ИННОВАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА ЕС: ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ТЕХНОПАРКОВ И ТЕХНОПОЛИСОВ


Н.Д.Василенко

Раскрыты особенности инновационной системы ЕС. Проанализирована хозяйственно-правовая и организационная деятельность технопарков в государствах-членах ЕС. Показана возможность углубленного сотрудничества стран-членов ЕС по вопросам деятельности технопарков и технополисов. При больших расходах на развитие науки и технологий инновационная деятельность в ЕС не является максимально эффективной и не может служить примером для воссоздания. Для стран СНГ с их высоким интеллектуальным потенциалом интересным является восточно-азиатский технопарковый опыт, в частности китайский, однако с учетом своих национальных особенностей. Изложена авторская позиция по использованию определенных моделей технопарков в странах СНГ.

Ключевые слова: хозяйственное право Украины, инновации, инновационная политика, ЕC, технопарк, технополис.

 

Страны-члены ЕС существенно отличаются как по государственному устройству, так и устройству своих экономико-правовых структур. В связи с этим процессы инновационного развития в каждой из этих стран протекают по-разному, характеризуясь своими темпами, масштабами и конкретными формами организации. Наиболее эффективными и популярными в последнее десятилетие стали центры содействия трансферу и коммерциализации технологий в виде технологических
(научных) парков и других инновационных образований. Создание технологических (научных) парков, в меньшей степени технополисов, в ЕС стало одной из важнейших составляющих государственной научно-технической политики, направленной на стимулирование инновационной активности, а также ускорение и облегчение структурной перестройки хозяйства на наукоемкую основу в большинстве стран-членов.

При этом важной особенностью инновационной деятельности является высокий уровень расходов при разработке инновационного продукта, а также значительные расходы и риски при выведении инновационной продукции на рынок. Потому во всех без исключения более или менее развитых странах обеспечивается комплекс мероприятий по поддержке инновационной деятельности именно технопарков. Вопросам развития инновационной сферы в ЕС посвящен и ряд работ автора (см.: [4; 6]), а также работы Н. Шелюбской [10], Р. Еннана [7] и других ученых. Автор работы [4] считает, что понятием «инновация» в ЕС охвачен достаточно широкий перечень объектов научно-технической деятельности, что объясняет неоднозначное его понимание. Кроме того, обращает на себя внимание работа авторов из стран-членов ЕС, в которой указывается, что повышение степени сотрудничества в инновационных программах ЕС способствует активному взаимодействию стран-членов, повышая эффективность и продуктивность как их инновационного сотрудничества, так и всего надгосударственного образования в целом [14]. Следует выделить как одни из первых обобщений, посвященных технопаркам, публикации, вышедшие в России под редакцией В. Е. Шукшунова [9; 11]. Значительный интерес также вызывают монографические работы Ю. Е. Атамановой [2; 3], посвященные проблемам инновационного права, а также ключевым проблемам хозяйственно-правового обеспечения формирования и реализации государственной инновационной политики в Украине.

Целью работы является исследование хозяйственно-правовой и организационной деятельности технопарков в странах-членах ЕС. Кроме того, в этой связи автор настоящей статьи видит также необходимость на основе проводимого исследования сформулировать собственные выводы о существующих моделях технопарков (технополисов) как в странах-членах ЕС, так и других странах для возможного последующего использования этих моделей в странах СНГ.

Основными инновационными структурами, существующими в странах ЕС, являются технопарки и технополисы. Технопарк — это территориальный межотраслевой научно-технический комплекс юридически и экономически самостоятельных, функционально объединенных вокруг большого центра научных, проектно-конструк- торских, технологических, образовательных, финансовых, информационных и других учреждений и промышленных предприятий (преимущественно малых и средних) с общим использованием земельного участка и инфраструктуры, деятельность которых скоординирована единым инновационным процессом (включая инновационные инкубаторы, консалтинговые, информационные, инжиниринговые, маркетинговые, лизинговые и другие фирмы, НИЦ и т. п.). Технополис представляет собой научно-производственный комплекс, охватывающий, как правило, территорию города. Он являет собой объединение инновационных структур (инкубаторов бизнеса, технопарков) на территории города с целью консолидации усилий для его экономического развития. Инициаторами создания технополисов выступает местная власть или государство, которое спонсирует такие объединения.

Технопарки и технополисы работают в специальном режиме ведения хозяйственной деятельности, чаще всего на принципах самоокупаемости, принося прибыль на развитие, которая распределяется между их участниками.

Основное задание технопарков — превращение научных разработок в новую продукцию и выведение ее на рынок.

Можно выделить следующие общие признаки, присущие технопаркам, по данным

Международной ассоциации научных парков:

1. Технопарк является коммерческой хозяйственной организацией, которая самостоятельно владеет, пользуется и распоряжается своими правами, имуществом, средствами, которыми они наделены при создании, приобретены в результате хозяйственной деятельности, привлечены на ссудной или иной основе.

2. Современные технопарки создаются в организационно-правовой форме корпоративного юридического лица. Ранняя модель технопарка как унитарного юридического лица, имеющего одного основателя, не оправдала себя на практике.

3. Технопарки, как правило, действуют в пределах определенной территории (территориальный признак). Например, регион науки охватывает территорию, границы которой приблизительно совпадают с административной границей района или округа.

Технополис же является территориальным образованием городского типа. Научный (технологический) парк включает в себя научно-исследовательский центр и компактную производственную зону, которая прилегает к нему.

4. Технопарки отличаются между собой скорее по отраслевому признаку (специализацией), чем по организационно-территориальному.

5. Основной целью технопарка является коммерциализация результатов научно-исследовательских работ: начиная от генерации идей, разработки и создания интеллектуального продукта, включая выпуск экспериментальных образцов для промышленного производства и кончая выпуском и реализацией конкурентоспособной инновационной продукции.

6. Участниками (основателями) технопарка выступают опытный центр (высшее учебное заведение, государственная лаборатория или институт, научно-исследовательское подразделение организаций государственного или частного сектора), венчурные фонды, страховые компании и банки, субъекты предпринимательской деятельности (промышленные компании, корпорации, бизнес-структуры), органы власти и управления (как правило, местные), консалтинговые и подобные им фирмы.

7. На территории технопарка, как правило, создаются инкубаторы бизнеса — организации (наукоемкие предприятия), тесно связанные с технопарком, предназначенные для обслуживания и создания новых небольших фирм, предоставления им помощи для выживания на начальной стадии развития. Бизнес-инкубатор может быть самостоятельной хозяйственной организацией с правами юридического лица или действовать в составе технопарка.

8. Практика содействия инновационной деятельности в виде передачи частному сектору научно-технической продукции, созданной на государственные или общественные средства, с целью ее последующей коммерциализации, приобрела распространение во многих странах. Предусматривается создание совместных предприятий на корпоративной основе со смешанной формой собственности; существование разных форм кооперации между федеральными опытными центрами и промышленными фирмами; создание посреднических фирм, занимающихся лицензированием университетских разработок; осуществление научными центрами права реализации интеллектуальных продуктов на коммерческой договорной основе.

9. Поощрительная система в рамках технопарка основана на льготном использовании земли (уменьшении размера арендной платы) и оборудования, снижении тарифов на коммунальные, коммуникационные и транспортные услуги, обеспечении надлежащей инфраструктуры (финансовой, организационно-консультативной, коммуникационной и охранной). Система же государственной поддержки инновационной деятельности в основном установлена в рамках национального регулирования.
Этап инновационного развития, заключающийся в создании инновационной системы ЕС, начался в марте 2000 г., когда на заседании Европейского совета в Лиссабоне была предложена программа создания инфраструктуры знаний, активизации инноваций и экономических реформ, модернизации систем социальной поддержки и реформы образования. Целью этой программы было построение наиболее компетентной и динамической экономики, основанной на знаниях, что обеспечивало бы ЕС мировое лидерство. «Лиссабонская Стратегия» ЕС была направлена, в частности, и на развитие «экономики знаний» за счет поощрения исследований, улучшение политики в области образования, развития информационных технологий и создания благоприятного инновационного климата как в самом Союзе в целом, так и инновационных структурах и государствах-членах в частности. При этом развитие сферы НИОКР и укрепление инновационного потенциала входят в число основных политических и экономических приоритетов стран-членов ЕС. Однако эффективность национальных политик инновационного и технологического развития отдельных стран все же не обеспечивает роста показателей инновационного развития на уровне Союза в целом.

Одними из первых нормативных документов ЕС, на официальном уровне закрепивших определение «инноваций», были: «Зеленая книга об инновациях» (<^гееп Рарег оп 1ппоуайоп») в 1995 г. [13] и «Первый план действий в сфере инноваций в Европе» («First Асйоп Р1ап оп 1ппоуайоп in Еигоре») в 1996 г. [12]. Это были программные нормативные документы, определяющие первые попытки Европейской комиссии разработать рациональную инновационную политику в Европейском Союзе. В «Зеленой книге об инновациях» освещены следующие вопросы: основные направления политики ЕС в инновационной и научно-технической сферах, пути преодоления выделенных недостатков; перспективы развития прогнозирования и технологического мониторинга, а также усиления коммерциализации исследований; развитие учебы и образования, активизация обмена студентами и исследователями. Кроме того, в документе обоснованы необходимость оценки эффективности инноваций; пути улучшения финансирования, налогового стимулирования инновационной деятельности и т. п. Эти направления в последующем послужили основой для формирования «Первого плана действий в сфере инноваций в Европе» («First Асйоп Р1ап оп 1ппоуайоп in Еигоре»), в котором впервые были определены три вектора инновационного развития и соответствующие механизмы на уровне государств-членов ЕС. В контексте «Зеленой книги» инновация рассматривается как успешное производство, внедрение и эксплуатация нововведения.

Инновация предлагает новые пути решения проблем и, таким образом, позволяет удовлетворить потребности человека и общества. В документе имеет место большое количество значений понятия «инновация». Уже во вступлении в «Зеленой книге» инновации определяются как подвижная сила, что указывает предприятиям на долгосрочные цели. Отмечается, что она также способствует совершенствованию промышленных структур и появлению новых секторов экономики. В общем виде, согласно «Зеленой книге», инновацией признается:
«1) улучшение и расширение диапазона продуктов, услуг и связанных с ними рынков;
2) применение новых методов производства, предложения и сбыта;
3) введение изменений в управление, организацию и условия работы, в квалификацию рабочей силы».

В последующих статьях «Зеленой книги» понятие «инновации» определяется как трансформация идеи в рыночный продукт или обслуживание, в новый либо улучшившийся производственный процесс, либо в новый метод социальной услуги. Таким образом, инновация отождествляется именно с последовательным процессом превращения новой идеи в рыночный продукт, метод обслуживания или социальную услугу. В теоретическом плане характерно, что «Зеленая книга об инновациях» рассматривает указанное понятие не только в динамическом, но и статическом аспекте, то есть и как процесс, и как результат процесса в виде полученного продукта. На основании этого в праве ЕС сложилось деление инноваций на прецессионные и производительные. Причем «Зеленая книга об инновациях» выделяет радикальные инновации (например, выпуск новой вакцины) и прогрессивные, которые изменяют продукты, процессы или услуги через последовательные улучшения. В таком значении инновация выступает как конечный результат научно-производственного цикла.

Известно, что сферы инновационного, образовательного, медицинского культурного характера продолжают оставаться предметом общих полномочий, а на практике — предметом специальных полномочий стран-членов ЕС (см.: [8]). Это означает, что договоры в этих отраслях заключаются совместно ЕС и странами этого объединения. По этой причине подобные соглашения называются смешанными, объединяя разные страны, отношение которых к последующим шагам в направлении политической централизации далеко не всегда одинаково. Одни государства стремятся к ускорению интеграционных процессов и ради этого готовы согласиться на новые ограничения государственного суверенитета в интересах наднациональных институтов Союза. Другие, напротив, испытывают при этом скептицизм, а иногда проявляют и прямую враждебность. История свидетельствует, что ЕС (ранее — Сообщество) неоднократно был ареной борьбы политических сил, которые стремились либо к максимальному углублению интеграции, либо к развитию сотрудничества, которое не нуждается в передаче суверенных полномочий наднациональным органам. Неоднократно противоречие удавалось нейтрализовать за счет того, что на углубление интеграции шла лишь часть потенциальных партнеров. В какой-то степени и сам Союз создавался именно таким образом. При этом ключевой проблемой политико-правовой интеграции в ЕС остается вопрос о влиянии такой интеграции на суверенитет стран-членов. Следует отметить, что вопросы, рассматриваемые в работе, в настоящее время не получили еще однозначного толкования. Как известно [5], наибольшее влияние получили три концепции: теория «разделенного» суверенитета, теория «слияния» суверенитетов стран-членов и концепция «потери значения суверенитета на современном этапе общественного развития». При этом оптимальным вариантом можно считать положение в рамках ЕС, когда возможным является неучастие стран-членов в гармонизации или, напротив, углубленное (более тесное) сотрудничество.

Оценки уровня инновационного развития стран-членов ЕС, проведенные экспертами- аналитиками статистических служб ЕС, подтверждают наличие тенденций к дифференциации стран-членов ЕС по данному показателю, так же как и при сравнении общего уровня инновационной активности стран-членов с другими странами. В 2007 г., опираясь на расчеты «Суммарного индекса инновационного развития» (Summary Innovation Index, SII), аналитики ЕС выделили четыре группы стран из числа ведущих, в том числе и стран-членов ЕС. «Суммарный индекс инновационного развития» используется при расчетах для «Статистического справочника инновационного развития» в целях реализации «Лиссабонской Стратегии» [15]. В Справочник были включены данные и по некоторым другим западным странам с высоким уровнем инновационного развития, которые не являются членами ЕС.

В первую группу стран, которые являются лидерами по уровню инновационного развития, вошли Швеция, Швейцария, Финляндия, Израиль, Дания, Япония, Германия, Великобритания и США. В группу стран, в которых уровень инновационного развития соотносителен со средним значением по странам ЕС-27 или несколько ниже лидеров, вошли Люксембург, Исландия, Ирландия, Австрия, Нидерланды, Франция, Бельгия, а также Канада. Такие страны, как Австралия, Норвегия, Чехия, Эстония, Словения, Италия, Кипр и Испания, вошли в группу тех стран, которые стремятся достичь среднего значения индекса по странам ЕС-27. Мальта, Литва, Венгрия, Греция, Португалия, Словакия, Польша, Хорватия, Болгария, Латвия и Румыния оказались в числе тех, которые «отстают».

Группирование стран осуществляется на основании 25 индикаторов, которые, в свою очередь, также разбиты на пять групп. Раздел «Условия для инноваций (Innovation Drivers)» включает индикаторы, которые отображают влияние инфраструктурных условий на развитие инновационного потенциала. Индикаторы группы «Инвестиции в знания (Knowledge Creation)» отражают объемы инвестиций, которые направляются государством и частным сектором в НИОКР; группы «Инновации и предпринимательство (Innovation & Entrepreneurship)» — инновационную активность на уровне фирм.

Индикаторы группы «Применения инноваций (Applications)» соответствуют уровню производительности труда и деловой активности в инновационных секторах экономики, а группы «Интеллектуальная собственность (Intellectual Property)» отражают результаты успешных ноу-хау.

Невзирая на разные точки зрения по поводу влияния правовой и политической интеграции на суверенитет государств-членов, никто не отрицает того факта, что ЕС наделен в лице его органов власти частью суверенной компетенции, которая раньше принадлежала исключительно странам-членам. Соответствующие положения содержатся как в конституциях государств-членов, так и решениях национальных конституционных судов, а также суда ЕС. Дифференциация и углубленное сотрудничество частично помогают преодолеть этот барьер. Однако даже после реставрации «Лиссабонской Стратегии» в 2005 г., когда совместные усилия стран-членов привели к заметным достижениям в отрасли научных исследований, знаний и инноваций, каждая из стран-членов ЕС самостоятельно избирает формы сотрудничества в части совместной инновационной деятельности.

Принципиальными остаются требования со стороны ЕС по вопросам прозрачности фискальных преференций и процедуры их получения для инновационных проектов, которые должны иметь соответствующее значение для экономик стран-членов ЕС и всего сообщества в целом.

Антимонопольное европейское право базируется на двух принципах — запрещении монополий и регуляции их деятельности. При применении первого принципа монополия запрещается, если пытается занять монопольное место на рынке. В соответствии со вторым принципом создание монополий не запрещено, если их деятельность не противоречит антимонопольному законодательству. Например, в рамках ЕС запрещены соглашения, ограничивающие или контролирующие производство, рынки, техническое развитие, инвестиции (отмеченное не распространяется на отдельные типы соглашений относительно НИОКР). Противоправным считается также злоупотребление доминирующим положением на рынке. В конце 2000 г. Европейская комиссия создала более строгую процедуру получения разрешений на соглашения по поглощению и слиянию компаний. В странах-членах ЕС существуют разные источники правовой регуляции предотвращения недобросовестной конкуренции и монополистической деятельности: в Австрии, Испании, ФРГ, Швейцарии — отдельные антимонопольные законы; в Италии, Франции — антимонопольные законы и общие нормы гражданского права, в Великобритании — антимонопольные, антитрестовские и судебные законы. На общеевропейском уровне наблюдение за выполнением антимонопольного законодательства ЕС возложено на Комиссию ЕС, Совет ЕС, Суд ЕС.

Таким образом, в ЕС сохраняется свобода избрания каждой страной средств и форм реализации согласования собственного инновационного права с правом ЕС. Во многих случаях директивы только очерчивают определенные стандарты, оставляя значительную часть вопросов правовой регуляции на усмотрение государств. В то же время ЕС и страны-члены прилагают значительные усилия на институциональном уровне для создания условий, направленных на укрепление инновационного надгосударственного и национального законодательства с гибким использованием усиленного сотрудничества, дифференциации и субсидиарности для максимальной эффективности средств сторон, которые затрачиваются на реализацию инновационных программ и поддержку инновационных структур, в том числе технопарков и технополисов.

Кроме финансовой поддержки инноваций, в ЕС существует практика создания специальных льготных территорий. Создание существенного количества технопарков в ЕС на определенном этапе придало значительный импульс к инновационной активности. Однако в странах-членах ЕС льготы на инновационную деятельность предприятия могут получать и непрямым путем. Так, антимонопольный закон Германии предоставляет некоторые льготы малому и среднему бизнесу, разрешая ассоциациям малого и среднего предпринимательства вводить рекомендации по вопросам согласованного поведения, которые позволяли бы лучше конкурировать с большим бизнесом. В то же время большому бизнесу запрещено распространять такие рекомендации.

Изучение европейского опыта позволяет выделить в странах-членах ЕС среди многообразных современных форм инновационных структур центры трансфера технологий — инновационные координационные центры (Innovation Relay Centre (IRC)), которые обеспечивают эффективную коммуникацию в сфере трансфера новых знаний и технологий не только между национальными субъектами рынка инноваций, но и вне границ страны, формируя сетевую структуру наднационального характера. Последнее имеет важное значение как для налаживания межрегиональных связей в сфере научно-технологического и инновационного сотрудничества, так и в контексте углубления интеграции в европейское исследовательское пространство. Финансирование технопарков и технополисов в ЕС происходит через применение механизма государственного заказа, льготного кредитования, прямого инвестирования, финансовых гарантий. Кроме того, используются фискальные преференции и разные нефинансовые услуги и поддержки.

Роль экономически развитых государств проявляется в регуляции, стимулировании и координации финансирования науки и технологий всех участников инновационного процесса. В Европе общими правительственными решениями стран-членов ЕС сформирован ряд институтов, которые оказывают прямую поддержку в области инноваций: Европейский инвестиционный банк, Европейский инвестиционный фонд, проект «Начальный капитал», проект «Капитал» (для инноваций), а также специальная программа поддержки малого бизнеса.

Главным инвестиционным институтом в ЕС является Европейский инвестиционный банк (Е1В) [1]. Почти половина его кредитов, направленных на потребности промышленности, предназначается малым предприятиям, причем приоритетным является предоставление венчурного капитала небольшим компаниям, которые работают в сфере новых технологий.

Европейский инвестиционный фонд (ЕШ) поддерживает инновационную деятельность двумя путями: 1) предоставлением гарантий финансовым посредникам, что облегчает доступ предприятиям к инвестиционным ресурсам; 2) инвестированием в венчурные компании, для чего имеет возможность принимать участие в акционировании финансовых учреждений, которые специализируются на венчурном финансировании.
ЕС формирует юридические и организационные основы союзной научно-технической политики, начиная почти с нуля, потому что длительное время, как известно, целостной европейской научно-технической политики не существовало. Однако объективный процесс инновационной политики в ЕС имеет свою правовую основу, связанную со сближением национальных правовых систем. Важной состав ля- ющей регуляции инновационной деятельности в ЕС стало именно создание соответствующего законодательства стран-членов.

Таким образом, с разной степенью локализации все же технологический (научный) парк является одной из наиболее распространенных инновационных структур с его основной идеей коммерциализации научных исследований университетских, академических и других опытных центров, научная продукция которых с помощью инновационных процедур доходит до промышленных и коммерческих структур с конечным результатом — новым продуктом, реализованным на рынке. Самостоятельное рассмотрение тех или иных аспектов инновационной деятельности в странах-членах ЕС всегда имело достаточно условный характер. Здесь весь инновационный процесс в целом понимается как широкая инновационно-ориентированная политика государств в научно-технической сфере, охватывающая все правовые вопросы организации выполнения научных исследований и разработок прикладного характера, нормативное оформление инфраструктуры для их государственной поддержки, обеспечения развития высшего профессионального образования и специальной подготовки кадров, создания систем финансирования конкретных проектов и т. п. Создание общих научно-исследовательских комплексов является важным механизмом трансфера технологий, в который часто привлекают научно-исследовательские институты, компании и правительственные агентства. Одним из подходов к созданию общих научно-исследовательских комплексов является концентрация критической массы научных и коммерческих специалистов в непосредственной близости друг от друга. В научных парках может быть множество разных технологий, причем некоторые кластеры фокусируются на узкой специализации.

Анализ политики ЕС относительно исследований и технологий показывает, что обеспечение инновационного пути развития экономики является возможным только через создание новых инновационных институций при активном участии государства. В странах- членах ЕС долгое время не существовало достаточно четкого понимания полного инновационного цикла в деятельности технологических (научных) парков. Однако на сегодняшний день при постоянно развивающемся инновационном законодательстве этот пробел заполняется благодаря созданию разветвленной сети технопарков и технополисов.

Таким образом, законодательно существует возможность углубленного сотрудничества стран-членов ЕС в сфере технопарко- вой деятельности. Однако, несмотря на заметные достижения при очень больших расходах на развитие науки и технологий, инновационная деятельность в ЕС не является максимально (достаточно) эффективной и не может служить примером для воссоздания. Для стран СНГ с их высоким интеллектуальным потенциалом интересным скорее является восточно-азиатский технопарковый опыт, в частности китайский, однако с учетом своих национальных особенностей.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Аракелян, М. Р. Право Свропейського Союзу: з врахуванням змш, внесених Л1сабонським договором 2007 року : шдручник для студ. вищих навч. заклада / М. Р. Аракелян, Н. Д. Василенко ; МОН Украни, НУ ОЮА. — Одеса : Фенкс, 2012. — 390 с.
2. Атаманова, Ю. ?. Господарсько-правове забезпечення шновадшно! полтгики держави : монографiя / Ю. ?. Атаманова. — Хрьюв : Ф1НН, 2008. — 424 с.
3. Атаманова, Ю. ?. Теоретичнi проблеми ста- новлення iнновацiйного права Укра!ни : монографiя / Ю. ?. Атаманова. — Харьшв : Факт, 2006. — 256 с.
4. Василенко, М. Д. Господарсько-правовий досввд ?С в шновацшному розвитку: створення тех- нопарк1в (технополiсiв) / М. Д. Василенко // Науковий вюник Чернiвецького унiверситету. Правознавство : зб. наук. пр. — Чершвщ : Рута, 2008. — Вип. 461. — С. 57-62.
5. Василенко, М. Д. Правове обмеження суверенитету держав-членiв в рамках ?вропейського Союзу / М. Д. Василенко // Науковi працi Одесько! нацюнально! юридично! академп : зб. наук. пр. — Т. 4. — Одеса : Юрид. лт., 2005. — С. 80-88.
6. Василенко, М. Д. Характеристика техно- лопчних (наукових) парков у кра!нах-членах ?С: правове забезпечення спiввiдношення пiльг та ефек- тивносп / М. Д. Василенко // Науковий вiсник Черн- iвецького унiверситету. Правознавство : зб. наук. пр. — Чершвщ : Рута, 2009. — Вип. 492. — С. 32-38.
7. Еннан Р. 1нновацшна политика ?вро- пейського Союзу: сучасний стан та тенденцп розвитку / Р. Еннан // Актуальш проблеми реалiзацil плану дш Укра!на — ?С : зб. наук. ст. — Одеса : Феткс, 2007. — С. 187-192.
8. Право Европейского Союза. Особенная часть : учеб. пособие / под ред. М. Р. Аракеляна, О. К. Вишнякова. — Киев : Истина, 2010. — 528 с.
9. Технопарки: организация и управление : монография / Ассоциация науч. парков Великобритании ; под науч. ред. В. Е. Шукшунова. — М. : Изд-во МЭИ, 1997. — 163 с.
10. Шелюбская, Н. В. Новые направления инновационной политики ЕС / Н. В. Шелюбская // Проблемы теории и практики управления. — 2003. — №4.- С. 63-68.
11. Шукшунов, В. (президент Ассоциации «Технопарк»). Технопарковое движение в России — это движение к ее инновационной экономике /В. Шукшунов. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа : http:// www.1-russia.ru/all/articles/2801. — Загл. с экрана.
12. First Асйоп Р1ап оп 1ппоуайоп in Еигоре. — Electronic text data. — Mode of access: http// cordis.europa.eu/documents/document1ibrary/ 21926641EN6.pdf. — Title from screea
13. вгееп Рареr оп 1ппоуайоп. — Electrornc text data. — Mode of access: http://euгopa.eu/documents/ comm/green_papers/pdf/com95_688_en.pdf. — Title from screea
14. Integrating the effects of geography into EU Cohesion Policy impact modeling : The GMR-approach, Paper presented at the modelrng workshop of the German Section of the Euгopean Regional Science Association / A. Varga, Y. Schalk, A. Koike, P. Jarosi, L. Tavasszy. — Brussels, 2008. — P. 3-27.
15. Jaumotte, F. Ап Overwiew of Public Policies of Support Innovation / F. Jaumotte, N. Parn // OECD Economics Department Working Paper. — 2005. — № 456. — Electronic text data. — Mode of access: http:/ /www. oecd. org/eco/39619246.pdf. — Title from screen.

Вестник Волгоградского Государственного университета. Серия 5. Юриспруденция. 2013. № 2 (19)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code