ПРОИСХОЖДЕНИЕ ПРАВА В УЧЕНИИ Т. ГОББСА В РУСЛЕ ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКОГО ТИПА НАУЧНОЙ РАЦИОНАЛЬНОСТИ


В.П.Иванский

Аннотация. Статья посвящена исследованию учения Т. Гоббса сквозь призму параметров постнеклассической науки, в которой описываются истоки происхождения естественного права и закона. Базисным элементом указанной эпистемологической программы являются саморазвивающиеся нелинейные информационные образования человека, представленные «Я»-квазипаттерном, «я»-протопаттерном и «я»-паттерном.
В процессе научной рефлексии автором выявлено, что, во-первых, основу естественного права в учении английского мыслителя составляют два пласта тонкоматериальной материи; во-вторых, двухуровневая структура естественного права конституируется «Я»-квазипаттерном и «я»-протопаттерном; в-третьих, Гоббс различает jus naturale и lex naturale; в-четвертых, формирование естественного закона было связано с переходным этапом развития общества — от естественного состояния к гражданскому; в-пятых, автор статьи поддерживает точку зрения английского мыслителя, согласно которой он различал законы общества, основанные на юридических «я»-паттернах, и естественные законы, базирующиеся на правовом «я»-протопаттерне; в-шестых, импульсом, способствующим , распаду суперпозиции состояний правовой квазисистемы «Я» и локализации «я»-протопаттерна или «я»-паттерна, является коммуникация субъектов.

Ключевые слова: право, закон, информация, правосознание, «Я»-квазипаттерн, «я»-протопаттерн, «я»-паттерн.
Абрис научно-правовой проблемы исследования. До сих пор российская юридическая наука изучает правовую материю под  позитивистским срезом, что значительно сужает исследовательское поле познания иных ипостасей права, которые бытийствуют на тонкоматериальном плане высшего «Я», являющихся не только источником положительного права, но и определяющих вектор его развития. В связи с этим заслуживает тщательного внимания поиск научной методологии и концепции для исследования невидимых пластов генезиса права. Иначе говоря, для реинтерпретации учения Т. Гоббса о праве требуется набор такого методологического инструментария, с помощью которого можно было бы осуществить срез тонкоматериальной материи, а также необходим понятийно- категориальный аппарат, посредством которого можно было бы описать и зафиксировать результаты процесса познания.

Изложение основного материала. Со второй половины XX в. начался процесс перехода науки к постнеклассической стадии развития, который создал предпосылки объединения представлений о трех основных сферах бытия — неживой природы, органического мира и социальной жизни в единую научную картину мира (см., например: [6; 9, с. 109-115]). Фундаментом интеграции указанных сфер выступают базисные принципы, имеющие междисциплинарный и общенаучный статус.

Одной из эпистемологических линий по- стнеклассической науки является информационно-квантовая концепция, базис которой составляет человек как многоуровневая данность, имманентно связанная с формированием права. Поэтому происхождение права в учении Т. Гоббса нами исследуется как раз под срезом основных параметров постнеклассической науки: 1) обращение первоочередного внимания не к внешнему, а к внутреннему процессу формирования права; 2) сосредоточение основного фокуса познания на постижении саморазвивающихся информационных образований homo sapiens — юридического паттерна, правовых протопаттерна и квазипаттерна; 3) осуществление поиска процессуальных факторов, влияющих на происхождение и становление права; 4) изучение права на основе знаний, полученных из различных отраслей науки; 5) расширение эпистемологического горизонта в познании новых качеств права через квантовые состояния правосознаний индивидуумов социоисторических организмов — этноса, народа и нации; 6) осмысление права как результата диалога (коммуникации) индивидуумов; 7) исследование нелинейных связей между взаимодействующими информационными структурами субъектов как характеристика бессознательной сферы правовых «я»-действительности и «я»-реальности; 8) рассмотрение процесса развития права в контексте ценностных ориентаций коллективного правосознания; 9) применение «нетрадиционного» методологического инструментария для постижения (рефлексии) картины бытия права с использованием соответствующего этим исследовательским техникам понятийного аппарата.

Выдающийся английский философ, политический мыслитель Томас Гоббс (1588-1679) был одним из ярких теоретиков естественного права и представителем договорной теории происхождения государства [1; 5]. Концепция права в доктрине Т. Гоббса строится на основе специфического понимания человеческой природы. С одной стороны, на пьедестале конструктов философской мысли Гоббса стоит метафизика человека, а с другой стороны, новое понимание его научной дефиниции. Последнее проявилось у мыслителя при изучении человека в том, что «мысль устремилась не столько на обнаружение того, что есть некоторое целое, но почему оно есть» [8, с. 278-281].
Несмотря на разнообразную палитру теорий возникновения права в рамках классической и постклассической науки, все они фундированы на базе позитивистской методологии. Автор предпринимает попытку описать причины возникновения права в учении Гоббса, но в русле постнеклассического типа научной рациональности.

Т. Гоббс строил свое учение на исследовании «падшей» природы человека и его страстей в естественном состоянии: «Люди от природы подвержены жадности, страху, гневу и остальным животным страстям» [4, с. 98]. Вместе с тем, с когнитивной точки зрения, в учении Гоббса речь идет об искусственном состоянии — сформированных информационно-квантовых структурах («я»-паттернах). Собственно говоря, именно «я»-паттерны выступают базисом для различных страстей индивида. Эти страсти делают людей врагами — «homo homini lupus est»1. Поэтому, на наш взгляд, английский философ описывал род человеческий, который находился не в естественном, а в переходном к искусственному состоянии, где на первых этапах пока еще не было власти, державшей людей в страхе, где они находятся в состоянии «bellum omnium contra omnes»2, понуждающем людей искать путь к его прекращению. Этот путь, по мнению Гоббса, указывают предписания разума, фундаментом которых выступает правовой «я»-протопаттерн человека, выражаемые в форме естественных законов, понимаемых как найденное разумом общее правило, запрещающее любому человеку делать что-либо пагубное для его жизни. Гоббс рассматривает естественный закон как «некое извечное требование человеческого разума» [2, с. 196], не совпадающее с естественным правом.
Поэтому сохранение человека возможно при соблюдении естественных законов, называемых еще моральными принципами. Естественный закон (lex natural) не следует отождествлять с естественным правом (jus naturale). Если jus naturale — это свобода, выраженная правовыми «Я»-квазипаттерном и «я»-протопаттерном, то lex natural — это обязательство, сформированное исключительно на уровне «я»-протопаттерна индивида3, представляющее собой правовую действительность. В русле квантового подхода квазисистема «Я» как один из уровней jus naturale способна находиться в квантовых состояниях, получаемых в результате одновременного «наложения» друг на друга двух и более состояний, что именуют в квантовой теории когерентным суперпозиционным состоянием. Иными словами, высшее «Я» представляет собой суперпозицию состояний правовой квазисистемы «Я», имеющей два различных состояния в качестве возможных проявлений — правовой «я»-протопаттерн и юридический «я»-паттерн.

В связи с этим естественное право есть потенциальная («Я»-квазипаттерн) и активизированная на уровне «я»-протопаттерна сознательным аспектом homo juridicus свобода. Точнее говоря, «право же есть естественная свобода, не установленная законами, а оговоренная в них» [3, с. 415].

Следовательно, естественное право у английского мыслителя представляет собой двухуровневую саморазвивающуюся нелинейную информационную структуру, представленную в виде «Я»-квазипаттерна и «я»-протопаттерна индивида, отражающих соответственно правовые «Я»-бытие и «я»-действительность.

Квазипаттерн «Я» выражает эманирую- щий аспект бытия человека и отражает потенциальность всего того, что может быть. Иными словами, «Я»-квазипаттерн (высшее «Я») — это все еще непроявленный правовой аспект субъекта. Поэтому высшее «Я» выражается единым бесформенным началом и обладает свойствами самопроявления. Правовой «Я»- квазипаттерн человека можно «почувствовать» только тогда, когда оно принимает форму «я»-протопаттерна — правового эйдоса или юридического «я»-паттерна. Правовой квазипаттерн «Я» человека представляет собой самоорганизующееся нелинейное бытие, которому не присущ когнитивный аспект правообразования. Правовой квазипаттерн «Я» — это целостность, которая является источником конституирования всех форм правового бытия, однако не выступающая в своем качестве ни в одной из образованных ее форм. В связи с этим такую тонкоматериальную субстанцию называют чистым бытием «Я» (высшим «Я»). При этом квазипаттерн «Я» отражает голографи- ческую реальность бессознательной области, пребывающую в целостности и единстве, и не порождает когнитивных конструкций. Итак, суперпозиционное состояние правового бытия высшего «Я» выражает более глубокий и всеобъемлющий уровень пассивно-активной реальности бессознательной области, которая может себя обнаруживать в активизированных подсистемах протопаттернов и паттернов систем «я» индивидуумов.

Вторым уровнем правовой действительности, отражающим естественное право, является эйдос «я», который выступает когнитивным аспектом homo juridicus и выражается в форме саморазвивающегося информационного образования — «я»-протопаттерна. Наполнение эйдоса «я» осознанной правовой информацией (правовыми знаниями) конституирует про- топаттерн «я» homo sapiens. Правовая информация, формирующаяся на этом уровне действительности, имеет своим содержанием всеобщие ценности прошлого и настоящего, в том числе и общечеловеческие правовые знания.

Фундамент таких знаний составляют справедливость, свобода и равенство, бытие которых не обусловлено правосознанием: юридическим «я»-паттерном индивида.
Французский антрополог Т. де Шарден так описывает протопаттерн «я»: «Разумеется, в глубинах нашего существа мы все чувствуем груз или запас смутных сил, добрых или злых, своего рода определенный и неизменный «квант», полученный раз и навсегда от прошлого. <…> от более или менее искусного употребления нами этой энергии зависит последующее поступательное движение жизненной волны. Как можно в этом усомниться, если непосредственно на наших глазах эти силы по всем каналам «традиции» необратимо накапливаются в самой высшей из форм жизни, доступных нашему опыту, я хочу сказать, в коллективной памяти и коллективном разуме человеческого биота?» [11, с. 232]. Более того, французский ученый «я»-протопаттерн выражает через коллективную память и коллективный разум, относя их к самой высшей из форм жизни, доступных нашему опыту, что, на наш взгляд, полностью соответствует информационной природе протопаттерна.

Из этого вытекает, во-первых, что естественное право, отраженное на уровне «я»- протопаттерна человека, определяется как объективный стандарт для самоидентификации человека в качестве Бога (естественное состояние) и не охватывает «падшую» природу субъекта. Во-вторых, правовой «я»-про- топаттерн, являющийся связывающим звеном квазипаттерна «Я» с юридическим «я»-пат- терном индивида, выполняет функцию гармонизации вибрационных частот высшего «Я» с духовным субстратом «я» индивида. В-третьих, правовой «я»-протопаттерн укоренен в природе «я» homo sapiens в форме «готовых сосудов», которые со временем наполняются тем или иным содержанием — жизненным правовым опытом человечества. В связи с этим правовая «я»-действительность, в отличие от правового «Я»-бытия, отражает когнитивный аспект естественного права.

Третий план правовой реальности базируется на юридическом «я»-паттерне, отношение к которому у Т. Гоббса имеет неоднозначный характер. С одной стороны, во многих трудах Гоббс отождествляет законы общества, основанные на юридических «я»-паттернах, и естественные законы, базирующиеся на правовом «я»-протопаттерне. С другой стороны, в ряде работ он различал эти понятия, что, на наш взгляд, соответствует сути основных положений информационно-квантовой концепции происхождения права: «Существует большое различие между законами и правом, ибо законы — это узы, право же есть свобода, и они противоположны друг другу». Цель законов не в том, чтобы удержать от всяких действий, а в том, чтобы дать им правильное направление. Свобода же не может быть понимаема вне причинной необходимости. «Свобода и необходимость совместимы. Вода реки, например, имеет не только свободу, но и необходимость течь по своему руслу. Такое же совмещение мы имеем в действиях, совершаемых людьми добровольно… Так как добровольные действия проистекают из воли людей, то они проистекают из свободы, но так как акт человеческой воли проистекает из какой-нибудь причины, а эта причина — из другой в непрерывной цепи, то они проистекают из необходимости» [2, с. 233].

Между тем, на взгляд автора статьи, импульсом, способствующим распаду суперпозиции состояний правового «Я»-квазипат- терна (квазисистемы «Я») и локализации «я»- протопаттерна или «я»-паттерна, является активизация потенциально «свернутой» информации, источником которой выступает коммуникация субъектов. Поэтому в этом коммуникационном контексте homo sapiens понимается в качестве самотворящей духовной субстанции, но в рамках определенной нелинейной саморазвивающейся информационной структуры. Из этого вытекает, что взаимодействующие «я» субъекты конструируют общую реальность — ментальную норму права. Однако не любая коммуникация «я» субъектов конституирует должное правило поведения. Для этого необходим еще вибрационный резонанс духовных субстанций «я». Коммуникационная природа права обоснована А.В. Поляковым: «Право невозможно вне социальной коммуникации; условием правоге- неза является не возникновение государства, а формирование психосоциокультурных реалий, имеющих коммуникативную направленность» [10, с. 7].

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

1. Т. Гоббс полагал, что основным источником конституирования «я»-протопаттер- на и «я»-паттерна является правовой опыт человека. По этой причине указанные выше саморазвивающиеся информационные структуры индивида, в отличие от «Я»-квазипат- терна, имеют когнитивный характер.

2. В связи с тем, что основу взаимоотношений людей в социуме составляет принцип «homo homini lupus est», то с информационно- квантовых основ концепции права можно утверждать, что общество находилось не в естественном состоянии, фундамент которого составляет протопаттерн, а на этапе его перехода к формированию паттерна, базисом которого является энергия эго homo sapiens.

3. Способ прекращения состояния «bellum omnium contra omnes» Т. Гоббс видит в предписаниях разума, выраженных в форме естественных законов, конституируемых на уровне правовой действительности и предназначенных для индивидуумов, основу жизнедеятельности которых составляет юридический «я»-паттерн.

4. Английский мыслитель выделяет два состояния, в котором пребывает человек: естественное состояние — status naturalis и государственное (гражданское) состояние — status civilis. По этой причине Гоббс различает естественное право и естественные законы, где основу естественного права выражают два тонкоматериальных плана homo juridicus — квазипаттерн «Я» и протопаттерн «я» (эйдос «я»).

5. При этом естественный закон выступает защитным механизмом человеческой жизни в переходный период — от правового «я»-прото- паттерна к юридическому «я»-паттерну. Как справедливо отметил Гоббс, задача законов состоит не в том, чтобы удержать людей от всяких произвольных действий, а в том, чтобы люди не повредили самим себе своими собственными желаниями и неосторожностью.

6. Если понятие jus naturale включает в себя двухуровневую структуру — правовые «Я»-квазипаттерн и «я»-протопаттерн, то lex natural выражает императивные предписания, конституируемые «я»-протопаттерном в связи с завершением формирования юридического «я»-паттерна субъекта.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 С лат.: Человек человеку — волк [3, с. 271].
2 С лат.: Война всех против всех [3, с. 280]. Автором выражения является Т. Гоббс, употребивший его в латинском издании своего основного сочинения «Левиафан» и до этого, в несколько другой форме, в сочинении «О Гражданине».
3 И. Кант называл такое обязательство «категорическим императивом» [7].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Гоббс, Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского / Т. Гоббс. — М. : Мысль, 2001. — 123 с.
2. Гоббс, Т. О государстве / Т. Гоббс // Избр. произв. В 2 т. Т. 2 / Т. Гоббс. — М. : Политиздат, 1965. -492 с.
3. Гоббс, Т. Основы философии. Часть третья. О гражданине / Т. Гоббс // Соч. В 2 т. Т. 1 / Т. Гоббс. — М. : Мысль, 1989. — 627 с.
4. Гоббс, Т. О человеке / Т. Гоббс // Соч. В 2 т. T. 2 / Т. Гоббс. — М. : Мысль, 1991. — 731 с.
5. Гоббс, Т. Философские основания учения о гражданине / Т. Гоббс. — М. : ACT, 2001. — 304 с.
6. Деникина, З. Д. Неклассическая и постнек- лассическая философия права / З. Д. Деникина. — М. : Изд-во МГОУ, 2010. — 230 с.
7. Кант, И. Критика чистого разума / И. Кант. — М. : Наука, 1999. — 655 с.
8. Кассирер, Э. Философия Просвещения / Э. Кассирер. — М. : РОССПЭН, 2004. — 400 с.
9. Кешикова, Н. В. Принципы права в свете постнеклассической юридической рациональности / Н. В. Кешикова // Известия Иркутской государственной экономической академии. — 2012. — N° 5. — С. 109-115.
10. Поляков, А. В. Коммуникативная концепция права: Проблемы генезиса и теоретико-правового обоснования : дис. … д-ра юрид. наук / Поляков Андрей Васильевич. — СПб., 2007. — 42 с.
11. Тейяр де Шарден, П. Феномен человека / П. Тейяр де Шарден. — М. : ACT, 2002. — 553 с.

Вестник Волгоградского Государственного университета. Серия 5. Юриспруденция. 2015. № 4 (29)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code