Решение Суда ЕС (Большая Палата) от 18.06.2013 по делу N C-681/11 <Федеральный антимонопольный комитет и Федеральный представитель по делам о картелях против компании "Schenker & Co. AG" и других>

РЕШЕНИЕ

СУДА ЕС (БОЛЬШАЯ ПАЛАТА)

от 18 июня 2013 г. <1> <**>

———————————

<*> Переводчик — Новикова Е.В.

<1> Judgment of the Court (Grand Chamber) of 18 June 2013.

<**> Язык дела: немецкий.

(Соглашения, решения и согласованные действия — Статья 101 Договора о функционировании Европейского Союза (TFEU) — Регламент (ЕС) 1/2003 — Статьи 5 и 23(2) — Связанные с намерением и неосторожностью условия наложения штрафа — Влияние юридической консультации или решения национального антимонопольного органа — Право национального антимонопольного органа устанавливать факт нарушения антимонопольного законодательства Европейского Союза, не налагая штрафа)

По делу C-681/11,

Запрос для вынесения предварительного решения в соответствии со Статьей 267 Договора о функционировании Европейского Союза (TFEU), направленный Верховным судом Австрии в виде решения от 5 декабря 2011 г. и полученный Судом 27 декабря 2011 г. в рамках производства по делам

Федерального антимонопольного комитета ,

Федерального представителя по делам о картелях [Bundeskartellanwalt]

против

компании «Schenker & Co. AG»,

компании «ABX Logistics (Austria) GmbH»,

компании «Alpentrans Spedition und Transport GmbH»,

компании «Logwin Invest Austria GmbH»,

компании «DHL Express (Austria) GmbH»,

компании «G. Englmayer Spedition GmbH»,

компании «Express-Interfracht Internationale Spedition GmbH»,

компании «A. Ferstl Speditionsgesellschaft mbH»,

компании «Spedition, Lagerei und von mit Kraftfahrzeugen Alois Herbst GmbH & Co. KG»,

компании «Johann Huber Spedition und Transportgesellschaft mbH»,

компании «Kapeller Internationale Spedition GmbH»,

компании «Keimelmayr Speditions- u. Transport GmbH»,

компании «Koch Spedition GmbH»,

Максимилиана Шлудермана (Maximilian Schludermann), в качестве конкурсного управляющего компании «Kubicargo Speditions GmbH»,

компании » + Nagel GmbH»,

компании «Lagermax Internationale Spedition Gesellschaft mbH»,

компании «Morawa Transport GmbH»,

компании «Johann Ogris Internationale Transport- und Speditions GmbH»,

компании «Logwin Road + Rail Austria GmbH»,

компании «Internationale Spedition Schneckenreither Gesellschaft mbH»,

компании «Leopold GmbH & Co. KG»,

компании «Spedpack»-Speditions- und Verpackungsgesellschaft mbH»,

компании «Johann Strauss GmbH»,

компании «Thomas Spedition GmbH»,

компании «Traussnig Spedition GmbH»,

компании «Treu SpeditionsgesmbH»,

компании «Spedition Anton Wagner GmbH»,

компании » Weiss GmbH»,

компании «Wildenhofer Spedition und Transport GmbH»,

компании «Marehard u. Wuger Internat. Speditions- u. Logistik GmbH»,

компании «Rail Cargo Austria AG»,

Суд (Большая Палата)

в составе: Председателя В. Скурис (V. Skouris), заместителя председателя К. Ленэртс (K. Lenaerts), председателей палат А. Тиццано (A. Tizzano), Р. Силва де Лапуэрта (R. Silva de Lapuerta), М. Илешич и М. Бергер (M. Berger), судей Е. Юхаш (, докладчик), Ю. Лыхмус , Е. Левиц (E. Levits), , Ж.-К. Бонишо (J.-C. Bonichot), Дж.-Дж. Касель (J.-J. Kasel), М. Сафьян (M. Safjan), Д. Шваби и А. Пречал (A. Prechal),

Генерального адвоката: Дж. Кокотт (J. Kokott),

Секретаря суда: С. Штремхольм , администратора,

В отношении письменной процедуры и в соответствии с результатами слушания от 15 января 2013 г.,

рассмотрев замечания, направленные от имени:

— Федерального антимонопольного комитета Австрии Т. Таннер (T. Thanner), К. Фревайн (K. Frewein) и Н. Харсдорф Эндерндорф (N. Harsdorf Enderndorf), действующими в качестве агентов,

— Федерального представителя по делам о картелях А. Майр (A. Mair), действующим в качестве агента,

— компании «Schenker & Co. AG» адвокатами А. Райдлингер (A. Reidlinger) и Ф. Штеницер (F. Stenitzer),

— компаний «ABX Logistics (Austria) GmbH», «Logwin Invest Austria GmbH» и «Logwin Road + Rail Austria GmbH» адвокатами А. Аблассер-Нойхубер (A. Ablasser-Neuhuber) и Г. Фуссенеггер (G. Fussenegger),

— компаний «Alpentrans Spedition und Transport GmbH», «Kapeller Internationale Spedition GmbH», «Johann Strauss GmbH» и «Wildenhofer Spedition und Transport GmbH» адвокатом Н. Гугербауэром (N. Gugerbauer),

— компании «DHL Express (Austria) GmbH» адвокатом Ф. Урлесбергером (F. Urlesberger),

— компаний «G. Englmayer Spedition GmbH», «Internationale Spedition Schneckenreither Gesellschaft mbH» и «Leopold GmbH & Co. KG», адвокатами М. Штемпковски (M. Stempkowski) и М. Одер (M. Oder),

— компании «Express-Interfracht Internationale Spedition GmbH» адвокатом Д. Тальхаммером (D. Thalhammer),

— компании » + Nagel GmbH» адвокатом М. Фельнером (M. Fellner),

— компании «Lagermax Internationale Spedition Gesellschaft mbH» адвокатом К. Вессели (K. Wessely),

— компаний «Johann Ogris Internationale Transport- und Speditions GmbH» и «Traussnig Spedition GmbH» адвокатом М. Экелем (M. Eckel),

— компании » Weiss GmbH», адвокатом И. Хартунг (I. Hartung),

— правительства Италии Г. Палмьери (G. Palmieri), действующим в качестве агента, и государственным адвокатом Л. Д’Ашья (L. D’Ascia),

— правительства Польши М. Шпунар (M. Szpunar) и Б. Майжина (B. Majczyna), действующими в качестве агентов,

— Европейской Комиссии Н. фон Линген (N. von Lingen), М. Келлербауэр (M. Kellerbauer) и Л. Мальферрари (L. Malferrari), действующими в качестве агентов,

заслушав Заключение генерального адвоката на заседании 28 февраля 2013 г., выносит следующее

Решение

1 Указанный запрос для вынесения предварительного решения касается толкования Статьи 101 Договора о функционировании Европейского Союза (TFEU).

2 Запрос был представлен в рамках производства по делу между Федеральным антимонопольным комитетом (the , Federal Competition Authority) и Федеральным представителем по делам о картелях (the Bundeskartellanwalt, Federal Cartel Lawyer) с одной стороны и 31 компанией, в том числе компанией «Schenker & Co. AG» (в дальнейшем именуемой «Schenker») с другой стороны относительно установления факта нарушения Статьи 101 (TFEU) и положений национального законодательства о картелях и относительно наложения штрафа согласно положениям национального законодательства.

ПРАВОВОЙ КОНТЕКСТ

Право Европейского Союза

3 Пункт 1 преамбулы к Регламенту (ЕС) 1/2003 Совета ЕС от 16 декабря 2002 г. об имплементации правил конкуренции, предусмотренных Статьями [101 TFEU] и [102 TFEU] (ОЖ N L 1, 2003, стр. 1) гласит:

«Для создания системы, гарантирующей, что свобода конкуренции на общем рынке не нарушена, в Сообществе эффективно и единообразно должны применяться Статьи [101 TFEU] и [102 TFEU]…»

4 Статья 5 Регламента 1/2003 «Полномочия антимонопольных органов государств-членов ЕС» предусматривает:

«Антимонопольные органы государств-членов ЕС вправе в отдельных случаях применять Статьи [101 TFEU] и [102 TFEU]. Для этой цели, действуя по собственной инициативе или в ответ на жалобу, они могут принимать следующие решения, посредством которых:

— выносится требование о прекращении нарушения;

— выносится постановление о принятии обеспечительных мер;

— принимаются обязательства;

— налагаются штрафы, периодические штрафные выплаты или любые другие санкции, предусмотренные национальным законодательством.

Если согласно имеющейся в их распоряжении информации не выполняются условия для запрещения, они могут решить, что с их стороны нет никаких оснований для принятия мер».

5 Первый параграф Статьи 7 Регламента 1/2003 «Установление и прекращение нарушения» гласит:

«Если Европейская Комиссия, действуя в ответ на жалобу или по собственной инициативе, устанавливает, что имеется нарушение Статьи [101 TFEU] или Статьи [102 TFEU], она решением может обязать соответствующие предприятия и ассоциации предприятий прекратить совершение установленного нарушения. …В случае если Европейская Комиссия имеет законный интерес, она может также установить, что нарушение было совершено в прошлом».

6 Первый параграф Статьи 10 Регламента 1/2003 «Установление факта неприменимости» предусматривает:

«Если того требуют интересы Сообщества в области применения Статей [101 TFEU] и [102 TFEU], Европейская Комиссия, действуя по собственной инициативе, может решением установить, что Статья [101 TFEU] не применяется в отношении соглашения, решения ассоциации предприятий или согласованных действий, так как не выполняются условия Статьи [101(1) TFEU] или так как выполняются условия Статьи [101(3) TFEU].»

7 Первый подпараграф Статьи 15(3) Регламента 1/2003 сформулирован следующим образом:

«Антимонопольные органы государств-членов ЕС, действуя по собственной инициативе, могут направить письменные замечания в национальные суды своего государства-члена ЕС по вопросам применения Статьи [101 TFEU] или Статьи [102 TFEU]. С разрешения соответствующего суда они также могут представить устные замечания в национальных судах своего государства-члена ЕС. Если того требует согласованное применение Статьи [101 TFEU] или Статьи [102 TFEU], Европейская Комиссия, действуя по собственной инициативе, может направить письменные замечания в суды государств-членов ЕС. С разрешения соответствующего суда она также может представить устные замечания».

8 Статья 23(2) Регламента 1/2003 гласит, что Европейская Комиссия может решением налагать штрафы на предприятия и ассоциации предприятий, если они намеренно или по неосторожности нарушают Статью 101 TFEU или Статью 102 TFEU.

9 В соответствии со Статьей 23(5) Регламента 1/2003 «решения, принятые согласно параграфам 1 и 2, не должны иметь характер уголовного законодательства».

Законодательство Австрии

10 Параграф 16 Закона о картелях от 1988 г. (Kartellgesetz 1988, BGBl. 600/1988), который действовал с 1 января 1989 г. по 31 декабря 2005 г., предусматривал:

«Незначительные картели — это картели, которые на момент своего образования, имеют:

  1. долю менее 5% в снабжении единого внутреннего рынка и
  2. долю менее 25% на любом внутреннем местном субрынке».

11 Параграф 18(1)(1) Закона о картелях 1988 г. гласил:

«Реализация картелей, даже частичная, должна быть запрещена при следующих условиях:

  1. до официально признанного утверждения (Параграфы 23 и 26); указанное условие не распространяется на картели действия или незначительные картели за исключением случаев, когда значения, определенные в Параграфе 16, превышены в результате присоединения к картелю предпринимателя».

12 Параграф 1(1) Закона о картелях 2005 г. (Kartellgesetz 2005, BGBl. I, 61/2005), который действует с 1 января 2006 г., предусматривает:

«Все соглашения между предпринимателями, решения ассоциаций предпринимателей и согласованные действия между предпринимателями, которые направлены на создание препятствий, ограничение или нарушение правил конкуренции (картели), должны быть запрещены».

13 Параграф 2(2)(1) Закона о картелях 2005 г. гласит:

«Для следующих картелей при любых обстоятельствах должно быть сделано исключение из запрета, указанного в Параграфе 1:

  1. для картелей с участием предпринимателей, которые совместно обладают долей не более 5% на едином внутреннем рынке и долей не более 25% на любом внутреннем региональном субрынке (незначительные картели)».

14 Параграф 29(1) «a» и «d» Закона о картелях 2005 г. сформулирован следующим образом:

«Суд по делам о картелях (Kartellgericht, Cartel Court) должен налагать штрафы:

  1. не превышающие 10% от общего оборота за предыдущий финансовый год, на предпринимателя или ассоциацию предпринимателей, которые намеренно или по неосторожности:
  2. a) нарушают запрет, наложенный на картели (Параграф 1), запрет на злоупотребление доминирующим положением (Параграф 5),…

или

  1. d) нарушают Статью [101 TFEU] или Статью [102 TFEU]».

СПОР, ПОДЛЕЖАЩИЙ РАССМОТРЕНИЮ В ПОРЯДКЕ ОСНОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА, И ВОПРОСЫ ДЛЯ ВЫНЕСЕНИЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РЕШЕНИЯ

15 Из постановления явствует, что ответчики по основному судопроизводству являлись участниками картельного соглашения по оказанию экспедиторских услуг (Spediteur-Sammelladungs-Konferenz, в дальнейшем именуемого «SSK»). «SSK» являлось группой лиц, объединенных общими интересами; в него входили обычные члены Центрального объединения экспедиторов (Zentralverband der Spediteure, именуемого в дальнейшем «центральным объединением»). Центральное объединение, которое было основано в качестве ассоциации, представляет коллективные интересы экспедиторов и провайдеров логистических услуг, имеющих сопутствующую лицензию.

16 «SSK» было учреждено 30 мая 1994 г. в качестве гражданского партнерства в соответствии с разрешением Суда по делам о картелях. Согласно пунктам 1 и 7.1 Рамочного соглашения «SSK» его целью являлось «предоставление перевозчикам и конечным потребителям более выгодных тарифов на автомобильные/железнодорожные перевозки сборных грузов (по сравнению с тарифами на железнодорожные перевозки для генерального груза) и, посредством создания равных конкурентных условий, содействие добросовестной конкуренции среди своих членов, цель… должна быть достигнута с учетом обеспечения соответствия законодательству Австрии [Европейского Союза и Европейского экономического пространства (EEA)] о картелях».

17 Двадцать восьмого июня 1994 г. в Суд по делам о картелях было направлено ходатайство об утверждении «SSK» в качестве предусмотренного договором картеля (Vereinbarungskartell). В ходатайстве были кратко изложены основные положения рамочного соглашения и дана оценка ситуации в свете законодательства Европейского Союза и EEA. Ходатайство также содержало разъяснение того, что «SSK» охватывает консолидированные перевозки грузов только на территории Австрии и что не оказывается негативного влияния на перевозки между Австрией и другими государствами Европейского экономического пространства (EEA). Также в ходатайстве отмечалось, что вследствие очень небольшой доли рынка, а именно менее 2% на рынке грузовых перевозок Австрии, нет существенного ограничения конкуренции, что рынок не лишен права пользования и что он при этом открыт для зарубежных провайдеров услуг. Объединенный комитет по вопросам картелей (Joint Committee for Cartel Matters) придерживался того мнения, что существование «SSK» не является оправданным с точки зрения национальной экономики, что привело к тому, что ходатайство об утверждении было отозвано.

18 Документом от 6 февраля 1995 г. центральное объединение ходатайствовало перед Судом по делам о картелях о признании того, что «SSK» является незначительным картелем (minor cartel, Bagatellkartell) в значении Параграфа 16 Закона о картелях 1988 г. и что, следовательно, оно может быть выполнено без утверждения. Информация о создании «SSK», о заключении рамочного соглашения «SSK», а также модель будущих совместных соглашений о тарифах и система, применимая к особым клиентам, полностью представлены в указанном документе. Постановлением от 2 февраля 1996 г. Суд по делам о картелях признал «SSK» незначительным картелем в значении Параграфа 16 Закона о картелях 1988 г. Постановление стало окончательным ввиду отсутствия апелляций.

19 Юридическая фирма, в которую за консультацией обратился представитель картеля «SSK» (cartel representative), также придерживалась того мнения, что «SSK» представляет собой незначительный картель. В письме от 11 марта 1996 г. она изложила вопросы, которые необходимо рассмотреть при реализации «SSK» в качестве незначительного картеля. С другой стороны в письме не рассматриваются вопросы о том, соответствует ли указанный незначительный картель законодательству Европейского Союза о картелях.

20 В связи с ожидаемым 1 января 2006 г. вступлением в силу Закона о картелях 2005 г. центральное объединение просило указанную юридическую фирму разъяснить, каким образом указанный новый закон повлияет на «SSK». В своем ответе от 15 июля 2005 г. юридическая фирма отметила, что необходимо проверить, превышает ли доля «SSK» на внутреннем рынке 5%, и в том случае, если указанная доля будет выше, были ли соглашения, заключенные в рамках «SSK», освобождены от запрета на картели. Указанный ответ не касается вопроса о том, соответствует ли «SSK» законодательству Европейского Союза о картелях.

21 Посредством опросного листа, рассылаемого по электронной почте, центральное объединение установило доли рынка участников «SSK» во внутренней перевозке сборных грузов в секторе генеральных грузов за 2004 г., 2005 г. и 2006 г. При расчете различных долей рынка оно придерживалось принципов определения границ рынка и расчета доли рынка, которые лежали в основе ходатайства центрального объединения о признании и итогового постановления Суда по делам о картелях. Из указанного исследования следует, что «SSK» обладало долями рынка в размере 3,82% в 2005 г. и 3,23% в 2006 г. Самые значимые участники «SSK» были проинформированы о том, что «SSK» оставалось ниже порога в 5% в течение указанных двух лет. В соответствии с рассматривающим дело судом можно исключить то, что порог в 5% в годы до 2004 г. включительно был превышен в результате присоединения новых участников.

22 Одиннадцатого октября 2007 г. Европейская Комиссия объявила о том, что днем ранее ее должностные лица без предварительного уведомления посетили служебные помещения различных поставщиков международных транспортно-экспедиторских услуг и что у нее имеются основания полагать, что соответствующие предприятия могли нарушить положения Договора о Европейском Союзе, которые запрещают антиконкурентную деловую практику.

23 Двадцать девятого ноября 2007 г. между руководством «SSK» и исполнительным комитетом центрального объединения, а также представителем юридической фирмы, в которую за консультацией обратился представитель «SSK», прошли переговоры относительно применения австрийского и европейского антимонопольного законодательства в целях сотрудничества в рамках «SSK» и центрального объединения. При этом впервые были высказаны сомнения, касающиеся законности «SSK» в качестве незначительного картеля. Было отмечено, что существует риск возможности применения законодательства Европейского Союза о картелях, так как сложно определить, могут ли в действительности соглашения и договоренности негативно повлиять на торговлю между государствами. Таким образом, руководство «SSK» приняло единогласное решение о незамедлительном роспуске «SSK».

24 Восемнадцатого февраля 2010 г. федеральный антимонопольный комитет обратился в Верховный суд земли Вена (Oberlandesgericht Wien, Higher Regional Court, Vienna), обладающий юрисдикцией по делам о картелях, с просьбой признать, что компания «Schenker» нарушила, inter alia, Статью 101 TFEU, но не накладывать на нее штрафные санкции, и, с другой стороны, обязать остальных ответчиков выплатить штраф за нарушение Статьи 101 TFEU. Он утверждал, что ответчики в период с 1994 г. по 29 ноября 2007 г. принимали участие в единичном, комплексном и многообразном нарушении национального законодательства и законодательства Европейского Союза о картелях посредством установления тарифов на внутренние перевозки сборных грузов на территории Австрии.

25 Ответчики заявили, что федеральному антимонопольному комитету следует отказать в рассмотрении его ходатайства. Они, за исключением компании «Schenker», отрицали свою вину, аргументируя это тем, что «SSK» было признано Судом по делам о картелях незначительным картелем, что «SSK» публично известно и что они получили юридическую консультацию от надежной юридической фирмы, обладающей опытом в делах, связанных с антимонопольным законодательством. Они заявили, что законодательство Европейского Союза не применялось, так как ограничение конкуренции не повлияло на торговлю между государствами-членами ЕС.

26 Постановлением от 22 февраля 2011 г. Верховный суд земли Вена отказал федеральному антимонопольному комитету в рассмотрении его ходатайства.

27 Верховный суд земли Вена обосновал свое решение об отклонении ходатайства тем, что в действиях рассматриваемых компаний по установлению цен не существует вины, так как они могли сослаться на постановление от 2 февраля 1996 г., которым Суд по делам о картелях признал, что их соглашение представляет собой незначительный картель. Согласно Верховному суду земли Вена указанное постановление означает, что «SSK» не оказывало никакого воздействия на торговлю между государствами-членами ЕС и что в результате этого Статья 101 TFEU не была нарушена. Верховный суд земли Вена также считает, что отсутствие вины в действиях соответствующих компаний объясняется тем, что компании, участвующие в картеле, заранее обратились в юридическую фирму, специализирующуюся в области законодательства о картелях, за юридической консультацией по вопросу законности их поведения.

28 Федеральный антимонопольный комитет утверждал, что необходимо признать, что компания «Schenker», которая ходатайствовала о снисхождении и сотрудничала с органами в ходе расследования, касающегося законодательства о картелях, нарушила Статью 101 TFEU и законодательство Австрии о картелях, но освободить ее от уплаты штрафов. Указанное ходатайство было отклонено Верховным судом земли Вена на том основании, что согласно Статьям 5, 7 и 10 Регламента 1/2003 только Европейская Комиссия может устанавливать факт нарушения, не налагая штрафов.

29 Федеральный антимонопольный комитет и Федеральный представитель по делам о картелях опротестовали постановление Верховного суда земли Вена. Документом от 12 сентября 2011 г. Европейская Комиссия направила письменные замечания по делу, находящемуся в производстве Верховного Суда (Oberster Gerichtshof, Supreme Court), согласно Статье 15 Регламента 1/2003.

30 В связи с этим Верховный Суд решил приостановить производство по делу и направить следующие вопросы в Суд для вынесения предварительного решения:

«1) могут ли в отношении нарушений Статьи 101 TFEU, совершенных предприятием, быть применены санкции в виде штрафов в деле, когда предприятие допустило ошибку в отношении законности своего поведения и указанная ошибка является бесспорной?

Если ответ на Вопрос 1 будет отрицательным:

  1. a) является ли бесспорной ошибка в отношении законности поведения, когда предприятие действует в соответствии с юридической консультацией, предоставленной юридическим советником, обладающим опытом в сфере антимонопольного законодательства, и когда ошибочный характер консультации не являлся очевидным, и его не представлялось возможным установить посредством тщательной проверки, которую предприятие могло осуществить?
  2. b) Является ли бесспорной ошибка в отношении законности поведения, когда предприятие полагается на правильность решения, принятого национальным антимонопольным органом, который изучил рассматриваемое поведение исключительно на основании национального антимонопольного законодательства и признал его допустимыми?

2) Имеют ли национальные антимонопольные органы право установить, что предприятие участвовало в картеле, который нарушает антимонопольное законодательство Европейского Союза, если на указанное предприятие не должен налагаться штраф на том основании, что оно ходатайствовало о применении снисхождения?»

РАССМОТРЕНИЕ УКАЗАННЫХ ВОПРОСОВ

31 Своими вопросами рассматривающий дело суд хочет получить разъяснение по поводу связанных с намерением или неосторожностью условий наложения штрафа на лицо, которое нарушило антимонопольные правила Европейского Союза, и, в частности, по поводу того воздействия, которое юридическая консультация или решение национальных антимонопольных органов могут оказать на указанные условия. В дополнение к этому рассматривающий дело суд заинтересован в том, чтобы выяснить, может ли национальный антимонопольный орган установить факт нарушения антимонопольных правил Европейского Союза, не налагая штрафа на правонарушителя, если соответствующее предприятие участвовало в программе по смягчению наказания.

32 Указанные вопросы задаются в рамках национального антимонопольного производства, которое касается применения Статьи 101 TFEU национальными антимонопольными органами и национальными судами в период с 1994 г. по 29 ноября 2007 г., то есть отчасти после 1 мая 2004 г. с даты, с которой применяется Регламент 1/2003. Также в разъяснении своих вопросов рассматривающий дело суд в качестве правового основания для своих вопросов ссылается не только на соответствующие положения Договора, но и на указанный регламент.

Первый вопрос

33 Первым вопросом рассматривающий дело суд в сущности спрашивает, должна ли Статья 101 TFEU толковаться в том смысле, что предприятие, которое нарушило указанное положение, может избежать штрафов, если в основе нарушения лежит ошибка предприятия в отношении законности своего поведения в результате содержания юридической консультации, предоставленной юристом, или в результате решения национальных антимонопольных органов.

34 Согласно Статье 23(2) Регламента 1/2003 Европейская Комиссия может решением налагать штрафы на предприятия или ассоциации предприятий, если они «намеренно или по неосторожности» нарушают Статьи 101 TFEU или 102 TFEU.

35 Статья 5 Регламента 1/2003 определяет полномочия антимонопольных органов государств-членов ЕС в целях применения Статей 101 TFEU и 102 TFEU и предусматривает, что указанные органы могут, в частности, налагать штрафы, периодические штрафные выплаты или другие санкции, предусмотренные национальным законодательством. Из формулировки Статьи 5 Регламента не является очевидным, что принятие предусмотренных Регламентом мер применения обусловлено выполнением условий, связанных с намерением или неосторожностью.

36 Однако, если государства-члены ЕС в рамках применения Статьи 5 Регламента 1/2003 в общих интересах единообразного применения Статей 101 TFEU и 102 TFEU в Европейском Союзе устанавливают условия, связанные с намерением или неосторожностью, указанные условия должны быть по меньшей мере такими же строгими, как и условия, установленные в Статье 23 Регламента 1/2003, для того, чтобы не подвергать риску эффективность законодательства Европейского Союза.

37 В том, что касается вопроса о том, было ли нарушение совершено намеренно или по неосторожности и, следовательно, должно ли быть наложено наказание в виде штрафа в соответствии с первым подпараграфом Статьи 23(2) Регламента 1/2003, из практики Суда следует, что указанное условие выполняется, когда соответствующее предприятие не может не знать об антиконкурентном характере своего поведения, независимо от того, знает ли оно о том, что нарушает антимонопольные правила Договора (см. Объединенные дела 96/82 — 102/82, 104/82, 105/82, 108/82 и 110/82: Интернешнл Бельгиум (IAZ International Belgium) и Другие против Европейской Комиссии [1983] ECR 3369, параграф 45; Дело 322/81: Nederlandsche Banden-Industrie-Michelin против Европейской Комиссии [1983] ECR 3461, параграф 107; и Дело C-280/08 P: Дойче Телеком (Deutsche Telekom) против Европейской Комиссии [2010] ECR I-9555, параграф 124).

38 В связи с этим тот факт, что соответствующее предприятие неверно с точки зрения законодательства охарактеризовало свое поведение, на котором основывается установление факта нарушения, не может привести к освобождению указанного предприятия от штрафных санкций постольку, поскольку оно не могло не знать об антиконкурентном характере своего поведения.

39 Из постановления очевидно, что участники «SSK» скоординировали свое поведение в отношении тарифов на внутренние перевозки сборных грузов на территории Австрии. Предприятия, которые непосредственно координируют свое поведение в отношении рыночных цен, совершенно очевидно не могут не знать об антиконкурентном характере своего поведения. Из указанного следует, что в ситуации, обсуждаемой в основном судопроизводстве, условие, указанное в первом подпараграфе Статьи 23(2) Регламента 1/2003, соблюдается.

40 В заключение необходимо отметить, что национальные антимонопольные органы могут в исключительных случаях принять решение не налагать штраф, несмотря на то, что предприятие намеренно или по неосторожности нарушило Статью 101 TFEU. В частности, это может иметь место в том случае, когда общий принцип права Европейского Союза, например, принцип защиты оправданных ожиданий, исключает наложение штрафа.

41 Однако лицо не может заявлять о нарушении принципа защиты оправданных ожиданий, кроме случаев, когда ему компетентным органом были даны конкретные гарантии (см. Дело C-221/09: AJD Tuna [2011] ECR I-1655, параграф 72, и Дело C-545/11: Agrargenossenschaft Neuzelle [2013] ECR, параграф 25). Отсюда следует, что юридическая консультация, предоставленная юристом, не может служить основанием для оправданного ожидания со стороны предприятия, что его поведение не нарушает Статью 101 TFEU или не станет причиной для наложения штрафа.

42 В связи с тем, что национальные антимонопольные органы не имеют права принимать отрицательное решение, т.е. решение, посредством которого устанавливается факт отсутствия нарушения Статьи 101 TFEU (Дело C-375/09: (Теле2 Польска) Tele2 Polska [2011] ECR I-3055, параграфы 19 — 30), они не могут обязать предприятия принимать в расчет оправданное ожидание того, что их поведение не нарушает указанное положение. Более того, из формулировки первого вопроса следует, что национальный антимонопольный орган изучил поведение рассматриваемых предприятий по основному судопроизводству только на основании национального антимонопольного законодательства.

43 Следовательно, ответом на первый вопрос является то, что Статья 101 TFEU должна толковаться как то, что предприятие, которое нарушило указанное положение, не может освобождаться от выплаты штрафа, если нарушение произошло в результате того, что предприятие допустило ошибку в отношении законности своего поведения вследствие юридической консультации, предоставленной юристом, или вследствие решения национального антимонопольного органа.

Второй вопрос

44 Своим вторым вопросом рассматривающий дело суд в сущности спрашивает, могут ли национальные антимонопольные органы и национальные суды, уполномоченные применять Статью 101 TFEU, установить факт нарушения указанного положения, не налагая штраф, если соответствующее предприятие участвовало в национальной программе смягчения наказания.

45 Статья 5 Регламента 1/2003 по общему признанию прямо не предусматривает то, что национальные антимонопольные органы обладают правом установить факт нарушения Статьи 101 TFEU, не налагая штрафов, но она также не исключает указанное полномочие.

46 Однако в целях гарантии эффективного применения Статьи 101 TFEU в общих интересах (см. Дело C-439/08: VEBIC [2010] ECR I-12471, параграф 56) необходимо, чтобы национальные антимонопольные органы только в исключительных случаях отказывались от наложения штрафов, если предприятие нарушило указанное положение намеренно или по неосторожности.

47 Следует заметить, что решение не налагать штраф может быть принято в соответствии с национальной программой смягчения наказания постольку, поскольку программа реализована таким образом, чтобы отрицательно не влиять на требование эффективного и единообразного применения Статьи 101 TFEU.

48 Таким образом в случае с правом Европейской Комиссии уменьшать размер штрафов согласно своей собственной программе смягчения наказания, из практики Суда очевидно, что уменьшение штрафа вследствие сотрудничества со стороны предприятий, участвующих в нарушениях антимонопольного законодательства Европейского Союза, оправдано только в том случае, если такое сотрудничество облегчает осуществление Европейской Комиссией ее задач по установлению факта нарушения и при необходимости по прекращению нарушения, в то время как поведение предприятия также должно показать подлинный дух сотрудничества (см. Объединенные Дела C-189/02 P, C-202/02 P, C-205/02 P — C-208/02 P и C-213/02 P: Dansk и Другие против Европейской Комиссии [2005] ECR I-5425, параграфы 393, 395 и 396).

49 Что касается освобождения от уплаты штрафа или неналожения штрафа, для того, чтобы такие меры отрицательно не сказывались на эффективном и единообразном применении Статьи 101 TFEU, они могут предоставляться только в исключительных случаях, когда, например, сотрудничество предприятия имело решающее значение для выявления и пресечения деятельности картеля.

50 Следовательно, ответом на второй вопрос является то, что Статья 101 TFEU и Статьи 5 и 23(2) Регламента 1/2003 должны толковаться таким образом, что в случае если установлен факт нарушения Статьи 101 TFEU, национальные антимонопольные органы могут в порядке исключения ограничиться установлением факта нарушения, не налагая штрафов, если соответствующее предприятие участвовало в национальной программе смягчения наказания.

Издержки

51 Поскольку настоящее судопроизводство для сторон основного судопроизводства является этапом рассмотрения иска в национальном суде, решение о расходах принимает указанный суд. Расходы, понесенные при представлении Суду своих замечаний, за исключением расходов сторон, не подлежат возмещению.

НА ОСНОВЕ ВЫШЕИЗЛОЖЕННОГО СУД (БОЛЬШАЯ ПАЛАТА) НАСТОЯЩИМ ПОСТАНОВЛЯЕТ:

  1. Статья 101 TFEU должна толковаться таким образом, что предприятие, которое нарушило указанное положение, не может освобождаться от уплаты штрафа, если нарушение произошло в результате того, что предприятие допустило ошибку в отношении законности своего поведения вследствие юридической консультации, предоставленной юристом, или вследствие решения национального антимонопольного органа.
  2. Статья 101 TFEU и Статьи 5 и 23(2) Регламента 1/2003 Совета ЕС от 16 декабря 2002 г. об имплементации правил конкуренции, предусмотренных Статьями [101 TFEU] и [102 TFEU], должны толковаться таким образом, что в случае если установлен факт нарушения Статьи 101 TFEU, национальные антимонопольные органы могут в порядке исключения ограничиться установлением факта нарушения, не налагая штрафов, если соответствующее предприятие участвовало в национальной программе смягчения наказания.

[Подписи]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code