Система отрасли налогового права. Нормы и источники налогового права (Часть 4)

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Конституции (уставы) субъектов РФ обычно содержат несущественный объем норм налогового права, как правило, дублирующих федеральные нормы. Так, в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 31 Устава Нижегородской области от 30 декабря 2005 г. N 219-З законом области устанавливаются налоги и сборы, установление которых отнесено федеральным законом к ведению области, а также порядок их взимания. Следует учесть, что данное положение фактически дублирует п. 4 ст. 1 НК РФ: законодательство субъектов Российской Федерации о налогах и сборах состоит из законов субъектов Российской Федерации о налогах, принятых в соответствии с НК РФ.

С точки зрения Р.А. Шепенко: положения о налогообложении, закрепленные в основных законах субъектов РФ, являются зеркальным повторением или адаптацией предписаний Конституции РФ и не характеризуются наличием большого количества специальных норм <394>.

———————————

<394> Шепенко Р.А. Налоговое право: конституционные нормы. М., 2006. С. 264.

 

Законы субъектов РФ, как правило, содержат основной объем норм регионального налогового права. К этой группе можно отнести в том числе Законы Нижегородской области от 30 сентября 2009 г. N 194-З «О налоговой ставке при проведении азартных игр в Нижегородской области», который принят на основании гл. 29 «Налог на игорный бизнес» НК РФ; от 27 ноября 2003 г. N 109-З «О налоге на имущество организаций», принятый на основании гл. 30 «Налог на имущество организаций» НК РФ; от 14 марта 2006 г. N 21-З «О предоставлении льгот по налогу на прибыль организаций», принятый в силу полномочий, делегированных п. 1 ст. 284 НК РФ.

Уставы муниципальных образований обычно содержат небольшой объем норм налогового права, как правило, дублирующих федеральные нормы. Например, Устав г. Н. Новгорода от 23 ноября 2005 г. N 91 к вопросам местного значения города относит установление, изменение и отмену местных налогов (подп. 2 п. 1 ст. 8); к полномочиям городской Думы — установление, изменение и отмену местных налогов, льгот по ним в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах (подп. 21 п. 6 ст. 29). Эти положения фактически дублируют п. 5 ст. 1 НК РФ: нормативные правовые акты муниципальных образований о местных налогах и сборах принимаются представительными органами муниципальных образований в соответствии с НК РФ.

Нормативные правовые акты представительных органов муниципальных образований, как правило, содержат основной объем норм местного налогового права. К этой группе можно отнести решение городской Думы г. Н. Новгорода от 19 ноября 2014 г. N 169 «О налоге на имущество физических лиц», принятое на основании гл. 32 НК РФ; Постановление городской Думы г. Н. Новгорода от 28 октября 2005 г. N 76 «О земельном налоге», принятое на основании гл. 31 НК РФ.

Нормативные правовые акты региональных и местных органов исполнительной власти редко применяются для регулирования налоговых правоотношений, поскольку соответствующие правомочия почти никогда данным органам не делегируются. В качестве примера можно привести Постановление Правительства Нижегородской области от 12 марта 2010 г. N 134 «О порядке и условиях проведения реструктуризации кредиторской задолженности организаций оборонно-промышленного комплекса — исполнителей государственного оборонного заказа, осуществляющих деятельность на территории Нижегородской области и включенных в перечень стратегических организаций, по налогам, сборам, начисленным пеням и штрафам перед областным бюджетом и списания этих пеней и штрафов» (принято на основании ч. 13 ст. 5 Федерального закона «О федеральном бюджете на 2009 год и на плановый период 2010 и 2011 годов» и ст. 7.1 Закона Нижегородской области «Об областном бюджете на 2010 год»).

В отношении дублирования федеральных норм на региональном (местном) уровне очевидно, что такое дублирование практически не дает положительных результатов, его отсутствие сделало бы законодательство субъектов федерации (муниципальных образований) более компактным и удобным в применении. Остается только предположить, что «копирование» федеральных норм в региональные (местные) нормативные правовые акты, скорее всего, производится только для придания им объема как некоторого признака значимости и результативности региональной (местной) нормотворческой деятельности. В п. 18 Постановления Пленума ВС РФ от 29 ноября 2007 г. N 48 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части» судам разъяснено: разрешая вопрос о соблюдении органом или должностным лицом компетенции при издании оспариваемого нормативного правового акта, следует учитывать, что воспроизведение в этом акте положений нормативного правового акта, имеющего большую юридическую силу, само по себе не свидетельствует о незаконности оспариваемого акта.

Не исключены акты, на основании которых органы региональной (местной) власти, фактически не имея соответствующих принудительных полномочий, пытаются воздействовать на налогоплательщиков, имеющих задолженность в региональный (местный) бюджет. Так, интересно Постановление администрации г. Н. Новгорода от 22 июля 2013 г. N 2708 «О комиссии по обеспечению полноты поступления налоговых платежей в бюджет города Нижнего Новгорода», в силу п. 3.2 приложения N 2 к которому по итогам рассмотрения вопросов, относящихся к компетенции Комиссии, может быть принято решение об уплате налогоплательщиком задолженности по налогам и сборам в установленные комиссией сроки; причем это решение, как это ни странно, носит рекомендательный характер. Расценить в качестве нормы права данное положение затруднительно.

Делегирование региональным (местным) органам исполнительной власти права на принятие соответствующих нормативных правовых актов иногда производится для более полного учета местных условий. Так, в силу подп. 32 п. 1 ст. 264 НК РФ при исчислении налога на прибыль организаций к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся расходы на содержание вахтовых и временных поселков. Указанные расходы для целей налогообложения признаются в пределах нормативов на содержание аналогичных объектов и служб, утвержденных органами местного самоуправления по месту деятельности налогоплательщика.

В плане иерархии источников налогового права следует отметить мнение Н.П. Кучерявенко: дифференциация юридической силы норм не касается обязательности их применения, не закрепляет разную степень их обязательности. И нормы законов, и нормы подзаконных актов обязательны для исполнения <395>. Данный подход подтверждается, в частности, тем, что за неуплату любого налога (федерального, регионального, местного) предусмотрены одни и те же санкции (в т.ч. пени — ст. 75 НК РФ, штрафы — ст. 122 НК РФ); а порядок взыскания налога (ст. ст. 46 — 48 НК РФ) также не предусматривает различий по видам налогов.

———————————

<395> Кучерявенко Н.П. Курс налогового права: В 6 т. Харьков, 2004. Т. II: Введение в теорию налогового права. С. 193.

 

В качестве особого источника налогового права, имеющего приоритет над национальным налоговым законодательством, можно отметить некоторые соглашения о разделе продукции (СРП), особый статус которых установлен в п. 15 ст. 346.35 НК РФ: при выполнении соглашений, заключенных до вступления в силу Федерального закона от 30 декабря 1995 г. N 225-ФЗ «О соглашениях о разделе продукции», применяются условия освобождения от уплаты налогов, сборов и иных обязательных платежей, а также порядок исчисления, уплаты и возврата (возмещения) уплачиваемых налогов, сборов и иных обязательных платежей, которые предусмотрены указанными соглашениями. В случае несоответствия положений НК РФ и (или) иных актов законодательства Российской Федерации о налогах и сборах, актов законодательства субъектов Российской Федерации о налогах и сборах, нормативных правовых актов представительных органов местного самоуправления о налогах и сборах условиям указанных соглашений применяются условия таких соглашений.

Наличие кодифицированного федерального закона — НК РФ — предопределяет необходимость оценки данного явления.

Р.ф. Иеринг считал, что средство к достижению легкости субъективного усвоения права заключается в количественном и качественном упрощении права; при этом количественное упрощение права имеет своей задачей уменьшение массы материала без вреда для получаемого из него результата <396>. Р. Кабрияк предлагает определить понятие кодекса как совокупности разрозненных правовых норм, приведенных в форму единого целого. Кроме того, он отмечает, что всякая кодификация представляет собой юридико-технический ответ на потребность правовой определенности, порожденную кризисом источников права, связанным с их беспорядочным разрастанием, с трудностями постижения устных или разрозненных правовых норм, со стремительной законодательной инфляцией. Эта потребность в правовой определенности в конкретном плане выражается в поиске путей рационализации права, наиболее разработанной формой которой является кодификация <397>. Русский философ и правовед Е.Н. Трубецкой полагал, что кодификация строит все законодательство на однородных началах, заботится о единстве и цельности его. Кодификатор не ограничивается собранием действующих законов, а из целой массы существующих законов он должен сделать выбор и отбросить все, что противоречит основаниям его системы. При кодификации приходится, с одной стороны, отбросить часть старых норм, с другой — создать целый ряд новых <398>. По мнению О.А. Борзуновой, в результате кодификации нормативно-правовые предписания выражаются в концентрированном виде, объем законодательства, подлежащий изучению субъектами правоотношений, уменьшается <399>.

———————————

<396> Иеринг Р.ф. Юридическая техника // Избранные труды: В 2 т. СПб., 2006. Т. II. С. 334.

<397> Кабрияк Р. Кодификации / Пер. с фр. М., 2007. С. 108, 114.

<398> Трубецкой Е.Н. Труды по философии права. СПб., 2001. С. 360.

<399> Борзунова О.А. Теория и практика кодификации в налоговом праве. М., 2009. С. 34.

 

Положительные стороны кодификации описаны в Постановлении КС РФ от 29 июня 2004 г. N 13-П применительно к уголовно-процессуальному законодательству. Как полагает Суд, УПК РФ, как систематизированный свод правовых норм, во взаимосвязи и содержательном единстве регулирующих уголовное судопроизводство в целом и отдельные его части, этапы, стадии, институты — с учетом их общих свойств, специфических черт и проявлений — призван обеспечить единообразие и согласованность нормативно-правовых установлений и складывающейся на их основе правоприменительной практики, чем и обусловливается закрепление приоритета УПК РФ в качестве закона, регулирующего производство по уголовным делам. Такие установления, не нарушая прерогатив федерального законодателя вносить изменения и дополнения в действующее уголовно-процессуальное законодательство, в то же время облегчают работу правоприменителя, поскольку законодательство становится обозримым и тем самым в правоприменении существенно снижаются риски искажения аутентичной воли законодателя.

Но одной из очевидных проблем в создании конкретной кодификации является необходимость решения непростого вопроса о критериях, по которым нормы права будут объединяться в один нормативный правовой акт. Например, в нашей стране определенное время действовал Кодекс о льготах для военнослужащих и военнообязанных Рабоче-крестьянской Красной армии и их семей (утв. ЦИК СССР, СНК СССР 23 апреля 1930 г.), где в т.ч. были урегулированы льготы по налогам и сборам (раздел IV) и по государственному страхованию (раздел V). Да, для целей сведения воедино всех прав и обязанностей лиц указанных категорий такой документ, безусловно, удобен, и, с учетом их высокого статуса, вполне соответствовал своему времени. С другой стороны, если разграничивать отрасли права по традиционно принятым в нашей стране критериям, то подобный кодекс в настоящее время, скорее всего, не будет принят. Сходные проблемы есть и в НК РФ. Например, М.Ю. Орлов полагает, что общественные отношения по установлению (введению) налогов упомянуты законодателем в ст. 2 НК РФ не вполне обоснованно. Вопросы установления и введения налогов должны больше интересовать специалистов по государственному и муниципальному праву, поскольку так или иначе эти вопросы сводятся к особой процедуре принятия налоговых нормативных правовых актов теми или иными органами власти <400>. Другая дилемма: можно аргументированно обосновывать как то, что особенности исполнительного производства по принудительному взысканию налогов должны быть урегулированы в НК РФ (как, собственно, и сделано в ст. ст. 46 — 48 НК РФ), так и то, что данные нормы должны быть включены в качестве специальных в Закон об исполнительном производстве.

———————————

<400> Орлов М.Ю. Десять лекций о налоговом праве России: Учебн. пособие. М., 2009. С. 37.

 

Сама по себе российская кодификация налогового законодательства имеет в основном положительные стороны: наличие единого структурированного нормативного акта прямого действия — НК РФ, восприятие законодателем в данном акте важнейших правовых позиций высших судебных органов.

Кодификации условно можно подразделить на кодификации-компиляции, не сопровождаемые внесением в действующее право необходимых изменений, а также на кодификации-модификации, радикально реформирующие существо предшествующего ей права <401>. НК РФ можно охарактеризовать как кодификацию-компиляцию с элементами модификации (которая, впрочем, продолжается и в настоящее время). Как правило, постоянное совершенствование НК РФ отвечает современным реалиям.

———————————

<401> Кабрияк Р. Кодификации / Пер. с фр. М., 2007. С. 127, 147.

 

Иногда законодатель вносит изменения, реализуя какую-либо современную задачу. Так, в силу п. 3 ст. 143 НК РФ (введен с 1 октября 2013 г.) налогоплательщиками НДС не признаются FIFA (Federation Internationale de Football Association) дочерние организации FIFA, указанные в Федеральном законе «О подготовке и проведении в Российской Федерации чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года, Кубка конфедераций FIFA 2017 года и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

В редких случаях изменения НК РФ являются реакцией на новые правовые позиции высших судебных органов. Например, после принятия Постановления Президиума ВАС РФ от 24 января 2006 г. N 10353/05, истолковавшего положения НК РФ как предусматривающие достаточно ограниченный (60-дневный) срок на принятие налоговым органом постановления о взыскании налога за счет имущества налогоплательщика, законодатель с 1 января 2007 г. прямо установил в п. 1 ст. 47 НК РФ этот срок как один год. Изменения могут быть продиктованы и практикой ЕСПЧ. Так, новая редакция п. 2 ст. 169 НК РФ, применяемая с 1 января 2010 г. и снизившая требования к оформлению счетов-фактур по НДС, как представляется, стала реакцией на Постановление ЕСПЧ от 22 января 2009 г. по делу «Булвес» АД против Болгарии».

Однако НК РФ пока не свободен от недостатков. В их числе можно отметить неточность некоторых ключевых понятий. Например, термин «доход», попытка определения которого сделана в ст. 41 НК РФ, сложно признать однозначно определенным, поскольку он сводится к другому юридически неопределенному термину «экономическая выгода». Кроме того, имеет место несогласованность различных положений НК РФ. Так, в силу ст. 24 НК РФ налоговый агент обязан удерживать налоги из денежных средств, выплачиваемых налогоплательщикам, и перечислять их в бюджетную систему Российской Федерации; а исходя из п. 1 ст. 226 НК РФ налоговый агент обязан удержать у налогоплательщика и уплатить сумму НДФЛ. Очевидно, что перечисление удержанного налога и уплата налога — разные действия обязанного лица.

Также следует отметить некоторые технические недостатки НК РФ. Среди них — не вполне понятное распределение норм, устанавливающих налоговые санкции, по двум главам — 16 «Виды налоговых правонарушений и ответственность за их совершение» и 18 «Виды нарушений банком обязанностей, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, и ответственность за их совершение». При этом находящаяся «посередине» гл. 17 НК РФ регламентирует издержки, связанные с осуществлением налогового контроля, то есть с санкциями вообще не связана. Другой пример — в ст. ст. 12 — 15, 18 НК РФ относительно последовательно перечисляются федеральные налоги и сборы, региональные и местные налоги, а также специальные налоговые режимы. Часть вторая НК РФ имеет иную структуру. После федеральных налогов и сборов идут специальные налоговые режимы, и только потом — региональные и местные налоги. С той точки зрения, что специальные налоговые режимы формально представляют собой разновидность федеральных налогов (п. 7 ст. 12 НК РФ), структура части второй НК РФ оправдана. Однако практически все современные учебники по налоговому праву, учитывая специфические особенности специальных налоговых режимов (в основном — освобождение от ряда федеральных, региональных и местных налогов), отводят им последнюю главу (параграф) особенной части налогового права, то есть составлены по структуре, следующей из ст. ст. 12 — 15, 18 НК РФ. Среди относительных недостатков НК РФ можно отметить и тяжело воспринимаемую нумерацию некоторых глав и статей (в т.ч. главы 25.1 — 25.3 «вклинены» между главами 25 и 26; а главы 26.1 — 26.5 размещены между главами 26 и 27 (уже утратившей силу), вследствие чего имеют место статьи с 333.1 по 333.41 и с 346.1 по 346.53 соответственно). Данная особенность объясняется просто — первоначальный проект НК РФ, по всей видимости, был написан с расчетом на его относительную стабильность, вследствие чего и была применена привычная последовательная нумерация статей. Однако постоянные изменения потребовали «перекраивания» существующей структуры и введения новых положений. Кроме того, очевидно, что разные положения НК РФ создавались в разное время, разными специалистами. Можно предположить, что КоАП РФ, наоборот, был создан с расчетом на периодические изменения, чем и объясняется примененная в нем нумерация статей. Но и это не «спасает» структуру КоАП РФ — сейчас в нем есть, например, статьи 14.1.1-1, 19.7.5-2. Тем не менее технические недостатки НК РФ не являются фатальными — специалисты по налоговому праву, вынужденно потратив время на привыкание к его структуре и содержанию, впоследствии достаточно профессионально применяют его нормы.

Исправление очевидной технической ошибки, например, недавно произведено Федеральным законом от 5 мая 2014 г. N 109-ФЗ: в п. 2 ст. 296 НК РФ слова «кроме доходов» заменены словами «кроме расходов». Соответственно, как это ни печально, явная ошибка исправлена через 13 лет. Тем не менее сведений о том, что кто-то из практических специалистов до внесения изменений воспринимал данное положение буквально, не имеется. В справочно-правовых системах в качестве комментария к пункту всегда было указано, что в официальном тексте документа, видимо, допущена опечатка. Указанное обстоятельство показывает, что единообразное понимание налогоплательщиками и налоговыми органами правовых конструкций современных налогов, а также владение основными приемами толкования позволяет изначально избегать конфликтов и грамотно применять нормативные акты даже при наличии в них технических ошибок.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code