Возражения конкурсного управляющего банка против включения в реестр требования

В отношении банка возбуждена процедура банкротства, вкладчик обратился с заявлением о включении в реестр денежного требования, обосновав его договором банковского вклада и выпиской из реестра обязательства банка перед вкладчиком. Конкурсный управляющий возразил против включения в реестр требования как не подтвержденного приходно-кассовым ордером банка. Правомерны ли возражения конкурсного управляющего?

 

Возражения конкурсного управляющего банка против включения в реестр требования, как не подтвержденного приходно-кассовым ордером банка, правомерны. Факт внесения денежных средств на вклад подтверждается приходным кассовым ордером и соответствующими сведениями во внутренних документах банка.

 

Обоснование: В соответствии с п. 1 ст. 40 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» к заявлению кредитора прилагаются в том числе документы, подтверждающие обязательства должника перед конкурсным кредитором или работником, бывшим работником должника, а также наличие и размер задолженности по указанным обязательствам; доказательства оснований возникновения задолженности (счета-фактуры, товарно-транспортные накладные и иные документы).

Согласно п. 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 N 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» при установлении требований кредиторов в деле о банкротстве судам следует исходить из того, что установленными могут быть признаны только требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности. При оценке достоверности факта наличия требования, основанного на передаче должнику наличных денежных средств, подтверждаемого только его распиской или квитанцией к приходному кассовому ордеру, суду надлежит учитывать среди прочего следующие обстоятельства:

— позволяло ли финансовое положение кредитора (с учетом его доходов) предоставить должнику соответствующие денежные средства;

— имеются ли в деле удовлетворительные сведения о том, как полученные средства были истрачены должником;

— отражалось ли получение этих средств в бухгалтерском и налоговом учете и отчетности и т.д.

Согласно п. 3.4 Положения о порядке ведения кассовых операций и правилах хранения, перевозки и инкассации банкнот и монет Банка России в кредитных организациях на территории Российской Федерации (утв. Банком России 24.04.2008 N 318-П) в подтверждение приема наличных денег от физического лица для зачисления на счет по вкладу по договору банковского вклада бухгалтерским работником производится запись в сберегательной книжке, которая заверяется подписями бухгалтерского и кассового работников. Если при открытии счета по вкладу по договору банковского вклада сберегательная книжка не оформлялась, физическому лицу выдается подписанный кассовым работником второй экземпляр приходного кассового ордера 0402008 с проставленным оттиском штампа кассы.

Таким образом, физическое лицо, внесшее денежные средства в банк по договору вклада, обязательно получает от банка либо сберегательную книжку с соответствующей записью, либо второй экземпляр приходного кассового ордера по утвержденной форме.

Кроме того, из п. 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 N 35 можно сделать вывод, что приходно-кассовый ордер при взыскании вкладчиком средств в рамках процедуры банкротства банка признается доказательством, т.к. суд обязан проверить реальность передачи этих денежных средств.

В настоящей ситуации вместо приходно-кассового ордера вкладчик подтверждает свои требования договором банковского вклада и выпиской из реестра обязательства банка.

В то же время договор как документ не может сам по себе подтвердить факт внесения денег на вклад и невыдачи их впоследствии вкладчику банком.

Как следует из п. 1 ст. 834 ГК РФ, по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, которые предусмотрены договором.

То есть договор банковского вклада является реальным договором и считается заключенным с момента внесения вкладчиком денежных средств. Невнесение вкладчиком денежных средств по договору банковского вклада свидетельствует о том, что договор не заключен.

Согласно п. п. 1.1, 2.2 указания Банка России от 01.04.2004 N 1417-У «О форме реестра обязательств банка перед вкладчиками» банк, включенный ГК «Агентство страхования вкладов» в реестр банков, состоящих на учете в системе страхования вкладов, обязан в соответствии с Федеральным законом обеспечить учет обязательств перед вкладчиками, позволяющий сформировать на любой день реестр обязательств. Реестр обязательств формируется на конец операционного дня, которым определяется момент наступления страхового случая.

Согласно ч. 4 ст. 12 Федерального закона от 23.12.2003 N 177-ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» реестр обязательств является единственным основанием для выплаты ГК АСВ страхового возмещения. Таким образом, представленная истцом выписка из реестра является допустимым доказательством по требованию о выплате страхового возмещения ГК АСВ.

Однако требование к банку и требование к ГК АСВ являются разными требованиями по своей правовой природе. Соответственно, выписка из реестра обязательств банка сама по себе, в отсутствие соответствующих сведений в доступных арбитражному управляющему внутренних документах банка, не может подтвердить наличие задолженности банка перед вкладчиком.

Данная позиция подтверждается судебной практикой (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.06.2015 N 09АП-20877/2015 по делу N А40-54285/14; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 01.10.2015 N Ф05-10657/2015 по делу N А40-99892/2014; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 26.10.2015 N Ф05-10657/2015 по делу N А40-99892/2014).

Соответственно, факт внесения денежных средств на вклад в деле о банкротстве не может быть подтвержден договором банковского вклада или выпиской из реестра обязательств вкладчиков: минимально необходимым и обязательным доказательством этого факта является приходно-кассовый ордер. Кроме того, суд обязан проверить отражение данной операции во внутренней документации банка.

Таким образом, возражения конкурсного управляющего банка против включения в реестр требования, как не подтвержденного приходно-кассовым ордером банка, правомерны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code