КОМПЕТЕНЦИЯ ОРГАНИЗАЦИИ ИСЛАМСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА В СФЕРЕ ЗАЩИТЫ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА


А.Х.Абашидзе, А.М.Солнцев

Организация исламского сотрудничества (далее — ОИС) — межправительственная организация, объединяющая в настоящее время 57 государств (в том числе шесть государств СНГ: Азербайджан, Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан). Российская Федерация с 30 июня 2005 г. имеет статус наблюдателя при ОИС. ОИС изначально именовалась как Организация исламская конференция (далее — ОИК). Решением Совета министров иностранных дел, проходившем в Астане 28-30 июня 2011 г., ОИК была преобразована в Организацию исламского сотрудничества . ОИС объединяет государства по религиозному признаку и является вторым по численному составу межгосударственным объединением после ООН.

До последнего времени ОИК обращала внимание на проблематику прав человека не часто, в основном в виде принятия документов аналитического и резолютивного характера. Причину этому следует искать в истории становления и развития ОИК.
ОИК была основана в 1969 г. на Конференции глав мусульманских государств в г. Рабат (Марокко) с целью обеспечения исламской солидарности в социальной, экономической и политической сферах, борьбы против колониализма, неоколониализма и расизма и поддержки Организации освобождения Палестины. Почти за 45 лет существования ОИК превратилась в самую крупную и наиболее влиятельную межправительственную исламскую организацию.

Учредительный акт в виде Устава ОИК был принят через 5 лет после окончания конференции в Рабате, то есть в 1974 году. Данный факт свидетельствовал об обретении международной правосубъектности ОИК. Положения о правах человека нашли отражение лишь в преамбуле Устава ОИК. Подход государств- членов ОИК к правам человека нашел наиболее полно права человека нашли отражение в Даккской декларации по правам человека в исламе, принятой XIV Конференцией министров иностранных дел государств- членов ОИК (Дакка, 6-11 декабря 1983 г.) резолюцией под названием «Принятие проекта документа по правам человека в исламе» (№ 3/14-ORG). Отметим, что Декларация носит рекомендательный характер.

Даккская декларация по существу является не нормативным актом, а документом теологического характера. Подтверждением этому служат следующие ее положения: «фундаментальные права и свободы в соответствии с исламом являются неотъемлемой частью исламской религии (веры)» и «никто не имеет права отменить их полностью или частично или нарушать или игнорировать их…». В завершение в Декларации говорится: «Все люди являются подданными Аллаха и наиболее любимыми им являются те, которые служат Его подданным, и никто не имеет превосходства над другим, за исключением на основе набожности».

Следующий заметный шаг в правотворчестве в сфере защиты и поощрения прав человека был сделан на совещании Комитета юридических экспертов (26-28 декабря 1989 г., Тегеран), на котором был подготовлен доклад для XIX Конференции министров иностранных дел государств-членов ОИК. На основе этого доклада на этой Конференции в Каире (31 июля — 5 августа 1990 г.) была принята резолюция (№ 49/19-Р), в качестве приложения к которой была утверждена Каирская декларация по правам человека в исламе [1]. Согласно этой резолюции, «Каирская декларация по правам человека в исламе будет служить руководством для государств-членов в области прав человека».
Реакция на принятие Каирской декларации по правам человека в исламе 1990 г. была неоднозначной. Одни специалисты утверждали, что принятие Каирской декларации незадолго до проведения Всемирной конференции по правам человека 1993 г. в Вене — было попыткой подорвать сложившуюся систему ценностей, заложенной во Всеобщей декларации прав человека 1948 года [10]. Другие эксперты, напротив, утверждают, что Каирская декларация стала своеобразным актом примирения концепции прав человека и ислама [4, p. 6]. Сама же ОИК охарактеризовала документ как «дополняющий Всеобщую декларацию в отношении религиозных и культурных особенностей мусульманских стран» [11].

Каирская декларация состоит из преамбулы и 25 статей. В преамбуле повторяются положения Даккской декларации 1983 г., и особо подчеркивается, что «соблюдение прав человека в исламе превращается в акт поклонения, а нарушение — в отвратительный грех каждого человека в отдельности». В ст. 1 Каирской декларации фактически воспроизводится положение Даккской декларации 1983 г. о том, что все люди «составляют одну семью, члены которой объединены смирением перед Аллахом и происхождением от Адама». Каирская декларация содержит статьи, касающиеся как политических и гражданских, так и социально-экономических прав человека.

Каирская декларация основывается на положениях шариата. В этом отношении можно отметить ст. 22, 24 и 25. В ст. 22 говорится, что «каждый имеет право свободно выражать свое мнение в той степени, в которой это не противоречит принципам шариата». Далее, ст. 24 провозглашает, что «все права и свободы, изложенные в настоящей Декларации, регулируются исламским шариатом». В ст. 25 указывается, что «шариат является единственным источником для толкования или пояснения любых статей настоящей Декларации». Таким образом, можно утверждать, что провозглашенные в Каирской декларации права и свободы человека по своему содержанию и возможности толкования «привязаны» к шариату, что придает этому документу традиционный характер.

Отдельно стоит отметить, что ОИК уделяет внимание вопросам защиты прав уязвимых групп людей, а именно детям и женщинам. Представляется возможным утверждать, что в настоящее время идет процесс выработки региональных стандартов по правам детей3. Важным шагом в этом процессе стало принятие в июне 2005 г. Пакта о правах детей в исламе [2]. Следует подчеркнуть, что данный Пакт является действующим специализированным документом ОИК в области прав человека. Вместе с тем следует отметить, что этот Пакт не нашел широкого отражения в доктрине прав человека. На официальном сайте ОИС нет информации о числе государств, ратифицировавших Пакт.
Пакт о правах детей в исламе в ст. 1 определяет ребенка как «каждое человеческое существо, которое в соответствии с применимым к нему / ней правом, не достигло совершеннолетия». Основными целями Пакта в соответствии со ст. 2 являются: забота о семье и ее усиление с тем, чтобы муж и жена могли растить физически и духовно здоровых детей; и создание условий, в которых мусульманские дети могли бы гордиться своей нацией, страной и религией. Пакт закрепляет право детей на образование, здоровье и безопасную среду. Пакт, в целом, отводит центральное место семье и традиционным исламским ценностям в вопросе воспитания ребенка.

Сравнивая текст Пакта о правах детей в исламе 2005 г. и Каирской декларации 1990 г., нельзя не отметить значительные отличия в вопросе места шариата в регулировании прав человека. Так, если оба документа имеют ссылки на шариат, то Пакт уже не ставит его в качестве основы для толкования своих норм. В целом, в Пакте отмечается ослабление влияние шариата на права человека, что наглядно демонстрирует ст. 4 Пакта, где государства-участники призываются принять меры, чтобы «прекратить действия, основанные на обычаях, традициях или практиках, которые противоречат правам и обязанностям, закрепленных в Пакте». Одним из примеров таких практик является калечение женских половых органов (женское обрезание). Вместе с тем, шариат сохраняет значительное влияние на права человека, в частности, среди основных принципов Пакта, перечисленных в п.1 ст. 4 указывается на «уважение положений шариата».

В целях реализации положений Пакта, в ст. 24 предусмотрено учреждение Исламского комитета по правам ребенка, который должен собираться ежегодно для «изучения прогресса, достигнутого в результате импле- ментации Пакта». На сегодняшний день Комитет так и не был создан. Однако если это все же произойдет, он получит полномочия по мониторингу соблюдения прав детей, перечисленных в Пакте на территории государств- членов ОИК, ратифицировавших его. Пока же, в силу своей компетенции, мониторингом будет заниматься ныне действующая Постоянная независимая Комиссия по правам человека ОИС (о которой подробнее будет рассказано ниже).

В настоящее время ОИК переживает период модернизации. Так, на очередном саммите в Дакаре (Сенегал) в марте 2008 г. был принят Устав Организации исламского сотрудничества, в котором правозащитная тематика нашла свое отражение. Уже в преамбуле Устава говорится, что государства-члены приняли решение способствовать развитию прав человека и фундаментальных свобод. В ст. 1 Устава определены двадцать целей, среди которых выделяется цель № 14: «.. .содействие осуществлению и защите прав и фундаментальных свобод человека, включая права женщин, детей, молодежи, пожилых людей и людей с ограниченными возможностями, а также сохранение исламских семейных ценностей». Для реализации вышеуказанных целей государства-члены должны действовать в соответствии с принципами, указанными в ст. 2 Устава, в том числе «Государства-члены оказывают поддержку и содействуют на уровне страны и в международном масштабе надлежащему управлению, демократии, соблюдению прав человека и основных свобод, а также верховенства закона».

В ст. 5 Устава предусмотрено создание отдельного правозащитного органа в виде Независимой постоянной Комиссии по правам человека. Ст. 15 Устава полностью посвящена деятельности этой Комиссии: «Независимая постоянная комиссия по правам человека призвана отстаивать гражданские, политические, социальные и экономические права, закрепленные в договорах и декларациях Организации, а также всеобщих согласованных документах по правам человека, в соответствии с исламскими ценностями». В целях выполнения положений ст. 15 Устава Совета министров иностранных дел ОИС в июне 2011 г. на своей 38-й сессии, проходившей в Астане, принял резолюцию (No. 2/38- LEG) о создании Независимой постоянной Комиссии по правам человека ОИС [9], приложением к которой стал текст Статута Независимой постоянной Комиссии по правам человека ОИС.

Как отмечается в информационном бюллетене самой Организации: «Создание независимого органа по правам человека государствами-членами ОИС представляется одним из серьезнейших шагов в процессе трансформации Организации» [8, p. 18].
В целом, можно выделить несколько причин создания отдельного правозащитного механизма в рамках ОИС. Во-первых, желание более активного участия в жизни международного сообщества, где на первый план выходят проблемы обеспечения демократии и защиты прав человека. В условиях нарастающей исламофобии создание ОИС собственного органа по правам человека позволит наглядно продемонстрировать совместимость взглядов и идей мусульманского мира с взглядами остального мирового сообщества. Данная позиция подтверждается и словами Генерального секретаря ОИС — г-на Ихмеледди- на Ихсанолу, заявившего, что он надеется, что «этот орган будет способствовать росту авторитета ОИС в глазах внешнего мира, позволяя повысить уровень доверия к ОИС» [6, p. 19].

Во-вторых, Комиссия будет способствовать усилению роли и авторитета Организации среди самих государств-членов и их населения. И, наконец, в-третьих, создание Комиссии может отражать и внутренние процессы, происходящие в ОИС, в частности, усиление политического влияния некоторых государств. В контексте последнего стоит отметить, что исторически Саудовская Аравия и Иран обладали наибольшим весом в регионе, являясь крупнейшими плательщиками взносов в ОИС. Однако в последнее время происходит смена тенденции и на авансцену выходят новые государства: Турция, Марокко, Малайзия и Индонезия. Так, если Саудовская Аравия и Иран лоббировали продвижение политических вопросов, то «новые игроки» рассматривают ОИС в качестве площадки для решения вопросов взаимодействия культурного сотрудничества, подталкивая к преобразованиям и диалогу [4]. Именно «новые игроки» сыграли активнейшую роль в создании Комиссии.

Таким образом, создание Комиссии является важнейшим шагом в трансформации самой ОИС и отражает ее новые стремления участия в жизни мирового сообщества, популяризации деятельности ОИС среди населения государств-членов, а также показывает усиление роли отдельных государств внутри Организации. Знакомство же с Комиссией и ее деятельностью является важнейшей частью понимания ОИС как организации сегодня.

В состав Комиссии входят 18 экспертов (ст. 3 Статута). Основными ее целями, в соответствии со Статутом, являются «продвижение прав человека, и служение интересам исламского мира в данной области, укрепление уважения исламской культуры и возвышенных ценностей, а также поощрение межцивилизационного диалога, основанного на принципах и целях Устава ОИС» (ст. 8), а также поддержка усилий государств-членов и сотрудничество с ними в укреплении гражданских, политических, экономических, социальных и культурных прав человека (ст. 9 и 10).

Юрисдикция Комиссии ограничена консультативными функциями, предоставляя Совету министров иностранных дел ОИС рекомендации, проводя собственные исследования в области прав человека и поддерживая позицию ОИС по правам человека на международном уровне; осуществляя техническое сотрудничество в сфере прав человека и повышение осведомленности об этих правах в государствах-членах, а также оказывая консультации государствам-членам по вопросам прав человека (ст.12-16).

С принятием в Астане в 2011 г. Статута Комиссии и начала ее функционирования в 2012 г.4, резонно задаться вопросом: какие же права человека будет продвигать новый орган? Будет ли создание Комиссии восприниматься в качестве окончательной попытки институализировать и имплементировать Каирскую декларацию прав человека в исламе 1990 г., или же Комиссия в своей работе будет полагаться на универсальные права человека, изложенные в Международном Билле о правах человека?

В преамбуле Статута Комиссии дается лишь ссылка на Каирскую декларацию, делая основной упор на статьи обновленного Устава ОИС5, в частности ст. 5 и 15, где указывается, что Комиссия является одним из органов Организации и «поощряет гражданские, социальные и экономические права, закрепленные в пактах и декларациях Организации и общепризнанных документах по правам человека, в соответствии с исламскими ценностями». Указанное позволяет сделать вывод, что в своей работе Комиссия будет все-таки ближе к универсальному подходу к правам человека, нежели к изложенным в Каирской декларации. Данный вывод подтверждается также словами эксперта: «Термин «Независимая постоянная комиссия по правам человека» означает права человека как они понимаются в рамках ООН и во всем остальном мире» [3, p. 39].
Специалисты рассматривают создание Комиссии в качестве «смены парадигмы ОИС в сторону универсальных свобод и прав человека, соединенных с исламскими ценностями» [7, p. 15]. Сказанное подтверждается заявлением Генерального секретаря ОИС г-на Ихмеледдин Ихсано- лу о том, что «сложность такой области, как права человека, требует необходимости доработки Каирской декларации в соответствии с существующим глобальным пониманием прав человека» [3, p. 47]. Интересным является и его следующее высказывание: «Я верю, что универсальные права человека совместимы с исламом, и у меня нет с этим проблем. Я сделал заявление в Женеве в Совете ООН по правам человека, о том, что мы стремимся интегрировать нашу систему с системой Организации Объединенных Наций, и сейчас мы учредили новую комиссию по правам человека для нас».

С этой точки зрения, создание Комиссии не должно выглядеть шагом к созданию альтернативной, самобытной, системы прав человека в качестве параллели уже имеющейся системы, выработанной в рамках ООН, членом которой, кстати, являются все государства- члены ОИС6. Более того, сотрудничая с Управлением Верховного Комиссара ООН по правам человека, Комиссия будет стараться работать в существующей системой, учитывая свои особенности, связанные с традиционными ценностями ислама. Не секрет, что большинство государств-членов ОИС исторически со скепсисом относились к определенной категории прав человека, по их мнению, противоречащих культурным и религиозным ценностям.

На сегодняшний день Комиссия провела уже несколько сессий, которые в большей степени носили организационный характер, но вместе с тем дали определенное представление о дальнейших направлениях ее деятельности: ситуация с нарушением прав человека в «горячих точках», права женщин и детей и устранение заблуждений относительно несовместимости исламских ценностей и универсальных прав человека. Пока же Комиссия заняла выжидательную позицию, запросив все государства-члены ОИС предоставить ей соответствующее национальное законодательство, затрагивающее приоритетные сферы деятельности Комиссии, в целях его изучения и поиска наилучших практик.

ПРИМЕЧАНИЯ
1 Выполнено в рамках госбюджетной научно-исследовательской работы (НИР) Российского университета дружбы народов No. 090313-1-174 «Региональные механизмы поощрения и защиты прав и основных свобод человека».
2 В статье будут использоваться аббревиатуры ОИС и ОИК в зависимости от того, об обстоятельствах какого времени мы говорим — до 2011 г. или после.
3 Например, Резолюция о заботе и защите детей в исламском мире 2000 и 2003 гг.; Рабатская декларация о детях в Исламском мире 2005 г.
4 Первая сессия Комиссии состоялась 2027 февраля 2012 г. в Джакарте, Индонезия.
5 Принят в 2008 году.
6 За исключением Палестины, являющейся членом ОИС с 1969 г., но не являющуюся государством-членом ООН.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Cairo Declaration on Human Rights in Islam,Aug. 5, 1990, U.N. GAOR, World Conf. on Hum. Rts., 4th Sess., Agenda Item 5 // UN Doc. A/CONF. 157/ PC/62/Add. 18 (1993). — Electronic text data. — Mode of access: http: //www 1. umn.edu/humanrts/instree/ cairodeclaration.html>. — Title from screen.
2. Covenant on the Rights of the Child in Islam (June 2005), Adopted by the 32nd Islamic Conference of Foreign Ministers in Sana’a, Republic ofYemen // OIC/9-
IGGE/HRI/2004/Rep.Final. — Electronic text data. — Mode of access: http://www.unhcr.org/refworld/docid/ / 44eaf0e4a.html. — Title from screen.
3. Ihsanoglu, E. The Islamic World in the New Century. The Organisation of Islamic Conference, 1969-2009 / E. Ihsanoglu. — London : Hurst & Company, 2010. — 288 p.
4. Johnson, T. The Organization of Islamic Conference, Council on Foreign Relation / T. Johnson. — 29 June. — 2010. — Electronic text data. — Mode of access: http://www.cfr.org/religion/organization-islamic- conference/p22563). — Title from screen.
5. Mashood, A. Baderin, International Human Rights and Islamic Law / A. Mashood. — Oxford University Press, 2002. — 588 p.
6. OIC Journal. — Iss. 11.
7. OIC Journal. — Iss. 17.
8. OIC Newsletter. — Feb. — 2009.
9. Resolution N. 2/3 8-LEG on the establishment of the OIC Independent Permanent Human Rights Commission. The Thirty-eighth Session of the Council of Foreign Ministers (Session of Peace, Cooperation and Development), held in Astana, Republic of Kazakhstan, from 26 to 28 Rajab 1432 A.H. (28-30 June 2011 A.D.).
10. Tadjdini, A. The Organization of Islamic Cooperation and Regional Challenges to International Law and Security / A. Tadjdini // Amsterdam Law Forum. — 2012. — No. 2. — P. 36-48.
11. Выступление посла Пакистана от лица ОИК 10 декабря 2007 г. International Humanist and Ethical Union, «Islamic Law vs. Human Rights». — 2008. — 10 March. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http://www.iheu.org/node/2949. — Загл. с экрана.

Вестник Волгоградского Государственного университета. Серия 5. Юриспруденция. 2013. № 3 (20)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code