ПРЕДПОСЫЛКИ ФОРМИРОВАНИЯ СИСТЕМЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ОТРАСЛИ «ПРАВА ЧЕЛОВЕКА» В РЕСПУБЛИКЕ ТАДЖИКИСТАН


А.М.Диноршоев, доктор юридических наук, доцент

Аннотация. Права человека, как одно из основных достижений человечества, обеспечивают независимость личности, охраняют его от произвола государственной власти. Будучи столь значимыми, они закреплены в конституциях и международных документах. С принятием Конституции Республики Таджикистан в 1994 г. были законодательно закреплены многие ранее не существовавшие права и свободы, что привело к формированию новой сферы правовых отношений и, как следствие, принятию нормативных актов, регулирующих данные отношения. Данный фактор послужил формированию самостоятельной отрасли в системе законодательства Республики Таджикистан.

В данной статье на примере законодательства Республики Таджикистан автор анализирует содержание и структуру законодательства в области прав человека, кроме того, он указывает, что в Таджикистане созданы все предпосылки для формирования самостоятельной отрасли права.

Ключевые слова: конституция, международно-правовые акты, законодательство, нормативный акт, права человека.

Права человека являются одним из основных завоеваний современной цивилизации. Посредством прав и свобод обеспечивается относительная обособленность человека от общества и государства. Имея различную природу происхождения (естественную, позитивную и т. д.), на данный момент права человека нуждаются в правовом закреплении, о которое осуществляется в конституции, международно-правовых документах, а также отраслевом законодательстве. « Как отмечает Р.Б. Головкин, в современенных условиях происходит расширение сферы о правового обеспечения прав и свобод человека. Признаются новые, производные от основных права и связанные с ними отношения.

Параллельно происходит более детальная регламентация уже существующих прав и свобод [3, с. 313].

В Республике Таджикистан с приобретением независимости произошли кардинальные изменения в системе законодательства. За последние годы было принято большое количество нормативных правовых актов, которые в той или иной степени затрагивают права и свободы человека. Данный процесс в Таджикистане имеет ряд особенностей.

Во-первых, принятая в 1994 г. Конституция Республики Таджикистан установила новый каталог прав и свобод человека, многие из которых до этого не существовали в конституционной практике страны. Тем самым Конституция заложила базу для формирования новых отношений в сфере прав человека, которые нуждались в правовой регламентации. На основе конституционного каталога прав и свобод человека стали формироваться производные права и свободы, которые получили свое закрепление в отраслевом законодательстве.

Во-вторых, Таджикистаном подписано и ратифицировано большинство международно-правовых актов по правам человека, в которых установлены определенные стандарты, включение которых в действующее законодательство является необходимым условием в рамках взятых на себя международных обязательств.

В-третьих, в Таджикистане законодательное закрепление получили все составные элементы прав и свобод человека (гарантии, ограничения, механизмы защиты), которые в своей совокупности образуют правовой статус человека и гражданина. Будучи в общем порядке закрепленными в Конституции, указанные элементы правового статуса для многих прав и свобод человека раскрываются в отдельных нормативных актах. Все указанные факторы наглядно свидетельствуют о том, что в государстве сформировалась самостоятельная отрасль в системе законодательства страны, а именно в области прав человека.

Под системой законодательства понимается совокупность нормативных правовых актов, в которых объективируются внутренние содержательные и структурные характеристики права [12, с. 327].

Как отмечает С.В. Поленина, понятие «система законодательства» во многом обусловлено тем, какие элементы входят в эту систему. В юридической науке по этому вопросу сложились две позиции. Первая относит к элементам системы законодательства только нормативные акты. Другая наряду с нормативными актами в систему законодательства включает также статьи закона и нормативные предписания [7, с. 23]. Далее С.В. Поленина пишет: «Являясь элементом системы законодательства, нормативный акт вступает во взаимодействие с другими актами как нечто целое, тогда как в структурах, существование которых обусловлено различием правовой природы нормативных предписаний, образующих нормативный акт, нормативный акт взаимодействует с другими актами и как целое, и в своих составных частях» [7, с. 27].

Таким образом, система законодательства имеет сложную структуру и складывается в результате издания правовых норм, закрепленных в официальных актах и их систематизации.

Понятие «система законодательства» трактуется в узком и широком смысле. Так,
A. Р. Нематов отмечает, что систему законодательства Республики Таджикистан составляют нормативные правовые акты во главе с Конституцией и законами, регламентирующими в большинстве случаев однородные общественные отношения, принадлежащие соответствующим отраслям права [6, с. 43]. Как видно из данного определения, в него не включены подзаконные акты органов исполнительной власти и местных органов государственной власти, акты органов конституционного контроля и международно-правовые акты. В широком смысле в понятие «система законодательства» входят все указанные нами правовые акты. Данный вывод базируется на содержании ст. 7 Закона Республики Таджикистан «О нормативных правовых актах» от 26 марта 2009 года.

Этой же позиции придерживается и B. Н. Хропанюк, который отмечает, что система законодательства — это совокупность источников права, которые являются формой выражения правовых норм. Поэтому право не существует вне законодательства. Они соотносятся как форма и содержание. Именно в законодательстве (источниках права) правовые нормы и их различные структурные образования получают свое реальное выражение, внешнее проявление [13, с. 294-304].

А.В. Мицкевич, рассматривая вопросы становления и развития современной системы законодательства указывает, что оно строится на основе ряда принципов, к числу которых относит, во-первых, строительство системы законодательства на основе традиционных принципов и форм упорядочения нормативных правовых актов, издаваемых законодательными и высшими исполнительными органами государственной власти, во-вторых, закрепление в Конституции общечеловеческих принципов и идеалов современного демократического общества и государства, провозглашенных Всеобщей декларацией прав человека и иными международно-правовыми актами в области прав человека, обязывает использовать опыт современных развитых стран и международного сообщества в формировании новой системы законодательства и, в-третьих, использовать исторический опыт в деле кодификации и систематизации законодательства в той мере, в какой этот опыт способствует становлению нового строя и интересам граждан [10, с. 339-341].

Будучи в целом солидарны с высказанной точкой зрения, нам хотелось бы отметить, что при формировании национальной системы законодательства в первую очередь необходимо учитывать национальные особенности и традиции, которые сложились в конкретном государстве. К сожалению, не всегда передовой опыт развитых стран может быть реализован в другой стране в силу различных причин. Так, в Республике Таджикистан в 2007 г. принят Кодекс об административных процедурах, разработанный на основе передового мирового опыта. Целью данного кодекса является обеспечение соблюдения административными органами верховенства закона, прав и свобод человека и гражданина, интересов общества, государства и юридических лиц. В нем определяется порядок подготовки, принятия и исполнения административно-правовых актов, рассмотрения административных заявлений и жалоб, осуществления производства об административных процедурах в суде, взаимодействия административных органов.

Однако при разработке и принятии кодекса не был учтен тот фактор, что в Таджикистане на тот период не была подготовлена база для перехода на современную систему административной юстиции, в результате чего данный кодекс почти не применяется в правоприменительной деятельности. В результате все больше ученых и специалистов в Таджикистане склоняются к мнению о его отмене.

Таким образом, говоря о системе законодательства в сфере прав человека, необходимо отметить, что его следует трактовать в широком смысле. В него входят Конституция Республики Таджикистан, признанные нормы международного права, конституционные и текущие законы, подзаконные акты высших органов исполнительной власти и местных органов государственной власти, а также акты органов конституционного контроля.

В юридической науке общепризнанным является выделение следующих структурных элементов системы законодательства: горизонтальное (отраслевое), вертикальное, комплексное и федеративное (в федеративных государствах) [11, с. 490-498].
Не вдаваясь в дискуссию относительно структурных элементов системы законодательства, хотелось бы затронуть одну важную проблему. Горизонтальное строение системы законодательства обусловлено предметом правового регулирования — фактическими общественными отношениями. На основании этого критерия вычленяются отрасли законодательства, соответствующие отраслям системы права. Тем самым возникает вопрос: если существует система законодательства по правам человека, существует ли отрасль права под названием «права человека»?

В юридической литературе по данному вопросу не существует единого мнения. Так, среди ученых общепризнанным фактом признается то, что «права человека» являются самостоятельной юридической наукой. Такой позиции придерживаются Е.А. Лукашева [8], А.Н. Головистикова, Л.Ю. Грудцына [2], Е.В. Гулин [4], Ю.С. Бадальянц [1]. В Таджикистане данной позиции придерживаются А.Г. Холиков, Б.А. Сафаров, Д.С. Сафаров [9]. Однако существуют и другие точки зрения. Так, Р.Ш. Сатывалдыев считает, что вопросы теории прав человека являются составной частью общей теории государства и права [11]. А.И. Имомов указывает, что, будучи закрепленными в Конституции, права человека формируют конституционно-правовой статус человека и гражданина и тем самым являются неотъемлемым институтом конституционного права [12].

Изучив изложенные точки зрения, мы считаем, что права человека являются самостоятельной комплексной наукой, изучающей основы взаимоотношения личности и государства. Она имеет тесную взаимосвязь с такими юридическими отраслями, как теория государства и права, конституционное право, административное право, международное право, уголовное право и процесс и ряд других. Помимо этого права человека тесно переплетаются с такими гуманитарными науками, как философия, логика, социология, культурология, религиоведение, в которых в различных контекстах изучаются вопросы свободы, равенства, сущности человеческого бытия. Также наука «права человека» связана с политологией в контексте взаимоотношения человека с государством.

Мы можем выделить ряд факторов, свидетельствующих о том, что права человека в Таджикистане являются самостоятельной наукой. Во-первых, это богатейшее историческое наследие, которое заложило основу для формирования современного понимания прав человека. Эти идеи сформировали самобытную культуру прав человека в Таджикистане, базирующуюся на традициях и обычаях таджикского народа. Во-вторых, Таджикистан, будучи частью мирового сообщества, не остался в стороне от общемировых тенденций в вопросе прав и свобод человека. Республика Таджикистан присоединилась к большинству международных документов по правам человека и стремится реализовать общечеловеческие ценности в своем законодательстве. В-третьих, в Таджикистане действия руководства страны направлены на утверждение прав человека в качестве основы деятельности органов государственной власти. В этом русле в республике принят ряд государственных программ, в частности судебно-правовая реформа, по обеспечению равных прав и возможностей мужчин и женщин, по образованию в сфере прав человека, которые направлены на реализацию закрепленных в Конституции прав и свобод человека и гражданина.

Таким образом, отвечая на поставленный выше вопрос относительно признания «прав человека» самостоятельной отраслью права, хотелось бы отметить, что в Таджикистане созданы все предпосылки для формирования самостоятельной комплексной отрасли права. Будучи признанной в качестве самостоятельной науки, обладая самостоятельным законодательством, имея свои предмет и методы регулирования, «права человека» в скором будущем могут быть признаны как самостоятельная комплексная отрасль права.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бадальянц, Ю. С. Права человека / Ю. С. Ба- дальянц. — Рязань : Поверенный, 2006. — 519 с.
2. Головистикова, А. Н. Права человека / А. Н. Головистикова, Л. Ю. Грудцына. — М. : Экс- мо, 2006. — 448 с.
3. Головкин, Р. Б. Кодификация прав человека как одно из средств обеспечения их реализации / Р. Б. Головкин // Кодификация законодательства: теория, практика, техника : материалы Междунар. науч.-практ. конф., Ниж. Новгород, 25-26 сент. 2008 г. / под ред. В. М. Баранова, Д. Г. Краснова. — Н. Новгород : Изд-во Нижегородской академии МВД России, 2009. — С. 313-321.
4. Гулин, Е. В. Права человека / Е. В. Гулин. — М. : Риор : Инфра-М, 2013. — 176 с.
5. Имомов, А. И. Конституционное право Республики Таджикистан / А. И. Имомов. — 3-е изд. — Душанбе : ЭР-граф, 2012. — 496 с. — На тадж. яз.
6. Нематов, А. Р. Кодификация законодательства Республики Таджикистан / А. Р. Нематов. — М. : Спутник +, 2008. — 122 с.
7. Поленина, С. В. Теоретические проблемы системы советского законодательства / С. В. Поленина. — М. : Наука, 1979. — 205 с.
8. Права человека / под ред. Е. А. Лукашевой. — М. : Норма, 2009. — 560 с.
9. Права человека / под ред. А. Г. Холикова,
A. М. Диноршоева. — Душанбе, 2009. — 780 с.
10. Проблемы общей теории права и государства / под ред. В. С. Нерсесянца. — М. : Норма, 2004. — 813 с.
11. Сатывалдыев, Р. Ш. Теория государства и права / Р. Ш. Сатывалдыев. — Душанбе, 2014. — На тадж. яз.
12. Теория государства и права / под ред.
B. М. Корельского, В. Д. Перевалова. — М. : Инф- ра-М, 2002. — 616 с.
13. Хропанюк, В. Н. Теория государства и права / В. Н. Хропанюк. — М. : Омега-Л, 2008. — 384 с.

Вестник Волгоградского Государственного университета. Серия 5. Юриспруденция. 2016. № 1 (30)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code