Отрасль налогового права. Понятие, предмет, метод (Часть 2)

1   2   3   4

Можно условно подразделить доходы государства на натуральные (неденежные) и денежные. На ранних этапах исторического развития большую роль играли именно натуральные доходы, существуют они и сейчас (в виде товаров (сырья), конфискованного (национализированного) имущества…). Но поскольку существенный объем расходов современного государства носит денежный характер, при разумной инфляции государство в большей степени заинтересовано в денежных доходах (налогах, сборах, штрафах, средствах от продажи государственного имущества, кредитах…).

Кроме того, доходы государства возможно условно подразделить на частноправовые и публично-правовые. Частноправовые доходы являются результатом участия государства в гражданском обороте на равных с иными его участниками, без применения властных полномочий (поступления от продажи или использования государственного имущества, кредиты…). Публично-правовые доходы являются результатом применения властных полномочий (налоги, сборы, пошлины, штрафы, конфискации, эмиссия денежных знаков…). Известный русский финансист И.И. Янжул считал, что доходы государства как материальные средства, необходимые для удовлетворения его потребностей, могут приобретаться как частноправовым, так и общественно-правовым способом <81>.

———————————

<81> Янжул И.И. Основные начала финансовой науки: учение о государственных доходах. Золотые страницы финансового права России. М., 2002. Т. 3. С. 53.

 

В Постановлении КС РФ от 18 июля 2008 г. N 10-П содержится следующая правовая позиция: расходы публичной власти на осуществление ее конституционных функций покрываются прежде всего за счет такой необходимой составной части бюджета, как налоги и сборы, а также за счет внебюджетных средств, имеющих публично-целевое назначение. Кроме того, в Постановлении КС РФ от 28 мая 2010 г. N 12-П отмечается, что исходя из публично-правовой природы деятельности органов государственной власти и местного самоуправления, обусловленной публичным характером материально-финансовых основ государственных и муниципальных образований (Определение КС РФ от 1 октября 2009 г. N 1312-О-О), — формирование бюджета муниципального образования должно производиться в первую очередь путем использования механизмов публичного (в том числе налогового) законодательства.

Следовательно, если рассматривать налоги с точки зрения современного государства, то их можно упрощенно охарактеризовать, как основные денежные публично-правовые доходы государства. Как полагает Н.М. Казанцев, анализируя ст. 6 БК РФ, субъективное финансовое право имеет место для любого лица и выражается объемом прав в денежном выражении <82>. С этой точки зрения, налоги для государства — объем его прав в денежном выражении по отношению к налогоплательщикам. Однако в современном варианте права государства на конкретные суммы налогов возникают не вследствие «назначения» в приказном порядке каждому налогоплательщику индивидуального обременения, а в силу закона, в результате того, что налогоплательщики, проинформированные о налоговых последствиях своей деятельности, сознательно осуществляют ее, а также владеют облагаемым имуществом.

———————————

<82> Казанцев Н.М. Финансовое право как «объем прав в денежном выражении» // Современная теория финансового права: Сборник материалов междунар. научно-практ. конф. 19 — 20 марта 2010 г. С. 157.

 

В связи с тем что публичные интересы зачастую удалены от частных интересов, обеспечение публичных интересов возможно только при условии возможного принуждения частных субъектов к исполнению обязанностей. Более того, интересы финансового обеспечения деятельности публично-правовых образований прямо противоположны интересам налогоплательщика, так как публично-правовое образование заинтересовано в формировании своих доходов за счет собственности налогоплательщика, а налогоплательщик практически всегда заинтересован в сохранении своей собственности. Справедливым представляется мнение Р.А. Шепенко о том, что граждане вообще не могут быть довольны тем, что у них кто-то что-то забирает, какими бы благими целями это действие ни оправдывалось, особенно если предоставляемые взамен блага весьма аморфны (что имеет место) <83>. Представляется, что публичная власть находила во все времена и находит сейчас убедительное оправдание взимания существующих налогов и введения новых. Кроме того, нельзя не согласиться с М.Ю. Березиным в том, что существующая общественная неприязнь по отношению к вопросу об установлении новых налогов либо о повышении уровня налогообложения в рамках действующих налогов порождена не самими фактами установления налогов или повышения налоговой нагрузки. Эта неприязнь прямым образом связана с хищением бюджетных средств, с тем что, уплачивая налоги, каждый налогоплательщик видит то, что налоги не идут по их прямому назначению <84>. Сходным образом рассуждал и С.Н. Паркинсон: при виде астрономических цифр правительственных расходов и фантастической бесхозяйственности, озлобленный налогоплательщик начинает смотреть на налогообложение как на воровство <85>.

———————————

<83> Шепенко Р.А. Налоговое право: конституционные нормы. М., 2006. С. 23.

<84> Березин М.Ю. Развитие системы налогообложения имущества. М., 2011. С. 391, 392.

<85> Паркинсон С. Закон и доход. М., 1992.

 

Тем не менее Е.В. Порохов обоснованно полагает, что только государство заинтересовано в возникновении налоговых правоотношений, а у налогоплательщиков такого интереса нет и в принципе быть не может. Если абстрактно каждый согласен, что в пользу государства необходимо платить налоги, то применительно к каждому конкретному налогоплательщику будет довольно-таки трудно определиться по вопросу о том, сколько с него взимать налогов. Наличие всенародного изъявления на установление налогов вовсе не означает, что это изъявление есть согласие каждого его представителя на уплату установленных государством налогов. Совсем не рациональным явилось бы действие государства, направленное на получение непосредственно от всех групп лиц путем переговоров с ними необходимых уступок с целью приведения их интересов к требуемому балансу <86>. Vix ulla lex fieri potest quae omnibus commoda sit, sed si majori parti prospiclat, utilius est — едва ли может быть создан закон, удобный для каждого, но если он хорош для большинства, он полезен <87>. Как говорил Лао-цзы, законы и правила должны быть приспособлены к большинству людей <88>.

———————————

<86> Порохов Е.В. Теория налоговых обязательств: Учебн. пособие. Алматы, 2001. С. 7, 10, 11, 29.

<87> Латинские юридические изречения / Сост. проф. Е.И. Темнов. М., 2003. С. 381.

<88> Вэнь-цзы: Познание тайн. Дальнейшее развитие учения Лао-цзы. М., 2004. С. 177.

 

По указанным причинам налог в современном государстве может быть урегулирован только правом, что является одним из показателей цивилизованности общества. С.В. Запольский обоснованно отмечает: мы привыкли к тому, что реализация имущественного и иного экономического интереса государства осуществляется не иначе, как правовым путем, но это не перестает быть величайшим завоеванием демократии и прогресса. Допустить иное — значит вернуться в мир «высочайших» и других соизволений <89>. По мнению Е.В. Порохова, если налог является таким орудием, которое служит прежде всего интересам самого государства, то налоговое право имеет своим предназначением, помимо прочего, еще и обеспечивать защиту интересов налогоплательщиков от необоснованных налоговых притязаний государства <90>.

———————————

<89> Запольский С.В. Дискуссионные вопросы теории финансового права: Монография. М., 2008. С. 25.

<90> Порохов Е.В. Теория налоговых обязательств: Учебн. пособие. Алматы, 2001. С. 30.

 

Соответственно, существует объективная необходимость в наличии системы норм права, регламентирующих отношения по безвозмездной передаче государству денежных средств экономически независимыми субъектами по результатам их правомерной деятельности, с целью финансового обеспечения деятельности государства. Система норм права, регламентирующих указанные отношения, а также связанные с ними отношения, в России уже достаточно длительное время определяется как налоговое право.

Право само по себе едино, но для удобства изучения и применения оно подразделяется на отрасли (подотрасли, институты, системы (блоки) норм…). Еще знаменитый русский ученый И.П. Павлов отмечал, что большие беспрерывные задачи и цели, умственные, как и физические, все люди обыкновенно дробят на части, уроки, т.е. создают периодичность, — и это очень способствует сохранению энергии, облегчает окончательное достижение цели <91>. Немецкий правовед Р.ф. Иеринг считал, что в качественном отношении право является простым, если оно как бы вылито из одного целого, если отдельные части его резко отграничены и отделены друг от друга и тем не менее гармонично соединяются в одно целое, если глаз, следовательно, так же легко может охватить какую-нибудь часть, как и все в совокупности <92>.

———————————

<91> Павлов И.П. Рефлекс цели // Рефлекс свободы. СПб., 2011. С. 79.

<92> Иеринг Р.ф. Юридическая техника // Избранные труды: В 2 т. СПб., 2006. Т. II. С. 337.

 

При этом, в силу объективной ограниченности человеческих возможностей и существенного объема современного права, сложно представить себе юриста, досконально разбирающегося во всех отраслях права и в актуальной практике их применения. Профессионал в определенной сфере человеческой деятельности обычно без какого-либо смущения признает то, что он не является профессионалом в другой сфере. Так, доктор юридических наук, профессор, А.А. Тилле, писал, что есть отрасли права, о которых он не имеет даже смутного понятия, но не стыдится этого <93>.

———————————

<93> Тилле А.А. Занимательная юриспруденция. М., 2000. С. 42.

 

Отрасль права в России традиционно выделяется из всей совокупности норм права посредством определения предмета (регулируемые общественные отношения) и метода (способ воздействия на общественные отношения) правового регулирования. Анализ научных работ, посвященных налоговому праву, позволяет утверждать, что со временем все большее число ученых высказывают точку зрения, что налоговое право России формируется (сформировалось) в самостоятельную отрасль права <94>. В данный момент дополнительным аргументом для такой позиции является наличие кодифицированного нормативного правового акта — НК РФ. Еще в 1995 г. Ю.А. Тихомиров предрекал, что в перспективе на базе массива законодательных и подзаконных актов сложится налоговое право как самостоятельная отрасль <95>, сходной позиции придерживались В.В. Витрянский и С.А. Герасименко <96>. В американской правовой традиции налоговое право рассматривается именно как отрасль права <97>.

———————————

<94> Винницкий Д.В. Российское налоговое право: проблемы теории и практики. СПб., 2003. С. 118; Демин А.В. Нормы налогового права. С. 7; Миляков Н.В. Налоговое право: Учебник. М., 2008. С. 150; Муравьев В.В. Налоговое право: Курс лекций. Нижний Новгород, 2011. С. 4, 12; Парыгина В.А., Тедеев А.А. Налоговое право: Учебник. М., 2011. С. 15. Тедеев А.А., Парыгина В.А. Налоговое право: Учебник. М., 2004. С. 41.

<95> Тихомиров Ю.А. Публичное право: Учебник. М., 1995. С. 335.

<96> Витрянский В.В., Герасименко С.А. Налоговые органы, налогоплательщик и Гражданский кодекс. М., 1995. С. 7.

<97> Фридмэн Л. Введение в американское право / Пер. с англ. М., 1993. С. 129.

 

В связи с этим справедливо мнение А.В. Демина, что одним из условий признания системы норм права отраслью права является такое признание со стороны научного сообщества. В противоположность системе законодательства, которая создается законодателем, система права (с выделением отраслей, подотраслей, институтов, субинститутов) формируется правовой наукой. У каждого ученого «свой» набор правовых отраслей, и абсолютного единства здесь добиться вряд ли возможно <98>. Р. Кабрияк также полагает, что материальный критерий, основанный на абстрактном разграничении отраслей права, производится юридическим мышлением; деление права на отрасли нельзя воспринимать в качестве некоего абсолюта — нередко оно зависит от особенностей или традиций той или иной правовой системы, что делает материальный критерий весьма относительным. Например, Р. Кабрияк приводит сведения о том, что советские кодификации семейного и земельного права по различным историческим и идеологическим причинам не были интегрированы в текст гражданского кодекса, хотя в ряде стран Европы гражданские кодексы включают указанные блоки правовых норм <99>. Примечательны сведения, приведенные Р. Польссоном: в шведской правовой системе трудовое право включается в состав системы гражданского права <100>. Более того, исходя из сведений, приведенных Д.В. Винницким, в странах романской правовой семьи, в частности, в итальянской и французской юридической доктрине на протяжении столетий (в некоторой степени и до настоящего времени) гражданское право рассматривалось как общее по отношению к налоговому — специальному <101>.

———————————

<98> Демин А.В. Налоговое право России. М., 2006. С. 34.

<99> Кабрияк Р. Кодификации / Пер. с фр. М., 2007. С. 412 — 413.

<100> Польссон Р. Шведское налоговое право. Екб., 2006. С. 145.

<101> Винницкий Д.В. Налоговое право: Учебник для бакалавров. М., 2013. С. 288.

 

Кроме того, представляется, что спор относительно самостоятельности отрасли налогового права носит скорее теоретический характер. Применить на практике любой вариант решения этого спора затруднительно. По мнению С.В. Запольского, даже та умеренная научная дискуссия о природе и путях развития налогового права во многом ведется по принципу «весь пар — в свисток», поскольку касается только одного, в сущности, второстепенного вопроса — является ли налоговое право частью финансового права или оно есть самостоятельная отрасль <102>. Интересно и то, что в Приказе Минобрнауки РФ от 25 февраля 2009 г. N 59 «Об утверждении Номенклатуры специальностей научных работников» предусмотрена специальность 12.00.04 «Финансовое право; налоговое право; бюджетное право», что в определенной степени свидетельствует о том, что финансовое право и налоговое право в настоящее время рассматриваются, как отдельные отрасли науки.

———————————

<102> Запольский С.В. О модернизации системы финансового права // Современная теория финансового права: Сборник материалов междунар. научно-практ. конф. 19 — 20 марта 2010 г. С. 20.

 

Также исключительно интересна позиция С.В. Запольского о том, что налоговое право в настоящее время является самостоятельным правовым комплексом; понятие «отрасль права», сложившаяся в 30-е годы прошлого века и хорошо послужившее развитию правоведения, в настоящее время утратило свое значение и может применяться в лучшем случае для формирования учебной программы, для классификации законодательства и иных классификационных целей <103>.

———————————

<103> Интервью Сергея Васильевича Запольского для журнала «Налоги и финансовое право» // Налоги и финансовое право. 2011. N 4.

 

Как установлено в ст. 2 НК РФ, законодательство о налогах и сборах регулирует властные отношения по установлению, введению и взиманию налогов и сборов в Российской Федерации, а также отношения, возникающие в процессе осуществления налогового контроля, обжалования актов налоговых органов, действий (бездействия) их должностных лиц и привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Следует отметить, что общественные отношения, регулируемые законодательством о налогах и сборах, в действительности выходят за рамки ст. 2 НК РФ. Например, отношения по возврату излишне уплаченного (взысканного) налога урегулированы в гл. 12 НК РФ, но не соответствуют ни одному виду общественных отношений, которые перечислены в ст. 2. Поскольку налогоплательщик может запросить у налогового органа интересующую его информацию о порядке исчисления (уплаты) какого-либо налога безотносительно к наличию у него в данный момент времени обязанности по уплате этого налога, общественные отношения по реализации этого права (ч. 4 ст. 29, ст. 33 Конституции РФ, подп. 1 п. 1 ст. 21 НК РФ), вообще говоря, не охватываются ст. 2 НК РФ. Отношения по принудительному взысканию налоговой санкции (ст. ст. 46 — 48, 104, 115 НК РФ), которые могут иметь место только уже после ее наложения на некоторое лицо, строго говоря, также не регламентированы в ст. 2, так как моментом привлечения к налоговой ответственности является дата вынесения решения о привлечении к налоговой ответственности (п. 1 ст. 113 НК РФ). Таким образом, ст. 2 НК РФ сформулирована как громоздко, так и ограниченно.

Д.В. Винницкий, характеризуя налоговое право, обоснованно отмечает, что это единственная в правовой системе отрасль права, основной функцией которой является ограничение гражданских прав, изъятие части собственности в целях реализации конституционно значимых публичных интересов. Иные отрасли права содержат, как правило, лишь отдельные нормы и (или) институты, направленные на ограничение гражданских прав <104>.

———————————

<104> Винницкий Д.В. Российское налоговое право: проблемы теории и практики. СПб., 2003. С. 27.

1   2   3   4

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code