ДИНАМИКА ПОНЯТИЯ «ОХРАНА» КАК ИСХОДНОЙ ПРЕДПОСЫЛКИ ОХРАННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ: ОТ РУССКОЙ ПРАВДЫ ДО КОНСТИТУЦИИ РОССИИ


А.Я.Рыженков, С.А.Шаронов

Аннотация. В статье исследуется развитие понятия «охрана», впервые закрепленного в актах русского права и в настоящее время выступающего содержанием конституционных норм. Авторы аргументируют вывод о том, что искомое понятие является исходной предпосылкой охранной деятельности, проявляющейся в сфере правового регулирования как функция государства и как деятельность участников гражданского оборота, направленная на защиту отдельных объектов гражданских прав от противоправных посягательств и по своей сути представляющая процесс осуществления гражданских прав.

На основе синтеза частноправовых элементов охранной деятельности и критериев предпринимательства определяется предпринимательское содержание охранной деятельности как специализируемой деятельности коммерческих (охранных) организаций, направленной на обеспечение состояния защищенности объектов охраны от противоправных посягательств и осуществляемой на возмездной договорной основе.

Ключевые слова: охрана, охранная деятельность, субъекты, объекты охраны, состояние защищенности, противоправные посягательства.

 

Актуальность темы публикации обусловлена влиянием охранной деятельности на решение приоритетной государственной задачи по возобновлению социально-экономического роста страны на основе свободы предпринимательства и частной собственности. В контексте решения этой задачи охранная деятельность, будучи разновидностью предпринимательства, по своему правовому содержанию направлена на защиту от противоправных посягательств наиболее распространенного объекта гражданских прав — имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц.

Вместе с тем исходной предпосылкой рассматриваемого вида деятельности является понятие «охрана», которое в недостаточной степени изучено цивилистической наукой.

Это обусловлено тем, что она становилась предметом многих научных правовых исследований в части ее публичной значимости как одной из функций государства. Однако по своему содержанию «охрана» содержит и частноправовые элементы.
Таким образом, целью публикации является исследование динамики правового содержания понятия «охрана» как исходной предпосылки охранной деятельности на основе анализа дошедших до настоящего времени источников русского права и Конституции России.

В качестве методологии проводимого исследования будут использоваться элементы структуры правоотношения — субъекты, объекты и содержание. Следовательно, для достижения поставленной цели необходимо выявить в содержании понятия «охраны» вышеуказанные элементы на различных этапах его законодательного оформления.
Первые официальные упоминания об искомом понятии содержатся в документах Киевского государства X-XII веков. Например, в тексте «Договора Руси с Византией» (944 г.) под «охраной» понималась защита «царским чиновником» купцов при осуществлении ими торговли. Статья 3 Русской Правды Пространной редакции свидетельствует о расширении круга лиц, «подлежащих усиленной охране законом», а ст. 41-42 — об усилении охраны «частной собственности» [2, с. 37, 139, 156].

Таким образом, перечисленные элементы охраны явились первыми законодательно закрепленными субъектами и объектами правоотношения охранной деятельности.
В период феодальной раздробленности Руси XII-XV вв. использование понятия «охрана» получило дальнейшее развитие. Например, в «Уставных грамотах князя Ростислава Смоленского (1150 г.)» были введены «охранные обязанности» церковного суда [3, с. 50]. В это же время категория «охрана» в буквальном и переносном смыслах применялась в условиях договоров. В период образования Русского централизованного государства охрана использовалась как средство защиты «монопольной собственности феодалов» на землю [4, с. 13]. С этой целью были введены специальные документы — «охранные (заповедные) грамоты». Кроме того, развитие торговли диктовало принятие специальных мер защиты от посягательств на товары и на сопровождавших их лиц. Например, караваны имели «специальную княжескую охрану в пути» [4, с. 18-30], что стало прообразом современного вида охранных услуг — «охрана имущества… при транспортировке», предусмотренного ст. 3 Закона РФ «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» от 11 марта 1992 г. № 2487-1. Анализ содержания «Жалованной заповедной грамоты на села Каринское и Колпаково (1448-1461 гг.)», «Двинской уставной грамоты (1397-1398 гг.)» свидетельствует о наличии материальных и нематериальных объектов охраны (телесная неприкосновенность боярина) [4, с. 189]. В актах указанного периода появились и прообразы первых специальных субъектов охраны: «сторожа, передовой отряд, охрана», «баскаки» [4, с. 315].
Упоминания об охране можно найти в судебных актах и в «Уставных книгах разбойного приказа» первой половины XVII века. Например, в «Судном деле князя Григория Жеряпина с княгиней Еленой Шайдяковой о холопе Андрее Осипове» основой для принятия решения приказным судьей выступал незыблемый для того периода тезис — «охрана собственности феодала» [5, с. 169]. «Уставная книга разбойного приказа (1616-1617 гг.)» предусматривала нормы, закрепляющие охрану феодальной собственности от «всяких посягательств» и охрану «лиц государственного аппарата» [5, с. 255, 268].

Следует обратить внимание на Соборное уложение царя Алексея Михайловича 1649 года. В указанном акте довольно отчетливо прослеживаются нематериальные объекты охраны: 1) «личность царя и его власть»; 2) «женская честь»; 3) свобода боярских детей «от зачисления в холопы» (ст. 1-3 гл. ХХ). Кроме того, в документе конкретизируются и объекты охраны частной собственности (например, крепостные крестьяне и различные виды имущества) [6, с. 14, 148, 182, 361, 436].

Во второй половине XVII в. понятие «охрана» использовалось в качестве одной из функций государства по обеспечению защиты феодального строя и собственности, интересов власти, государственных границ и отдельных видов имущества от различного рода посягательств [7, с. 240-241].

Новый импульс к развитию категория «охрана» получила в период реформ Петра I. В то время объекты охраны стали приобретать сложный, комплексный характер, имеющий много общего с современными объектами гражданских прав. Например, в качестве таких объектов выступали [8, с. 10, 31, 224]: 1) отдельные виды деятельности — «отечественная промышленность»; 2) «феодальный общественный порядок»; 3) имущественные комплексы — «уральские заводы»; 4) земля. Все отчетливее стали проявляться субъекты охраны — полиция, специальные воинские команды — «залоги», которые были предназначены для охраны объектов, расположенных недалеко от места основного расположения войск [8, с. 377].

Развитие «охранных» отношений способствовало появлению и специальных средств (мер), при помощи которых достигалось состояние защищенности охраняемых объектов. Например, одним из средств (прообразом современных инженерно-технических средств охраны) были «ограждения», «охранительные листы», содержащие своеобразную опись вещей, принятых под охрану [8, с. 152, 326, 377]. В настоящее время подобные перечни определяют объекты, подлежащие охране полицией и государственной охраной [10].
Резюмируя сказанное об исследованных актах, можно отметить следующие положения.

Во-первых, этот период развития страны понятие «охрана» означало действия государства и уполномоченных им лиц (приставов, полиции и др.), направленные на защиту различных объектов (интересов купцов, феодальной собственности и др.) от посягательств (истребления имущества, ранения, причинения смерти и др.). Во-вторых, содержательными элементами охраны являлись: 1) действия, направленные на защиту объектов охраны (далее — действия); 2) лица, осуществляющие эти действия, и лица, в отношении которых совершаются действия; 3) материальные и нематериальные блага, по поводу которых возникают действия; 4) специальные способы и приемы осуществления действия.

Бесспорно, понятие «охрана» получило дальнейшее закрепление и в актах современного российского права (кодексах, законах и др.), в которых оно упоминается более тысячи раз [11, с. 74-80].

Однако любое научное правовое исследование должно быть основано на Конституции России — акте, в котором содержится «огромная методологическая сила» в изучении содержания российского права [1, с. 2125] и закреплены «фундаментальные принципы российской государственности» [9], на которых основаны отношения, обусловленные охранной деятельностью.

И хотя Конституция России не содержит термина «охранная деятельность», понятие «охрана» («охранять»), являющееся ее исходной предпосылкой, семнадцать раз упоминается в основном законе государства.

Рассмотрим подробное значение исследуемого термина, обратив внимание на то, что он упоминается в нормах, закрепляющих основу конституционного строя, и в нормах других глав Конституции России. Так, основами конституционного строя являются «охрана труда и здоровья людей» (ч. 2 ст. 7), охрана земли и природных ресурсов (ст. 9).

Понятие «охрана» применяется в отношении прав и свобод граждан (24, гл. 2). Однако мы не будем перечислять соответствующие нормы Конституции России, а проведем их небольшой анализ с целью классификации конституционных прав граждан как объектов гражданских прав, в то же время выступающих и потенциальными объектами правоотношения охранной деятельности.

Проведенный анализ позволяет классифицировать названные объекты следующим образом. Во-первых, это — нематериальные блага: 1) «достоинство личности» (ч. 1 ст. 21); 2) «здоровье» (ст. 41); 3) «права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью» (ст. 52). Во-вторых, это — частная собственность (ч. 1 ст. 35). В-третьих, это — интеллектуальная собственность, которая охраняется законом (ч. 1 ст. 44). Акцентируем внимание на том, что многие из указанных категорий одновременно выступают и объектами гражданских прав. Например, согласно ст. 128 Гражданского кодекса РФ «достоинство личности» и «здоровье» являются нематериальными благами, а «частная собственность» представляет собой объект «вещи и иное имущество».

Понятие «охрана» применяется и для характеристики правомочий государства и его органов (гл. 3), является одной из обязанностей Президента РФ (гл. 4), Правительства РФ (гл. 6) и местного самоуправления. Например, согласно ст. 132 органы местного самоуправления осуществляют охрану общественного порядка.

Таким образом, в Конституции РФ исследуемое понятие применяется: 1) к объектам, которые в большинстве своем выступают объектами гражданских прав; 2) к обязанностям государственных лиц и местного самоуправления, то есть является элементом содержания соответствующих правоотношений.

Резюмируя сказанное в публикации, можно сделать следующие выводы:

1. Вышеизложенные положения позволяют дать понятие охранной деятельности как фактической деятельности субъектов, направленной на защиту объектов охраны от противоправных посягательств и осуществляемой на основе правовых средств. Поскольку понятие «охрана» базируется на публичных и частноправовых началах, то придание ее составным элементам этих свойств позволяет заявлять о публично-правовой и частноправовой охранной деятельности, под которой понимается деятельность участников гражданского оборота, направленная на защиту отдельных объектов гражданских прав от противоправных посягательств и квалифицируемая как процесс осуществления гражданских прав.

2. В контексте решения важных государственных задач значимость охранной деятельности основывается на ее предпринимательском характере. Синтезировав частноправовые элементы охранной деятельности и критерии предпринимательства (ст.

2 ГК РФ), можно определить предпринимательское содержание охранной деятельности как специализированную деятельность коммерческих (охранных) организаций, направленную на обеспечение состояния защищенности объектов охраны от противоправных посягательств и осуществляемую на возмездной договорной основе.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Андреев, В. К. О сочетании частных и публичных начал в правовом регулировании предпринимательской деятельности / В. К. Андреев // Журнал российского права. — 2013. — № 1. — С. 21-25.
2. Памятники русского права. Вып. 1. Памятники права Киевского государства. X-XII вв. / под ред. С. В. Юшкова. — М. : Гос. изд-во юрид. лит., 1952.- 667 с.
3. Памятники русского права. Вып. 2. Памятники права феодально-раздробленной Руси XII- XV вв. / под ред. С. В. Юшкова. — М. : Гос. изд-во юрид. лит., 1953. — 442 с.
4. Памятники русского права. Вып. 3. Памятники права периода образования Русского централизованного государства / под ред. Л. В. Черепни- на. — М. : Гос. изд-во юрид. лит., 1955. — 527 с.
5. Памятники русского права. Вып. 5. Памятники права периода сословно-представительной монархии. Вторая половина XVII в. / под ред. Л. В. Че- репнина. — М. : Гос. изд-во юрид. лит.,1959. — 667 с.
6. Памятники русского права. Вып. 6. Соборное уложение царя Алексея Михайловича 1649 года / под ред. К. А. Софроненко. — М. : Гос. изд-во юрид. лит., 1957. — 603 с.
7. Памятники русского права. Вып. 7. Памятники права периода создания абсолютной монархии. Вторая половина XVII в. / под ред. Л. В. Череп- нина. — М. : Гос. изд-во юрид. лит., 1963. — 510 с.
8. Памятники русского права. Вып. 8. Законодательные акты Петра I. Первая четверть XVIII в. / под ред. К. А. Софроненко. — М. : Гос. изд-во юрид. лит., 1961. — 667 с.
9. Послание Президента РФ Федеральному Собранию от 12 декабря 2012 г. // Российская газета. — 2012. — 13 дек. (№ 287).
10. Распоряжение Правительства РФ «О перечне объектов, подлежащих обязательной охране полицией» от 2 ноября 2009 г. № 1629-р // Собрание законодательства РФ. — 2009. — № 45. — Ст. 5397.
11. Шаронов, С. А. Законы России о правовой сущности категории «охрана» как основании возникновения охранной деятельности: цивилистичес- кий аспект / С. А. Шаронов // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. — 2013. — № 9. — С. 74-80.

Вестник Волгоградского Государственного университета. Серия 5. Юриспруденция. 2015. № 4 (29)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code