Особенности ввода опасного производственного объекта в эксплуатацию

В соответствии с п. 4 ст. 8 Федерального закона от 21.07.1997 N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» ввод в эксплуатацию опасного производственного объекта проводится в порядке, установленном законодательством РФ о градостроительной деятельности.

При этом согласно требованиям абз. 2 п. 4 ст. 8 Федерального закона от 21.07.1997 N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» проверяются:

— готовность организации к эксплуатации опасного производственного объекта;

— готовность организации к действиям по локализации и ликвидации последствий аварии;

— наличие у организации договора обязательного страхования гражданской ответственности, заключенного в соответствии с законодательством РФ об обязательном страховании гражданской ответственности владельца опасного объекта за причинение вреда в результате аварии на опасном объекте.

Как видим, Федеральный закон «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» не определяет не только форму, но и наличие документа на ввод опасного производственного объекта в эксплуатацию. Данный вопрос регламентирует законодательство о градостроительной деятельности. В то же время законодатель устанавливает обязательные требования, которые проверяются при вводе такого объекта в эксплуатацию.

Кроме того, в п. 2 ст. 6 Федерального закона от 21.07.1997 N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» устанавливается дополнительное требование к соискателю лицензии для принятия решения о предоставлении лицензии на эксплуатацию опасных производственных объектов.

Так, обязательным требованием к соискателю лицензии для принятия решения о предоставлении лицензии на эксплуатацию опасных производственных объектов является:

— наличие документов, подтверждающих ввод опасных производственных объектов в эксплуатацию, или

— наличие положительных заключений экспертизы промышленной безопасности на технические устройства, применяемые на опасных производственных объектах, здания и сооружения на опасных производственных объектах, а также в случаях, предусмотренных статьей 14 Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов», деклараций промышленной безопасности.

Аналогичные требования содержатся и в положениях о лицензировании соответствующих видов деятельности в области промышленной безопасности.

В соответствии с подпунктом «б» п. 4 Положения о лицензировании эксплуатации взрывопожароопасных производственных объектов, утв. Постановлением Правительства РФ от 05.05.2012 N 454, лицензионным требованием к соискателю лицензии на осуществление лицензируемого вида деятельности является в том числе наличие документов, подтверждающих ввод взрывопожароопасных производственных объектов в эксплуатацию, или положительных заключений экспертизы промышленной безопасности на технические устройства, планируемые к применению на взрывопожароопасных производственных объектах, а также на здания и сооружения, в которых размещаются взрывопожароопасные производственные объекты, в соответствии со статьями 6, 7, 13 Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов».

Пункт 7 Положения о лицензировании эксплуатации взрывопожароопасных производственных объектов, утв. Постановлением Правительства РФ от 05.05.2012 N 454, определяет перечень документов, который соискатель лицензии направляет или представляет в лицензирующий орган для получения лицензии.

Так, согласно п. 7, подп. «б», «в» п. 7 Положения о лицензировании эксплуатации взрывопожароопасных производственных объектов:

«Для получения лицензии соискатель лицензии направляет или представляет в лицензирующий орган заявление, оформленное в соответствии с ч. 1 ст. 13 Федерального закона «О лицензировании отдельных видов деятельности», документы (копии документов), указанные в подпунктах 1, 3 и 4 ч. 3 ст. 13 Федерального закона «О лицензировании отдельных видов деятельности», а также:

б) реквизиты документов, подтверждающих ввод в эксплуатацию взрывопожароопасных производственных объектов (орган, выдавший документы, адрес места его нахождения, дата и номер регистрации), а в случае отсутствия таких документов в отношении конкретного взрывопожароопасного производственного объекта — сведения о документах, предусмотренные подпунктом «в» настоящего пункта, предоставляемые в отношении указанного взрывопожароопасного производственного объекта;

в) реквизиты документов об утверждении положительных заключений экспертизы промышленной безопасности на технические устройства, планируемые к применению на взрывопожароопасных производственных объектах, на здания и сооружения, планируемые к эксплуатации на взрывопожароопасных производственных объектах (наименование органа, утвердившего заключение, дата и номер регистрации документа об утверждении), предоставляемые в соответствии с положениями п. 5 ст. 7 Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» в случае отсутствия документов, предусмотренных подпунктом «б» настоящего пункта».

Таким образом, Положение о лицензировании эксплуатации взрывопожароопасных производственных объектов определяет альтернативу между документами, подтверждающими ввод в эксплуатацию взрывопожароопасных производственных объектов, и документами об утверждении положительных заключений экспертизы промышленной безопасности на технические устройства, планируемые к применению на взрывопожароопасных производственных объектах, на здания и сооружения, планируемые к эксплуатации на взрывопожароопасных производственных объектах.

Аналогичные требования содержатся в п. 8, подп. «г», «д» п. 8 Положения о лицензировании эксплуатации взрывопожароопасных производственных объектов, в соответствии с которыми:

«При намерении лицензиата осуществлять лицензируемый вид деятельности по адресу места его осуществления, не указанному в лицензии, в заявлении о переоформлении лицензии указывается новый адрес места осуществления лицензируемого вида деятельности, а также представляются следующие документы и сведения:

г) реквизиты документов, подтверждающих ввод в эксплуатацию взрывопожароопасных производственных объектов (орган, выдавший документы, адрес места его нахождения, дата и номер регистрации), а в случае отсутствия таких документов в отношении конкретного взрывопожароопасного производственного объекта — предусмотренные подпунктом «д» настоящего пункта сведения о документах, предоставляемые в отношении указанного взрывопожароопасного производственного объекта;

д) реквизиты документов об утверждении положительных заключений экспертизы промышленной безопасности на технические устройства, планируемые к применению на взрывопожароопасных производственных объектах, на здания и сооружения, планируемые к эксплуатации на взрывопожароопасных производственных объектах (наименование органа, утвердившего заключение, дата и номер регистрации документа об утверждении), предоставляемые в соответствии с положениями п. 5 ст. 7 Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» в случае отсутствия документов, предусмотренных подпунктом «г» настоящего пункта».

Согласно п. 6 Правил регистрации объектов в государственном реестре опасных производственных объектов, утв. Постановлением Правительства РФ от 24.11.1998 N 1371, объекты, вводимые в установленном порядке в эксплуатацию, подлежат регистрации в государственном реестре не позднее 30 дней с даты начала их эксплуатации.

С учетом вышеизложенных требований первично — получение лицензии по эксплуатации взрывопожароопасных производственных объектов, затем — ввод объекта в эксплуатацию, и наконец, — регистрация опасного производственного объекта в соответствующем реестре.

На практике встречаются случаи, когда из-за необоснованной подмены одного опасного производственного объекта другим нарушаются требования о вводе в эксплуатацию такого объекта, включая иные требования законодательства в области промышленной безопасности.

Примером может послужить дело N А45-20979/2012, рассмотренное Федеральным арбитражным судом Западно-Сибирского округа, по которому вынесено Постановление от 22.05.2013.

Так, общество обратилось в арбитражный суд с заявлением к Западно-Сибирскому управлению Ростехнадзора о признании незаконным и отмене постановления о назначении административного наказания по ч. 1 ст. 9.1 КоАП РФ.

Основным доводом заявителя являлось то, что опасный производственный объект — склад ГСМ зарегистрирован им в государственном реестре опасных производственных объектов, что подтверждается соответствующим свидетельством. В связи с чем вина общества отсутствует.

В свою очередь, должностными лицами Управления была проведена внеплановая выездная проверка, предметом которой являлось соблюдение обществом обязательных требований промышленной безопасности.

В ходе проверки были установлены нарушения требований промышленной безопасности при эксплуатации опасного производственного объекта, в частности, по виду работ — транспортирование воспламеняющихся, окисляющих, горючих, взрывчатых материалов.

Эти нарушения выразились в том, что отсутствует ввод в эксплуатацию объекта или положительное заключение экспертизы промышленной безопасности.

Материалами дела установлено, что общество на основании договора арендует у другого юридического лица участок железной дороги необщего пользования.

Ссылаясь на требования Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов», Правила регистрации объектов в государственном реестре опасных производственных объектов, утв. Постановлением Правительства РФ от 24.11.1998 N 1371, Административного регламента Ростехнадзора по исполнению государственной функции по регистрации опасных производственных объектов и ведению государственного реестра опасных производственных объектов, утв. Приказом Ростехнадзора от 04.09.2007 N 606, Требований к ведению государственного реестра опасных производственных объектов в части присвоения наименований опасным производственным объектам для целей регистрации в государственном реестре опасных производственных объектов, утв. Приказом Ростехнадзора от 07.04.2011 N 168, суд пришел к следующему выводу.

Согласно Требованиям, утв. Приказом от 07.04.2011 N 168, склады ГСМ идентифицируются по признаку хранения и транспортирования опасных веществ (п. 8 Требований).

Вместе с тем в соответствии с п. 17 Требований к опасным производственным объектам, связанным с транспортировкой опасных веществ, отнесен участок транспортирования опасных веществ, он идентифицируется по признаку транспортирования опасных веществ.

К указанному пункту имеются разъяснения (67), согласно которым участок транспортирования опасных веществ относится к объектам организации, в случае если она владеет на правах собственности или аренды или другом законном основании: путями (дорогами) необщего пользования для транспортирования опасных веществ; техническими средствами, предназначенными для транспортирования (перемещения) опасных веществ.

Изложенное свидетельствует о том, что общество, владея на праве аренды железнодорожным путем необщего пользования, обязано зарегистрировать его в установленном законом порядке как отдельный опасный производственный объект.

Указанные выше Требования идентифицируют опасные производственные объекты — участки транспортирования опасных веществ именно по признаку транспортирования опасных веществ, вне зависимости от субъекта, осуществляющего фактическое перемещение опасных веществ.

Факт транспортировки опасных грузов (бензин, дизельное топливо) по данному железнодорожному пути необщего пользования подтверждается материалами дела.

На момент проверки общество не идентифицировало и не зарегистрировало данный объект в государственном реестре опасных производственных объектов как отдельный производственный объект.

Суд указал, что наличие регистрации опасного производственного объекта — склада ГСМ не освобождает общество от обязанности произвести регистрацию ОПО — железнодорожного пути необщего пользования.

Как следует из материалов дела, общество после проведения проверки и привлечения к административной ответственности произвело идентификацию и зарегистрировало железнодорожный путь необщего пользования и передвижную ж/д эстакаду в качестве «ОПО «Участок транспортирования опасных веществ тип 3.2».

В то же время у общества отсутствует документ, подтверждающий ввод в эксплуатацию опасного производственного объекта или положительное заключение экспертизы промышленной безопасности.

При этом суд посчитал, что представленный обществом акт приемки законченного строительства таким документом не является в связи с отсутствием в составе комиссии представителя федерального органа исполнительной власти в области железнодорожного транспорта.

Приведем другой пример — дело N А29-1576/2012, рассмотренное Вторым арбитражным апелляционным судом, по результатам которого вынесено Постановление от 16.08.2012.

Общество обратилось в Арбитражный суд Республики Коми с заявлением к Печорскому управлению Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору о признании недействительным предписания.

Решением суда от 22.05.2012 в удовлетворении заявленного требования обществу отказано.

Не согласившись с принятым судебным актом, общество обратилось во Второй арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда отменить, признать недействительным оспариваемое предписание.

Заявитель указывает, что в ходе проверки передвижной автомобильной газозаправочной станции проверяемому объекту должностными лицами Управления был самостоятельно присвоен статус опасного производственного объекта «станция газозаправочная (автомобильная)» исходя из проекта «Техническое перевооружение АЗС под многотопливную по адресу: 310 км автодороги Сыктывкар — Ухта», который не был реализован в связи с выходом Приказа Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 07.04.2011 N 168 «Об утверждении требований к ведению государственного реестра опасных производственных объектов в части присвоения наименований опасным производственным объектам для целей регистрации в государственном реестре опасных производственных объектов», в соответствии с которым многотопливная АЗС исключена из перечня объектов, подлежащих идентификации как опасный производственный объект.

Правила безопасности при эксплуатации автомобильных заправочных станций сжиженного газа (ПБ 12-527-03) применяются только в отношении стационарных станций, а Правила безопасности для объектов, использующих сжиженные углеводородные газы (ПБ 12-609-03), не распространяются на железнодорожные и автомобильные цистерны, а также контейнеры для транспортирования (перевозки) сжиженных газов.

Касательно автоцистерны АЦТ 8М-431 общество отмечает, что она входит в состав опасного производственного объекта «участок транспортирования опасных веществ», зарегистрирована и застрахована в установленном порядке, отвечает всем требованиям промышленной безопасности.

Хотя, по утверждению суда первой инстанции, на момент проведения проверки заявителем эксплуатировались две автоцистерны АЦТ 8М-431, однако фактически вторая автоцистерна находилась в неисправном состоянии, ее обследование на полноту заправки не проводилось. Кроме того, вопреки обстоятельствам, указанным в решении суда, в автомобиле типа «клетка» находится 60 баллонов емкостью 50 л каждый и весом 21 кг (согласно паспорту баллона), а не 33 кг, соответственно, общий вес баллонов составляет 1260 кг, а не 1989 кг.

Заявитель жалобы обращает внимание на то обстоятельство, что в соответствии с Федеральным законом от 21.07.1997 N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» (далее — Закон N 116-ФЗ) суммарное количество опасного вещества учитывается в случае, если расстояние между отдельными опасными производственными объектами составляет менее 500 метров, однако ни автоцистерна, ни автомобиль типа «клетка» не являются таковыми. Также общество считает некорректным суммировать массу опасных веществ, находящихся на объекте, в целях определения фактора риска в соответствии с пунктами 6, 7 раздела 3 НПБ 105-03.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, основными видами деятельности общества являются в том числе оптовая и розничная торговля газом в баллонах, через групповые резервуарные установки и на автогазозаправочных станциях, поставка газа по договорам, транспортная обработка грузов и хранение, включая прием, слив, хранение сжиженного газа, распределение газообразного топлива.

На основании лицензии, выданной Федеральной службой по экологическому, технологическому и атомному надзору, заявитель осуществляет деятельность по эксплуатации взрывопожароопасных производственных объектов.

На опасные производственные объекты, эксплуатируемые обществом и зарегистрированные в реестре опасных производственных объектов, выдано свидетельство о регистрации.

В адрес начальника Ухтинского территориального отдела Управления поступило обращение гражданина о возможном причинении вреда жизни, здоровью и имуществу населения и окружающей природной среде при эксплуатации АГЗС.

В этой связи с целью проверки доводов, изложенных в названном заявлении, исполняющим обязанности руководителя административного органа вынесено распоряжение о проведении в отношении общества внеплановой выездной проверки на предмет соблюдения обязательных требований в области промышленной безопасности при эксплуатации АГЗС.

В ходе проверки было установлено, что обществом осуществляется эксплуатация опасного производственного объекта «станция газозаправочная (автомобильная)» на 310 км автодороги Сыктывкар — Ухта, в процессе чего происходят непосредственная транспортировка, хранение и реализация сжиженного углеводородного газа (СУГ).

Проверяющими были выявлены нарушения обязательных требований законодательства в области промышленной безопасности. В частности, установлено, что «Станция газозаправочная (автомобильная)» обществом не зарегистрирована в установленном порядке в государственном реестре опасных производственных объектов, у общества отсутствует лицензия на эксплуатацию взрывопожароопасного производственного объекта «станция газозаправочная (автомобильная)», ответственность за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц и окружающей природной среде в случае аварии на опасном производственном объекте не застрахована, не согласован землеотвод площадки передвижной автоцистерны «станции газозаправочной (автомобильной)», отсутствуют акт ввода в эксплуатацию объекта «станция газозаправочная (автомобильная)» и технический паспорт на указанный объект, выявлены отклонения от проектной документации, так как для заправки автомобилей сжиженным газом вместо заявленной двустенной автоцистерны АЦТ-10У-Н применяются две одностенные АЦТ 8М-431, персонал не прошел обучение и проверку знаний на право обслуживания сосудов, работающих под давлением, не установлены сигнализатор горючих газов и его датчики по обнаружению довзрывоопасных концентраций паров СУГ в местах, предусмотренных проектом по техническому перевооружению, на рабочих местах отсутствует технологическая схема оборудования, отсутствует нумерация технологического оборудования, не указано направление движения газа на газопроводах, на рукавах, применяемых при сливо-наливных операциях, отсутствуют обозначения с порядковыми номерами согласно технологической схеме. Результаты проверки отражены в акте проверки. На основании названного акта проверки обществу выдано предписание о принятии мер по устранению выявленных нарушений.

Предписание административного органа послужило поводом для обращения общества в Арбитражный суд Республики Коми с заявлением о признании его недействительным.

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что проверка проведена в отношении опасного производственного объекта, оспариваемое предписание вынесено без нарушения требований закона, несоблюдения процедуры, установленной Законом N 294-ФЗ, не установлено, в связи с чем отказал в удовлетворении требований.

Арбитражный суд апелляционной инстанции также не нашел оснований для отмены или изменения решения суда, исходя из следующего.

Из представленных в материалы дела доказательств следует, что опасным производственным объектом является станция газозаправочная (автомобильная), которая представляет собой площадку, оборудованную в соответствии с проектной документацией, на которой установлены две автоцистерны АЦТ-8М, модуль для перекачки сжиженного углеводородного газа, топливораздаточная колонка, автомобиль типа «клетка» с баллонами газа в количестве 60 шт.

Опасный производственный объект «станция газозаправочная (автомобильная)» находится на территории действующей многотопливной АЗС в непосредственной близости от автодороги Сыктывкар — Ухта (310 км автодороги «Сыктывкар — Ухта»).

Из имеющейся в материалах дела лицензии на осуществление деятельности по эксплуатации взрывопожароопасных объектов местом осуществления лицензируемого вида деятельности является г. Сыктывкар, ул. 4-я Промышленная, д. 28, в то время как АГЗС «станция газозаправочная автомобильная» находится по адресу: 310 км автодороги Сыктывкар — Ухта. При этом по данному адресу общество эксплуатирует опасный производственный объект «станция газозаправочная (автомобильная)», а не «передвижная автомобильная газозаправочная станция», или «площадка под автоцистерны», как ошибочно утверждает заявитель. Передвижная автоцистерна является техническим устройством, эксплуатируемым на опасном производственном объекте «станция газозаправочная (автомобильная)».

Как следует из материалов дела, в процессе эксплуатации «станции газозаправочной (автомобильной)» общество непосредственно осуществляет транспортировку, хранение и реализацию сжиженного углеводородного газа. В соответствии с пунктом 1 приложения 1 к Закону N 116-ФЗ АГЗС является опасным производственным объектом, а согласно пункту 1.1.6 Правил безопасности для объектов, использующих сжиженные углеводородные газы (ПБ 12-609-03), утвержденных Постановлением Госгортехнадзора России от 27.05.2003 N 40, объекты, использующие СУГ, подлежат лицензированию.

В связи с вступлением в силу Приказа Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 07.04.2011 N 168 название опасного производственного объекта «площадка АЗС (или многотопливная АЗС)» в перечне опасных производственных объектов было заменено на название «станция газозаправочная (автомобильная)».

Исходя из сведений, характеризующих опасный производственный объект, автоцистерны АЦТ-8М-431 N 9495, 10787 эксплуатируются на опасном производственном объекте «участок транспортирования» общества, зарегистрированном по адресу: г. Сыктывкар, 4-я Промышленная, 28, но не на рассматриваемом опасном производственном объекте.

Проектом предусмотрена эксплуатация передвижной автоцистерны АЦТ-10У-Н. На момент проведения проверки обществом эксплуатируются две автоцистерны АЦТ-8М-431, предназначенные в соответствии с паспортами только для транспортирования СУГ и для откачки конденсата. Наполнение баллонов газобаллонных автомобилей осуществляется через технические устройства, выполненные на отдельно стоящей раме в составе: трубопроводов, запорной арматуры, манометров, фильтра, насоса и отдельно стоящей топливораздаточной колонки, не предусмотренных проектом, то есть автоцистерны являются техническими устройствами, эксплуатируемыми на опасном производственном объекте «станция газозаправочная (автомобильная)», применяемыми в том числе и для хранения СУГ.

Правила безопасности для объектов, использующих сжиженные углеводородные газы (ПБ 12-609-03), устанавливают специальные требования промышленной безопасности к проектированию, строительству, монтажу, реконструкции и эксплуатации объектов хранения, транспортировки и использования сжиженных углеводородных газов (СУГ) с избыточным давлением не более 1,6 МПа в качестве топлива на опасных производственных объектах.

Согласно пункту 1.1.4 Правила СУГ распространяются на стационарные автомобильные газозаправочные станции (АГЗС), площадки заправки автотранспорта и баллонов с передвижных автозаправочных станций (автоцистерн), принятые в эксплуатацию в установленном порядке, и иные объекты.

В силу пункта 1.1.6 деятельность по эксплуатации опасных производственных объектов СУГ (эксплуатация взрывоопасных объектов), а также экспертизе промышленной безопасности опасных производственных объектов СУГ подлежит лицензированию в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 1.1.10 ПБ 12-609-03 организации, эксплуатирующие опасные производственные объекты сжиженных углеводородных газов, обязаны зарегистрировать их в государственном реестре.

Разделом 3.2 ПБ 12-609-03 регулируются приемка в эксплуатацию объектов, использующих СУГ, и пусконаладочные работы.

На основании пункта 3.2.1 после окончания строительства, реконструкции, технического перевооружения, а также после капитального ремонта должна производиться приемка в эксплуатацию газопроводов и оборудования объектов СУГ в соответствии с требованиями настоящих Правил с участием представителя территориального органа Госгортехнадзора России.

Ввод объекта в эксплуатацию осуществляется после подписания акта государственной (приемочной) комиссией.

Аналогичное требование закреплено также в пункте 3.19 Правил безопасности при эксплуатации автомобильных заправочных станций сжиженного газа (ПБ 12-527-03), утвержденных Постановлением Госгортехнадзора РФ от 04.03.2003 N 6.

Пунктом 5.9.16 ПБ 12-609-03 предусмотрено, что размещение передвижных автоцистерн следует осуществлять на отведенных площадках, землеотвод которых согласован в установленном порядке. Площадки для наполнения бытовых баллонов от передвижных автоцистерн должны быть оборудованы весовой установкой для контроля за наполнением баллонов, с точностью в соответствии с настоящими Правилами, и сосудом для слива газа из переполненных баллонов. На АГЗС площадки наполнения бытовых баллонов следует размещать вне ее территории с отдельным въездом и выездом.

В силу пункта 1.4 ПБ 12-527-03 на каждой АГЗС разрабатываются должностные и производственные инструкции, а также составляется паспорт АГЗС.

В соответствии с пунктом 5.1.5 ПБ 12-609-03 проектную и исполнительскую документацию необходимо хранить в течение всего срока эксплуатации опасного производственного объекта (до ликвидации). А пунктом 5.12.26 регламентировано, что на объекте СУГ содержится и ведется следующая документация: проектная и исполнительная, в том числе КИП; паспорта приборов; инструкции изготовителей; эксплуатационные журналы.

Строительство, реконструкция, техническое перевооружение ГНС, ГНП, АГЗС, резервуарных и групповых баллонных установок должны производиться по проекту, разработанному с учетом требований строительных норм и правил, настоящих Правил, требований к устройству и безопасной эксплуатации сосудов, работающих под давлением, технических условий, выданных и согласованных в установленном порядке (пункт 3.1.1 ПБ 12-609-03).

В пункте 3.1.6 ПБ 12-609-03 указано, что изменения, возникающие при строительстве газопровода, должны быть внесены в проект, согласованы с газораспределительной организацией и территориальным органом Госгортехнадзора России, утвердившим заключение экспертизы промышленной безопасности.

В соответствии с пунктом 7.2.1 Правил устройства и безопасной эксплуатации сосудов, работающих под давлением, утвержденных Постановлением Госгортехнадзора РФ от 11.06.2003 N 91 (ПБ 03-576-03), к обслуживанию сосудов могут быть допущены лица, обученные, аттестованные и имеющие удостоверение на право обслуживания сосудов.

Согласно пункту 2.4.3 ПБ 12-609-03 газоиспользующие установки СУГ должны оснащаться системой технологических защит, блокировок и сигнализации, предусмотренных при использовании в качестве топлива природного газа.

В силу пункта 3.2.6 ПБ 12-609-03 к моменту проведения пусконаладочных работ на объекте СУГ должны быть выполнены в том числе следующие мероприятия: проставлены номера согласно технологической схеме на насосах, компрессорах, испарителях, резервуарах, наполнительных и сливных колонках, электродвигателях, вентиляторах, запорной и предохранительной арматуре и других технических устройствах; указано направление движения газа на газопроводах, а на маховиках запорной арматуры — направление вращения при открытии и закрытии.

Пункт 5.1.7 также предусматривает, что на газопроводах ГНС, ГНП, АГЗС указываются направления движения потока газа.

Согласно пункту 3.6 ПБ 12-527-03 к обязанностям заказчика АГЗС относится, помимо прочего, вывешивание на рабочих местах технологических схем газопроводов и технологического оборудования.

В соответствии с пунктом 4.22 данных Правил каждый металлокордовый рукав должен иметь обозначение с порядковым номером, датой проведения (месяц, год) испытания и последующего испытания (месяц, год).

Совокупностью имеющихся в материалах дела документов, в том числе актом проверки, подтверждается нарушение обществом всех перечисленных обязательных требований при эксплуатации АГЗС.

На основании вышеизложенного суд пришел к выводу о том, что оспариваемое предписание соответствует требованиям законодательства, является законным и обоснованным, а общество является лицом, обязанным принять меры по устранению выявленных нарушений. Основания для признания предписания недействительным отсутствуют. Доводы апелляционной жалобы об обратном опровергаются материалами дела и фактическими обстоятельствами, а также основаны на неверном толковании норм права.

Ранее (см. п. 2.3 Экспертиза проектной документации при проведении строительства, реконструкции и капитального ремонта объектов капитального строительства) отмечалось, что на месторождение как объект горных работ заключение государственной экспертизы проектной документации не требуется, поскольку отсутствует объект капитального строительство, а соответственно, и объект такой экспертизы. При этом разработка и рекультивация месторождения не являются строительством объекта капитального строительства, поскольку месторождение не охватывается понятием объекта капитального строительства, определение которого приведено в Градостроительном кодексе РФ.

В то же время, учитывая вышеизложенные положения действующего законодательства, нельзя не забывать и о требованиях законодательства в области промышленной безопасности, которые предусматривают особые требования при вводе опасного производственного объекта в эксплуатацию. Так, месторождения (карьер), на которых ведутся горные работы, работы по обогащению полезных ископаемых, в силу требований п. 5 приложения 1 к Федеральному закону от 21.07.1997 N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» относятся к категории опасных производственных объектов. Соответственно, ввод в эксплуатацию таких объектов должен соответствовать п. 4 ст. 8 Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов».

Указанный вывод содержится в Постановлении Восьмого арбитражного апелляционного суда от 29.02.2011 N А75-6951/2011.

Согласно указанному Постановлению суд первой инстанции по результатам рассмотрения материалов дела установил факт осуществления обществом работ на опасном производственном объекте без подписания договора с владельцем лицензии на право пользования недрами и составления плана мероприятий по промышленной безопасности, факт осуществления работ с использованием двух земснарядов, ввод которых в эксплуатацию с участием представителей соответствующего Управления Ростехнадзора не осуществлялся.

Усмотрев в данном обстоятельстве событие вменяемого нарушения, а также вину общества в его совершении, суд первой инстанции пришел к выводу о правомерном привлечении общества к административной ответственности.

В апелляционной жалобе заявитель указал, что для ввода карьера и земснарядов в эксплуатацию, как того требует действующее законодательство, необходимо проведение крупномасштабных пусконаладочных работ, которые включают в себя и пробный гидронамыв песка.

Суд апелляционной инстанции, изучив материалы дела, не нашел оснований для отмены постановления о назначении административного наказания. При этом судом был сделан следующий вывод.

На основании требований Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» объекты, на которых ведутся горные работы, относятся к опасным производственным объектам.

Согласно п. п. 1, 2 Единых правил безопасности при разработке месторождений полезных ископаемых открытым способом, утвержденных Постановлением Госгортехнадзора России от 09.09.2002 N 57, объектами открытых горных работ являются карьеры, прииски, дражные полигоны, объекты кучного выщелачивания, а также объекты разработки природных отвалов, некондиционных руд шахт, карьеров, гидроотвалов обогатительных фабрик, золотоотвалов и шлакоотвалов ТЭЦ и металлургических предприятий. Строительство, реконструкция, техническое перевооружение, эксплуатация указанных объектов должны осуществляться в соответствии с проектами, выполненными с учетом требований Федеральных законов «О промышленной безопасности опасных производственных объектов», «О недрах», «О безопасности гидротехнических сооружений», других федеральных законов, Единых правил и нормативной документации в области промышленной безопасности.

В соответствии с ч. 4 ст. 8 Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» при вводе в эксплуатацию опасного производственного объекта проверяется готовность организации к эксплуатации такого объекта и к действиям по локализации и ликвидации последствий аварии.

Пунктом 10 Единых правил установлено, что в процессе приемки в эксплуатацию объекта открытых горных работ проверяются соответствие объекта проектной документации, готовность организации к его эксплуатации и к действиям по локализации и ликвидации последствий аварии.

Объекты открытых горных пород должны приниматься в эксплуатацию в установленном порядке с участием представителей территориального органа Госгортехнадзора России (ныне — Ростехнадзора).

Участие представителей Ростехнадзора также требуется при приемке в эксплуатацию горных, транспортных, строительно-дорожных машин, технологического оборудования после монтажа и капитального ремонта (п. 118 Единых правил).

Таким образом, эксплуатация оборудования, предназначенного для ведения горных работ, может производиться только после принятия его в эксплуатацию с участием представителей Ростехнадзора. Вопреки указанным требованиям, опасный производственный объект — карьер в эксплуатацию недропользователем не вводился.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code