4. Гарантия выплаты компенсации при экспроприации

Понятие и виды экспроприации. В настоящее время в юридической науке, международном праве и действующем законодательстве Российской Федерации для обозначения действий государства по принудительному изъятию имущества используются разные термины (национализация, экспроприация, реквизиция, конфискация и др.). Предусмотрен и различный порядок их осуществления. В то же время подобные правила должны быть предельно четкими, понятными и согласующимися с положениями международных договоров и отраслевого законодательства. В этой связи все многообразные формы такого изъятия государством имущества представляется необходимым определять одним общим термином, получившим довольно широкое распространение в международном праве — экспроприацией, и в случае невыплаты принимающим государством компенсации рассматривать в качестве деликта, что должно повлечь наступление гражданско-правовой ответственности.

Право государства на экспроприацию признается повсеместно. В доктрине оно рассматривается как бесспорная прерогатива суверенного государства, а в нормативном плане оно закреплено во многих многосторонних и двусторонних международных договорах о поощрении и взаимной защите капиталовложений, а также в актах национального законодательства. В частности, в Российской Федерации возможность осуществления государством принудительного изъятия собственности физических и юридических лиц предусмотрена в статьях 235, 238 — 243, 279 — 287, 306 ГК РФ, статьях 9 — 11, 49 — 52, 54, 55 и 57 ЗК РФ, статье 16 Федерального закона от 25 февраля 1999 г. N 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений», статье 8 Федерального закона от 9 июля 1999 г. N 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» и иных положениях российского законодательства.

В связи с произошедшим землетрясением территория Невельского муниципального района Сахалинской области была объявлена зоной чрезвычайной ситуации. Постановлением мэра Невельского муниципального района от 4 июля 2006 г. N 413 создана межведомственная комиссия, которая 16 августа 2007 г. по результатам обследования приняла заключение о признании многоквартирного жилого дома, расположенного по адресу: г. Невельск, ул. Советская, 25, аварийным и подлежащим сносу в связи с существенным снижением несущей способности и эксплуатационных характеристик строительных конструкций, создающих опасность для пребывания людей и сохранности инженерного оборудования.

Индивидуальный предприниматель Т. обратился в Арбитражный суд Сахалинской области с иском к администрации Невельского муниципального района об устранении нарушений права собственности в отношении имущества, расположенного в вышеназванном доме. До принятия решения по делу он уточнил свои требования и просил запретить ответчику предпринимать какие-либо действия по сносу магазина общей площадью 58,6 кв. м, расположенного в данном доме, до предоставления истцу предварительного и равноценного возмещения в порядке части 3 статьи 35 Конституции Российской Федерации. По мнению истца, статья 235 ГК РФ предусматривает исчерпывающий перечень оснований для прекращения права собственности, в связи с чем действия местной администрации по сносу дома являются незаконными.

Однако арбитражные суды первой и кассационной инстанций в удовлетворении исковых требований отказали со ссылкой на отсутствие оснований для компенсации предпринимателю стоимости имущества, принадлежащего ему на праве собственности и расположенного в доме, подлежащем сносу в результате произошедшего землетрясения. Они отметили, что предприниматель на основании статьи 35 Конституции Российской Федерации, статьи 242 ГК РФ не вправе требовать предварительного и равноценного возмещения, поскольку в данном случае имело место не изъятие спорного имущества в порядке статьи 235 ГК РФ, а стихийное бедствие, в результате которого жилой дом пришел в негодность и не подлежит восстановлению в связи с признанием его аварийным и подлежащим сносу. Доказательств принудительного изъятия имущества истцом представлено не было. Так как данное здание пострадало в результате стихийного бедствия, в результате чего вина ответчика отсутствует, арбитражные суды применили статью 211 ГК РФ, согласно которой риск случайной гибели или случайного повреждения имущества несет его собственник, если иное не установлено законом или договором <268>.

———————————

<268> См.: Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 26 января 2009 г. N Ф03-6339/2008 по делу N А59-800/08-С16 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Экспроприация может быть двух видов. В одном случае имущество инвестора переходит в собственность государства (прямая экспроприация), когда предпринимается национализация в определенных отраслях экономики на основании закона или экспроприация отдельного предприятия (имущества) в интересах общества по решению исполнительных органов власти. В другом случае имущество инвестора не переходит в собственность государства, но при этом он теряет контроль над своим имуществом. Последний вид экспроприации получил в литературе название непрямой (косвенной, ползучей) экспроприации (indirect expropriation, creeping expropriation) <269>. В качестве примеров такой экспроприации следует назвать назначение членов исполнительных органов и органов контроля коммерческой организации со стороны государства, вмешательство им в процесс принятия решения, принуждение использовать местную рабочую силу, чрезмерное и произвольное налогообложение, вмешательство в ценовую политику, неоправданные и имеющие дискриминационный характер экспортно-импортные ограничения, установление государством чрезмерно высокой зарплаты для работников, контроль за ходом осуществления переводов платежей и др. <270>.

———————————

<269> См., например: August R. International Business Law: Text, Cases, and Readings. Upper Saddle River, 2004. P. 97; International Investment Agreements: Key Issues / U.N. Conference on Trade and Development. N.Y.; Geneva, 2004. Vol. 1. P. 236.

<270> См., например: International Business Law and Its Environment / R. Schaffer, B. Earle, F. Agusti. St. Paul, 1999. P. 604.

 

В деле Sporrong and Lonnroth v. Sweden <271> в основе спора между сторонами лежало разрешение Правительства Швеции муниципалитету г. Стокгольма произвести принудительное отчуждение принадлежащих наследникам г-жи М.Е. Спорронг и г-жи И.М. Лоннрот земельных участков со строениями в связи с планами городской реконструкции г. Стокгольма. При этом собственникам были запрещены какие-либо строительные работы на этих участках. В своем решении от 23 сентября 1982 г. Европейский суд по правам человека пришел к выводу, что имело место вмешательство в право собственности, не оправданное публичным интересом, тем более что отчуждение впоследствии не было произведено, а собственники на протяжении длительного времени были ограничены в своих правах.

———————————

<271> СПС «Гарант».

 

В деле Medioambientales Tecmed, S.A. v. United Mexican States (ICSID Case N ARB(AF)/00/2) <272> коммерческая компания Tecnicas Medioambientales Tecmed S.A., созданная по праву Испании, по результатам конкурса в 1996 г. приобрела недвижимость — здания и сооружения, предназначенные для хранения опасных промышленных отходов. В ноябре 1998 г. Экологический институт Мексики, являвшийся уполномоченным органом федерального правительства, отказал в продлении лицензии на хранение отходов и рекомендовал компании подготовить проект по закрытию могильника отходов.

———————————

<272> URL: http://icsid.worldbank.org.

 

Разрешая спор, арбитраж МЦУИС отметил, что двустороннее соглашение между Королевством Испании и Объединенными Штатами Мексики 1996 г. о взаимном поощрении и защите инвестиций не дает определения экспроприации и не содержит перечня мер, приравниваемых к экспроприации. Он указал на то, что экспроприация представляет собой принудительное изъятие права собственности частных лиц, осуществляемое правительством, с помощью административных и законодательных действий, и посчитал необходимым ответить на главный вопрос о том, был ли истец лишен возможности экономического использования инвестиций или нет. Ответив на него утвердительно, арбитраж МЦУИС приравнял отказ в продлении лицензии к экспроприации и удовлетворил исковые заявления истца.

Однако не все действия государства, направленные на лишение или ограничение права иностранной собственности, следует признавать экспроприацией. В литературе к таковым обычно относят меры, связанные с налогообложением, лицензированием, ограничением внешней торговли, валютным регулированием, экспортным контролем, антимонопольным законодательством, защитой окружающей среды, соблюдением трудового законодательства, защитой прав потребителей, регулированием рынка ценных бумаг и др. <273>.

———————————

<273> См., например: Brownlie I. Principles of Public International Law. N.Y.; Oxford, 1998. P. 509; Sornarajah M. The International Law on Foreign Investment. Cambridge, 1994. P. 283.

 

В деле Marvin Roy Feldman Karpa v. United Mexican States (ICSID Case N ARB(AF)/99/1) <274> истец — корпорация de Exportaciones Mexicanas, S.A. de C.V. (CEMSA) — оспаривал правомерность отказа мексиканских властей предоставлять ему налоговую скидку по акцизам на сигареты, экспортируемые из Мексики, ссылаясь на нарушение статьи 1102 (национальный режим), статьи 1105 (минимальный уровень гарантий) и статьи 1110 (экспроприация и возмещение) Североамериканского соглашения о свободной торговле 1992 г. В своем решении арбитраж МЦУИС провел различие между экспроприацией и государственным регулированием и отметил, что не любое ограничение предпринимательской деятельности следует рассматривать как экспроприацию. Несмотря на то что арбитраж не признал отказ в предоставлении налоговых льгот (вследствие изменения налогового законодательства) экспроприацией, он удовлетворил иск истца по причине нарушения Мексикой статьи 1102 Североамериканского соглашения о свободной торговле 1992 г. на том основании, что налоговое законодательство в то же время предусматривало освобождение национальных лиц от выполнения введенных требований.

———————————

<274> URL: http://icsid.worldbank.org.

 

В деле Too v. Greater Modesto Insurance Associates <275> трибунал по разрешению споров между Ираном и США отметил, что государство не является ответственным за потерю имущества и иные экономические потери, возникшие вследствие bona fide общего налогообложения или любых других действий, которые обычно рассматриваются как совершенные в рамках государственной власти, при условии, что они не носят дискриминационного характера и не предпринимались для того, чтобы вынудить иностранца оставить свое имущество государству или продать по заниженной цене.

———————————

<275> Iran — United States Claims Tribunal Reports. 1989. Vol. 23. P. 378.

 

Арбитражный суд г. Москвы обратился в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности пунктов 1 и 4 части 4 статьи 20 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» (в редакции Федерального закона от 3 февраля 1996 г. N 17-ФЗ), полагая, что предусмотренный ими запрет на совершение кредитной организацией сделок после отзыва у нее лицензии противоречит части 3 статьи 35 Конституции Российской Федерации, поскольку носит конфискационный характер, лишает контрагентов кредитной организации возможности получить причитающиеся им денежные средства и фактически лишает их имущества не по решению суда, что влечет нарушение их законных прав и интересов.

Вместе с тем Конституционный Суд Российской Федерации посчитал, что содержащийся в оспариваемой норме запрет на заключение сделок и исполнение обязательств по сделкам (за исключением тех, которые указаны в самой норме) до создания в установленном порядке ликвидационной комиссии, назначения конкурсного управляющего обусловлен необходимостью сохранения денежных средств и имущества кредитной организации для их законного обоснованного распределения между кредиторами и направлен на реализацию конституционного принципа равенства всех перед законом. Таким образом, пункт 4 части 4 статьи 20 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» (в редакции Федерального закона от 3 февраля 1996 г. N 17-ФЗ) устанавливает обеспечительные меры, направленные на сохранение денежных средств и имущества кредитной организации до решения вопроса о расчетах с кредиторами. Эти меры носят процессуальный характер и, ограничивая в определенной мере право собственника владеть, пользоваться и распоряжаться своим имуществом, не порождают перехода права собственности <276>.

———————————

<276> См.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1999 г. N 182-О по запросу Арбитражного суда г. Москвы о проверке конституционности пунктов 1 и 4 части четвертой статьи 20 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» // СПС «КонсультантПлюс».

 

В доктрине и международной договорной практике государств получило широкое распространение положение о том, что экспроприация должна проводиться при соблюдении следующих условий:

1) в публичных целях;

2) на недискриминационной основе;

3) с выплатой компенсации;

4) в соответствии с установленным порядком.

В деле Middle East Cement Shipping and Handling Co. S.A. v. Arab Republic of Egypt (ICSID Case N ARB/99/6) <277> арбитраж МЦУИС подтвердил нарушение Египтом положений международного двустороннего договора, в частности статьи 4, закрепляющей, что инвестиции не могут быть экспроприированы, за исключением следующих условий: такие меры должны: а) приниматься в публичных целях и в соответствии с национальным правом; б) быть ясными и не носить дискриминационного характера; в) сопровождаться выплатой быстрой, адекватной и эффективной компенсации.

———————————

<277> URL: http://icsid.worldbank.org.

 

При обращении в Департамент земельных ресурсов г. Москвы за оформлением арендованного земельного участка в собственность ОАО «Рестром» стало известно о том, что в утвержденном на основании Постановления правительства г. Москвы от 14 сентября 1999 г. N 852 «О проекте планировки квартала 75 района Хорошево-Мневники Северо-Западного административного округа г. Москвы» проекте и исходно-разрешительной документации здание, находящееся в собственности ОАО «Рестром», значилось как подлежащее сносу без каких-либо условий и согласований. По этой причине обществу было отказано в выкупе земельного участка и предоставлении кредита в банке. Рассмотрев дело, Арбитражный суд г. Москвы, а впоследствии и Федеральный арбитражный суд Московского округа, пришел к выводу о нарушении прав заявителя со стороны государства и признал оспариваемое Постановление правительства г. Москвы в части, устанавливающей снос нежилого здания, принадлежащего на праве собственности истцу, недействительным <278>.

———————————

<278> См.: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 2 августа 2007 г., 8 августа 2007 г. N КА-А40/7488-07 по делу N А40-77319/06-94-326 // СПС «КонсультантПлюс».

 

В то же время положения действующих международных договоров и национального законодательства о выплате компенсации отличаются многообразием. В их текстах применяются различные формулировки: «быстрая, адекватная и эффективная компенсация», «адекватная компенсация», «соответствующая компенсация», «справедливая компенсация», «надлежащая» компенсация» и др. Среди них довольно широкое распространение <279> получила формула уплаты «быстрой, адекватной и эффективной компенсации», введенной государственным секретарем США К. Галлом при урегулировании спора, связанного с национализацией нефтяной промышленности Мексики в 1938 г. В соответствии с разделом 4 Руководства Всемирного банка по режиму для прямых иностранных инвестиций 1992 г. компенсация является:

———————————

<279> См., например: пункт 1 статьи 4 Типового соглашения между Правительством Российской Федерации и правительствами иностранных государств о поощрении и взаимной защите капиталовложений, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 9 июня 2001 г. N 456.

 

1) адекватной, если она основана на справедливой рыночной стоимости актива на дату, предшествующую принятию решения об экспроприации (или накануне, когда подобное решение стало известно общественности). При этом она может включать как реальный ущерб, так и упущенную выгоду <280>.

———————————

<280> В юридической литературе можно встретить и иную точку зрения, согласно которой компенсация должна быть частичной, и не существует норм международного права, предусматривающих выплату полной компенсации при национализации. См., например: Lauterpacht H. International Law: Collected Papers / Ed. by E. Lauterpacht. Cambridge, 1970. Vol. 1. P. 387 — 390; Sornarajah. M. Op. cit. P. 364, 365.

 

В деле Liberian Eastern Timber Corporation (LETCO) v. Government of the Republic of Liberia (ICSID Case N ARB/83/2) арбитраж МЦУИС присудил в качестве компенсации не только суммы, инвестированные в компанию и потерянные до конфискации, но и упущенные доходы, которые она могла бы извлечь, если бы соглашение не было прекращено.

Если между иностранным инвестором и государством не было достигнуто соглашения о стоимости национализируемого актива, то при ее установлении следует руководствоваться суммой, которую заинтересованный покупатель готов был бы заплатить продавцу, учитывая характер инвестиций и обстоятельства, которые могут появиться в будущем. При этом могут быть использованы следующие методы:

— метод дисконтирования потока денежной наличности, если предприятие функционировало в течение времени, достаточного для оценки будущих доходов, и является прибыльным;

— метод ликвидационной стоимости, если предприятие функционировало в течение времени, недостаточного для оценки будущих доходов, и не является прибыльным;

— метод замены;

— метод бухгалтерской стоимости в других случаях <281>;

———————————

<281> В экономической литературе предложена целая система показателей эффективности инвестиционных проектов и, соответственно, капитальных вложений, которые могут быть использованы при определении размера компенсации, причем часть из них основана именно на методе дисконтирования потока денежной наличности. Более подробно см., например: Четыркин Е.М. Методы финансовых и коммерческих расчетов. М.: Дело Лтд, 1995. С. 282 — 300. Следует добавить, что в Методике расчета показателей и применения критериев эффективности региональных инвестиционных проектов, претендующих на получение государственной поддержки за счет бюджетных ассигнований Инвестиционного фонда Российской Федерации, утвержденной Приказом Министерства регионального развития Российской Федерации от 30 октября 2009 г. N 493, используются аналогичные показатели // Рос. газета. 2010. 29 янв.

 

2) эффективной, если она выплачивается в валюте инвестирования (если валюта является конвертируемой) или в другой валюте, указанной как свободно конвертируемая Международным валютным фондом, или в другой валюте с согласия инвестора;

3) быстрой, если она выплачивается без необоснованной задержки. В исключительных случаях, когда государство испытывает сложности финансового характера, оно может выплатить компенсацию в рассрочку в течение короткого периода времени, который не должен превышать пять лет с момента экспроприации, с условием уплаты процентов.

Положения о размере выплачиваемой компенсации предусмотрены и в действующем законодательстве Российской Федерации. Так, согласно части 3 статьи 35 Конституции Российской Федерации принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения. Более точные формулировки содержатся в ГК РФ (статья 15, пункт 2 статьи 281), Жилищном кодексе Российской Федерации <282> (часть 7 статьи 32), ЗК РФ (часть 1 статьи 57), Федеральном законе от 9 июля 1999 г. N 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» (пункт 2 статьи 8) и статье 15 Федерального закона от 1 декабря 2007 г. N 310-ФЗ «Об организации и о проведении XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в городе Сочи, развитии города Сочи как горноклиматического курорта и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» <283>, которые предусматривают выплату не только рыночной стоимости имущества, изымаемого для государственных и муниципальных нужд, но и иных убытков, в том числе упущенной выгоды. Более того, если в нормативных правовых актах используются разные термины, такие как: «действительная стоимость», «разумная стоимость», «эквивалентная стоимость», «реальная стоимость» и т.п., то все они должны означать, согласно статье 7 Федерального закона от 29 июля 1998 г. N 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» <284>, рыночную стоимость объекта оценки.

———————————

<282> СЗ РФ. 2005. N 1. Ст. 14.

<283> СЗ РФ. 2007. N 49. Ст. 6071.

<284> СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3813.

 

Разъясняя вопросы, связанные с применением земельного законодательства, Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации указал на то, что под равноценным возмещением понимается выкупная цена земельного участка, в которую в силу пункта 2 статьи 281 ГК РФ и пункта 4 статьи 63 ЗК РФ включаются рыночная стоимость изымаемого участка и находящегося на нем недвижимого имущества, а также все убытки, причиненные собственнику изъятием земельного участка, включая убытки, которые он понесет в связи с досрочным прекращением своих обязательств перед третьими лицами, в том числе упущенную выгоду <285>.

———————————

<285> См.: пункт 28 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 г. N 11 «О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства» // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2005. N 5. С. 12 — 24.

 

Несмотря на то что лицо, чье право нарушено, вправе требовать полного возмещения причиненных ему убытков, федеральным законом или договором может быть предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере (пункт 1 статьи 15 ГК РФ). В частности, согласно пункту 4 статьи 18 Федерального закона от 25 февраля 1999 г. N 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» в отношении обязательств, вытекающих из договора, заключенного до 1 января 2011 г. с органом государственной власти, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением либо унитарным предприятием и предусматривающего строительство, реконструкцию на земельном участке, находящемся в государственной или муниципальной собственности и расположенном в границах субъекта Российской Федерации — города федерального значения Москвы или Санкт-Петербурга, объекта недвижимого имущества с привлечением внебюджетных источников финансирования и последующим распределением площади соответствующего объекта недвижимого имущества между сторонами данного договора, в том числе при его расторжении, возмещение убытков, включая упущенную выгоду, сторонами данного договора не допускается. При расторжении такого договора органом государственной власти, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением либо унитарным предприятием в одностороннем порядке другим его сторонам компенсируются лишь документально подтвержденные прямые затраты на исполнение обязательств по нему, на сумму которых начисляются проценты в порядке, установленном статьей 395 ГК РФ.

ООО «Производственно-коммерческая фирма «Хой» обратилось в Арбитражный суд Чеченской Республики с иском к ОАО «Грознефтегаз» о взыскании 4275 тыс. руб. убытков в виде упущенной выгоды с 3 июля 2003 г. по 3 апреля 2008 г., причиненных в результате прокладки нефтепровода и ограничения права пользования земельным участком. Истец рассчитал предполагаемую прибыль от эксплуатации автозаправочной станции, станции технического обслуживания автомобилей, магазина по реализации строительных материалов, которые он мог бы построить на земельном участке при отсутствии проложенного подземного нефтепровода. Однако расчет, представленный истцом в обоснование исковых требований, не был подтвержден документально и носил предположительный характер. В деле отсутствовали необходимая разрешительная и проектно-строительная документация на автозаправочную станцию, станцию технического обслуживания автомобилей, магазин, из которых следовало, что строительство указанных объектов на земельном участке было бы возможно, если бы не был проложен нефтепровод. Кроме того, истец не обосновал причины, препятствующие ему использовать земельный участок иным способом, позволяющим предотвратить или уменьшить убытки. В результате Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа отказал истцу в удовлетворении иска <286>.

———————————

<286> См.: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 3 декабря 2008 г. N Ф08-7270/2008 // СПС «Гарант».

 

Подводя итог, следует заключить, что размер и порядок определения и выплаты компенсации при экспроприации определяются положениями международных договоров и нормами национального права. При этом компенсация должна <287>:

———————————

<287> См., например: пункт 2 статьи 4 Типового соглашения между Правительством Российской Федерации и правительствами иностранных государств о поощрении и взаимной защите капиталовложений, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 9 июня 2001 г. N 456.

 

1) соответствовать рыночной стоимости экспроприируемой собственности и в ряде случаев может включать упущенную выгоду;

2) определяться непосредственно перед моментом, когда официально стало известно о фактически осуществленных или предстоящих мерах по принудительному изъятию;

3) выплачиваться без необоснованной задержки в предусмотренный срок;

4) осуществляться с уплатой процентов, начисляемых с даты экспроприации и до момента выплаты компенсации согласно действующей на территории государства обычной коммерческой процентной ставке, устанавливаемой на рыночной основе;

5) в случае экспроприации иностранной собственности выплачиваться в свободно конвертируемой валюте или в другой валюте с согласия инвестора и свободно переводиться с территории одной страны на территорию другой.

При этом в целях формирования единообразия в толковании и применении государственными судами и международными коммерческими арбитражами норм права об экспроприации в заключаемых международных договорах и законодательстве Российской Федерации представляется необходимым предусмотреть в качестве допустимых изъятий закрытый перечень действий принимающего государства, не признаваемых экспроприацией (в частности, направленных на регулирование инвестиционной деятельности и связанных с установлением и исполнением императивных предписаний и санкций, которые при этом не должны носить дискриминационного характера), а также исходя из принципа баланса (сочетания) интересов иностранного инвестора и принимающего государства, ограничить на законодательном уровне в ряде случаев размер возмещения причиненных иностранному инвестору убытков (например, при проведении экспроприации в публичных целях, если она не носит дискриминационного характера; при уничтожении иностранной собственности вооруженными силами и властями государства при наведении ими правопорядка) и др.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code