Глава 5. ГАРАНТИИ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ИНВЕСТИЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

  • 1. Право на осуществление инвестиционной деятельности и гарантии его реализации

 

Право на осуществление инвестиционной деятельности как абстрактная возможность (способность) вложения инвестиций является юридической предпосылкой для обладания инвестором субъективных прав и обязанностей, возникающих на основании соответствующих юридических фактов в рамках гражданских и иных инвестиционных правоотношений, и тем самым составляет содержание правоспособности того или иного лица (статья 18, пункт 1 статьи 49 ГК РФ). Правовой основой для него выступает гарантированная государством свобода экономической деятельности (часть 1 статьи 8, часть 1 статьи 34 Конституции Российской Федерации).

В соответствии со статьей 6 Федерального закона от 25 февраля 1999 г. N 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» и статьей 5 Закона РСФСР от 26 июня 1991 г. N 1488-1 «Об инвестиционной деятельности в РСФСР» все инвесторы имеют равные права на осуществление инвестиционной деятельности, в том числе на:

1) самостоятельное определение вкладываемых объектов (имущества), объемов инвестиций и направлений их вложений — объектов инвестиционной деятельности;

2) заключение договоров с другими лицами в соответствии с ГК РФ;

3) владение, пользование и распоряжение объектами инвестиционной деятельности в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Разъясняя вопросы, возникающие при рассмотрении споров из договоров, связанных с инвестиционной деятельностью в сфере финансирования строительства или реконструкции объектов недвижимости, Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации указал на то, что положения законодательства об инвестициях (в частности, статья 5 Закона РСФСР от 26 июня 1991 г. N 1488-1 «Об инвестиционной деятельности в РСФСР» и статья 6 Федерального закона от 25 февраля 1999 г. N 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений») не могут быть истолкованы в смысле наделения лиц, финансирующих строительство недвижимости, правом собственности (в том числе долевой собственности) на возводимое за их счет недвижимое имущество. Право собственности на объекты недвижимости возникает у лиц, заключивших договор купли-продажи будущей недвижимой вещи (включая случаи, когда на такого рода договоры распространяется законодательство об инвестиционной деятельности), по правилам пункта 2 статьи 223 ГК РФ, т.е. с момента государственной регистрации в ЕГРП этого права за покупателем.

В случаях, когда по условиям договора одна сторона, имеющая в собственности или на ином праве земельный участок, предоставляет его для строительства здания или сооружения, а другая сторона обязуется осуществить строительство, на основании статьи 219 ГК РФ право собственности на здание или сооружение, созданное по такому договору, возникает у стороны, предоставившей земельный участок (застройщика), с момента государственной регистрации данного права в ЕГРП. Сторона, осуществившая строительство, имеет право на оплату выполненных работ в соответствии с договором, а при неисполнении стороной, предоставившей земельный участок, обязанности по их оплате может требовать от нее возмещения причиненных убытков, уплаты предусмотренной договором неустойки, а также воспользоваться правом, предоставленным ей статьей 712 ГК РФ. Если по условиям договора сторона, осуществившая строительство, имеет право в качестве оплаты по нему получить в собственность помещения в возведенном здании, то названный договор следует квалифицировать как смешанный (пункт 3 статьи 421 ГК РФ). При этом к обязательству по передаче помещений должны применяться правила о купле-продаже будущей недвижимой вещи.

В случаях, когда из условий договора усматривается, что каждая из сторон вносит вклады (передает земельный участок, вносит денежные средства, выполняет работы, поставляет строительные материалы и т.д.) с целью достижения общей цели — создание объекта недвижимости, судам надлежит исходить из того, что в силу пункта 2 статьи 8, статьи 131 ГК РФ, статьи 25 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» право собственности на вновь создаваемое недвижимое имущество (здание или сооружение) на основании статьи 219 ГК РФ возникает у лица, имеющего в собственности либо на ином праве земельный участок, на котором оно возведено, с момента государственной регистрации данного права в ЕГРП. Согласно пункту 1 статьи 1043 ГК РФ имущество, внесенное товарищами в качестве вклада, а также произведенное в результате совместной деятельности, признается их общей долевой собственностью, если иное не предусмотрено законом, договором либо не вытекает из существа обязательства. В соответствии с пунктом 2 статьи 8, статьей 131 ГК РФ и применительно к статье 24 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» право общей долевой собственности товарищей на недвижимое имущество, внесенное ими в качестве вклада, возникает с момента его государственной регистрации. Следовательно, в том случае, если объект недвижимости возведен на земельном участке, не оформленном в общую долевую собственность товарищей (или в аренду со множественностью лиц на стороне арендатора), право собственности на вновь созданное недвижимое имущество на основании статьи 219 ГК РФ может возникнуть только у товарища, имеющего права на названный земельный участок.

В ситуации, когда вопреки условиям договора товарищ, обязанный внести вклад в общее дело в виде права аренды или посредством передачи земельного участка в общую собственность товарищей, уклоняется от совершения необходимых для этого действий, другие участники договора простого товарищества вправе в судебном порядке требовать исполнения указанного договора применительно к пункту 3 статьи 551 ГК РФ. Аналогичным образом судам следует квалифицировать иски товарищей, сформулированные как требования о признании права собственности на долю в созданном недвижимом имуществе, возведение которого являлось общей целью. Во всех таких случаях право собственности товарища, предъявившего соответствующее требование, возникает не ранее момента государственной регистрации данного права на основании судебного акта об удовлетворении этого требования (пункт 2 статьи 8, статья 131 ГК РФ, статья 28 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»). Кроме того, участник договора простого товарищества вправе также потребовать возмещения убытков, причиненных неисполнением договора <255>;

———————————

<255> См.: пункты 4, 6 и 7 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11 июля 2011 г. N 54 «О некоторых вопросах разрешения споров, возникающих из договоров по поводу недвижимости, которая будет создана или приобретена в будущем».

 

4) передачу по договору или государственному (муниципальному) контракту своих прав на объекты инвестиционной деятельности иным лицам в соответствии с законодательством Российской Федерации;

5) осуществление контроля за целевым использованием средств, вкладываемых в качестве инвестиций;

6) объединение собственных и привлеченных средств со средствами других инвесторов в целях совместного осуществления инвестиционной деятельности на основании договора и в соответствии с законодательством Российской Федерации;

7) осуществление других прав, предусмотренных договором или государственным (муниципальным) контрактом в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В свою очередь, согласно статье 7 Федерального закона от 25 февраля 1999 г. N 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» и пункту 1 статьи 6 Закона РСФСР от 26 июня 1991 г. N 1488-1 «Об инвестиционной деятельности в РСФСР», инвесторы, в частности, обязаны:

1) осуществлять инвестиционную деятельность в соответствии с международными договорами Российской Федерации, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами субъектов Российской Федерации и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления;

2) исполнять требования, предъявляемые государственными органами и их должностными лицами, не противоречащие нормам законодательства Российской Федерации;

3) использовать средства, вкладываемые в качестве капитальных вложений, по целевому назначению.

Право на осуществление инвестиционной деятельности и возникающие в связи с ним субъективные права инвестора могут быть ограничены на основании федерального закона в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (часть 1 статьи 34, часть 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации, абзац второй пункта 2 статьи 1, пункт 1 статьи 22, пункт 2 статьи 49 ГК РФ). В частности, не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). Предусмотрены также запрет на использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции и злоупотребление доминирующим положением на рынке. В случае несоблюдения таких требований суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом (пункты 1 и 2 статьи 10 ГК РФ).

27 декабря 2003 г. ЗАО «78-й Деревообрабатывающий комбинат Н.М.» (продавец) и ОАО «Волга» (покупатель) заключили договор купли-продажи акций N 03-12-1цб, в соответствии с которым истец приобрел в собственность 975 обыкновенных именных бездокументарных акций ЗАО «681-й Лесопромышленный комбинат» на общую сумму 3,9 млн. руб. До заключения сделки, 24 декабря 2003 г., Региональное отделение Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг в Приволжском федеральном округе (РО ФКЦБ) осуществило государственную регистрацию выпуска указанных акций с присвоением регистрационного номера 1-02-16917-Р, о чем было указано в пункте 1.1 оспариваемого договора. Государственная регистрация отчета об итогах выпуска ценных бумаг была проведена РО ФКЦБ 13 января 2004 г. Впоследствии с согласия Кировского территориального управления Министерства Российской Федерации по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства ОАО «Волга» приобрело дополнительно 3950 акций эмитента, или 80,2% в уставном капитале предприятия, и стало его единственным акционером.

Посчитав, что на момент заключения оспариваемого договора отчет об итогах выпуска ценных бумаг ЗАО «681-й Лесопромышленный комбинат» не был зарегистрирован РО ФКЦБ, что противоречит пункту 2 статьи 5 Федерального закона «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг», ОАО «Волга» обратилось с иском к ЗАО «78-й Деревообрабатывающий комбинат Н.М.» о признании недействительным (ничтожным) заключенного между ними договора купли-продажи акций от 27 декабря 2003 г. N 03-12-1цб и применении последствий его недействительности в виде обязания истца передать ответчику 975 обыкновенных акций ЗАО «681-й Лесопромышленный комбинат», оформив соответствующее передаточное распоряжение, а ответчику возвратить стоимость акций в сумме 3,9 млн. руб. и предоставить регистратору анкету зарегистрированного лица и иные документы, необходимые для открытия счета в реестре владельцев ценных бумаг третьего лица.

Решением Арбитражного суда Нижегородской области от 17 февраля 2005 г., оставленным без изменения кассационной инстанцией, в удовлетворении исковых требований было отказано. Арбитражные суды указали, что обращение истца с настоящим иском в суд является злоупотреблением правом, под которым следует понимать осуществление гражданами и юридическими лицами своих прав с причинением прямо или косвенно вреда другим лицам. Под иными формами злоупотребления правом законодатель предусмотрел поведение лица, хотя и не имеющее своей целью причинить ущерб интересам других лиц, но объективно причиняющее им вред. В этом случае прямого умысла ущемить интересы других лиц нет, однако поведение лица объективно вызывает такой результат. ОАО «Волга», являющееся единственным акционером эмитента, своими действиями привело к тому, что основные средства ЗАО «681-й Лесопромышленный комбинат» в течение 2004 г. уменьшились почти на половину и составили 8,75 млн. руб., активы предприятия стали меньше почти на 9 млн. руб., а кредиторская задолженность с суммы 14 млн. руб. возросла до 16 млн. руб., что неизбежно повлекло уменьшение стоимости акций последнего и впоследствии принятие решения о его ликвидации с прекращением осуществления основной деятельности. Таким образом, действия ОАО «Волга» не соответствовали требованиям добросовестного и разумного осуществления прав, и поэтому в деле имелись основания для квалификации действий истца как злоупотребление правом на основании статьи 10 ГК РФ <256>.

———————————

<256> См.: Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 29 июня 2005 г. по делу N А43-30803/2004-2-1004 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Любые решения и действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления и их должностных лиц, которые в нарушение федеральных законов ограничивают осуществление инвестиционной деятельности, являются незаконными и могут быть обжалованы в судебном порядке и служить основанием для возмещения инвесторам возникших в связи с этим убытков (статьи 16 и 1069 ГК РФ).

Прокурор Приморского края обратился в Приморский краевой суд с заявлением о признании недействующими и не подлежащими применению ряда положений Закона Приморского края от 20 января 1999 г. N 31-КЗ «Об оптовых продовольственных рынках на территории Приморского края», ссылаясь на то, что этим краевым Законом регламентировался порядок создания и функционирования оптовых продовольственных рынков на территории Приморского края. В частности, в нем содержались нормы, регулирующие деятельность администраций и служащих оптовых продовольственных рынков, которые ограничивали возможности продовольственных рынков как хозяйствующих субъектов и возлагали на них ряд обязанностей, не связанных с целями деятельности коммерческих организаций. Решением Приморского краевого суда от 8 января 2002 г. заявление было удовлетворено. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не нашла оснований к отмене решения суда. При этом она указала, что гражданские права оптовых продовольственных рынков как коммерческих организаций могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства <257>.

———————————

<257> См.: Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 19 марта 2002 г. N 56-Г02-6 // СПС «Кодекс».

 

Реализация права на ведение инвестиционной деятельности осуществляется с использованием правовых гарантий — юридических средств, установленных международными договорами и актами действующего законодательства, обеспечивающих возникновение, осуществление и защиту субъективных прав инвесторов и имеющих разноотраслевой характер. Среди них особо следует выделить такие, которые предусмотрены в специальных федеральных законах, регулирующих инвестиционные отношения, в частности:

1) равенство прав инвесторов (статья 6, пункт 1 статьи 15 и статья 20 Федерального закона от 25 февраля 1999 г. N 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений», пункт 2 статьи 4 Федерального закона от 5 марта 1999 г. N 46-ФЗ «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг», пункт 1 статьи 5, пункт 1 статьи 15 Закона РСФСР от 26 июня 1991 г. N 1488-1 «Об инвестиционной деятельности в РСФСР»);

2) гласность в обсуждении инвестиционных проектов (пункт 1 статьи 15 и статья 20 Федерального закона от 25 февраля 1999 г. N 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений»);

3) использование инвестором различных форм инвестиционной деятельности (абзац первый пункта 2 статьи 14 Закона РСФСР от 26 июня 1991 г. N 1488-1 «Об инвестиционной деятельности в РСФСР», статья 6 Федерального закона от 9 июля 1999 г. N 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации»);

4) свободное использование доходов и прибыли на территории Российской Федерации для реинвестирования и беспрепятственный перевод иностранным инвестором за пределы Российской Федерации доходов, прибыли и других правомерно полученных денежных сумм в иностранной валюте в связи с ранее осуществленными им иностранными инвестициями (статья 11 Федерального закона от 9 июля 1999 г. N 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации»);

5) беспрепятственный вывоз иностранным инвестором за пределы Российской Федерации имущества и информации в документальной форме или в форме записи на электронных носителях, которые были первоначально ввезены в Российскую Федерацию в качестве иностранной инвестиции (статья 12 Федерального закона от 9 июля 1999 г. N 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации»);

6) приобретение иностранным инвестором ценных бумаг (статья 13 Федерального закона от 9 июля 1999 г. N 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации»);

7) участие иностранного инвестора в приватизации (статья 14 Федерального закона от 9 июля 1999 г. N 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации»);

8) предоставление иностранному инвестору права на земельные участки, другие природные ресурсы, здания, сооружения и иное недвижимое имущество (статья 15 Федерального закона от 9 июля 1999 г. N 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации»);

9) предоставление информации инвестору в связи с обращением ценных бумаг (статья 6 Федерального закона от 5 марта 1999 г. N 46-ФЗ «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг»);

10) признание перехода прав и обязанностей иностранного инвестора другому лицу — суброгации (статья 7 Федерального закона от 9 июля 1999 г. N 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации»);

11) стабильность прав инвесторов (пункты 2 — 6 статьи 15 Федерального закона от 25 февраля 1999 г. N 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений», пункт 1 статьи 14 Закона РСФСР от 26 июня 1991 г. N 1488-1 «Об инвестиционной деятельности в РСФСР», статья 9 Федерального закона от 9 июля 1999 г. N 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации»);

12) защита прав инвесторов (пункт 1 статьи 15 Федерального закона от 25 февраля 1999 г. N 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений», пункт 1 статьи 15 Закона РСФСР от 26 июня 1991 г. N 1488-1 «Об инвестиционной деятельности в РСФСР», пункт 1 статьи 5 Федерального закона от 9 июля 1999 г. N 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации»);

13) обжалование в суд решения и действия (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления и их должностных лиц (пункт 1 статьи 15 Федерального закона от 25 февраля 1999 г. N 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений»);

14) компенсация при экспроприации (пункт 1 статьи 16 Федерального закона от 25 февраля 1999 г. N 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений», пункт 2 статьи 15 Закона РСФСР от 26 июня 1991 г. N 1488-1 «Об инвестиционной деятельности в РСФСР», статья 8 Федерального закона от 9 июля 1999 г. N 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации»);

15) возмещение убытков, причиненных инвестору в результате незаконных действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления и их должностных лиц (абзац второй пункта 2 статьи 14 Закона РСФСР от 26 июня 1991 г. N 1488-1 «Об инвестиционной деятельности в РСФСР», пункт 2 статьи 5 Федерального закона от 9 июля 1999 г. N 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации»);

16) обеспечение надлежащего разрешения спора, возникшего в связи с осуществлением инвестиционной деятельности (пункт 2 статьи 17 Федерального закона от 25 февраля 1999 г. N 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений», пункт 4 статьи 16 Закона РСФСР от 26 июня 1991 г. N 1488-1 «Об инвестиционной деятельности в РСФСР», статья 10 Федерального закона от 9 июля 1999 г. N 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации») и др.

Далее рассмотрим те из них, которые необходимы для осуществления прежде всего инвестиционной деятельности и в этой связи достаточно подробно раскрываются в вышеуказанных специальных федеральных законах, а не в актах гражданского, административного или иной основной (ведущей) отрасли законодательства.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code