ПОНЯТИЕ ПРАВОВОЙ ИНФОРМАЦИИ КАК ОСНОВЫ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА


А.С.Проскурин

Аннотация. Даны легальные определения правовой информации. Рассмотрены подходы к определению информации как свойству материи, самостоятельному фундаментальному фактору. Приведены положения кибернетики и синергетики о природе информации. Сформулировано понятие информации, приведены примеры подходов к определению правовой информации. Обоснована необходимость широкого подхода к правовой информации.

Ключевые слова: информация, правовая информация, правовая система, информационное общество, кибернетика, синергетика.

В настоящее время уже ни у кого не вызывает сомнения тот факт, что современное общество находится на таком этапе своего развития, когда информация становится одним из ключевых элементов экономики. При этом право как социальный регулятор должно адекватно и своевременно реагировать на изменяющиеся экономические отношения. Но и само право в цифровую эпоху получает новые формы своего выражения и реализации, такие как, например, электронная демократия, электронное государство, электронное правительство, электронное опубликование, электронные государственные услуги и т. д. В этой связи одним из исходных понятий информационного государства будет понятие правовой информации. Как отмечает М.В. Алексеева, правовая информация по критерию социальной значимости и востребованности пользуется особым интересом [1]. Однако в отечественном законодательстве отсутствует легальное определение правовой информации. Данная работа представляет собой попытку уйти от одностороннего, чисто юридического отношения к понятию, взглянуть на проблему через призму философии как универсального подхода к познанию действительности и кибернетики, в рамках которой данное понятие и было введено в научный оборот.

Право на информацию закреплено в Конституции РФ наряду с другими конституционными правами. В действующем законодательстве информация определена как любые сведения независимо от формы их представления (ст. 2 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» [18]). Ю.А. Дмитриев считает, что по сравнению с ранее действовавшим Федеральным законом об информации [17] в нынешнем законе приводится еще более обобщенная дефиниция понятия «информация» и ее производных [7, с. 267]. Но преимущество такого определения как раз и заключается в его обобщенности, непривязанности к сфере права. В данном виде определение информации очень близко к философскому, где под информацией понимается сообщение, осведомление о положении дел, сведения о чем-либо, передаваемые людьми [20, c. 222]. Последний вариант в качестве признака информации предполагает и наличие человека в качестве ее носителя. Подразумевается, видимо, что вне человеческой цивилизации информация существовать не может. Однако следует понимать, что информация может происходить и не только от человека, ее существование возможно даже вне человеческого общества.

Во-первых, не исключено существование внеземных цивилизаций. Так, например, отечественными и американскими учеными в разное время были отправлены послания другим цивилизациям (послание «Мир», «Ленин», «СССР»; пластинки «Пионера»; послание Аресибо и др.).

Во-вторых, такова природа физических законов или информации об окружающем нас мире, живой и неживой материи — они созданы самой природой, появились задолго до человека как биологического вида и уж тем более человеческой цивилизации [19, с. 70]. В этом смысле любой материальный объект, любой процесс, проистекающий в природе, сами по себе являются первичными источниками информации, ведь вне зависимости от того, существует ли разумный наблюдатель, яблоко будет красным или зеленым, а раскаты грома — сигнализировать о наступающем дожде. Советский математик А.Д. Урсул в 1968 г. опубликовал книгу «Природа информации» [16], в которой настойчиво утверждалась мысль о том, что информация является всеобщим свойством материи, от простейших неорганических форм до человеческого общества [5, с. 282-283]. Более того, на уровне живой материи природой создана сложнейшая информационная система, содержащая в себе огромные массивы информации, механизмы ее хранения, обработки и самосовершенствования — ДНК [8]. Даже сторонники креационизма могут найти подтверждения первичности информации по отношению к человеку: в исламе считается, что Коран снизошел в мир от Аллаха (Коран, глава 17, стихи 1, 2, 105, 106); в христианстве утверждается, что информация стояла у истоков всего мира: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Евангелие от Иоанна, глава 1, стих 1).

Предположение о том, что информация имплицитно присуща материи, не являлось распространенным среди зарубежных ученых. Так, основоположник кибернетики Норберт Винер утверждал, что информация, наряду с материей и энергией, является третьим фундаментальным физическим фактором: «Информация есть информация, а не материя и не энергия» [4, с. 60]. Аналогичного подхода придерживался и У.Р. Эшби, предостерегая от попыток рассматривать информацию как материальную или индивидуальную «вещь»: «Всякая попытка трактовать информацию как вещь, которая может содержаться в другой вещи, обычно ведет к трудным «проблемам», которые никогда не должны были возникать» [23, с. 216].

Первые попытки определения понятия «информация» предпринимались Р. Фишером [24] (вероятностная концепция) и Р. Хартли [25] (логарифмическая мера количества информации). Впоследствии у К. Шеннона и Н. Винера появилась классическая статистическая теория связи. Шеннон определяет информацию как количество непредсказуемого, содержащегося в сообщении [21, с. 243]. В качестве такого количества принимается только знаковая структура информации без анализа заложенного в ней смысла. Винер рассматривает информацию как обозначение содержания, полученного из внешнего мира в процессе нашего приспособления к нему [3, с. 31].

Интересные выводы о природе и значении информации дают исследования в области синергетики. Принимая во внимание классическое определение информации по Эшби как меры структурного разнообразия, получаем следующее. Неживая природа, действуя бесцельно и безразлично, выбирает вариант, дающий малое количество информации.

Осмысленное действие живой системы резко сужает поле выбора. Количество информации при этом растет во все убыстряющемся темпе, и «в оборот» вступает все большее количество вещества и энергии. Деятельность разумного человека направлена на увеличение упорядоченности окружающей среды. После прекращения этой деятельности «слепые» силы природы увеличивают неупорядоченность и уничтожают следы человека. В процессе упорядочения человек уменьшает энтропию среды. Таким образом, результат труда можно характеризовать повышением упорядоченности, то есть количеством управляющей информации, введенной человеком в окружающую среду [10]. Следовательно, информация — это мера изменения во времени и пространстве структурного разнообразия систем.

Из написанного следует, что увеличивающееся население Земли производит все больше информации, которая в свою очередь в таких объемах начинает оказывать заметное влияние на существование всего человечества и планеты. Еще В.И. Вернадский в своем учении о ноосфере высказывал мнение, что человеческая мысль становится геологическим фактором, то есть фактором, определяющим развитие планеты [2].
Обратимся теперь к правовой информации. Институт развития свободы информации выделяет следующие виды информации по содержанию: правовую (НПА, ненормативные правовые акты), общую информацию об органе власти, нормативно-техническую, научную, санитарно-эпидемиологическую, экологическую, социальную, статистическую, финансово-экономическую и многие другие [6, с. 12]. Как видим, в этом случае к правовой информации отнесены только правовые акты.

Основным направлением деятельности научно-технического центра правовой информации «Система» является создание и поддержание функционирования эталонного банка данных источников российского права: законов, актов президента, правительства, нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, международных договоров [11-15], которые соответственно и составляют содержание категории правовой информации.

По мнению Д.Б. Новикова, правовую информацию можно определить как массив правовых актов и тесно связанных с ним справочных, нормативных и иных материалов, охватывающих все сферы правовой деятельности [9]. В данном подходе уже прослеживается попытка перехода к широкому пониманию правовой информации, но во главу угла по- прежнему ставятся не информация, а право и правовые акты.
Наконец, А.А. Шмелев предлагает наиболее удачное определение правовой информации, под которой он понимает сведения о фактах, событиях, предметах, лицах, явлениях, протекающих в правовой сфере жизни общества, содержащихся как в нормах права, так и в других источниках, и используемых при решении правовых задач [23]. Такой подход автора обусловлен спецификой его научной и профессиональной деятельности, он является сотрудником научного центра правовой информации при Минюсте России и имеет степень кандидата физико-математических наук. Правовую информацию, содержащуюся в тексте нормативного правового акта, он относит к нормативной правовой информации, то есть это та самая правовая информация в узком смысле.
Но ограничивать правовую информацию рамками источников права нельзя хотя бы потому, что само право не ограничивается только законами и его содержание гораздо шире. Например, судебное извещение содержит не что иное, как правовую информацию, поскольку государственный орган с ее помощью сообщает гражданину о необходимости совершить определенные юридически значимые действия. Такова же и природа налоговых уведомлений. Конечно, это самый нижний уровень правовой информации, но для простых граждан он имеет наибольшее значение, именно с такой правовой информацией человек сталкивается чаще всего.

Поэтому А.А. Шмелев всю иную правовую информацию относит к ненормативной, среди которой выделяет: экономическую ПИ; криминологическую ПИ; криминалистическую ПИ; статистическую ПИ; судебно-экспертную ПИ; оперативно-розыскную ПИ; ПИ, содержащуюся в уголовных, гражданских и арбитражных делах; судебную и иную правоприменительную практику; индивидуально- правовые акты; нормативы и стандарты; информацию о гражданско-правовых отношениях, договорных и иных обязательствах; информацию о состоянии законности и правопорядка, эффективности прокурорского надзора; информацию о формах и способах защиты прав граждан; научно-юридическую ПИ [22].

Ранее было сформулировано определение информации как меры изменения во времени и пространстве структурного разнообразия систем. Теперь же можно с уверенностью констатировать, что в качестве такой системы будет выступать правовая система со всеми ее элементами, а не только источниками права. Это еще раз подтверждает правильность избранного подхода. В этом случае правовую информацию следует определить как меру изменения во времени и пространстве структурного разнообразия правовых систем. При этом родовые свойства информации соответствующим образом переносятся на конкретный вид информации — правовую информацию. В частности, правовая информация уменьшает энтропию правовой системы, поскольку новые (принимаемые) правовые нормы призваны урегулировать неопределенность в существующих общественных отношениях.

Из приведенного анализа понятия правовой информации следует один очень важный вывод относительно ее места в информационном государстве. Ведь если выбрать в качестве «нужной» системы не правовую систему, а систему права как совокупность источников права, в таком случае действительно в качестве правовой информации будут выступать только источники права. Но насколько такая позиция будет обоснованной? Если принять позицию, что к правовой информации относятся только источники права, то следует быть последовательным и исключить из категории экономической информации, например, сведения об изменении цены на товар, количестве сделок купли-продажи по определенному товару, ведь и сведения о количестве преступлений за год в стране не относятся к правовой информации. Такой подход представляется абсолютно неверным. Устранение из области правовой информации всех сведений, кроме тех, что содержатся в правовых нормах, институтах и отраслях, подобно удалению из математики всего, кроме чисел и математических операций. Казалось бы, что и законы, и числа, будучи инструментами соответствующих систем, способны самостоятельно, без помощи иной информации, справляться с поставленными целями. Однако отсутствие информации, отражающей положение дел в правовой сфере общества, делает невозможным адекватное правовое регулирование — в таком случае без обратной связи мы имели бы сегодня рабовладельческое право. Ведь даже само понятие информационного общества предполагает формирование новой экономической и культурной парадигмы общества, а не просто механически констатирует вывод об информатизации общества.

Но стоит, однако, признать, что в некоторых случаях практически оправдано использование понятия «правовая информация» в узком смысле, то есть в качестве синонима понятия «система права»; такое употребление должно всегда специально оговариваться.

ПРИМЕЧАНИЕ
1 Исследование выполнено при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда в рамках научного проекта № 16-1334025 по теме «Технология электронного правительства в системе государственных и муниципальных услуг Волгоградской области: социально-правовое обеспечение эффективной реализации».

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Алексеева, М. В. Обеспечение доступа к информации о деятельности государственных органов / М. В. Алексеева // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. — 2011. — № 9 (15). — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http://www.journal-nio.com/index. php?option=com_content&view=article&id= 501&Itemid=90 (дата обращения: 01.12.2015). — Загл. с экрана.
2. Вернадский, В. И. Несколько слов о ноосфере / В. И. Вернадский // Успехи современной биологии. — 1944. — Вып. 2, № 18. — С. 113-120.
3. Винер, Н. Кибернетика и общество / Н. Винер. — М. : Изд-во иностранной литературы, 1958. — 199 с.
4. Винер, Н. Кибернетика, или Управление и связь в живом и машине / Н. Винер. — М. : Наука : Главная редакция изданий для зарубежных стран, 1983. — 344 с.
5. Грэхэм, Л. Р. Естествознание, философия и науки о человеческом поведении в Советском Союзе / Л. Р. Грэхэм. — М. : Политиздат, 1991. — 480 с.
6. Доступ к информации в Российской Федерации / И. Ю. Павлов [и др.]. — СПб. : Институт развития свободы информации, 2010. — 152 с. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http://old. svobodainfo.org//sites/default/files/RightToKnow_ HowTo.pdf (дата обращения: 01.12.2015). — Загл. с экрана.
7. Конституция Российской Федерации. Научно-практический комментарий (постатейный) / под ред. Ю. А. Дмитриева. — М. : Юстицинформ, 2007. — 616 с.
8. Назаретян, А. П. Заметки о человеческой истории и «соловьях палеолита» / А. П. Назаретян // Историческая психология и социология истории. — 2010. — Т. 3, № 1. — С. 119-139.
9. Основные принципы построения эффективной системы распространения правовой информации : (докл. генер. дир. ЗАО «Консультант Плюс» Д. Б. Новикова). Апрель, 2000. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http://www.consultant.ru/ about/nc/legalinfo/doklad/ (дата обращения: 01.12.2015). — Загл. с экрана.
10. Синергетика : электрон. учеб. по дисциплине. Версия: 1 / Г. Н. Дульнев [и др.]. — СПб. : СПбГУ ИТМО, каф. КТФиЭМ, центр энергоин- форм. технологий. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http://de.ifmo.ru/bk_netra/page. php?tutindex=13&index=28 (дата обращения: 01.12.2015). — Загл. с экрана.
11. Указ Президента РФ «О мерах по реализации правовой информатизации России» от 28 июня 1993 г. № 963. — Доступ из справ.-информ. портала «ГАРАНТ».
12. Указ Президента РФ «О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти» от 23 мая 1996 г. № 763. — Доступ из справ.-информ. портала «ГАРАНТ».
13. Указ Президента РФ «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных законов» от 5 апр. 1994 г. № 662. — Доступ из справ.-информ. портала «ГАРАНТ».
14. Указ Президента РФ «О президентских программах по правовой информатизации» от 4 авг. 1995 г. № 808. — Доступ из справ.-информ. портала «ГАРАНТ».
15. Указ Президента РФ «О формировании банка данных международных договоров Российской Федерации» от 6 июля 1996 г. № 1019. — Доступ из справ.-информ. портала «ГАРАНТ».
16. Урсул, А. Д. Природа информации: философский очерк / А. Д. Урсул. — М. : Изд-во Челябинской академии культуры и искусств, 1968. — 295 с.
17. Федеральный закон «Об информации, информатизации и защите информации» от 20 февр. 1995 г. № 24-ФЗ. — Доступ из справ.-информ. портала «ГАРАНТ».
18. Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ. — Доступ из справ.- информ. портала «ГАРАНТ».
19. Фейнман, Р. Фейнмановские лекции по физике. Вып. 1-2 / Р. Фейнман, Р. Лейтон, М. Сэндс. — М. : Мир, 1977. — 440 с.
20. Философский энциклопедический словарь / Н. В. Абаев [и др.]. — М. : Советская энциклопедия, 1989. — 815 с.
21. Шеннон, К. Э. Математическая теория связи // Работы по теории информации и кибернетике / К. Э. Шеннон. — М. : Изд-во иностранной литературы, 1963. — 830 с.
22. Шмелев, А. А. О правовой информации / А. А. Шмелев. — [М.], 2007-2015. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http://www.scli.ru:8080/ rights/ (дата обращения: 01.02.2016). — Загл. с экрана.
23. Эшби, У Р. Введение в кибернетику / У Р. Эш- би. — М. : Иностранная литература, 1959. — 432 с.
24. Fisher, S. R. Statistical methods for research workers / S. R. Fisher. — L. : Oliver & Boyd, Ltd, 1925. — 232 p.
25. Hartley, R. V. L. Transmission of information / R. V. L. Hartley // Bell System Technical Journal. — 1928. — Vol. 7, iss. 3 (July). — P 535-563.

Вестник Волгоградского Государственного университета. Серия 5. Юриспруденция. 2016. № 1 (30)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code