ВОЗВРАТ СУММЫ ЗАЙМА (КРЕДИТА)

Понятие возврата заемных средств

Одним из принципов кредитования является возвратность, т.е. “необходимость своевременной обратной передачи эквивалента” кредитору-заимодавцу <1>. Таким образом, с экономической точки зрения любое предоставление, произведенное заемщиком с целью освободиться от долга, явится возвратом полученного взаймы. Как видим, экономическим понятием возврата заемных средств охватываются все способы прекращения заемного обязательства. Юридически же под возвратом суммы займа (кредита) следует понимать только один из этих способов, а именно исполнение (см., например, ст. 810 ГК РФ).

——————————–

<1> Иванов В.В., Канаев А.В., Соколов В.И., Топровер Т.В. Кредит. СПб, 2005. С. 147 – 148.

Исполнение заемного обязательства осуществляется путем передачи суммы долга заимодавцу. Это действие сходно со сделкой: результатом передачи является перенос права собственности (п. 1 ст. 223 ГК РФ), причем именно на этот результат направлена воля сторон. Поэтому в отечественной науке распространился взгляд на исполнение путем передачи как на действие, подобное распорядительной сделке либо включающее ее в качестве элемента юридического состава, вызывающего перенос права <1>.

——————————–

<1> См.: Грачев В.В. Правовая природа традиции // Сборник статей к 55-летию Е.А. Крашенинникова. Ярославль, 2006; Тузов Д.О. О правовой природе традиции // Там же; Хаскельберг Б.Л. К вопросу о правовой природе традиции // Там же.

 

Для российской цивилистики выделение распорядительных сделок не является привычным. Теория распорядительных сделок хорошо разработана в немецкой цивилистике <1>. В ее основе лежит идея о делении сделок на те, правовой эффект которых ограничивается возникновением между сторонами обязательства, но не связан с переносом на другое лицо права (обязательственной сделкой является, например, договор купли-продажи – ст. 454 ГК РФ), и те, которые переносят право, а потому их совершение всегда является актом распоряжения (например, передача вещи – п. 1 ст. 223 ГК РФ).

——————————–

<1> См., например: Эннекцерус Л. Курс германского гражданского права. М., 1950. Полутом 2. Введение и общая часть. С. 96 – 98.

 

Связав исполнение путем передачи со сделкой <1>, мы должны отнести ее к числу либо договоров, либо односторонних сделок. Не вдаваясь в детали теоретической дискуссии по этому поводу <2>, взглянем на проблему с практической точки зрения. С одной стороны, для прекращения обязательства необходимо изъявление воли двух лиц. Если кредитор уклонится от принятия платежа, должник не сможет прекратить обязательство путем обычного исполнения. Он либо прибегнет к суррогату исполнения (ст. 327 ГК РФ), либо удовольствуется ситуацией просрочки кредитора (ст. 406 ГК РФ). С другой стороны, для осуществления передачи требуется наличие согласованной воли сторон, направленной на прекращение конкретного долгового обязательства (если должник платит по одному договору, а кредитор принимает платеж во исполнение другого договора, сделка может быть признана недействительной). Сделка, для совершения которой необходимо изъявление ее сторонами согласованной воли, является договором. Поскольку в законе отсутствуют положения, указывающие на ошибочность сделанного вывода, будем исходить из договорной природы исполнения путем передачи (п. 3 ст. 154 ГК РФ).

——————————–

<1> Практика не всегда идет по этому пути (ср., например, Постановление Президиума ВС РФ от 27 марта 2002 г. и Постановление ФАС Северо-Западного округа от 14 августа 2006 г. по делу N А56-53976/2005). Это можно отнести, помимо прочего, на счет упомянутой выше непривычности для российских юристов самой категории распорядительных сделок.

<2> См. посвященные проблеме статьи, указанные выше.

 

В какой форме должна совершаться сделка, влекущая перенос права собственности? Если мы утверждаем, что это сделка во исполнение договора (например, договора займа или кредитного договора), то на нее распространяется действие п. 3 ст. 159 ГК РФ: “Сделки во исполнение договора, заключенного в письменной форме, могут по соглашению сторон совершаться устно, если это не противоречит закону, иным правовым актам и договору”. Комментаторы толкуют указанное положение единообразно: общее правило таково, что передача имущества во исполнение письменного договора может быть устной сделкой; исключения же (требование письменной формы) должны прямо следовать из закона (обычно в качестве примера приводится передача недвижимости – ст. 556 ГК РФ), иных правовых актов или договора <1>. Открытым остается вопрос о последствиях несоблюдения правил п. 3 ст. 159 ГК РФ. Рассмотрим проблему применительно к возврату суммы займа (кредита).

——————————–

 <1> См., например: Абрамова Е.Н., Аверченко Н.Н., Байгушева Ю.В. и др. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая: Учеб.-практич. комментарий / Под ред. А.П. Сергеева. М., 2010. Комментарий к ст. 159 ГК РФ (СПС “Гарант”); Комментарий к Гражданскому кодексу РФ: В 2 т. / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2009. Т. 1: Части первая, вторая ГК РФ. С. 196.

 

Если требования к форме сделки, осуществляемой во исполнение договора, установлены нормативно, их нарушение повлечет обычные последствия несоблюдения простой письменной или нотариальной формы сделки (ст. 162, ст. 165 ГК РФ). Следует заметить, что ГК РФ не содержит специальных требований в отношении формы возврата займа (кредита) <1>.

——————————–

<1> Возможно, специальные указания по поводу письменной формы сделок, содержанием которых является возврат долга, установлены иными, помимо ГК РФ, федеральными законами, указами Президента РФ или постановлениями Правительства РФ (“иными правовыми актами”). Нам такие нормы не встречались.

 

Если условие о том, что сделка должна быть совершена в письменной форме, предусмотрено в договоре, нарушение этого условия также повлечет обычные последствия несоблюдения формы сделки. Впрочем, в нашем случае эти рассуждения носят сугубо теоретический характер. Что касается договоров займа, то, как показывает нотариальная практика, условия о порядке оформления возврата долгов в договоры не включаются. Для кредитных договоров этот вопрос неактуален потому, что их исполнение всегда подтверждается письменными доказательствами.

Казалось бы, в остальных случаях (т.е. если письменная форма специально не предусмотрена) сделка во исполнение письменного договора может быть совершена устно. Но, как указано в ст. 159 ГК РФ, это возможно только “по соглашению сторон”. Как же быть, если нет ни указания на письменную форму, ни соглашения об устной форме? Видимо, это означает, что форма сделки по исполнению письменного договора должна будет подчиняться общим правилам (ст. 162 ГК РФ). Конечно, можно доказывать, что наличие соглашения об устной форме сделки презюмируется в силу поведения сторон. Но представляется, что такая презумпция легко опровергается наличием спора по поводу факта совершения сделки.

Иллюстрацией сделанного вывода является Постановление Президиума ВС РФ от 27 марта 2002 г. Г. и К. заключили договор купли-продажи квартиры, по которому Г. продала, а К. купила трехкомнатную квартиру в Москве; договор нотариально удостоверен и зарегистрирован в Комитете муниципального жилья г. Москвы. В силу договора передача денег продавцу за покупаемую квартиру должна быть осуществлена после регистрации договора в Комитете муниципального жилья г. Москвы в тот же день. В договоре не установлены форма и порядок расчетов за квартиру. Утверждая, что К. не заплатила определенную договором сумму, Г. обратилась в суд с иском к ней о расторжении указанного договора купли-продажи и признании права собственности на квартиру за ней. Президиум ВС РФ 27 марта 2002 г. указал следующее: “Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ вопреки доводам протеста обоснованно сослалась на положения подп. 2 п. 1 ст. 161 ГК РФ о том, что должны совершаться в простой письменной форме, за исключением сделок, требующих нотариального удостоверения, сделки граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случаях, предусмотренных законом, – независимо от суммы сделки.

Несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства (п. 1 ст. 162 ГК РФ).

В соответствии с требованиями приведенных правовых норм К. должна была представить суду письменные доказательства в подтверждение передачи Г. денег за квартиру, однако она это не сделала.

Что касается показаний свидетелей, на которые имеется ссылка в протесте, то в силу закона ссылка на такой вид доказательств в подтверждение сделки и ее условий недопустима.

Выписка из банковского счета о снятии ответчицей денег в сумме 20 тыс. долларов США накануне исполнения обязательства свидетельствует лишь о получении денег из банка, но не о передаче их истице”.

Подведем итог. Возврат суммы займа (кредита) подчиняется правилам о форме сделок. В случае спора ссылаться на свидетельские показания в подтверждение факта возврата и размера переданной во исполнение договора суммы невозможно, за исключением двух случаев: 1) договор заключен между гражданами, и сумма договора меньше установленной подп. 2 п. 1 ст. 161 ГК РФ; 2) стороны договорились expresis verbis, что передача может совершаться в устной форме. Последний вариант, конечно, непривлекателен для осмотрительного заемщика <1>.

——————————–

<1> Понятно, что вывод актуален только для наличных расчетов (безналичные расчеты сопровождаются созданием письменных доказательств).

Правовое регулирование возврата заемных средств

В зависимости от вида договора, лежащего в основании обязательства по возврату долга, различаются источники регулирования соответствующих отношений. Если обязательство возникло из договора займа, то порядок его исполнения будет подчиняться исключительно нормам ГК РФ. При возврате суммы кредита отношения сторон будут, помимо ГК РФ, подчиняться требованиям, установленным актами Банка России. Основными являются Положения Банка России от 31 августа 1998 г. N 54-П “О порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения)” (далее – Положение N 54-П) и от 26 июня 1998 г. N 39-П “О порядке начисления процентов по операциям, связанным с привлечением и размещением денежных средств банками, и отражения указанных операций по счетам бухгалтерского учета” (далее – Положение N 39-П).

Несмотря на то что названные акты безоговорочно применяются, их следует оценивать критически. В обоснование правомерности их издания Банком России обычно ссылаются на то, что предоставление кредитов отнесено к числу банковских операций, а в соответствии со ст. 4 Федерального закона от 10 июля 2002 г. N 86-ФЗ “О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)” (далее – Федеральный закон о Банке России) к компетенции ЦБ РФ, в частности, отнесено установление правил проведения банковских операций. Вопрос в том, о каких правилах идет речь.

Очевидно, что Банк России как федеральная экономическая служба (п. “ж” ст. 71 Конституции РФ) обязан осуществлять административный надзор и контроль в области банковского кредитования, в том числе путем издания обязательных для банков правил. Но могут ли эти правила устанавливать особенности заключения и исполнения кредитного договора? Из ГК РФ положительный ответ не следует. Если в гл. 45 “Банковский счет” ГК РФ неоднократно встречается упоминание о праве Банка России осуществлять регулирование отношений по договору банковского счета (устанавливать “банковские правила” – ст. 848 и др.), то о праве Банка России осуществлять правовое регулирование кредитных отношений в гл. 42 “Заем и кредит” не упоминается. Из этого должен последовать вывод о том, что гражданско-правовое регулирование отношений по заключению и исполнению кредитных договоров не отнесено к компетенции Банка России.

В то же время даже поверхностное знакомство с условиями банковской деятельности, подчиненной сложным и весьма специфичным технологиям, заставит согласиться с тем, что порядок осуществления банковских операций требует стандартизации и нормирования, исходящих от профессионала, каковым и является Банк России. Поэтому de lege ferenda целесообразно наделить Банк России правом устанавливать порядок предоставления и возврата кредитов. Указание на это должно быть включено в гл. 42 “Заем и кредит” ГК РФ. В любом случае акты Банка России должны издаваться на основании и во исполнение федеральных законов (ст. 6 Федерального закона о Банке России), а потому не могут ограничивать права участников оборота, предоставленные нормами ГК РФ.

Определение порядка и момента возврата суммы долга будет различаться в зависимости от формы расчета (наличная или безналичная). Исполнение денежного обязательства возможно путем наличного расчета, т.е. передачей кредитору денег, либо безналичным путем, т.е. передачей денежных средств. С экономической точки зрения оба объекта (деньги – банкноты и монеты – и денежные средства на банковских счетах) выполняют одинаковые функции. Поэтому при анализе и прогнозировании социально-экономического развития страны они объединяются в одну группу и включаются в структуру денежной массы. Юридически же их отождествление недопустимо. Форма блага (деньги – телесный объект, денежные средства на банковских счетах – бестелесный) предопределяет особенности гражданско-правового регулирования оборота блага и способов защиты прав на него <1>.

——————————–

<1> Тот факт, что надлежащее исполнение денежного обязательства возможно с использованием как денег, так и денежных средств на банковских счетах, не стирает принципиальных с точки зрения цивилистики различий между этими объектами. Реализация предложения изменить ст. 128 ГК РФ и упомянуть в ней деньги наряду с вещами (см. п. 2.1 разд. III “Объекты гражданских прав” Концепции совершенствования общих положений Гражданского Кодекса Российской Федерации, подготовленной Советом при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства во исполнение Указа Президента Российской Федерации от 18 июля 2008 г. N 1108 “О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации” (далее – Концепция развития гражданского законодательства)), тогда как в действующей редакции статьи они упомянуты в качестве разновидности вещей, вряд ли даст полезный эффект. Указание на искусственно созданный новый “единый” объект будет лишь затушевывать в глазах участников оборота обстоятельство, которое невозможно отменить волей законодателя: объективная форма денег и денежных средств столь различна, что передача и защита прав на эти объекты по-прежнему будут требовать раздельного регулирования.

 

Порядок возврата суммы долга будет зависеть и от личности сторон обязательства. Так, если должником является гражданин, на его действия не должны распространяться ограничения по использованию наличных средств. Кроме того, в отношении гражданина-потребителя будут применяться правила, предусмотренные Законом РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 “О защите прав потребителей”. Если кредитором является банк, особенности правового регулирования возврата заемных средств будут определяться спецификой банковских технологий <1>.

——————————–

<1> Следует подчеркнуть, что банки не могут выступать стороной договора займа. В силу специальных правил гл. 44 ГК РФ договор займа с участием банка в качестве заемщика принимает форму договора банковского вклада (см. Определение Коллегии по гражданским делам ВС РФ от 22 августа 2003 г. N 4-В03-24). В силу природы банковской деятельности (формирование имущества за счет средств, привлеченных от третьих лиц – вкладчиков и т.п.) договор займа с участием банка в качестве займодавца de facto будет кредитным договором.

 

Регулирование отношений по возврату суммы долга предполагает определение: 1) надлежащих срока и места исполнения заемного обязательства, 2) момента фактического возврата долга, 3) субъекта, исполняющего платеж, 4) возможности возврата суммы долга по частям, 5) очередности погашения требований кредитора и, наконец, 6) возможности использования наличной либо безналичной формы возврата долга.

Поскольку отношения по кредитному договору в части, не урегулированной специальными нормами, подчиняются правилам о договоре займа (ст. 819 ГК РФ), целесообразно начать с рассмотрения вопроса об исполнении договора займа, а затем обратиться к особенностям возврата средств, полученных в кредит.

 

Возврат суммы займа

1. Обычно займы выдаются на определенный срок. Но договор может быть заключен и без указания срока. Из существа займа вытекает, что к договорам такого вида неприменимо правило о разумном сроке исполнения обязательств (ст. 314 ГК РФ), и срок для исполнения заемщиком обязанности по возврату полученной взаймы суммы начнет течь с момента получения требования кредитора. В ст. 810 ГК РФ установлено, что этот срок равен 30 дням, а значит, общее правило о семи так называемых льготных днях, предусмотренное ст. 314 ГК РФ, в отношении займа не применяется. Поскольку норма диспозитивна, в интересах кредитора заранее согласовать более короткий срок для исполнения требования о возврате суммы займа. Последнее может иметь значение и для займов, предоставленных на срок, в том случае, если кредитор воспользуется правом на досрочное взыскание суммы займа. При наступлении условий для досрочного взыскания (см., например, п. 2 ст. 811, ст. ст. 813 и 814 ГК РФ) любое заемное обязательство трансформируется в обязательство, срок исполнения которого определяется моментом востребования <1>. Предусмотренный в ст. 810 ГК РФ 30-дневный срок для исполнения заемщиком обязательства начнет течь с момента получения им уведомления о досрочном взыскании суммы займа. Только по истечении этого срока кредитор получит право, во-первых, требовать возврата долга и, во-вторых, обратиться к обеспечительным механизмам. Поскольку досрочное взыскание по общему правилу имеет место в ситуации повышенного риска невозврата суммы займа, кредитор заинтересован в скорейшем приобретении права требовать исполнения, а это возможно только путем включения соответствующего условия в договор.

——————————–

<1> Суды иногда рассматривают право на досрочное взыскание суммы займа как право на расторжение договора (см., например, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 18 января 2005 г. N Ф04-9413/2004(7730-А03-36)). Поскольку правило введено с целью защитить интересы кредитора, оно должно толковаться в его интересах. А для него, безусловно, выгоднее трактовать право на досрочное взыскание суммы займа как право на одностороннее изменение условия о сроке исполнения. Это важно для сохранения права на взыскание платы за пользование заемными средствами, на реализацию обеспечительных прав и т.д. Формулировка ст. 810 ГК РФ требует уточнения.

 

Заемщик может быть заинтересован в досрочном возврате суммы займа. В отношении займов, предоставленных под проценты, это возможно только с согласия займодавца (п. 2 ст. 810 ГК РФ). Это правило, вытекающее из принципа pacta sunt servanda, призвано поддержать интерес кредиторов к предоставлению займов. Но оправдано ли оно с точки зрения стабильности оборота? Вряд ли. Не имея согласия займодавца на досрочный возврат, заемщик инвестирует появившиеся у него свободные средства с целью компенсировать расходы на уплату процентов за пользование суммой займа. Инвестиции могут оказаться рискованными не только для заемщика, но и для заимодавца, поскольку в результате он может вообще не получить сумму долга. Поэтому в Концепцию развития гражданского законодательства включено предложение расширить права заемщика по досрочному возврату займа, в частности предоставить гражданам-потребителям право досрочного исполнения договора займа без согласия заимодавца (п. 2.1.3 разд. 6). Следует подчеркнуть, что реализация такого предложения затронет в первую очередь сферу банковских кредитов <1>. Заимодавцы же по договорам займа по общему правилу предоставляют средства либо без взимания процентов (например, работодатели работникам), либо хоть и под проценты (например, для помощи смежному предприятию), однако не рассматривая себя в качестве профессиональных торговцев деньгами, а потому и не рассчитывая на получение прибыли от заемных операций <2>. И это понятно, поскольку современные финансовые рынки предлагают более надежные и “цивилизованные” по сравнению с традиционным договором займа способы инвестирования свободных денежных средств.

——————————–

<1> Банки как профессионалы на денежном рынке имеют возможность обеспечить свои интересы и при досрочном возврате заемщиками кредитов. Об этом свидетельствуют, в частности, условия, на которых банки сегодня предоставляют кредиты.

<2> Что же касается ростовщичества граждан (а нотариальная практика свидетельствует, что с начала финансового кризиса увеличилось число займов, предоставляемых гражданами другим гражданам под высокие проценты), то проблемой регулирования этих отношений является защита не столько заимодавцев от потери дохода при досрочном возврате заемщиком суммы займа, сколько заемщиков от непомерных по размеру процентов.

 

Заемное обязательство, будучи денежным, должно исполняться, если иное не установлено договором, “в месте жительства кредитора в момент возникновения обязательства, а если кредитором является юридическое лицо – в месте его нахождения в момент возникновения обязательства; если кредитор к моменту исполнения обязательства изменил место жительства или место нахождения и известил об этом должника – в новом месте жительства или нахождения кредитора с отнесением на счет кредитора расходов, связанных с переменой места исполнения” (ст. 316 ГК РФ). Это правило означает, в частности, что кредитор не должен проявлять инициативу и напоминать должнику о сроке возврата долга <1>.

——————————–

<1> Белов В.А. Денежные обязательства. М., 2001. С. 44.

 

Законодатель признал, что при безналичной форме возврата суммы займа местом нахождения кредитора следует считать место нахождения его банковского счета (п. 3 ст. 810 ГК РФ). При буквальном толковании нормы таким местом является расчетный (текущий) счет заимодавца. Последнее правило, к сожалению, несовершенно. Представим, что сумма займа была своевременно переведена заемщиком в банк, указанный заимодавцем, для зачисления на его счет. Но банк, нарушив договор банковского счета, не зачислил сумму на счет заимодавца. В этой ситуации, в соответствии с буквальным смыслом указанной нормы, необходимо признать, что сумма не была возвращена в надлежащий срок в надлежащем месте. Однако такой вывод явно несправедлив: если просрочка допущена банком, который был выбран в качестве контрагента самим кредитором, то кредитор и должен нести последствия такого выбора. На практике проблема решается следующим образом. Надлежащим местом исполнения денежного обязательства, в том числе из договора займа, считается корреспондентский счет банка, в котором открыт расчетный (текущий) счет кредитора, указанный им для возврата суммы займа <1>. Такой подход, формально противоречащий закону, логичен и справедлив <2>.

——————————–

<1> См., например, Постановления Президиума ВАС РФ от 6 ноября 2001 г. N 205/01 (Вестник ВАС РФ. 2002. N 2); от 1 февраля 2002 г. N 8647/00 (Вестник ВАС РФ. 2002. N 6) и др.

<2> В Концепции развития гражданского законодательства такой подход предложено легализовать (п. 2.6 разд. 5).

 

В силу особенностей организации банковского дела под корреспондентским счетом банка подразумевается не любой из его корреспондентских счетов, а счет того филиала, в котором открыт расчетный (текущий) счет заимодавца <1>. Сказанное позволяет уточнить понятие места исполнения заемного обязательства при безналичной форме возврата долга. Таковым следует считать корреспондентский счет того филиала банка, в котором открыт расчетный (текущий) счет, указанный заимодавцем для перевода суммы долга.

——————————–

<1> См. Положения Банка России от 3 октября 2002 г. N 2-П “О безналичных расчетах в Российской Федерации” и от 1 апреля 2003 г. N 222-П “О порядке осуществления безналичных расчетов физическими лицами в Российской Федерации”.

 

Правило ст. 316 ГК РФ о месте исполнения денежного обязательства следует учитывать при разрешении споров, возникающих в связи с активным переходом работодателей на безналичные расчеты с работниками. Рассмотрим пример. Сумма займа была выдана работнику из кассы работодателя. В период действия договора займа займодавец прекратил работать с наличными средствами и предложил заемщику погасить долг путем внесения суммы на его, заимодавца, банковский счет. На кого должны лечь дополнительные расходы в виде суммы комиссий, взыскиваемых банком за безналичный перевод (а размер комиссий может быть достаточно велик при большой сумме платежа)? Если подобную ситуацию рассматривать как изменение места нахождения заимодавца, а последнее представляется правильным, то расходы должны лечь на кредитора. Иной порядок может быть согласован сторонами.

2. Определение момента прекращения заемного обязательства имеет принципиальное значение, поскольку до этого момента на заемщике лежат обязанность по уплате процентов за пользование суммой займа, обязанность нести расходы по исполнению договора (оплата услуг по доставке денег или переводу денежных средств на счет заимодавца и т.п.), а также риск гибели или повреждения наличных денег (ст. 211 ГК РФ) или риск утраты безналичных денежных средств (например, в связи с последствиями плохого финансового состояния банков, через которые осуществляется возврат суммы).

При исполнении обязательства путем передачи денежных купюр и монет, т.е. вещей, обязательство считается прекращенным в момент перехода права собственности на них к заимодавцу (ст. ст. 223, 224 ГК РФ).

При возврате долга безналичным путем обязательство прекращается в месте нахождения кредитора, определяемом по описанным выше правилам. Однако сумму займа нельзя считать возвращенной до того момента, пока кредитор не получил возможность распоряжаться ею. Последнее возможно не ранее зачисления денежных средств на расчетный (текущий) счет заемщика. Например, заем должен быть возвращен 15 мая. В этот день денежные средства поступили на корреспондентский счет банка (т.е. были “доставлены” в надлежащее место) и были зачислены на счет заимодавца 16 мая. Поскольку в силу ст. 849 ГК РФ банк имеет право “зачислять поступившие на счет клиента денежные средства не позже дня, следующего за днем поступления в банк соответствующего платежного документа”, приходим к выводу, что заемщик просрочил возврат займа на один день. Изменим условия. Денежные средства поступили на корреспондентский счет банка 14 мая, но по вине банка были зачислены на счет заимодавца 16 мая. Поскольку риск выбора контрагента (в данном случае – банка) лежит на заимодавце, просрочка банка считается его просрочкой и освобождает заемщика от расходов и ответственности (ст. 406 ГК РФ).

3. Правила о переадресовке исполнения и возложении исполнения на третье лицо без изъятий применяются в отношении заемных обязательств. Следует согласиться с выводом о том, что в силу обычая делового оборота кредитор не обязан проверять наличие факта возложения исполнения или согласия должника на исполнение его обязательства третьим лицом <1>. Это тем более верно для заемных отношений между предпринимателями, которые по общему правилу осуществляют возврат долга безналичным путем. При осуществлении же безналичных расчетов согласие должника на исполнение его обязательства презюмируется в силу факта известности плательщику реквизитов соответствующего счета.

——————————–

<1> Сарбаш С.В. Исполнение договорного обязательства. М., 2005. С. 138.

 

Что касается отношений с участием граждан, то при безналичных платежах действует та же презумпция. Иной подход прослеживается при возврате займа наличными деньгами. Например, если возврат суммы займа юридическому лицу осуществляется третьим лицом, бухгалтерия требует подтверждения полномочия этого лица. В качестве доказательства обычно выступает доверенность. Такая практика логична, если рассматривать платеж как сделку заемщика, осуществляемую его представителем, что чаще всего и имеет место в отношениях с участием граждан <1>. Споры по поводу возложения исполнения заемных обязательств в отношениях между гражданами отсутствуют.

——————————–

<1> Впрочем, нельзя не признать, что обычай сформировался не столько под влиянием юридической логики, сколько от нежелания налогоплательщиков объясняться с налоговыми органами по поводу того, почему “погашен долг одного, а подпись – другого”.

 

4. В силу ст. 311 ГК РФ кредитор вправе не принимать исполнения обязательства по частям, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами, условиями обязательства и не вытекает из обычаев делового оборота или существа обязательства. Для беспроцентных займов, допускающих досрочное исполнение обязательства, право на возврат долга по частям вытекает из существа обязательства. В отношении займов, предусматривающих уплату процентов, действует обратное правило: по общему правилу заемщик не имеет права на возврат долга по частям. Косвенно это подтверждается п. 2 ст. 811 ГК РФ (“если договором займа предусмотрено возвращение займа по частям (в рассрочку), то …”).

5. Очередность погашения требований установлена ст. 319 ГК РФ. При этом под процентами, погашаемыми ранее основной суммы долга, понимаются проценты за пользование суммой займа (ст. 809 ГК РФ); проценты-санкции (предусмотренные за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства) погашаются после суммы основного долга <1>.

——————————–

<1> См. п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 13 и Пленума ВАС РФ N 14 от 8 октября 1998 г. “О практике применения положений Гражданского Кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами”.

 

6. Решение вопроса о форме возврата долга (наличная либо безналичная) в отношениях между юридическими лицами (а в силу ст. 23 ГК РФ, соответственно, и между индивидуальными предпринимателями) предопределено установлением предела расчетов с использованием наличных денег <1>. Банк России разъяснил, что ограничение относится к договору, а не к платежу <2>. Если рассматривать указанное разъяснение как акт официального (аутентичного) толкования <3>, то следует признать, что даже при условии возврата суммы займа по частям, каждая из которых не превышает установленный предел, исполнение обязательства заемщиком (если им не является гражданин) в наличной форме недопустимо, если сумма договора займа в целом превышает 100 тыс. руб.

——————————–

<1> Сегодня предел наличных расчетов установлен в сумме 100 тыс. руб. (см. Указание Банка России от 20 июня 2007 г. N 1843-У “О предельном размере расчетов наличными деньгами и расходовании наличных денег, поступивших в кассу юридического лица или кассу индивидуального предпринимателя”, с изм.). Тот факт, что предел устанавливает Банк России, объясняется формулировкой п. 2 ст. 4 Федерального закона о Банке России (“организует наличное денежное обращение”). Однако в ст. 861 ГК РФ указано, что ограничение наличных расчетов должно устанавливаться законом, а не в порядке, установленном законом. Поэтому de lege lata определение предела расчетов наличными деньгами не входит в компетенцию Банка России. В то же время наиболее компетентен в решении данного вопроса именно этот орган. В ст. 861 ГК РФ следует внести соответствующие изменения.

<2> См. письмо Банка России от 4 декабря 2007 г. N 190-Т “О разъяснениях по вопросам применения Указания Банка России от 20 июня 2007 года N 1843-у”.

<3> Поскольку указанный документ подписан заместителем Председателя Банка России, возникает вопрос: это акт официального толкования или один из документов, издаваемых Банком России в рамках методической работы по обобщению и анализу законодательства и практики его применения? Дело в том, что акт официального толкования должен издаваться в том же порядке, что и толкуемый акт (см. Постановление КС РФ от 17 ноября 1997 г. N 17-П по поводу Постановления Государственной Думы от 11 октября 1996 г. N 682-II ГД “О порядке применения пункта 2 статьи 855 Гражданского кодекса Российской Федерации”). К методическим же документам, издаваемым государственными органами, такие требования не предъявляются. В соответствии со ст. 20 Федерального закона о Банке России Председатель Банка России вправе делегировать право подписания нормативных актов Банка России лицу, его замещающему, из числа членов Совета директоров. В каком качестве заместитель Председателя Банка России подписал рассматриваемый документ, неизвестно.

Недопустимость бесконтрольного делегирования компетенции в области нормотворчества была в свое время подтверждена ВС РФ применительно к деятельности именно ЦБ РФ (см. Определение ВС РФ от 2 июля 2002 г. N КАС02-310). Несмотря на изменения, внесенные в Федеральный закон о Банке России после решения ВС РФ, окончательной ясности в вопросе о нормотворческой деятельности Банка России, как видим, нет.

 

В случае спора по поводу возврата мелких займов между юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями следует исходить из презумпции, что расчеты между названными субъектами осуществляются также в безналичной форме (см. п. 2 ст. 861 ГК РФ).

В отношении расчетов с участием граждан еще недавно безоговорочно действовала презумпция их осуществления в наличной форме. Сегодня рынок безналичных банковских услуг развивается столь стремительно, что в определенных случаях применить эту презумпцию уже невозможно. Условие о безналичных расчетах по договору займа может подразумеваться, в частности, в силу практики, установившейся во взаимных отношениях сторон (ст. 431 ГК РФ). Например, если работник получил сумму займа от работодателя путем перевода ее на счет, открытый для зачисления зарплаты, т.е. в безналичном порядке, резонно исходить из того, что долг должен быть возвращен в том же порядке.

Если сумма займа возвращается в безналичном порядке, форма расчетов (ст. 862 ГК РФ) зависит в том числе от места исполнения обязательства. Так, если стороны не изменили общее правило о месте платежа (и обязательство исполняется в месте нахождения счета кредитора), должник должен будет использовать расчет платежным поручением.

 

Возврат суммы кредита

Особенности возврата кредитов предопределены как техникой банковского дела, так и желанием государства защитить публично-правовые интересы путем установления контроля за движением денежных средств частных лиц.

В Положении N 54-П подчеркивается, что оно регулирует отношения, связанные с заключением и исполнением кредитных договоров, а под возвратом средств в нем понимается то же, что и в ГК РФ, – исполнение кредитного обязательства (п. 1.2). Порядок возврата кредита различен для граждан (физических лиц) и юридических лиц (п. 3.1 Положения N 54-П) <1>. Гражданам разрешается погасить кредит путем “взноса… наличных денег в кассу банка-кредитора на основании приходного кассового ордера” (подп. 4 п. 3.1 Положения N 54-П). При этом списание задолженности по ссудному счету заемщика будет осуществляться в корреспонденции со счетом кассы, т.е. кредит будет возвращен банку наличным путем – путем передачи денег. Такое разрешение означает, что гражданин может вернуть сумму кредита независимо от наличия требований, выставленных к его текущему счету, если счет открыт в данном банке (ст. 855 ГК РФ).

——————————–

<1> Соответственно, в отношении индивидуальных предпринимателей будут применяться правила Положения N 54-П о гражданах. Ср.: по общему правилу к отношениям с участием индивидуальных предпринимателей применяются правила о юридических лицах (ст. 23 ГК РФ).

 

Юридические лица такой возможности не имеют: суммы, перечисленные ими для возврата кредита, должны быть отражены на их расчетном счете и только после этого списаны в погашение долга по кредитному договору. Установление такого порядка преследует в первую очередь фискальную цель и исключает использование юридическим лицом при возврате кредита возложение исполнения на третьих лиц (ст. 313 ГК РФ). Оставив в стороне вопрос о правомерности установления Банком России подобного рода ограничений гражданских прав участников оборота <1>, остановимся на особенностях установленного порядка погашения кредитов юридическими лицами.

——————————–

<1> См. по этому поводу: Рассказова Н.Ю. Приоритетность удовлетворения публично-имущественных притязаний перед частными имущественными требованиями // Вестник ВАС РФ. 2009. N 1.

 

Положение N 54-П предусматривает три варианта исполнения обязанности заемщика из кредитного договора.

1. Возврат путем списания суммы долга с расчетного счета заемщика на основании выписанного им платежного поручения (подп. 1 п. 3.1 Положения N 54-П). При такой договоренности сторон заемщик будет считаться надлежаще исполнившим обязанность по возврату кредита при наличии одновременно следующих условий: 1) заемщик своевременно представил банку платежное поручение на списание суммы в уплату долга по кредитному договору; 2) на момент наступления срока возврата кредита на расчетном счете находится сумма, достаточная для погашения долга; 3) отсутствуют выставленные к счету требования, первоочередные по отношению к требованию банка (в противном случае банк будет обязан списать сумму в удовлетворение первоочередных требований – ст. 855 ГК РФ). Поскольку при расчетах платежными поручениями инициатива в осуществлении расчета принадлежит плательщику, при несвоевременном представлении поручения заемщик отвечает за просрочку возврата суммы кредита, несмотря на то что в установленный для возврата срок на его счете числилась сумма, необходимая для удовлетворения требований банка.

2. Возврат путем списания суммы долга с расчетного счета заемщика, открытого в банке-кредиторе на основании платежного требования этого банка (подп. 3 п. 3.1 Положения N 54-П). В этом случае заемщик предоставляет банку право списать сумму долга по кредитному договору в безакцептном порядке (п. 2 ст. 854 ГК РФ).

При такой договоренности сторон заемщик будет считаться надлежаще исполнившим обязанность по возврату кредита при наличии одновременно двух условий: 1) на момент наступления срока возврата кредита на расчетном счете находится сумма, достаточная для погашения долга, и 2) отсутствуют выставленные к счету требования, первоочередные по отношению к требованию банка.

Забота о списании суммы при такой форме расчетов (а речь идет о расчетах в порядке инкассо – ст. 874 ГК РФ) лежит на получателе средств, т.е. на банке-кредиторе. Если банк не спишет в срок сумму в погашение кредита, его поведение следует рассматривать как просрочку кредитора, освобождающую заемщика от любых негативных последствий (ст. 406 ГК РФ). При этом ссылка банка на то, что никто не обязан осуществлять право, в том числе право на безакцептное списание, не может быть принята во внимание. Условие о безакцептном списании означает договоренность о расчете в порядке инкассо, а эта форма предполагает, что инициатором расчета является кредитор, в то время как должник отвечает лишь за наличие средств на счете, с которого должно быть осуществлено списание. Именно поэтому Банк России определяет описываемую ситуацию как особый способ возврата кредита (подп. 3 п. 3.1 Положения N 54-П).

3. Возврат путем списания суммы долга с расчетного счета заемщика, открытого в другом банке на основании платежного требования банка-кредитора (подп. 2 п. 3.1 Положения N 54-П). Этот способ возврата кредита возможен только при условии, что заемщик предоставит кредитору право списать сумму долга со своего счета в порядке, установленном п. 2 ст. 847 ГК РФ. В отличие от двух других способов возврата кредита в этом случае сумма используется для погашения кредитной задолженности, минуя расчетный счет заемщика (дебет корреспондентского счета банка-кредитора – кредит ссудного счета заемщика). По общему правилу этот способ используется, если у заемщика вообще нет счета в банке-кредиторе. Банки не любят выдавать кредиты лицам, не открывшим у них расчетный счет (как принято говорить, не являющимся их клиентами), но если клиент закрыл счет после получения кредита (а расторжение договора банковского счета – безусловное право клиента – ст. 859 ГК РФ), иного способа возврата долга заемщиком нет. Если же банк-кредитор использует этот способ для погашения долга заемщиком – своим клиентом, то необходимо учесть состояние его расчетного счета. Если к расчетному счету клиента выставлены требования, первоочередные по отношению к требованиям банка, он рискует нести ответственность за искусственное создание недостатка средств на счете налогоплательщика в порядке, установленном НК РФ.

Поскольку в книгах банка долг заемщика исчезает только после осуществления проводки “дебет расчетного счета заемщика (корреспондентского счета банка) – кредит ссудного счета заемщика”, моментом возврата кредита считается момент списания суммы долга с расчетного счета заемщика (корреспондентского счета банка). Об этом свидетельствует, помимо прочего, правило, установленное п. 3.5 Положения N 39-П: “Проценты за пользование кредитом начисляются банком на остаток задолженности по основному долгу, учитываемой на соответствующем счете на начало операционного дня”. Применение этого правила может нарушить интересы заемщика. Представим, что сумма долга, предназначенная для возврата кредита, перечисляется на счет заемщика из другого банка. С момента зачисления на корреспондентский счет банка-кредитора она, неразличимо смешиваясь с другими денежными средствами на этом счете, поступает в обладание банка и может использоваться им на общих основаниях. Банк имеет право зачислить эту сумму на расчетный счет заемщика на следующий день (ст. 849 ГК РФ) и, соответственно, только на следующий день сделает бухгалтерскую проводку, ликвидирующую задолженность заемщика. Таким образом, клиент перестанет пользоваться суммой долга и предоставит эту возможность банку (по сути вернет кредит) на день раньше, чем прекратит платить проценты за пользование суммой кредита. Конечно, правила о моменте исполнения денежного обязательства и порядке уплаты процентов за пользование денежными средствами диспозитивны, и стороны вольны своим соглашением устранить указанное противоречие. Однако практически это вряд ли возможно. Во-первых (и это объективная причина), ссудный счет заемщика является внутрибанковским счетом банка-кредитора, а потому формально не может рассматриваться как тот счет заимодавца, о котором упоминается в п. 3. ст. 810 ГК РФ. Во-вторых (и это субъективная причина), банки традиционного не склонны отступать от буквального исполнения предписаний Банка России, предпочитая конфликт с клиентом конфликту с контролирующим органом.

 

Возврат кредита неплатежеспособному банку

Проблемы возврата кредита принято связывать с плохим финансовым состоянием заемщика. Но проблемы могут возникнуть и при неплатежеспособности банка-кредитора.

В первую очередь следует отметить, что суммы, поступившие на корреспондентский счет такого банка для его клиентов, должны отражаться на их счетах независимо от того, будут ли они списаны с корреспондентского счета банка в уплату его долгов. Если клиент перечисляет банку сумму целевым назначением “погашение долга по кредитному договору”, то зачисление суммы на корреспондентский счет банка обязывает банк осуществить зачисление этой суммы на расчетный счет клиента с последующим погашением ссудной задолженности (дебет корреспондентского счета – кредит расчетного счета; дебет расчетного счета – кредит ссудного счета). Описанные технические правила соответствуют как правилам бухгалтерского учета в кредитных организациях <1>, так и гражданско-правовой логике (сумма займа считается возвращенной в момент зачисления средств на банковский счет заимодавца (п. 3 ст. 810 ГК РФ), а корреспондентский счет банка-кредитора таковым и является). Поэтому отсутствие средств на корреспондентском счете банка-кредитора никоим образом не должно препятствовать исполнению кредитных обязательств перед ним путем перечисления соответствующих сумм на его корреспондентский счет со счетов, открытых заемщиками в других банках.

——————————–

<1> См.: Положение о правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации, утв. Банком России 26 марта 2007 г. N 302-П (далее – Правила N 302-П).

 

Отсутствие средств на корреспондентском счете банка-кредитора не может препятствовать и возврату кредитов путем внутрибанковских переводов денежных средств по счетам его клиентов. Не столь давно Президиум ВАС РФ рассмотрел спор о возврате кредита неплатежеспособному банку <1>. Основанием для передачи дела в Президиум <2> явилось отсутствие единообразного толкования и применения арбитражными судами норм права.

——————————–

<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 21 апреля 2009 г. N 16790/08.

<2> Определение ВАС РФ от 24 февраля 2009 г. N 16790/08.

 

Фабула дела <1> такова. Банк прекратил осуществление платежей в связи с отсутствием денежных средств на корреспондентских счетах. К счету N 47418 “Расчетные документы клиентов, не оплаченные в срок из-за отсутствия денежных средств на корреспондентских счетах кредитных организаций” была открыта картотека. В этой ситуации банк совершил ряд операций с целью получить от своего клиента сумму ранее выданного ему кредита (далее будем называть этого клиента заемщиком). Схема погашения кредита была следующей: некоторые клиенты банка, имевшие на счетах достаточно денежных средств, передали банку платежные поручения о перечислении сумм на расчетный счет заемщика, после чего заемщик передал банку поручение о списании со своего расчетного счета суммы в погашение кредитной задолженности. Позднее банк был признан банкротом. Конкурсный управляющий обратился к заемщику с иском о взыскании задолженности по кредитному договору. В обоснование требований истец представил три довода. Прокомментируем их.

——————————–

<1> Решение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 11 июня 2008 г. по делу N А56-55222/2007 и Постановление ФАС Северо-Западного округа от 10 октября 2008 г. по тому же делу.

 

Довод N 1. Погашение кредита носило фиктивный характер. Операции по списанию денежных средств могут проводиться банком только при наличии у него этих средств. Наличие денежных средств у банка подтверждается отражением их на корреспондентском счете банка. В отсутствие денежных средств на корреспондентском счета банка “денежные средства на счета ответчика фактически не поступали и не могли быть реально списаны с его счета в погашение задолженности по кредитному договору”.

Само выражение “реальное движение денежных средств” непонятно. О чем идет речь? О том, что перемещение денежных средств может быть либо реальным, либо только видимым, фиктивным. Такое противопоставление, безусловно, возможно в отношении денег, т.е. банкнот и монет. Например, по документам деньги выданы из кассы банка, а на самом деле вручение банкнот заемщику не состоялось. Но как можно создать видимость перемещения денежных средств, если их единственным воплощением является запись о денежной сумме на банковском счете? Если соответствующие проводки отражены в бухгалтерских книгах банка, то движение денежных средств является реальным. Иной реальности у этого объекта гражданских прав нет и быть не может. Иное дело, что движение денежных средств может быть осуществлено с нарушением установленных требований, но этот вопрос будет рассмотрен ниже.

Что касается “реального” возврата долга (а под реальным возвратом долга, видимо, следует понимать прекращение обязательства заемщика), то приходится признать, что его действительно может и не быть, несмотря на отражение движения денежных средств по счетам. Однако это возможно лишь при мошенничестве со стороны банка, но в нашем случае, как будет показано ниже, банк следовал установленным правилам и представил тому доказательства.

В анализируемом споре главным аргументом против заемщика была ссылка на то, что в отсутствие денежных средств на корреспондентских счетах банка вернуть долг ему невозможно. Иначе говоря, утверждается, что неплатежеспособность кредитора может помешать должнику вернуть кредитору долг. Как бы ни была велика зависимость операций с денежными средствами от правил бухгалтерского учета, эти операции – лишь отражение соответствующих изменений в имущественном положении их участников, фактов возникновения и исполнения обязательств. Если у банка нет денежных средств, он не может уплатить свои долги, но чтобы в силу этого обстоятельства он не мог получить долг с третьего лица – этот вывод выглядит, мягко говоря, неожиданным. С точки зрения обязательственного права следует безоговорочно признать, что исполнение должником обязательства не может привести к уменьшению активов кредитора. В нашем случае возврат долга банку стал возможен за счет уменьшения долгов самого банка (списание сумм с расчетных счетов различных клиентов для перевода на счет заемщика означает освобождение банка от обязательств перед этими клиентами в размере списанных с их счетов сумм). Имущественное положение банка после погашения заемщиком долга изменилось качественно, и эти изменения отражены соответствующими записями в бухгалтерских книгах банка: исчез как долг банка перед некоторыми клиентами на некоторую сумму, так и долг заемщика перед банком на ту же сумму. Однако размер чистых активов банка не изменился.

Таким образом, движение денежных средств имело место, а обязательство заемщика исполнено.

Довод N 2. “Погашение кредита носило противозаконный характер. В соответствии с требованиями законодательства списание средств со счетов (в том числе корреспондентских) возможно только при наличии на этих счетах денежных средств. При отсутствии средств платежные поручения клиентов не могли быть исполнены, а соответствующие документы должны были помещаться в картотеку. Оплата платежных поручений клиентов банка должна была производиться по мере поступления средств на корреспондентский счет банка в очередности, установленной законодательством”.

Порядок возврата суммы кредита установлен ГК РФ и нормативными актами Банка России. По общему правилу, рассмотренному выше, сумма займа (кредита) считается возвращенной кредитору в момент зачисления соответствующих денежных средств на его банковский счет (ст. 810 ГК РФ). Ссудный счет клиента по правилам бухгалтерского учета является счетом банка-кредитора. В соответствии с Положением N 54-П и Правилами N 302-П возврат суммы кредита может осуществляться путем ее списания с расчетного счета заемщика и зачисления на ссудный счет заемщика (дебет расчетного счета заемщика – кредит ссудного счета заемщика) <1>. На расчетный счет заемщика суммы могут поступать с корреспондентских счетов, счетов других клиентов, счетов по учету кредитов и т.д. <2>. Требование об обязательном проведении операций по возврату кредитов через корреспондентские счета в актах ЦБ РФ отсутствует. Никаких оговорок о недопустимости тех или иных внутрибанковских учетных операций при недостатке у банка денежных средств на корреспондентских счетах в банковских правилах не содержится.

——————————–

<1> Пункт 4.53 разд. 4 гл. А ч. 2 Правил N 302-П.

<2> Пункт 4.28 разд. 4 гл. А ч. 2 Правил N 302-П.

 

Приходим к выводу, что с точки зрения гражданского законодательства и правил осуществления банковских операций обязательство по возврату кредита, предоставленного заемщику, исполнено надлежащим образом в момент списания суммы долга с расчетного счета заемщика (и одновременно со счета по учету выданного заемщику кредита). При совершении необходимых для погашения кредитной задолженности операций заемщика банк не допустил нарушения установленных требований.

Довод N 3. “В результате совершения операций по счетам ответчика банк фактически утратил право требования из кредитного договора и, как следствие, возможность пополнить конкурсную массу банка реальным поступлением денежных средств от платежеспособного заемщика. Поведение заемщика и банка недобросовестно и привело к существенному уменьшению конкурсной массы и предпочтительному удовлетворению требований одних кредиторов перед другими. Это противоречит законодательству о банкротстве и позиции, высказанной Конституционным судом РФ” <1>.

——————————–

<1> Имеется в виду Определение КС РФ от 25 июля 2001 г. N 138-О “По ходатайству Министерства Российской Федерации по налогам и сборам о разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 12 октября 1998 года по делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 11 Закона Российской Федерации “Об основах налоговой системы в Российской Федерации”.

 

По мнению истца, в результате признания сделки по возврату кредита недействительной появится возможность удовлетворить требования кредиторов <1>. Отнюдь, это приведет к восстановлению как долга заемщика перед банком по кредитному договору, так и долга банка перед заемщиком по договору банковского счета <2>, но никак не к появлению у банка денежных средств и увеличению конкурсной массы.

——————————–

<1> При отсутствии этого условия удовлетворение требования недопустимо (см. Определение ВАС РФ от 18 декабря 2007 г. N 16359/07).

<2> В силу ст. 845 ГК РФ владельцы расчетных счетов, открытых на основании договора банковского счета, являются кредиторами банка и имеют право требовать от банка перечисления денежных средств со счета либо выдачи соответствующих сумм наличными (см. п. 6 Информационного письма ВАС РФ от 14 апреля 2009 г. N 128).

 

Что касается переводов денежных средств со счетов ряда клиентов на счет заемщика, то такого рода внутрибанковские расчеты являются обычными в банковской практике, являясь разновидностью клиринговых расчетов. Для банков, имеющих сеть филиалов, осуществление таких расчетов приводит к появлению освященной Банком России “расчетной системы кредитной организации” <1>.

——————————–

<1> Пункт 2.1 ч. 3 Положения ЦБ РФ от 3 октября 2002 г. N 2-П “О безналичных расчетах в Российской Федерации”.

 

Президиум ВАС РФ не обнаружил нарушений в действиях банка и заемщика <1>.

——————————–

<1> Вопрос о том, получили ли клиенты, со счетов которых осуществлялись переводы на счет заемщика, удовлетворение преимущественно перед другими кредиторами банка и были ли нарушены требования законодательства о банкротстве, судами не рассматривался.

 * * *

 Подведем итог.

При возврате суммы займа (кредита) в наличной форме на сделку, совершаемую во исполнение обязательства заемщика, необходимо распространять общие правила о форме сделок.

Развитие компьютерных технологий привело к тому, что право граждан осуществлять расчеты в наличной форме, еще недавно признававшееся безусловным, сегодня утратило абсолютное значение. Во избежание конфликтов в договорах с гражданами необходимо специально оговаривать форму возврата суммы займа.

При возврате долга безналичным путем отношения сторон регулируются, помимо ГК РФ, актами Банка России, которые не всегда соответствуют требованиям закона как по форме, так и по содержанию. При оценке этих актов необходимо исходить из основанного на Конституции РФ приоритета закона (в том числе ГК РФ) над актами Банка России.

При формулировании условий возврата займов (кредитов) следует разделять два вопроса: 1) в какой момент обязанность заемщика по возврату долга считается исполненной, и 2) до какого момента заемщик обязан уплачивать проценты за пользование полученной взаймы суммой.

Препятствий для возврата долга банку, не имеющему средств на корреспондентских счетах, нет. При этом правила законодательства о банкротстве, запрещающие оказывать необоснованное предпочтение интересам тех или иных кредиторов, подлежат применению в общем порядке.

Н.Ю. РАССКАЗОВА

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 263

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code