Изменение условий кредитного договора, поскольку оно не влечет за собой прекращение первоначального обязательства, изменение предмета или способа его исполнения, не прекращает договор залога недвижимого имущества, обеспечивающего данный кредитный договор

По мнению судов, изменение условий кредитного договора, поскольку оно не влечет за собой прекращение первоначального обязательства, изменение предмета или способа его исполнения, не прекращает договор залога недвижимого имущества, обеспечивающего данный кредитный договор.

См: Постановление Арбитражного суда Московского округа от 15.04.2015 N Ф05-5658/2010 по делу N А41-32493/09

АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 15 апреля 2015 г. по делу N А41-32493/09

Резолютивная часть постановления объявлена 09 апреля 2015 года.
Полный текст постановления изготовлен 15 апреля 2015 года.
Арбитражный суд Московского округа
в составе: председательствующего-судьи Дербенева А.А.
судей Петровой Е.А., Агаповым М.Р.
при участии в заседании:
от истца — открытое акционерное общество «Сбербанк России» — Насртдинов И.М., доверенность от 07.10.2013 N 22-01-23/2385; Шмырев П.В., доверенность от 16.03.2015 N 163-Д;
от ответчика — общество с ограниченной ответственностью «ЭКСИМА» — Бережнюк Д.В., доверенность от 01.10.2014 б/н;
от третьего лица — общество с ограниченной ответственностью «Предприятие «Стройинструмент» — не явился, надлежаще извещен,
рассмотрев 09 апреля 2015 года в судебном заседании кассационную жалобу открытого акционерного общества «Сбербанк России»
на постановление от 15.12.2014
Десятого арбитражного апелляционного суда,
принятое судьями Боровиковой С.В., Епифанцевой С.Ю., Ханашевичем С.К.,
по иску открытого акционерного общества «Сбербанк России»
к обществу с ограниченной ответственностью «ЭКСИМА»
при участии третьего лица: общество с ограниченной ответственностью «Предприятие «Стройинструмент»
об обращении взыскания на заложенное имущество,

установил:

Открытое акционерное общество «Сбербанк России» (далее — ОАО «Сбербанк России», истец) обратилось в Арбитражный суд Московской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Эксима» (далее — ООО «Эксима», ответчик) об обращении взыскания на заложенное имущество по договору последующей ипотеки, заключенному между истцом и ООО «Эксима» во исполнение обязательств по кредитному договору N 36/2008, заключенному между ОАО «Сбербанк России» и ООО «Предприятие «Стройинструмент».

Решением Арбитражного суда Московской области от 30.12.2009 исковые требования ОАО «Сбербанк России» удовлетворены.

Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 25.03.2010, оставленным без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 01.07.2010, решение суда первой инстанции отменено, в иске отказано.

Определением Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 17.05.2011 N ВАС-13817/10 отказано в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации с указанием на возможность пересмотра судебного акта апелляционной инстанции по новым или вновь открывшимся обстоятельствам.

ОАО «Сбербанк России» обратилось в Десятый арбитражный апелляционный суд с заявлением о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам постановления Десятого арбитражного апелляционного суда от 25.03.2010.

Определением Десятого арбитражного апелляционного суда от 17.08.2011 в удовлетворении заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам постановления Десятого арбитражного апелляционного суда от 25.03.2010 отказано.

Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 27.10.2011 определение Десятого арбитражного апелляционного суда от 17.08.2011 отменено, дело направлено в Десятый арбитражный апелляционный суд для повторного рассмотрения заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам постановления Десятого арбитражного апелляционного суда от 25.03.2010.

Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 19.12.2011, оставленным без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 25.04.2012, заявление ОАО «Сбербанк России» о пересмотре постановления Десятого арбитражного апелляционного суда от 25.03.2010 удовлетворено.

Определением Десятого арбитражного апелляционного суда от 31.07.2012 производство по апелляционной жалобе ООО «Эксима» на решение Арбитражного суда Московской области от 30.12.2009 было приостановлено до рассмотрения Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации повторного заявления ООО «Эксима» о пересмотре в порядке надзора постановления Десятого арбитражного апелляционного суда от 19.12.2011 и постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 25.04.2012.

Определением Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 06.08.2012 в передаче в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации дела N А41-32493/09 для пересмотра в порядке надзора постановления Десятого арбитражного апелляционного суда от 19.12.2011 и постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 25.04.2012 отказано.

ООО «Эксима» обратилось в Конституционный Суд Российской Федерации с ходатайством о разъяснении пункта 3 Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2012 года N 2348-0 в части возможности истолкования пункта 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в смысле, определенном в абзаце девятом пункта 11 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 июня 2011 года N 52 «О применении положений Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам» (далее — Постановление N 52), согласно которому содержащееся в постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, принятых до даты опубликования данного постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, положение о том, что «толкование правовых норм является общеобязательным и подлежит применению при рассмотрении аналогичных дел», может рассматриваться в качестве указания на возможность пересмотра судебных актов в силу обстоятельства, предусмотренного в пункте 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Конституционный Суд Российской Федерации Определением от 29.11.2012 N 2348-О отказал обществу в принятии к рассмотрению его жалобы об оспаривании конституционности пункта 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку по предмету обращения ранее было вынесено постановление, сохраняющее свою силу.

ООО «Эксима» 06.02.2013 обратилось в Десятый арбитражный апелляционный суд с заявлением о пересмотре постановления Десятого арбитражного апелляционного суда от 19.12.2011 по новым обстоятельствам, ссылаясь на принятые Конституционным Судом Российской Федерации Постановление от 08.11.2012 N 25-П и Определение от 29.11.2012 N 2348-О.

Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 25.03.2013, оставленным без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 10.07.2013, заявление общества удовлетворено, постановление от 19.12.2011 отменено по новым обстоятельствам, истцу отказано в пересмотре постановления суда апелляционной инстанции от 25.03.2010 по новым обстоятельствам.

Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.11.2013 постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 25.03.2013 и постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 10.07.2013 отменены, а постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 19.12.2011 и постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 25.04.2012 оставлены без изменения.

Конституционный Суд Российской Федерации Определением от 22.01.2014 N 1-0-Р отказал в принятии к рассмотрению жалобы ООО «Эксима», поскольку по предмету обращения Конституционным Судом Российской Федерации ранее было вынесено решение, сохраняющее свою силу, еще раз сославшись на свои Постановления N 1-П от 21.01.2010 и N 25-П от 08.11.2013 и признав ходатайство ООО «Эксима» не подлежащим дальнейшему рассмотрению.

Учитывая данные обстоятельства, ООО «Эксима» повторно обратилось в Конституционный Суд Российской Федерации с требованием о признании неконституционной нормы пункта 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в истолковании, которое дал Высший Арбитражный Суд Российской Федерации.

Определением Десятого арбитражного апелляционного суда от 19.06.2014, оставленным без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 20.10.2014, производство по апелляционной жалобе ООО «Эксима» на решение Арбитражного суда Московской области от 30.12.2009 было приостановлено до рассмотрения Конституционным Судом Российской Федерации дела по жалобе ООО «Эксима» от 03.04.2014 N 4129/15-01/14.

Определением Десятого арбитражного апелляционного суда от 17.11.2014 производство по делу N А41-32493 было возобновлено.

ООО «Эксима» 29.09.2014 обратилось в Десятый арбитражный апелляционный суд с заявлением о пересмотре по новым обстоятельствам постановления Десятого арбитражного апелляционного суда от 19.12.2011.

Определением Десятого арбитражного апелляционного суда от 15.12.2014, оставленным без изменения постановлением Арбитражного суда Московского округа от 04.03.2015, в удовлетворении заявления ООО «Эксима» о пересмотре по новым обстоятельствам постановления Десятого арбитражного апелляционного суда от 19.12.2011 отказано.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.12.2014 решение Арбитражного суда Московской области от 30.12.2009 отменено, в удовлетворении иска отказано.

Не согласившись с принятым по делу судебным актом суда апелляционной инстанции, истец — ОАО «Сбербанк России» обратился в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15 декабря 2014 года отменить и оставить в силе решение Арбитражного суда Московской области от 30 декабря 2009 года.

В обоснование кассационной жалобы истец ссылается на нарушение судом апелляционной инстанции норм материального процессуального права, утверждая, что выводы суда апелляционной инстанции противоречат позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 12.11.2013 по настоящему делу, а также разъяснениям пункта 13 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 N 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге».

ОАО «Сбербанк России» указывает, что мотивировочная часть обжалуемого постановления содержит выводы относительно вопроса, который в рамках обжалуемого решения суда первой инстанции рассмотрению не подлежал, а именно вопрос о возможности пересмотра ранее принятых судебных актов по новым обстоятельствам.

На кассационную жалобу поступил отзыв от ООО «Эксима», в котором он просит постановление оставить без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения.

Определением Арбитражного суда Московского округа от 01 апреля 2015 года в порядке статьи 18 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации произведена замена судьи Комоловой М.В. ввиду ее болезни на судью Дербенева А.А.

В судебном заседании суда кассационной инстанции представители ОАО «Сбербанк России» и ООО «Эксима» поддержали доводы, изложенные соответственно в кассационной жалобе и отзыве на нее.

Третье лицо, надлежаще извещенное о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, своих представителей в суд кассационной инстанции не направило, что согласно части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения дела в его отсутствие.

В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность судебных актов, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе.

Суд кассационной инстанции, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, проверив в порядке статей 284, 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения арбитражным судом апелляционной инстанции норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемом постановлении, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, приходит к выводу о том, что обжалуемый судебный акт суда апелляционной инстанции подлежит отмене в связи со следующим.

Как следует из материалов дела и установлено судами, 31 июля 2008 года между АКБ Сбербанк России (ОАО) (кредитор) и ООО «Предприятие «Стройинструмент» (заемщик) заключен договор об открытии невозобновляемой кредитной линии (со свободным режимом выборки) N 36/2008, в соответствии с п. 1.1 которого истец обязался открыть заемщику невозобновляемую кредитную линию для пополнения оборотных средств на срок до 28 января 2010 года с лимитом в размере 261 900 000 руб. 00 коп., а заемщик обязался возвратить полученный кредит и уплатить проценты за пользование кредитом (л.д. 19-24).

Дополнительными соглашениями к кредитному договору N 1 от 15.08.08 г., N 2 от 17.11.08 г., N 3 от 19.12.08 г., N 4 от 06.03.09 г., N 5 от 05.06.09 г. стороны договора изменяли процентную ставку денежных средств за пользование кредитом, срок их уплаты и предусмотрели ответственность заемщика за третьих лиц (л.д. 24-27).

АКБ Сбербанк России (ОАО) предоставил заемщику денежные средства в размере 261 900 000 руб., что подтверждается платежными поручениями N 679 от 31.07.08 г., N 731 от 20.11.08 г., N 746 от 19.12.08 г. и выписками по счету заемщика (л.д. 33-38).

В силу пункта 2.9 договора N 36/2008 от 31.07.2008 г. плата за обслуживание кредита за период с 29.06.2009 г. по 31.08.2009 г. составила 109 426 руб. 85 коп.

17 ноября 2008 года в обеспечение исполнения обязательств по договору об открытии невозобновляемой кредитной линии N 36/2008 от 31.07.2008 г. между ООО «ЭКСИМА» (залогодатель) и АКБ Сбербанк России (ОАО) (залогодержатель) подписан договор последующей ипотеки N 39/2008, предметом которого в соответствии с п. 1.1 договора является передача истцу в залог принадлежащего ответчику недвижимого имущества и земельного участка (л.д. 28-32).

Договор последующей ипотеки N 39/2008 от 17.11.2008 г. зарегистрирован в установленном законом порядке Управлением УФРС по Московской области 29.12.2008 г. (номер регистрации 50-50-98/021-2008-320) (л.д. 31).

ООО «Предприятие «Стройинструмент» принятые на себя обязательства по договору об открытии невозобновляемой кредитной линии (со свободным режимом выборки) N 36/2008 от 31.07.2008 г. в полном объеме не исполнило.

31 июля 2009 года АКБ Сбербанк России (ОАО) в связи с нарушением заемщиком сроков оплаты процентов за пользование кредитом направило в адрес ООО «Предприятие «Стройинструмент» письмо N 03/9580 с требованием досрочно возвратить сумму задолженности, уплатить проценты за пользование кредитом, а также неустойку за просрочку исполнения обязательства (л.д. 39).

ООО «Предприятие «Стройинструмент» требование истца о возврате кредита не исполнило, в связи с чем АКБ Сбербанк России (ОАО) обратился в арбитражный суд с иском к ООО «ЭКСИМА» об обращении взыскания на заложенное имущество по договору последующей ипотеки N 39/2008 от 17.11.2008 г. в счет удовлетворения требований к ООО «Предприятие «Стройинструмент» в сумме 272 189 961 руб. 53 коп.

Удовлетворяя заявленные АКБ Сбербанк России (ОАО) требования, суд первой инстанции, исходил из того, что доказательств исполнения обязательств по кредитному договору N 36/2008 от 31.07.2008 г., обеспеченному договором последующей ипотеки N 39\2008 от 17.11.2008 г., в материалы дела не представлено. Суд также указал, что основное условие о размере обязательства в связи с заключением дополнительных соглашений не изменилось, так как основным договором и договором ипотеки предусмотрено право банка в одностороннем порядке повышать процентные ставки.

Обжаловав решение суда первой инстанции в Десятый арбитражный апелляционный суд, ООО «ЭКСИМА» указывает, что Дополнительные соглашения N 4, 5 к договору об открытии невозобновляемой кредитной линии изменяют процентную ставку подлежащих уплате денежных средств за пользование кредитом, тем самым увеличивая размер обеспечиваемого залогом обязательства, что в силу ст. 9 Федерального закона «Об ипотеке» не допустимо.

Также ООО «ЭКСИМА» полагает, что поскольку в первоначальном виде основное обязательство не сохранилось, а залогодатель не обеспечивал измененное обязательство, договор последующей ипотеки N 39/2008 от 17.11.2008 г. прекратил свое действие.

ООО «ЭКСИМА» указывает, что суд не учел то обстоятельство, что изменение процентных ставок проведено истцом не в одностороннем порядке, а путем подписания дополнительных соглашений к кредитному договору, при этом АКБ Сбербанк России (ОАО) не обосновал основания такого повышения.

Ответчик ссылается на то, что п. 2.3.14 договора ипотеки закрепляет право залогодержателя в одностороннем порядке производить увеличение процентной ставки, но не содержит прямо выраженного согласия залогодателя отвечать по измененному условию основного договора. В соответствии с п. 9.3 договора ипотеки все изменения к данному договору должны быть заключены в письменной форме и зарегистрированы в установленном законом порядке.

Суд апелляционной инстанции согласился с доводами апелляционной жалобы ответчика и, отменив решение суда первой инстанции, отказал в удовлетворении иска, исходя из следующего.

В соответствии со статьей 819 Гражданского кодекса Российской Федерации по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуется предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

Статьей 334 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом.

В соответствии с частью 1 статьи 348 Гражданского кодекса Российской Федерации взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований залогодержателя (кредитора) может быть обращено в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обеспеченного залогом обязательства по обстоятельствам, за которые он отвечает.

Согласно п. 4 ст. 9 Федерального закона «Об ипотеке» в договоре ипотеки должно быть названо обязательство, обеспечиваемое ипотекой, с указанием его суммы, основания возникновения и срока исполнения. В тех случаях, когда это обязательство основано на каком-либо договоре, должны быть указаны стороны этого договора, дата и место его заключения, при этом если сумма обеспечиваемого ипотекой обязательства подлежит определению в будущем, в договоре об ипотеке должны быть указаны порядок и другие необходимые условия ее определения.

Исходя из вышеуказанной нормы права, залог является способом обеспечения определенного обязательства, в связи с чем обязательство, обеспечиваемое ипотекой, должно быть точно установлено и тождественно основному обязательству.

Согласно п. 2.1 договора ипотеки N 39/2008 предметом залога обеспечивается исполнение обязательств ООО «Предприятие «Стройинструмент», возникших на основании договора N 36/2008 об открытии невозобновляемой кредитной линии, при этом пунктом 2.2 договора установлено, что обязательства, исполнение которых обеспечивается договором, включают в том числе, но не исключительно: обязательства по погашению основного долга (кредита); обязательства по уплате процентов за пользование кредитом и других платежей по кредитному договору; обязательства по уплате неустойки; судебные и иные расходы залогодержателя, связанные с реализацией прав по кредитному договору и договору залога.

В пункте 2.3 договора ипотеки указано, что залогодатель ознакомлен со всеми условиями кредитного договора и согласен отвечать за исполнение всех обязательств заемщика по кредитному договору предметом залога.

В соответствии с п. 2.3.14 договора залогодержатель имеет право в одностороннем порядке производить по своему усмотрению увеличение процентной ставки по кредитному договору, в том числе, но не исключительно, при условии принятия Банком России решений по повышению учетной ставки, с уведомлением об этом заемщика, без оформления этого изменения дополнительным соглашением.

06 марта 2009 года АКБ Сбербанк России (ОАО) и ООО «Предприятие «Стройинструмент» подписали Дополнительное соглашение N 4 к договору об открытии невозобновляемой кредитной линии от 31 июля 2008 года., по условиям которого заемщик обязался предоставить кредитору дополнительное обеспечение на сумму 383 859 557 руб. 36 коп.

Дополнительным соглашением стороны установили, что в случае невыполнения заемщиком условия о предоставлении дополнительного обеспечения кредитор приобретает право на повышение заемщику процентной ставки на 3 процентных пункта по кредитному договору без оформления дополнительного соглашения с надлежащим уведомлением заемщика (л.д. 27).

05 июня 2009 года банк и заемщик подписали Дополнительное соглашение N 5 к кредитному договору, которым истец обязал заемщика в срок до 15 июля 2009 года предоставить зарегистрированные договоры ипотеки, а в случае их непредоставления кредитор получил право на увеличение процентной ставки за пользование кредитом от 3% до 7% годовых (л.д. 71).

Дополнительные соглашения N 4, 5 не являются самостоятельными сделками, а являются неотъемлемой частью кредитного договора.

Однако Дополнительные соглашения N 4 и N 5 дважды изменяют процентную ставку за пользование кредитом на 3% и от 3% до 7% соответственно, тем самым, увеличивая в совокупности размер обеспечиваемого залогом обязательства.

Таким образом, как указал суд апелляционной инстанции, дополнительные соглашения N 4 и N 5 вводят новые обязанности заемщика, в том числе, по кредитным обязательствам третьих лиц, предусматривают предоставление дополнительного обеспечения, и в случае неисполнения этой обязанности сокращают срок действия основного договора и срок возврата кредита, что свидетельствует об ухудшении положения заемщика и увеличении размера залогового обязательства.

Процедура повышения процентных ставок в одностороннем порядке, предусмотренная пунктом 4.2.1 договора N 36/2008 об открытии невозобновляемой кредитной линии, не была соблюдена АКБ Сбербанк России (ОАО).

В соответствии с условиями кредитного договора повышенные процентные ставки применяются по истечении 30 календарных дней, с даты отправления уведомления кредитором, в то время как в уведомлении N 03/3102-1 от 05.05.09 г. указано, что повышение процентных ставок производится на основании дополнительного соглашения N 4 с 1 мая 2009 г., а не по истечении 30 календарных дней, применяемых при одностороннем повышении процентных ставок.

Как указал суд апелляционной инстанции, в данном случае имело место не повышение процентных ставок в одностороннем порядке, а заключение дополнительных соглашений между заемщиком и кредитором.

Право банка производить повышение процентных ставок в одностороннем порядке должно быть экономически обоснованно, при этом требуется установить основания повышения ставок и их пределы.

Пункт 4.2.1 кредитного договора предусматривает одностороннее повышение процентных ставок в случае повышения учетной ставки Банком России.

Другие основания повышения процентных ставок в одностороннем порядке в договоре не предусмотрены, как не предусмотрены и пределы их повышения.

В период с 24 апреля 2009 г. по 5 июня 2009 г. учетная ставка была снижена ЦБ РФ на 1% и установлена в размере 11,5%, при этом, АКБ Сбербанк России (ОАО) увеличило процентную ставку за пользование кредитом.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что в основном договоре и договоре ипотеки не указаны порядок, основания и размер повышения процентов, в связи с чем сумму обеспечиваемого залогом обязательства определить не представляется возможным, в то время как п. 4 ст. 10 ФЗ «Об ипотеке» предусматривает обязательность указания на порядок и другие необходимые условия ее определения.

В Письме ВАС РФ от 26.01.94 г. N ОЩ-7/ОП-48 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением и расторжением кредитных договоров» указано, что банк по условиям кредитного договора должен доказать размер платы за кредит.

Исходя из этого, суд апелляционной инстанции нашел ошибочным вывод суда первой инстанции о том, что пункт 4.2.1 кредитного договора об открытии невозобновляемой кредитной линии и пункты 2.3 и 2.3.14 договора позволяют банку произвольно, безотносительно к уровню изменений, происходящих на рынке кредитных ресурсов, изменять собственную процентную ставку.

Пункты 2.3 и 2.3.14 договора ипотеки устанавливают, что залогодатель ознакомлен со всеми условиями кредитного договора и согласен отвечать за исполнение всех обязательств заемщика по кредитному договору N 36/2008, однако данное условие не возлагает на залогодателя безусловного обязательства продолжать обеспечение измененного кредитного обязательства в части увеличения процентных ставок за непредставление дополнительного обеспечения.

Пункт 2.3 договора последующей ипотеки предусматривает ответственность залогодателя в части требований, предъявляемых к обеспечению (но не к дополнительному обеспечению) в объеме, предусмотренном пунктом 2.3.10 договора последующей ипотеки: комиссия в размере 3% годовых.

Предоставление заемщиком дополнительного обеспечения залоговой стоимостью, оговоренной в дополнительных соглашениях N 4, 5, в размере 383 859 557 руб., залогодатель не обеспечивал.

Согласно пункту 3 ст. 453 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае изменения договора обязательства считаются измененными с момента заключения соглашения сторон об изменении договора.

В соответствии с п. 1 ст. 348 Гражданского кодекса Российской Федерации взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований кредитора может быть обращено в случае неисполнения и ненадлежащего исполнения должником обеспеченного залогом обязательства по обстоятельствам, за которые он отвечает.

Таким образом, как указал суд апелляционной инстанции, с момента подписания дополнительных соглашений N 4 и N 5 основное обязательство (кредитный договор) изменилось, при этом доказательств, что залогодатель обеспечивал предметом залога измененное обязательство, истцом не представлено. После заключения Дополнительных соглашений N 4, 5 к кредитному договору у заемщика возникло новое обязательство с другими существенными условиями, тогда как договором ипотеки обеспечивалось первоначальное обязательство. Залогодержатель не является стороной по договору об открытии невозобновляемой кредитной линии, а поскольку условие о предоставлении дополнительного обеспечения в договоре последующей ипотеки отсутствует, то оно считается несогласованным с залогодержателем. При таких обстоятельствах арбитражный апелляционный суд полагает, что АКБ Сбербанк России (ОАО) заявлено требование об обращении взыскания на заложенное имущество по обязательствам заемщика, не обеспеченным ипотекой.

Исходя из этого, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что изменение существенных условий кредитного договора без согласования с залогодателем не влечет для ООО «ЭКСИМА», не являющегося заемщиком, безусловного обязательства продолжать обеспечение нового (измененного) кредитного обязательства, поскольку дополнительными соглашениями кредитор и заемщик без согласия ООО «ЭКСИМА» изменили условия кредитного договора, сократив срок возврата кредита и увеличив ответственность за несвоевременный возврат кредита и неуплату процентов, то есть внесли в основное обязательство изменения, влекущие увеличение ответственности залогодателя.

Учитывая изложенное, арбитражный апелляционный суд пришел к выводу о том, что залог, предусмотренный договором последующей ипотеки N 39/2008, не может служить обеспечением обязательств, возникших вследствие подписания Дополнительных соглашений N 4, 5 к кредитному договору.

В соответствии со статьей 339 Гражданского кодекса Российской Федерации в договоре должны быть указаны предмет залога и его оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом.

Положения статьи 339 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривают согласование срока исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом.

Срок исполнения обязательств по договору N 36/2008 от 31.07.2008 г. установлен пунктом 2.6, а также указан сторонами в п. 2.3.1 договора последующей ипотеки N 39/2008 от 17.11.2008 г.

Согласно п. 43 Постановления Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» условия о существе, размере и сроках исполнения обязательства признаются согласованными только в том случае, когда залогодателем является сам должник.

Пунктом 3 Дополнительного соглашения N 5 срок действия основного обязательства поставлен в зависимость от предоставления заемщиком дополнительного обеспечения и определен до 01.11.09 г.

Как указал суд апелляционной инстанции, вышеуказанное условие нельзя расценивать как одно из оснований предъявления требования о досрочном погашении кредита, так как требование о досрочном погашении кредита не определено конкретным сроком и может быть заявлено при наличии оснований, предусмотренных основным договором в любое время. Учитывая вышеизложенное, дополнительное соглашение N 5 устанавливает новый срок основного обязательства, значительно сокращая его.

В соответствии с пунктом 9.3 договора последующей ипотеки предусмотрено, что все изменения к договору ипотеки должны быть заключены в письменной форме и зарегистрированы в установленном законом порядке.

Согласно ст. 452 ГК РФ, соглашение об изменении договора совершается в той же форме, что и договор, при этом пункты 1, 2 ст. 10 ФЗ «Об ипотеке» и ст. 339 ГК РФ предусматривают письменную форму договора и обязательную государственную регистрацию.

Данные требования залогодержателем при изменении существенных условий договора ипотеки выполнены не были, в связи с чем, арбитражный апелляционный суд пришел к выводу о том, что измененное основное обязательство не было согласовано залогодателем и последний не поручился за его исполнение. Обеспечение обязательства, определенного дополнительными соглашениями N 4, 5, договором о последующей ипотеке не предусматривалось.

Дополнительного соглашения к договору об ипотеке в связи с указанным изменением условий кредитного договора сторонами заключено не было.

Дополнительные соглашения N 1 — 5, которые увеличили объем принятых ответчиком по договору ипотеки обязательств, подписывались АКБ Сбербанк России (ОАО) и ООО «Предприятие «Стройинструмент», при этом ООО «ЭКСИМА» о внесении соответствующих изменений в кредитный договор не извещалось.

При таких обстоятельствах арбитражный апелляционный суд пришел к выводу о том, что АКБ Сбербанк России (ОАО) заявил требование об обращении взыскания на заложенное имущество по обязательствам ООО «Предприятие «Стройинструмент», не обеспеченным залогом, в результате чего заявленные истцом требования удовлетворению не подлежат.

Кроме того, апелляционный суд указал на отсутствие оснований для применения к настоящему спору практики применения норм права в толковании закона, определенном Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 марта 2011 года N 13819/10.

При этом суд апелляционной инстанции не учел следующее.

Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 мая 2011 года N ВАС-13817/10 указано на наличие обстоятельства, предусмотренного пунктом 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, для пересмотра по новым обстоятельствам постановления Десятого арбитражного апелляционного суда от 25 марта 2010 года и постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 01 июля 2010 года.

В качестве такого нового обстоятельства Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в названном Определении указал то, что в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 марта 2011 года N 13819/10 содержится правовая позиция, согласно которой изменение размера обеспеченных залогом требований (в том числе, вследствие изменения процентной ставки по кредиту) по сравнению с тем, как условие о размере обеспечиваемого обязательства указано в договоре залога, не является основанием для отказа в иске об обращении взыскания на заложенное имущество в связи с прекращением залога. При увеличении размера требований по основному обязательству залог обеспечивает обязательство должника в том размере, в котором оно существовало бы без такого изменения. Сокращение срока предоставления кредитной линии не влияет на размер ответственности залогодателя.

В последующем Акционерный коммерческий Сберегательный банк РФ (открытое акционерное общество) (далее — ОАО «Сбербанк России») обратился в Десятый арбитражный апелляционный суд с заявлением о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам постановления Десятого арбитражного апелляционного суда от 25 марта 2010 года по делу N А41-32493/09 (том 3 л.д. 2-3).

В обоснование заявления ОАО «Сбербанк России» сослался на результат рассмотрения в порядке надзора тождественного дела и вынесенное по нему Постановление Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.03.10 г. N 13819/10, содержащие толкование правовых норм, которое является общеобязательным и подлежит применению при рассмотрении судами аналогичных дел.

Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 19 декабря 2011 года по делу N А41-32493/09, оставленным без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 25 апреля 2012 года и Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 ноября 2013 года N 13817/10, заявление Акционерного коммерческого Сберегательного банка (ОАО) о пересмотре судебного акта — постановления Десятого арбитражного апелляционного суда от 25 марта 2010 года по делу N А41-32493/09, — удовлетворено; отменено постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 25 марта 2010 года по вновь открывшимся обстоятельствам; назначено судебное заседание по рассмотрению апелляционной жалобы ООО «ЭКСИМА» на решение Арбитражного суда Московской области от 30 декабря 2009 года по делу N А41-32493/09.

При этом суд апелляционной инстанции применил пункт 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которому определение либо изменение Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации практики применения правовой нормы может служить основанием для пересмотра вступившего в законную силу судебного акта по правилам главы 37 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации только при условии, если в соответствующем акте Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации содержится указание на возможность пересмотра вступивших в законную силу судебных актов в силу данного обстоятельства.

Также суд апелляционной инстанции руководствовался разъяснениями, данными в пункте 11 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 52 от 30.06.11 г. «О применении положений Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре судебных актов по новым и вновь открывшимся обстоятельствам», согласно которым содержащееся в постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, принятых до даты опубликования настоящего постановления, положение о том, что «толкование правовых норм является общеобязательным и подлежит применению при рассмотрении арбитражными судами аналогичных дел», может рассматриваться в качестве указания на возможность пересмотра судебных актов в силу обстоятельства, предусмотренного пунктом 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Суд апелляционной инстанции, учитывая, что Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.03.11 г. N 13819/10 принято до даты опубликования Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 52 от 30.06.11 г. «О применении положений Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре судебных актов по новым и вновь открывшимся обстоятельствам», и в нем указано, что «содержащиеся в настоящем Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации толкование правовых норм является общеобязательным и подлежит применению при рассмотрении арбитражными судами аналогичных дел», пришел к выводу о том, что сформулированная в этом Постановлении правовая позиция может служить основанием для пересмотра судебного акта, в том числе постановления апелляционного суда, в силу обстоятельства, предусмотренного пунктом 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Таким образом, при пересмотре постановления Десятого арбитражного апелляционного суда от 25 марта 2010 года суд апелляционной инстанции правомерно пришел к выводу о том, что практика применения норм права, определенная Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 марта 2011 года N 13819/10, подлежит применению для разрешения спора в настоящем деле.

Исходя из изложенного, кассационная коллегия находит выводы апелляционного суда в постановлении от 15 декабря 2014 года об отсутствии оснований для применения толкования норм права, определенного Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 марта 2011 года N 13819/10, для разрешения спора в настоящем деле, сделанными при неправильном применении норм процессуального права, что привело к принятию неправильного постановления и в соответствии с частью 3 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены судебного акта.

Кроме того, кассационная коллегия находит выводы суда апелляционной инстанции сделанными при неправильном применении норм материального права, ввиду следующего.

Внесенные в договор о кредитной линии изменения, в том числе увеличение процентной ставки за пользование заемными средствами и сокращение срока предоставления кредитной линии, не прекратили первоначальное обязательство, не изменили предмет или способ его исполнения, поэтому их нельзя признать новацией, то есть заменой первоначального обязательства новым.

В связи с этим основания для вывода о прекращении дополнительного обязательства в связи с новацией основного отсутствуют.

Названные изменения не указаны в перечне оснований прекращения залога, содержащемся в статье 352 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В силу пункта 1 статьи 50 Федерального закона от 16.07.1998 N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» при расхождении условий договора об ипотеке и условий обеспеченного ипотекой обязательства в отношении требований, которые могут быть удовлетворены путем обращения взыскания на заложенное имущество, предпочтение отдается условиям договора об ипотеке.

Таким образом, изменение размера обеспеченных залогом требований (в том числе вследствие изменения процентной ставки по кредиту) по сравнению с тем, как условие о размере обеспечиваемого обязательства указано в договоре залога, не является основанием для отказа в иске об обращении взыскания на заложенное имущество в связи с прекращением залога. При увеличении размера требований по основному обязательству залог обеспечивает обязательство должника в том размере, в котором оно существовало бы без такого изменения.

Сокращение срока предоставления кредитной линии в настоящем деле не влияет на размер ответственности залогодателя, поскольку требование о досрочном возврате кредитных средств предъявлено Сбербанком ранее первоначально установленного срока предоставления кредитной линии и ранее сокращенного срока предоставления кредитной линии, согласованного Сбербанком и заемщиком в дополнительном соглашении.

Права залогодателя в случае исполнения обязательств должника по основному обязательству защищены положениями статьи 387 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При указанных обстоятельствах вывод суда апелляционной инстанции о том, что предъявлено требование об обращении взыскания на заложенное имущество по обязательствам заемщика, не обеспеченным залогом, не соответствует вышеприведенным нормам материального права, что в соответствии с частью 2 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены судебного акта.

Также кассационная коллегия принимает во внимание, что по аналогичному делу N А41-32492/09 по иску ОАО «Сбербанк России» к ООО «МЕРТА» об обращении взыскания на принадлежащее ООО «МЕРТА» заложенное по договору последующей ипотеки недвижимое имущество вследствие неисполнения ООО «Предприятие «Стройинструмент» обязательств по тому же договору N 36/2008 об открытии невозобновляемой кредитной линии от 31 июля 2008 года, решением Арбитражного суда Московской области от 03 ноября 2011 года, оставленным без изменения постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 13 февраля 2012 года и постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 04 июня 2012 года, исковые требования (с учетом уточнений) ОАО «Сбербанк России» удовлетворены.

При этом суды отклонили доводы ответчика о прекращении договора об ипотеке в связи с увеличением размера требований по основному обязательству, поскольку залог продолжает обеспечивать обязательство должника в том размере, в каком оно существовало бы без такого изменения.

В то же время, кассационная коллегия не может оставить в силе решение суда первой инстанции, поскольку суд первой инстанции, придя к правильному выводу о наличии оснований для обращения взыскания на заложенное имущество, при его удовлетворении исходил из размера задолженности заемщика, рассчитанной по условиям договора о кредитной линии с учетом всех дополнительных соглашений, и не установил, в каком объеме должен отвечать залогодатель исходя из условий основного обязательства, сформулированных в договоре об ипотеке.

Поскольку фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами на основании не полного и не всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, суд кассационной инстанции лишен возможности принять новый судебный акт. Допущенные нарушения могут быть устранены только при повторном рассмотрении дела в суде первой инстанции.

На основании изложенного, кассационная коллегия, отменяя состоявшиеся по делу судебные акты, считает необходимым направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Московской области.

При новом рассмотрении суду следует учесть изложенное, установить все обстоятельства, входящие в предмет доказывания по делу, дать оценку всем имеющимся в деле доказательствам с соблюдением требований норм арбитражного процессуального закона, определить применимое к настоящему спору право, после чего разрешить спор с применением норм права, регулирующих правоотношения сторон, исходя из предмета и оснований заявленных требований.

Руководствуясь ст. ст. 284 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

Решение Арбитражного суда Московской области от 30 декабря 2009 года и постановление Десятого арбитражного апелляционного суда 15 декабря 2014 года по делу N А41-32493/09, — отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Московской области.

Председательствующий судья А.А.ДЕРБЕНЕВ

Судьи Е.А.ПЕТРОВА М.Р.АГАПОВ

Другие решения судов по тому же вопросу:

Постановление ФАС Московского округа от 08.08.2013 по делу N А40-116341/09-10-624

Определением ВАС РФ от 06.12.2013 N ВАС-13910/10

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code