ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ДЕЙСТВИЙ, СОВЕРШЕННЫХ БЕЗ НЕОБХОДИМОГО СОГЛАСИЯ

Н.В.Кагальницкова,  В.Р.Витвицкая

Аннотация. В статье представлен анализ юридической природы согласия третьего лица на совершение сделки участником гражданского оборота. Авторы рассматривают порядок получения согласия и различные правовые последствия отсутствия согласия третьего лица на совершение сделки.

Ключевые слова: одобрение сделки, согласие на заключение сделки, оспори- мость сделки, ничтожность сделки, третье лицо.

Гражданское законодательство предусматривает в отдельных случаях получение согласия на совершение сделки, которое по своей сути является односторонней сделкой [12, с. 106], дополняющей другую сделку, порождающей совместно с последней юридические 8 последствия. Согласие является необходимым элементом юридического состава — основания возникновения, изменения и прекращения гражданских прав и обязанностей « [4, с. 135-142].

Гражданский кодекс РФ содержит две специальные статьи, посвященные согласию на совершение сделки (ст. 157.1 и 173.1 ГК На РФ), и большое количество отдельных норм, предусматривающих необходимость получения согласия на совершение сделки.

В литературе содержатся различные точки зрения на природу согласия на совершение сделки. Так, В.С. Ем указывает, что не является представителем лицо, чье согласие (разрешение) необходимо для заключения сделки. Такое лицо лишь контролирует разумность и целесообразность сделок. Таковы действия попечителя, с согласия которого совершаются сделки гражданами, находящимися под попечительством.

Аналогичны и действия собственника при отчуждении казенным предприятием движимого имущества, не являющегося продукцией предприятия [1, с. 545]. В.П. Шахматов отмечает, что «.. .праву известны случаи, когда, например, односторонне-управомачивающая сделка создается волеизъявлением активного субъекта, так согласие кредитора на перевод долга управомачивает должника» [16, с. 205]. При этом согласие обычно определяется как «…юридический факт, который служит условием, при котором законодательство предоставляет определенному лицу возможность совершить сделку (заключить договор)» [2, с. 151].

Ограничив полномочия одной из сторон правоотношения, закон предусматривает возможность их восполнения посредством специальной согласительной процедуры [6, с. 175]. Уполномоченный давать согласие субъект участвует в формировании воли на совершение сделки, если она может нарушить его интересы, ввиду того, что «воля участнику сделки необходима для того, чтобы определить и согласовать (в односторонней сделке — выработать и объявить) условия, которые будут положены в основу взаимодействия участников рождаемого сделкой правоотношения» [15, с. 297]. Поэтому именно участие в процессе волеобразования позволяет наиболее полно проанализировать все условия запланированной или совершенной сделки и сопоставить ее содержание с охраняемым интересом [5, с. 175].

В научной литературе довольно часто отмечается, что согласие участвует в процессе формирования воли, лежащей в основе юридической сделки. По мнению О.В. Гутникова, в действующем гражданском законодательстве имеется целый ряд сделок, которые могут быть признаны недействительными из-за отсутствия требуемого по закону согласия третьих лиц на их совершение. Данные сделки характеризуются тем, что юридически значимой для их действительности признается не только воля сторон сделки, но и воля третьих лиц, не являющихся сторонами сделки [7, с. 453]. Анализируя п. 2 ст. 346 ГК РФ, В.Г. Крылов указывает: «В рассматриваемой ситуации залогодержатель обладает «разрешительными» правомочиями по отношению к процессу волеобразования общества — залогодателя…» [6, с. 23].

Таким образом, своим согласием уполномоченный субъект «одобряет» сделку, условия которой сформулированы самими сторонами без участия последнего.

В настоящее время ст. 157.1 ГК РФ предусмотрена возможность получения согласия на совершение сделки как до (предварительное согласие), так и после заключения сделки (последующее согласие). В первом случае согласуется только предмет будущей сделки. А во втором случае, когда сделка уже состоялась, имеет место уже последующее ее одобрение. ГК РФ не требует получения обоих видов согласия, поэтому для выполнения требований закона необходимо получить только один вид согласия. В частности, в соответствии с п. 9 Постановления Пленума Верховного суда РФ № 10 и Пленума ВАС РФ № 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» «иск собственника о признании недействительной сделки, совершенной унитарным предприятием с нарушениями требований закона или устава о необходимости получения согласия собственника на совершение сделки, не подлежит удовлетворению, если в деле имеются доказательства одобрения, в том числе последующего, такой сделки собственником» [9].

Отсутствие согласия автоматически влечет отсутствие юридического факта, который «входит в юридический состав, а потому не могут наступить соответствующие юридические последствия, как правило, выражающиеся в возникновении, изменении или прекращении правоотношения» [14, с. 51-52]. При этом «юридические последствия, которые обычно наступают при совершении действия, требующего согласия, либо вообще не создаются, либо оказываются в некотором «подвешенном», неопределенном положении» [14, с. 51].

Судебная практика до введения специальной нормы исходила из оспоримости сделок, совершенных без согласия. Нормы, закрепляющие основания оспоримости, реализуют в основном частноправовую функцию права, поскольку зависят от частной инициативы и ориентированы на конкретных потерпевших или определенный круг заинтересованных лиц [11, с. 131]. В настоящее время данное правило закреплено в ст. 173.1 ГК РФ, которая распространяет свое действие исключительно на случаи, когда согласие необходимо в силу закона.

Данная статья содержит несколько исключений. Во-первых, сделка, совершенная без согласия третьего лица, является ничтожной, если это следует из закона. По общему правилу, ничтожность сделки является следствием того, что данное действие, нарушающее требование закона или иного правового акта, посягает на публичные интересы и охраняемые законом интересы третьих лиц (п. 2 ст. 168 ГК РФ). Как справедливо указывалось Н.Г. Растеряевым, «если сделка нарушает нормы, охраняющие права лиц и запрещающие известные действия в интересе общественном или государственном, то есть нарушает права публичные, то нарушение этих норм поражает сделку ничтожностью; если же сделки нарушают нормы, охраняющие интересы частного лица, то есть право частное, признать сделку недействительной можно лишь по требованию потерпевшей стороны» [10, с. 18]. Таким образом, сделка, совершенная без согласия, может быть признана ничтожной, если она нарушает публичные интересы, интересы третьих лиц и из закона не следует, что она оспоримая.

Второе исключение из презумпции оспоримости сделок, совершенных без необходимого согласия, установлено в отношении случаев, когда совершенная сделка не влечет правовых последствий для лица, управомоченного давать согласие, при отсутствии такого согласия. Таким образом, можно сделать вывод, что управомоченное законом давать согласие на совершение сделки лицо может ее оспорить, если совершенная сделка влечет (или может повлечь) для него определенные юридические последствия. В частности, в соответствии с п. 2 ст. 346 Гражданского кодекса РФ для передачи предмета залога в аренду или безвозмездное пользование другому лицу залогодатель обязан заручиться согласием залогодержателя. Договор аренды создает последствия только для его сторон, и для залогодержателя не возникают юридические последствия, но его касается непосредственным образом, так как фигура арендатора может иметь для него существенное значение. Исходя из требований п. 1 ст. 173.1 ГК РФ залогодержатель не может требовать признания сделки недействительной. Данное положение было подтверждено Постановлением Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге» от 17 февраля 2011 г. № 10 [8].

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного суда РФ № 10 и Пленума ВАС РФ № 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», «сделки унитарного предприятия, заключенные с нарушением абзаца первого пункта 2 статьи 295 ГК РФ, а также с нарушением положений Федерального закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях», в частности пунктов 2, 4, 5 статьи 18, статей 22-24 этого Закона, являются оспоримыми, поскольку могут быть признаны недействительными по иску самого предприятия или собственника имущества, а не любого заинтересованного лица» [9]. В результате заключения договора об отчуждении недвижимого имущества с соблюдением правила о необходимом согласии юридические последствия наступают, в том числе, и для публичного собственника. Ведь в данном случае прекращается право собственности учредителя на имущество, которое является предметом сделки, поэтому учредитель имеет право оспорить данные сделки в соответствии с п. 1 ст. 173.1 ГК РФ.

Также исключением из общего правила об оспоримости рассматриваемых сделок является указание на то, что законом или в предусмотренных им случаях соглашением с лицом, согласие которого необходимо на совершение сделки, могут быть установлены иные последствия отсутствия необходимого согласия на совершение сделки, чем ее недействительность. В качестве таких последствий можно выделить прекращение правоотношений. В частности, ст. 356 ГК РФ предусматривает, что с переводом на другое лицо долга по обязательству, обеспеченному залогом, залог прекращается, если залогодатель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника. С.Н. Касаткиным указывается на возможность отсутствия юридических последствий, когда при отсутствии необходимого согласия у соответствующих лиц не возникнут права и обязанности (в частности, при замене застрахованного лица и назначении исполнителя завещания). Если законодательством не установлена конкретная санкция за отсутствие согласия, имеются все основания для применения универсального способа защиты гражданских прав — возмещение убытков.

Установление законодателем презумпции оспоримости сделок, совершенных без согласия, является реализацией принципа добросовестности участников гражданского оборота, закрепленного в ст. 1 ГК РФ. Добросовестность, «являясь продуктом и отражением правового принципа формального равенства и соразмерности в отношениях обмена, отражает необходимое соучастие субъекта правового общения в формировании и поддержании правовых установок и принципов» [3, с. 96-97].

Пункт 3 ст. 173.1 Гражданского кодекса РФ устанавливает правило в соответствии с которым лицо, давшее необходимое в силу закона согласие на совершение оспоримой сделки, не вправе оспаривать ее по основанию, о котором это лицо знало или должно было знать в момент выражения согласия. Таким образом, уполномоченное лицо может оспорить сделку, если оно докажет, что при всем необходимом разумном и добросовестном поведении оно не могло предполагать (знать) об условиях совершаемой сделки, на которую было получено его согласие.

Проведенный анализ предусмотренных законодателем последствий совершения сделок без согласия позволяет сделать вывод, что они направлены прежде всего на защиту правового интереса управомоченного (третьего) лица, но механизмы защиты призваны обеспечить эффективное восстановление нарушенных прав в интересах надежности рыночного оборота.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Гражданское право. В 4 т. Т. 1. Общая часть / отв. ред. Е. А. Суханов. — М. : Волтерс Клувер, 2008. — 720 с.
2. Договорное право. В 5 кн. Книга первая. Общие положения / М. И. Брагинский, В. В. Вит- рянский. — М. : Статут, 2000. — 848 с.
3. Дождев, Д. В. Добросовестность (bona fides) как правовой принцип / Д. В. Дождев // Политико-правовые ценности: история и современность / под ред. В. С. Нерсесянца. — М. : Эдиториал УРСС, 2000. — С. 96-128.
4. Иншакова, А. О. Согласие органа юридического лица на совершение крупной сделки в новой норме ГК РФ / А. О. Иншакова, И. А. Турбина // Экономико-правовые аспекты реализации стратегии модернизации России: реальные императивы динамичного социохозяйственного развития : сб. ст. Междунар. науч.-практ. конф., г. Сочи, 1-5 окт. 2014 г. / под ред. Г. Б. Клейнера, В. В. Сорожердье- ва, Э. В. Соболева, З. М. Хамшевой. — Краснодар : Изд-во ЮИМ, 2014. — С. 135-142.
5. Касаткин, С. Н. Согласие в гражданском праве : дис. … канд. юрид. наук / Касаткин Сергей Николаевич. — Н. Новгород, 2014. — 208 с.
6. Крылов, В. Г. Договор как основание возникновения отношений экономической зависимости между основными и дочерними обществами / B.Г. Крылов // Гражданское право. — 2013. — № 1. — C. 21-24.
7. Недействительные сделки в гражданском праве. Теория и практика оспаривания / под ред. О. В. Гутникова. — М. : Бератор-Пресс, 2003. — 576 с.
8. Постановление Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге» от 17 февраля 2011 г. № 10 // Вестник ВАС РФ.- 2011. — № 4.
9. Постановление Пленума Верховного суда РФ . 10 и Пленума ВАС РФ . 22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» от 29 апреля 2010 г. // Вестник ВАС РФ. — 2010. — № 6.
10. Растеряев, Н. Г. Недействительность юридических сделок по русскому праву: Часть общая и часть особенная. Руководство к торговым и гражданским сделкам / Н. Г. Растеряев. — Спб. : Общественная Польза, 1900. — 386 с.
11. Ровный, В. В. Эвикция: проблемы конкуренции исков и права собственности / В. В. Ровный // Правоведение. — 2000. — № 5. — С. 127-140.
12. Рожкова, М. А. Юридические факты гражданского и процессуального права: соглашения о защите прав и процессуальные соглашения / М. А. Рожкова. — М. : Статут, 2009. — 332 с.
13. Садиков, О. Н. Убытки в гражданском праве Российской Федерации / О. Н. Садиков. — М. : Статут, 2009. — 121 с.
14. Суслова, С. И. Категория «согласие» в жилищном праве / С. И. Суслова // Сибирский юридический вестник. — 2013. — N° 1. — С. 49-53.
15. Чеговадзе, Л. А. Система гражданского правоотношения: проблемы теории и практики / Л. А. Чеговадзе. — Н. Новгород : Изд-во Нижегор. ун-та, 2004. — 327 с.
16. Шахматов, В. П. Основные проблемы понятия сделки по советскому гражданскому праву : дис. . канд. юрид. наук / Шахматов Владимир Пан- телеевич. — Свердловск, 1951. — 277 с.

Вестник Волгоградского Государственного университета. Серия 5. Юриспруденция. 2015. № 3 (28)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code