает в основном сырьевые корпорации, а не высоко- или даже среднетехнологичные.

Наконец, третья модель — это Китай, который стремится построить большое социальное государство. У них есть большая опасность свалиться во вторую из названных здесь моделей, то есть начать использовать дешевый труд своих граждан только в интересах национальной элиты, но пока им удавалось этого избежать. Впрочем, полагаю, там по данному поводу идет серьезная политическая борьба, и расстрелы так называемых «коррупционеров» только видимая часть этой борьбы, своеобразная «верхушка айсберга»» [8].

Список литературы

1. Сорокин, П. А. Человек. Цивилизация. Общество / П. А. Сорокин ; общ. ред., сост. и предисл. А. Ю. Согомонова. — М.: Политиздат, 1992. — 542 с. — (Мыслители XX века).
2. Гэлбрейт, Дж. К. Капитализм, социализм, сосуществование / Дж. К. Гэлбрейт, С. М. Меньшиков. — М. : Прогресс, 1988. — 200 с.
3. Тинберген, Я. Пересмотр международного экономического порядка: пер. с англ. / Я. Тинберген. — М.: Прогресс, 1980. — 416 с.
4. Фурастье, Ж. Технический прогресс и капитализм с 1700 по 2100 год / Ж. Фурастье // Какое будущее ожидает человечество? : пер. с фр. / под общей ред. А. М. Румянцева. — Прага : Мир и социализм, 1964. — С. 144—159.
5. Bell, D. The coming of post-industrial society. A venture in social forecasting / D. Bell. — N. Y. : Basic Books, Inc., 1973. — 507 p.
6. Bell, D. The End of Ideology / D. Bell. — Glencoe, IL : Free Press. — 1964.
7. Rostow, W. W. The World Economy: History and Prospect / W. W. Rostow. — Austin; London : Univ. of Texas Press, 1978. — xiv p.+833 p.
8. Грядущие перспективы : материалы теорет. семинара акад. О. Т. Богомолова [Электронный ресурс]. — URL: http://www.zavtra.ru/content/view/gryaduschie-perspektivyi/.
9. Хасбулатов, Р. И. Мировая экономика: в 2 т. / Р. И. Хасбулатов ; Рос. экон. акад. им. Г. В. Плеханова. — М. : Экономика, 2001. — Т. 1: Теория, принципы, политика. — 598 с.
10. Хасбулатов, Р. И. Мировая экономика : в 2 т. / Р. И. Хасбулатов ; Рос. экон. акад. им. Г. В. Плеханова. — М. : Экономика, 2001. — Т. 2: Теория, принципы, политика. — 674 с.
11. Цаголов, Г. Н. Модель для России / Г. Н. Цаголов. — М.: Междунар. отношения, 2009. — 328 с.
12. Цаголов, Г. Н. Путь к счастливой жизни / Г. Н. Цаголов. — М.: Издат. дом Междунар. ун-та в Москве, 2015. — 760 с.
13. Меньшиков, С. М. Анатомия российского капитализма / С. М. Меньшиков. — 2-е изд. — М. : Междунар. отношения, 2008. — 565 с.
14. Бархатов, В. И. Устойчивое развитие национальной экономики России в современных условиях / B. И. Бархатов // Вестн. Челяб. гос. ун-та. — 2014. — № 9 (338). Экономика. Вып. 44. — С. 5—11.
15. Россия на пути к новой экономике. К 100-летию Российской экономической академии им. Г. В. Плеханова. К 150-летию со дня рождения Г. В. Плеханова : монография / под ред. В. И. Видяпина, Г. П. Журавлевой. — М. : Тамбов, тип. «Пролетар. светоч», 2006. — 431 с.
16. Мильчакова, Н. Н. Природа экономических систем: закономерности трансформации и диверсификации / Н. Н. Мильчакова // Вестн. Челяб. гос. ун-та. — 2011. — № 32 (247). Экономика. Вып. 34. — C. 5—9.
17. Economic theories. History of Economic Theory and Thought. [Электронный ресурс]. — URL: http:// www.economictheories.org/.
18. Мильчакова, H. H. Доминантная плоскость рассмотрения парадигмы глобального развития / Н. Н. Мильчакова // Вестн. Челяб. гос. ун-та. — 2014. — № 18 (347). Экономика. Вып. 46. — С. 53—59.

Вестник Челябинского государственного университета. 2016. № 2 (384). Экономические науки. Вып. 52. С. 16—23.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code