К ВОПРОСУ О ПРАВОСПОСОБНОСТИ САМОРЕГУЛИРУЕМЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ

О.В.Ефременко

Аннотация. Категория правоспособности является одной из наиболее разработанных в теории гражданского права. Однако вопрос об определении понятия «специальной правоспособности» остается открытым, в том числе и в силу расширения списка юридических лиц за счет саморегулируемых организаций. Автором проводится анализ правоспособности юридического лица, имеющего статус саморегулируемой организации, определяются моменты начала и окончания его правоспособности, предлагается внести изменения в гражданское законодательство в части правоспособности саморегулируемых организаций.

Ключевые слова: правоспособность юридического лица, некоммерческая организация, саморегулируемая организация, специальная правоспособность юридического лица, ограниченная (целевая) правоспособность.

Изменения части первой Гражданского кодекса Российской Федерации, вступившие в силу в октябре текущего года, обошли стороной один из важнейших вопросов теории юридических лиц — вопрос о правоспособности юридического лица. Между тем назрела необходимость в уточнении понятия правоспособности для приобретших широкое распространение некоммерческих партнерств, осуществляющих свою деятельность в качестве саморегулируемых организаций.

Исходя из анализа гражданского законодательства, понятие общей правоспособности юридического лица не различает коммерческие и некоммерческие аспекты его деятельности и представляет собой возможность иметь гражданские права, соответствующие целям деятельности, которые предусмотрены в учредительных документах юридического лица, и нести связанные с этой деятельностью обязанности [1, ст. 49]. Для полноты анализа правоспособности именно некоммерческих организаций следует обратить внимание на цели их создания: достижение социальных, благотворительных, культурных, образовательных, научных и управленческих целей, цель охраны здоровья граждан, развития физической культуры и спорта, удовлетворения духовных и иных нематериальных потребностей граждан, защиты прав, законных интересов граждан и организаций, разрешения споров и конфликтов, оказания юридической помощи, а также иные цели, направленные на достижение общественных благ [5, ст. 2]. Таким образом, правоспособность некоммерческих организаций ввиду социальной направленности целей их создания всегда будет уже правоспособности организаций коммерческих [3, ст. 179], права и обязанности которых ограничены лишь рамками закона и некоторыми особенностями организационно-правовой формы.

Некой отправной точкой течения гражданской правоспособности юридического лица признается момент внесения сведений о вновь созданной организации в единый государственный реестр юридических лиц. Интересно, что в отношении саморегулируемых организаций это общее правило не действует.

Анализ законодательства о саморегулируемых организациях позволяет сделать вывод о том, что имеет место некая особая правоспособность данного вида юридических лиц. «Саморегулируемая организация» не есть организационно-правовая форма юридического лица. Это лишь статус, дополнительно приобретаемый некоммерческим партнерством. То есть правоспособность саморегулируемой организации не может возникнуть в момент возникновения правоспособности любой другой организации. В данном случае факт государственной регистрации некоммерческого партнерства породит правоспособность только некоммерческого партнерства, даже если оно полностью отвечает требованиям, установленным для саморегулируемых организаций. Приобретение правоспособности саморегулируемой организации напрямую связано с необходимостью дополнительной регистрации. Согласно ч. 6 ст. 3 Федерального закона от 1 декабря 2007 г. № 315-ФЗ некоммерческая организация приобретает статус саморегулируемой с даты внесения сведений о ней в государственный реестр саморегулируемых организаций, а утрачивает статус саморегулируемой организации с даты исключения указанных сведений из реестра [6].

При этом нельзя говорить и о полной (общей) правоспособности, которая утрачивается некоммерческим партнерством с момента его регистрации в качестве саморегулируемой организации. На этот счет в теории цивилистики есть учение о специальной правоспособности юридического лица, под которой принято понимать ограниченную (целевую) правоспособность, включающую возможность юридического лица иметь только такие гражданские права, которые соответствуют определенным законом и (или) учредительными документами целям его деятельности и соответственно дают возможность нести лишь связанные с этой деятельностью обязанности [2, с. 189]. Некоторые авторы именуют данное явление специальной (целевой) правосубъектностью [4, с. 95].

Гражданский кодекс не дает легального определения данного явления, указывая лишь на то, что усечение правоспособности связано с необходимостью получения специального разрешения (лицензии). То есть закон ограничивает субъектный состав института специальной правоспособности коммерческими организациями, что в корне не принимается теоретиками права, ведущими исследование данного вопроса и в отношении некоммерческих организаций. Появление саморегулируемых организаций и законодательное закрепление рассматриваемого статуса позволяют нам судить об узости ст. 49 ГК РФ, закрепляющей единственную норму гражданского законодательства, непосредственно посвященную общим вопросам правоспособности юридических лиц. В связи с вышеизложенным предлагаем внести изменения в ст. 49 ГК РФ, дополнив ч. 3 абзацем следующего содержания: «Правоспособность саморегулируемой организации возникает в момент внесения сведений о некоммерческой организации в государственный реестр саморегулируемых организаций и прекращается с даты исключения сведений о некоммерческой организации из указанного реестра». Такое преобразование необходимо для окончательного урегулирования вопроса о начале и окончании правоспособности саморегулируемой организации; ее отграничении от правоспособности некоммерческого партнерства, которое может быть, а может и не быть саморегулируемой организацией; удовлетворит притязания юристов и экономистов, отстаивающих необходимость замены института лицензирования институтом саморегулирования, разграничив эти понятия и с точки зрения их влияния на правовой статус юридического лица.

Некоммерческое партнерство, не прошедшее дополнительную регистрацию в качестве саморегулируемой организации, не имеет права использовать в своем названии слова, производные от «саморегулируемый». Порядку такой государственной регистрации и ведению реестра рассматриваемых юридических лиц посвящены ст. 20 и 21 Федерального закона от 1 декабря 2007 г. № 315-ФЗ [6], а также Постановление Правительства  РФ от 29 сентября 2008 г. № 724 «Об утверждении порядка ведения государственного реестра саморегулируемых организаций» [7]. При этом начало общей правоспособности некоммерческого партнерства закреплено непосредственно в ГК РФ.

В 2013 г. вступили в силу существенные изменения ст. 51 ГК РФ, посвященные внесению сведений в единый государственный реестр юридических лиц. Данные изменения, продиктованные правоприменительной практикой, посвящены достоверности данных, вносимых в единый государственный реестр юридических лиц; уведомлению заинтересованных лиц об изменениях устава организации; оспариванию сведений, внесенных в реестр юридических лиц; возмещению убытков, причиненных незаконным отказом в государственной регистрации юридического лица. Учитывая, что сведения о саморегулируемой организации должны содержаться одновременно в двух государственных реестрах, эти изменения касаются и сведений о рассматриваемых юридических лицах. Остается надеяться, что указанные преобразования гражданского законодательства не усложнят процедуру государственной регистрации саморегулируемых организаций и не окажут существенного влияния на их правоспособность.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ (ред. от 23.07.2013) // Собрание законодательства Рос. Федерации. — 1994. — № 32, ст. 3301.
2. Гражданское право : учебник. В 2 т. Т. 1 / отв. ред. д.ю.н., проф. Е. А. Суханов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М. : БЕК, 1998. — 816 с.
3. Гудин, С. С. Некоммерческие организации как участники гражданского оборота объектов, предназначенных для удовлетворения интимных потребностей человека / С. С. Гудин // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 5, Юриспруденция. — 2012. — № 2 (17). — С. 178-181.
4. Долинская, В. В. Гражданское право. Часть первая : учебник / под ред. А. Г. Калпина, А. И. Мас- ляева. — 2-е изд., перераб. и доп. — М. : Юристъ, 2000.
5. О некоммерческих организациях : федер. закон от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ (ред. от 02.07.2013) // Собрание законодательства Рос. Федерации. — 1996. — № 3, ст. 145.
6. О саморегулируемых организациях : федер. закон от 1 декабря 2007 г. № 315-ФЗ (ред. от 25.06.2012) // Собрание законодательства Рос. Федерации. — 2007. — № 49, ст. 6076.
7. Об утверждении порядка ведения государственного реестра саморегулируемых организаций : постановление Правительства Рос. Федерации от 29 сентября 2008 г. № 724 // Российская газета : федер. выпуск. — 2008. — 03 окт. (№ 208).

Вестник Волгоградского Государственного университета. Серия 5. Юриспруденция. 2013. № 4 (21)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code