УСЛОВИЯ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ДИРЕКТОРА ХОЗЯЙСТВЕННОГО ОБЩЕСТВА


И.А.Турбина

Аннотация. В науке гражданского права основанием гражданско-правовой ответственности признается совершение субъектами ответственности правонарушения. Правонарушение как юридический факт имеет свой собственный состав, включающий в себя субъективные и объективные элементы или условия. Статья посвящена исследованию условий гражданско-правовой ответственности директоров хозяйственных обществ за причинение обществу убытков с учетом современной судебной практики, анализ которой свидетельствует о том, что причинение убытков обществу может выражаться в необоснованном изъятии/неэффективном расходовании денежных средств, уменьшении прибыли общества, нарушении сроков предоставления запрошенной акционером информации, заключении невыгодной сделки, начислении себе премии или увеличении должностного оклада без соответствующего решения совета директоров, нераскрытии информации, подлежащей обязательному раскрытию на рынке ценных бумаг, ненадлежащем ведении бухгалтерского учета в обществе, неперечислении в бюджет в установленный срок налогов и т. п.

В действующем законодательстве основания, условия, в целом механизм привлечения к ответственности исполнительных органов хозяйственных обществ регламентирован лишь в самых общих чертах, причем при использовании множества оценочных понятий, приводящих на практике к широкому спектру возможностей проявления судейского усмотрения, порождающего отсутствие единообразия и последовательности при разрешении такой категории споров.

Автор приходит к выводу о том, что в настоящее время прослеживается тенденция правоприменительных органов в облегчении доказывания убытков, а также упрощении конструкции состава гражданского правонарушения, необходимого для привлечения директора хозяйственного общества к ответственности: истцу необходимо доказать наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности и (или) неразумности действий/бездействия директора, повлекших неблагоприятные последствия для хозяйственного общества.

Ключевые слова: гражданско-правовая ответственность, условия, хозяйственные общества, исполнительный орган, судебная практика, взыскание убытков.

 

Вопрос об условиях гражданско-праввой ответственности директоров хозяйственных обществ вызывает практический и доктринальный интерес уже достаточно длительный период времени, который повышается по мере развития законодательства и судебной
практики (разработка Проекта Федерального закона «О внесении изменений в отдельные
законодательные акты Российской Федерации в части привлечения к ответственности членов органов управления хозяйственных обществ» N° 394587-5, принятие Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» от 30 июля 2013 г. № 62 (далее — Постановление № 62), изменения главы 4 Гражданского кодекса Российской Федерации [3, с. 3-11; 5, с. 25-29; 6, с. 104-109; 7, с. 69-72] в части регулирования вопросов ответственности, внесенные Федеральным законом от 5 мая 2014 г. № 99-ФЗ, а также подготовка единого закона о хозяйственных обществах, призванного единообразным образом урегулировать деятельность корпораций)1

К условиям гражданско-правовой ответственности (составу гражданского правонарушения) согласно доктрине традиционно относят: противоправный характер поведения (действий или бездействия) лица, на которое предполагается возложить ответственность; наличие вреда (убытков); причинную связь между действием (бездействием) и причиненными убытками; вину [8, с. 14-20].

Первое условие гражданско-правовой ответственности — противоправный характер поведения выражается в том, что директор общества действовал не в интересах общества либо его поведение было недобросовестным и (или) неразумным в противоположность правомерным действиям.

Нарушение установленной законами о хозяйственных обществах генеральной обязанности действовать в интересах общества добросовестно и разумно само по себе является достаточным для признания действий исполнительных органов хозяйственного общества противоправными и привлечения их к ответственности.

Данный вывод согласуется с Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 27 марта 2015 г. по делу № А40-79862/11, где противоправность действий директора общества выразилась в недобросовестном выполнении возложенных на него обязанностей без учета интересов общества и во вред его кредиторам, а также с Постановлением ФАС Северо-Кавказского округа от 31 мая 2013 г.
по делу № А53-11678/2012, в котором действовать противоправно означает действовать не в интересах компании, причинив убытки.

Обязательное условие, при отсутствии которого вопрос об ответственности директора не может быть поставлен, — наличие убытков.

Анализ современной судебной практики по удовлетворенным исковым требованиям о взыскании убытков с директоров обществ свидетельствует о том, что причинение убытков обществу может выражаться в необоснованном изъятии/неэффективном расходовании денежных средств, уменьшении прибыли общества, нарушении сроков предоставления запрошенной акционером информации, заключении невыгодной сделки, начислении себе премии или увеличении должностного оклада без соответствующего решения совета директоров, нераскрытии информации, подлежащей обязательному раскрытию на рынке ценных бумаг, ненадлежащем ведении бухгалтерского учета в обществе, неперечислении в бюджет в установленный срок налогов и т. п.

Длительное время в судебно-арбитражной практике превалировала позиция об обязательности доказывания точного размера убытков. При отсутствии в материалах дела доказательств размера убытков, причиненных виновными действиями ответчика обществу, суды отказывали в удовлетворении требований (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 8 октября 2009 г. по делу № А66- 10048/2008, Постановление ФАС Уральского округа от 9 марта 2010 г. по делу № А76-13382/ 2009-16-476, Постановление ФАС ЗападноСибирского округа от 19 января 2011 г. по делу № А45-12320/2010, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 13 декабря 2011 г. по делу № А46-16200/2010, Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 3 октября 2012 г. по делу № А79-2257/2012). При доказывании данного условия ответственности всегда возникали трудности, что связано с неоднозначной оценкой последствий действий (бездействия) директора.

Высший Арбитражный Суд РФ исправил эту ситуацию. В соответствии с правовой позицией, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 6 сентября 2011 г. № 2929/11, отказать в удовлетворении требования о взыскании убытков суд не может только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. Данная правовая позиция получила закрепление в п. 6 Постановления N° 62, что значительно упростило процедуру доказывания размера убытков, причиненных юридическому лицу.

Верховный суд РФ продолжил линию отсутствия необходимости доказывания точного размера убытков. Так, 14 апреля 2015 г. Верховный суд РФ подтвердил позицию Высшего Арбитражного Суда РФ о том, что не допустимо отказывать в возмещении убытков только потому, что нельзя установить их достоверный размер. В этом случае сумма возмещения определяется с учетом обстоятельств дела исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности (Определение Верховного суда РФ от 14 апреля 2015 г. № 14-КГ15-1, Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» от 23 июня 2015 г. № 25).

Таким образом, прослеживается тенденция правоприменительных органов в облегчении доказывания убытков.

Наличие прямой (непосредственной) причинно-следственной связи между наступлением вреда и противоправным поведением исполнительного органа хозяйственного общества является определяющим, принципиальным моментом в деле. Истец обязан доказать, что именно по вине исполнительного органа хозяйственного общества он не смог получить прибыль. Недоказанность причинно-следственной связи между действиями директора и возникшими убытками исключает удовлетворение иска.

Так, по одному из дел участник общества обратился в суд, ссылаясь на то, что в результате действий директора обществу были причинены убытки в виде нераспределенной выручки от реализации программного продукта на заблокированном счете общества с фактическим разделом клиентской базы. Суд кассационной инстанции, подтверждая правомерность отказа в удовлетворении исковых требований, отметил, что представленные сторонами доказательства не подтверждают наступление вреда в результате вынужденного поведения ответчика, в том числе вины ответчика, не доказывают причинно- следственную связь между наступлением вреда и противоправностью поведения ответчика, повлекшего причинение ущерба истцу, обществу при наличии нераспределенной выручки от реализации программного продукта на заблокированном счете общества именно по вине ответчика, с фактическим разделом клиентской базы (Постановление ФАС Центрального округа от 2 июля 2014 г. по делу № А08-8850/2012).

Следует отметить, что категории причинной связи в Постановлении № 62 практически не уделяется специального внимания за исключением общего указания на то, что ответственность наступает за убытки, причиненные нарушением.

Наличие косвенной связи между убытками общества или акционера и неправомерными действиями не позволяет возложить ответственность за причиненные убытки на директора [1, с. 67].

Вопрос о включении/невключении вины в состав гражданского правонарушения, необходимый для возложения ответственности на директора, в настоящее время не решен.

В силу положений законов о хозяйственных обществах для привлечения единоличного исполнительного органа и членов коллегиального исполнительного органа общества к ответственности необходимо установить их вину в совершении виновных действий/бездействия, повлекших возникновение убытков у общества.

Применительно к ответственности лиц, занимающих должности в органах управления юридических лиц, ни форма вины (умысел, неосторожность), ни степень вины (неосторожность, грубая неосторожность) значения не имеют [2, с. 36-79].

В цивилистической доктрине вопрос о вине лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа юридического лица, рассматривается через нарушение принципа «действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно».

Таким образом, доказывание истцом неразумного и недобросовестного поведения директора, выраженного в нарушении обязанности действовать добросовестно и разумно в интересах общества, автоматически означает доказывание его вины.
В судебной практике используется следующая формулировка: «Согласно п. 2 ст. 15 ГК РФ, по делам о возмещении директором убытков истец обязан доказать наличие убытков, а также то, что эти убытки причинены юридическому лицу виновными действиями (бездействием) директора, в то же время обязанность по доказыванию отсутствия вины в причинении убытков лежит на самом директоре. При этом директор признается виновным, если будет доказано, что он действовал недобросовестно и (или) неразумно» (Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 30 июня 2015 г. по делу № А09-8143/ 2014, Постановление ФАС Поволжского округа от 1 апреля 2014 г. по делу № А12-15631/ 2012, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 22 ноября 2013 г. по делу № А27- 9003/2012 и др.).

Из содержания Постановления № 62 усматривается отсутствие необходимости не только точного размера убытков, но также и отдельного доказывания такого условия гражданско-правовой ответственности, как вина директора. Вина при нарушении обязанности действовать добросовестно и разумно презюмируется.

Ю.Д. Жукова отмечает, что в рамках подхода, при котором отождествляются противоправность и вина, происходит упрощение состава совершаемого руководителем правонарушения, а также приравнивание ответственности руководителей к предпринимательской ответственности, которая наступает независимо от вины [4, с. 11].
В судебной практике вина отождествляется с недобросовестностью и неразумностью (например, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 21 июля 2015 г. по делу № А40-117175/14).

Учитывая вышеизложенное, можно прийти к выводу о том, что в настоящее время прослеживается тенденция правоприменительных органов в облегчении доказывания убытков, а также упрощении конструкции состава гражданского правонарушения, необходимого для привлечения директора хозяйственного общества к ответственности: истцу необходимо доказать наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности и (или) неразумности действий/бездействия директора, повлекших неблагоприятные последствия для хозяйственного общества.

ПРИМЕЧАНИЕ
1 Источники взяты из справочно-правовой системы «КонсультантПлюс».

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Богданов, А. В. Условия и основания гражданско-правовой ответственности лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа акционерного общества / А. В. Богданов, А. А. Клячин // Вестник Пермского университета. Серия «Юридические науки». — 2012. — № 3. — С. 62-72.
2. Габов, А. В. Об ответственности членов органов управления юридических лиц / А. В. Габов // Вестник ВАС РФ. — 2013. — № 7. — С. 36-79.
3. Долинская, В. В. Основные положения о юридических лицах: новеллы гражданского законодательства / В. В. Долинская // Законы России: опыт, анализ, практика. — 2015. — № 6. — С. 3-11.
4. Жукова, Ю. Д. Соотношение противоправности и вины при нарушении руководителем хозяйственного общества требований разумности и добросовестности / Ю. Д. Жукова // Гражданское право. — 2014. — № 1. — С. 10-13.
5. Иншакова, А. О. Масштабная реформа права корпораций в контексте необходимости минимальной правовой стандартизации и обновления методики его преподавания / А. О. Иншакова // Гражданское право. — 2012. — № 5. — С. 25-29.
6. Коваленко, С. П. Особенности привлечения к ответственности органов управления хозяйственного общества / С. П. Коваленко // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 5, Юриспруденция. — 2014. — № 2 (23). — С. 104-109.
7. Орлянкина, Е. К. Ответственность органов управления юридического лица: новеллы ГК России / Е. К. Орлянкина // Законы России: опыт, анализ, практика. — 2015. — № 6. — С. 69-72.
8. Шиткина, И. С. Гражданско-правовая ответственность членов органов управления и контролирующих лиц: реалии правоприменительной практики и тенденции развития законодательства / И. С. Шиткина // Предпринимательское право. — 2013. — № 3. — С. 14-20.

Вестник Волгоградского Государственного университета. Серия 5. Юриспруденция. 2015. № 4 (29)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code