УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА БАНДИТИЗМА

Д.Н.Маринкин, Ю.А.Маринкина

За последние двадцать лет в России приложено немало усилий в борьбе за право называться правовым государством. Конституция Российской Федерации содержит внушительный перечень прав и свобод человека и гражданина: право на жизнь (ст. 20), на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22), частную собственность (ст. 35), охрану здоровья (ст. 41) и т.д. Государство гарантирует их соблюдение и защиту (ст. 45, 46).

Благополучие и благосостояние населения страны является основной задачей государства, которое стремится обеспечить общественную безопасность и порядок, защитить и восстановить нарушенные права и свободы граждан [7].

Организованная преступность в последние годы стала едва ли не основным фактором, определяющим характер криминальной ситуации в стране. Ее возрастающие масштабы представляют реальную угрозу безопасности государства и общества [6], поскольку она усиливает свои позиции, монополизируя многие виды противоправной деятельности, активно внедряется в легальную экономику, а в последнее время проявляет очевидное стремление проникнуть во властные структуры.

Являясь разновидностью организованной преступности, бандитизм опасен тем, что члены банды вооружены и, совершая нападения на граждан и организации, всегда готовы применить оружие, чем представляют особую угрозу для общества. Факторами, влияющими на повышенную общественную опасность бандитизма, являются также высокая степень организованности членов банды, вовлечение в орбиту преступной деятельности значительного числа лиц, а также нацеленность, как правило, на неоднократное совершение бандитских нападений.

В динамике бандитизма можно проследить такие опасные тенденции, как устойчивый рост бандпроявлений с особо тяжкими последствиями, связанными с захватом заложников, терроризмом [3], похищением людей, убийствами и вымогательством. Наблюдается процесс слияния бандгрупп в бандформирования, а также высокая латентность преступлений, совершаемых ими.

Таким образом, в условиях роста организованной преступности, в том числе вооруженной, все большую остроту приобретает проблема борьбы с бандитизмом как одним из наиболее опасных и распространенных проявлений организованной преступности, характеризующейся повышенной общественной опасностью.

Проблема существования в действующем УК РФ состава преступления «бандитизм» (ст. 209) продолжает оставаться предметом многочисленных дискуссий. Обособленное положение этой уголовно-правовой нормы, регламентирующей ответственность за создание, руководство и участие в банде, отсутствие взаимосвязи с нормами Общей части УК обусловили противоречивость ее применения, несоответствие квалификации обстоятельствам деяния и, как следствие, назначение несправедливого наказания. Ведь на практике большую сложность представляет доказывание факта бандитизма, разграничения со смежными составами, в частности с преступлениями, совершенными в составе организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) [2].

Однако согласно отчетам о судимости по конкретным статьям УК РФ Управления судебного департамента в Пермском крае за 2010 г. по ст. 209 осуждено 0 чел., за 2011 г. — 3 чел., за 2012 г. — 0 чел. По данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ, в целом в России за 2009 г. по статье за бандитизм осуждено 147 чел., за 2010 г. — 142 чел., за 2011 г. — 170 чел., за 2012 г. — 114 чел. [8].

Указанное обусловливает необходимость комплексного исследования асоциального явления — бандитизма в России и предложения ряда мер по разрешению проблемной ситуации, в частности по поводу содержания состава преступления ст. 209 УК РФ.

Весьма необходимы и исследования теоретических вопросов состава бандитизма, и изучение практики привлечения к уголовной ответственности за бандитизм по действующему уголовному законодательству России.

Данной проблематике посвящены труды видных ученых-юристов: Р.В. Апалькова, О. Поповой, А.Г. Гамзикова, В.В. Бычкова, Л.В. Глазковой, П.Н. Кобец, М.В. Геворкян, Т. Шутемовой, Р.Р. Галиакбарова, Ф.Н. Багаутдинова и др.

В результате проведенного исследования нами сделан ряд выводов.

  1. Обеспечение общественной безопасности, общественного порядка и безопасности граждан является важнейшей задачей государства.

Новое уголовное, уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное законодательство должно способствовать этому, служить более эффективному осуществлению борьбы с преступностью, особенно с наиболее опасными и тяжкими его видами. В этом плане особую актуальность приобретают проблемы борьбы с организованными формами преступности, среди которых выделяется бандитизм.

  1. Проведенные научные исследования, анализ научных работ, посвященных бандитизму, статистических материалов о состоянии, структуре и тенденциях проявления бандитизма показали, насколько значимо изучение проблем борьбы с бандитизмом в настоящее время и научно-практический подход к выработке стратегии и тактики этой борьбы [1].

Ведущие ученые в области уголовного права и криминологии рассматривают бандитизм как одну из форм проявления организованной преступности. Авторы разделяют мнение ученых, которые считают, что в структуре организованной преступности, в зависимости от форм и масштабов ее проявления, объективных и субъективных обстоятельств, бандитизм может быть базовым или побочным элементом. В организованной преступности он выступает в качестве базового элемента, когда является основным видом преступной деятельности группы. В остальных случаях он выступает в качестве побочного элемента.

  1. Следует четко выделять отличительные признаки бандитизма: от разбоя, от терроризма и организации преступного сообщества.

Несмотря на некоторую схожесть наказуемых деяний, их различия важны для грамотной квалификации [4].

Бандитизм и разбой отличаются: по объекту, характеристикам признака вооруженности, обязательному/необязательному наличию устойчивых связей между участниками, применению оружия при нападении, по моменту окончания преступления.

Бандитизм и терроризм различаются: по непосредственному объекту посягательства, по признаку вооруженности, по возрасту привлечения к ответственности, по необходимому количественному составу субъектов, целям, наличию возможности освобождения от ответственности.

Бандитизм и преступное сообщество (организация) различны: по признаку устойчивости/сплоченности, признаку вооруженности, по целям.

  1. Бандитизм представляет собой одно из опасных проявлений организованной преступности. Это сложное, особо тяжкое преступление против общественной безопасности.

Действующий УК РФ в понятие бандитизма включает три самостоятельных состава преступления, в числе которых и принципиально новый состав — бандитизм, совершенный лицом с использованием своего служебного положения.

  1. По результатам анализа объективных и субъективных признаков бандитизма, с учетом различных точек зрения ученых о сущности банды нами дано следующее определение:

«Банда — это устойчивая организованная вооруженная группа из двух или более лиц, предварительно объединившаяся для совершения нападений по разным мотивам и целям на граждан или организации либо хотя бы и одного нападения, но для совершения которого необходима определенная подготовительная деятельность».

  1. Исключительно серьезной проблемой, связанной с квалификацией преступных посягательств банд и обеспечением должного карательного воздаяния [5] участникам этих посягательств, является вопрос о вине организатора и участников преступных групп по всем эпизодам совершенных ими преступлений.

Существует множество подходов к этой проблеме. Наиболее оптимальна позиция Пленума Верховного Суда (Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» от 17 января 1997 г.), в которой предусматривается, что при совершении членами банды в процессе нападения преступных действий, образующих самостоятельные составы преступлений, следует руководствоваться положениями ст. 17 УК РФ, согласно которым при совокупности преступлений лицо несет ответственность не только за бандитизм (ст. 209 УК РФ), но и за каждое преступление по соответствующей статье или части статьи УК РФ.

  1. Считаем целесообразным изменить формулировку ст. 35 и ст. 209 Уголовного кодекса РФ:

1) привести к единообразной структуре, аналогично ст. 208, 210, 282.1 УК РФ. Оставить в объективной стороне только создание, руководство и участие в банде. Участие в совершаемых бандой нападениях исключить;

2) исключить из состава бандитизма квалифицированный состав, закрепленный в ч. 3 ст. 209 УК РФ: «создание, руководство, участие… с использованием служебного положения».

Результаты исследований, официальная статистика и материалы судебно-следственной практики свидетельствуют о том, что в последние годы данная уголовно-правовая норма практически не применяется, что говорит об отсутствии необходимости в ее существовании в УК РФ.

В частности, достаточным будет наличие в Постановлении Пленума Верховного Суда России указания на то, что использование служебного положения должно оцениваться в каждом конкретном случае. Таким образом, при назначении наказания суд на свое усмотрение будет учитывать этот признак как отягчающий. А в зависимости от возможностей такого положения у субъекта бандитизма суд уже будет назначать наказание индивидуально.

Следовательно, нормы ст. 209 УК РФ должны выглядеть следующим образом:

«Статья 209. Бандитизм

  1. Создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан или организации, а равно руководство такой группой (бандой) наказываются лишением свободы на срок от десяти до пятнадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет.
  2. Участие в устойчивой вооруженной группе (банде) наказывается лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до одного года».

В свою очередь, нормы ст. 35 УК РФ («Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой, бандой или преступным сообществом (преступной организацией)») следует дополнить следующим:

1) включить в ст. 35 ч. 3.1:

«Преступление признается совершенным бандой, если оно совершено устойчивой вооруженной организованной группой лиц, объединившихся с целью нападения на граждан и организации»;

2) дополнить ч. 5 ст. 35:

«Лицо, создавшее организованную группу, банду или преступное сообщество (преступную организацию)».

Таким образом, нормы ст. 35 УК РФ предлагаем изложить в следующей редакции:

«Статья 35. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой, бандой или преступным сообществом (преступной организацией)

Преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора.

  1. Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.
  2. Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

3.1. Преступление признается совершенным бандой, если оно совершено устойчивой вооруженной организованной группой лиц, объединившихся с целью нападения на граждан и организации.

  1. Преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено структурированной организованной группой или объединением организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.
  2. Лицо, создавшее организованную группу, банду или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных статьями 208, 209, 210 и 282.1 настоящего Кодекса, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных статьями 208, 209, 210 и 282.1 настоящего Кодекса, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.
  3. Создание организованной группы в случаях, не предусмотренных статьями Особенной части настоящего Кодекса, влечет уголовную ответственность за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана.
  4. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом».

Кроме того, следует внести соответствующие изменения в Постановление Пленума ВС РФ «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» от 17 января 1997 г. N 1.

Библиографический список

  1. Багаутдинов Ф.Н., Беляев М.В. Бандитизм: актуальные проблемы расследования и судебного рассмотрения: Науч.-практ. пособие. М.: Юрлитинформ, 2007. 224 с.
  2. Балеев С.А. О понятии соучастия в преступлении в действующем уголовном законе // Рос. следователь. 2010. N 13. С. 17 — 19.
  3. Валеева А.С. Разграничение понятий террор, терроризм и террористический акт // Рос. следователь. 2012. N 14. С. 31 — 33.
  4. Дело N 2-10-11 за 2011 год // Текущий архив Пермского краевого суда [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  5. Краснова К.А., Волкова М.А. Исторический аспект развития отечественного законодательства об уголовной ответственности за бандитизм // История государства и права. 2011. N 20. С. 7 — 11.
  6. Мальцев В.В. Бандитизм: особо опасное социальное явление или юридическая фикция // Законность. 2012. N 10. С. 39 — 41.
  7. О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года: Указ Президента Рос. Федерации от 12 мая 2009 г. N 537 // Рос. газета. N 88. 2009.
  8. Хилюта В.В. Как разграничить разбой и бандитизм? // Законность. 2012. N 3. С. 42 — 43.

Вестник Пермского Университета. Юридические науки. 2014. N 1.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code