ПРОВЕРКА ПОКАЗАНИЙ НА МЕСТЕ КАК ВОЗМОЖНЫЙ СПОСОБ ФАЛЬСИФИКАЦИИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

В.А.Середнев

Статья посвящена проблеме допустимости такого следственного действия, как «проверка показаний на месте». Автором проведен анализ технологии следственного действия с точки зрения получения доброкачественности полученного доказательства. С точки зрения автора, фактически цель «проверки показаний на месте» состоит в том, чтобы обвиняемый повторил свое признание в преступлении при понятых. При сопоставлении «проверки показаний на месте» и «следственного эксперимента» установлено, что последний является наиболее эффективным и доброкачественным следственным действием для решения установленных задач. Такое же следственное действие, как проверка показаний на месте, необходимо исключить из института следственных действий.

Ключевые слова: исследуемое событие, проверка показаний на месте, следственный эксперимент, преступление, следственные действия, следователь, закон, допустимость, доказательство.

The article deals with the admissibility of such investigative actions as a «check readings on the spot». The author analyzes the investigation of the technology, in terms of getting good quality of the resulting evidence. From the viewpoint of the author, in fact, the goal of «check readings on the spot» lies in the fact that the accused repeated his confession to the crime with witnesses. When comparing the «check readings on the spot» and «investigative experiment» established that the latter is the most effective and benign investigative action to address the stated objectives. The same investigative action as a «check readings on the spot» should be deleted from the Institute of the investigation.

Key words: event under investigation, checking readings on the site, an investigative experiment, crime investigations, investigator, law, admissibility of evidence.

 

Никаким количеством экспериментов нельзя доказать теорию;
но достаточно одного эксперимента, чтобы ее опровергнуть.
Альберт Эйнштейн

Расследование преступлений представляет собой сложный, многогранный процесс выполнения задач уголовного судопроизводства. Одной из главных задач расследования по уголовным делам является собирание, проверка и оценка доказательств, под которыми понимаются «любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель, следователь в порядке, установленном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела» (ч. 1 ст. 74 УПК РФ). Основными способами собирания, закрепления и проверки доказательств по уголовным делам являются следственные действия, система которых, а также основания, условия, порядок, цели их проведения закреплены в УПК (главы 11 — 16). Перечень следственных действий, содержащихся в ныне действующем УПК, отличается от того, который был закреплен в уголовно-процессуальных кодексах, ему предшествовавших. УПК 1923 г. предусматривал лишь осмотр, допрос, обыск, выемку, освидетельствование и экспертизу. Кодекс, введенный в действие с 1961 г., добавил к ним очную ставку, предъявление для опознания, следственный эксперимент и другие следственные действия. Такие нововведения явились объективной необходимостью, обусловленной рядом причин: прежде всего сложившейся практикой, в которой определенную роль играют исторические традиции, уровнем развития научно-технического прогресса, а также потребностями государства в деле борьбы с преступностью, возникающими на определенных этапах его развития.

В России упоминание о таком способе проверки показаний можно встретить еще в XV в. Так, в протоколе (судебном списке) по делу о споре Симонова монастыря с Федоской Исаковым, Башловым и его братьями было записано следующее: «И судья вопросил Федоску: поводи же ты своей дорогою. И повел Федоска поперек дороги больше к озеру, что ездят крестьяне к Спасу, к церкви. А сказывал: на той стороне осина, а на ней грань. И он осины не указал, и грани нет» <1>.

———————————
<1> Быховский И.Е. Происхождение и развитие института следственных действий // Вопросы совершенствования предварительного следствия. Л., 1980. Вып. 6. С. 80.

 

Не был забыт способ проверки показаний на месте и в более поздние времена. В 1880 г. русский юрист В.К. Случевский опубликовал сообщение о результатах ее применения: «Недавно рассматривалось в Петербургском окружном суде дело о двадцати одной краже, совершенной шайкой воров, оказалось, что полиция знала только о четырех-пяти… об остальных впервые заявил на месте преступления участник краж, принесший при этом полную повинную», выяснилось, что кражи действительно имели место и именно там, куда указали преступники» <2>.

———————————
<2> Соя-Серко Л.А. Проверка показаний на месте. М., 1966. С. 3 — 4.

 

Несмотря на то что проверка показаний на месте широко начала применяться уже в конце 50-х гг. XX столетия (одно из первых упоминаний о ней содержится в «Настольной книге следователя» <3>), юридическое закрепление данное следственное действие получило с принятием УПК РФ 2001 г. Ранее закрепление данного следственного действия не имело места по той причине, что в науке и практике не было единства взглядов о самой природе проверки показаний на месте, в т.ч. и о ее самостоятельном характере.

———————————
<3> Настольная книга следователя / Под ред. Г.Н. Сафонова. М., 1949. С. 368 — 395.

 

Еще в 1955 г. С.С. Степичев высказал мнение, что есть серьезные основания рассматривать «выезд на место» как следственное действие, которое, несмотря на то, что содержит в себе некоторые элементы осмотра, допрос на месте и следственный эксперимент, не может быть отнесено ни к одному из них в силу присущих ему особенностей <4>. Вновь образующееся следственное действие в силу неразработанности своего содержания, системы применяемых приемов осуществления определенное время может существовать в рамках уже имеющегося «традиционного» следственного действия, но по мере развития оно постепенно приходит в противоречие с процессуальной формой своего существования, и в результате этот конфликт разрешается созданием нормы закона, прямо относящейся к этому следственному действию <5>.

———————————
<4> Степичев С.С. Выезд на место как тактический прием проверки доказательств // Социалистическая законность. 1955. N 12. С. 29.
<5> Белкин Р.С., Винберг А.И. Криминалистика. Общетеоретические проблемы. М., 1973. С. 96; Гродзинский М.М. О способах получения доказательств в советском уголовном процессе // Советская юстиция. 1958. N 6. С. 14; Юрина Л.Г. Процессуальные и криминалистические проблемы контроля и записи переговоров: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2001. С. 9.

 

В учебной литературе о проверке показаний на месте впервые говорится в главе XII учебника «Криминалистика» 1959 г. Глава «Следственный эксперимент» написана М.П. Шаламовым, который отмечал, что в следственной практике применяется так называемый выезд (выход) на место происшествия с целью уяснения обстановки происшествия и проверки показаний свидетелей и обвиняемых. В последнее время это действие стало называться воспроизведением показаний. Оно заключается в том, что следователь с понятыми и теми лицами, которые дали показания, выезжает на место и там производит необходимую проверку или уяснение обстановки <6>. В дальнейшем проверка показаний на месте начинает упоминаться вместе со следственным экспериментом в общем наименовании главы <7>.

———————————
<6> Криминалистика / Под ред. С.А. Голунского. М., 1959. С. 272 (автор главы — М.П. Шаламов).
<7> См., например: Криминалистика / Под ред. А.Н. Васильева. М., 1963. С. 338 — 352 (автор главы — В.Я. Колдин); Криминалистика / Под ред. С.П. Митричева, М.П. Шаламова. М., 1966. С. 323 — 343 (автор главы — Р.С. Белкин).

 

И лишь с начала 70-х гг. проверку показаний на месте освещают в учебниках в отдельной главе <8>. Дискуссия коснулась также и вопроса о названии рассматриваемого действия, т.к. это имеет важное значение для выражения его сущности. Данное действие предлагалось именовать «выходом на место», «выездом на место», «уточнением показаний на месте», «воспроизведением показаний на месте», «показаниями на месте» и т.д. Думается, название «выход (выезд) на место» не передает сути этого действия, а указывает на способ передвижения его участников, который может быть и при производстве следственного эксперимента, и при производстве осмотра места происшествия и др. А.Н. Васильев и С.С. Степичев предложили именовать его «воспроизведением показаний на месте» <9>. При этом они исходили из того, что лицу, показания которого проверяются, предлагается непосредственно на месте, где согласно его показаниям случились интересующие следствие события, показать, где, что и как происходило, и тем самым воспроизвести на месте свои показания, данные при допросе. Под воспроизведением понимается повторение в копии; воссоздание <10>. Воспроизвести показания — значит повторить их на месте, но не это является основной целью данного следственного действия. Кроме того, такое название отражает действия лица, показания которого проверяются, а не действия следователя. Указание свидетелем, потерпевшим, обвиняемым, подозреваемым на то, что, где и как происходило, может иметь место и при следственном эксперименте, осмотре места происшествия с участием этих лиц. Высказывалось мнение назвать действие «показаниями на месте» <11>. Но целью его не является получение показаний, т.к. для этого есть другое следственное действие — допрос. Несмотря на то, что при проверке показаний на месте показания даются, их существенное отличие от показаний, получаемых при допросе, заключается во фрагментарности, т.е. дачи пояснений лишь по тем обстоятельствам, фактам, которые имеют непосредственное отношение к проверке. Наименование «сопоставление показаний с обстановкой на месте» <12> также не отражает истинного смысла данного действия, а лишь фиксирует один из познавательных приемов, используемых при его производстве. Предложение назвать рассматриваемое действие «проверкой и уточнением показаний на месте» <13> представляется тоже не совсем приемлемым. Как справедливо отмечено В.В. Степановым, «в содержательном плане термином «проверка» охватывается и уточнение, конкретизация, детализация каких-либо обстоятельств» <14>. Однако вышеупомянутое наименование продолжает встречаться и в настоящее время <15>.

———————————
<8> См., например: Криминалистика / Под ред. Р.С. Белкина, Г.Г. Зуйкова. М., 1970. Т. II. С. 179 — 185; Советская криминалистика / Под ред. Р.С. Белкина. М., 1979. С. 275 — 284.
<9> Васильев А.Н., Степичев С.С. Воспроизведение показаний на месте при расследовании преступлений. М., 1959. С. 19 — 21.
<10> Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1968. С. 95.
<11> Турчин Д.А. Некоторые вопросы использования показаний на месте события для исследования обстановки места происшествия // Ученые записки ДВГУ. 1967. Вып. 19. С. 27.
<12> Степичев С.С. К вопросу о проверке показаний на месте // Материалы межвузовской научной конференции 6 — 9 марта 1962 г. Харьков, 1962.
<13> Криминалистика / Под ред. Р.С. Белкина, Г.Г. Зуйкова. М., 1968. С. 361 (автор главы — И.М. Лузгин).
<14> Тактика следственных действий: Учебное пособие / Под ред. В.И. Комиссарова. Саратов, 2000. С. 151 (автор главы — В.В. Степанов).
<15> См., например: Белкин Р.С., Лифшиц Е.М. Тактика следственных действий. М., 1997. С. 46; Криминалистика, организация, техника, тактика расследования преступлений в учреждениях, исполняющих наказания. Рязань, 1996. Т. 2. 4.1. С. 169 — 170; Белкин Р.С. Криминалистика. Учебный словарь-справочник. М., 1999. С. 171.

 

Впоследствии эти названия были заменены на проверку показаний на месте, которая в настоящее время относится к числу сравнительно «молодых» следственных действий, имеет самостоятельную регламентацию в уголовно-процессуальном законе. Годы, прошедшие со времени принятия УПК РФ, выявили также целый ряд пробелов и дискуссионных вопросов, связанных с излишней лаконичностью законодателя при формулировании положений ст. 194 УПК РФ и несогласованностью этих положений с другими статьями Кодекса.

Напомним, что суть проверки показаний на месте состоит в том, что ранее допрошенное лицо воспроизводит на месте обстановку и обстоятельства исследуемого события, указывает на предметы, документы, следы, имеющие значение для уголовного дела, демонстрирует определенные действия (ч. 2 ст. 194 УПК РФ). Делается это не просто для установления новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела (такая формулировка закона недостаточно конкретна), а прежде всего для определения достоверности даваемых лицом показаний путем их сопоставления с обстановкой события.

Следует проанализировать ст. 194 УПК РФ «Проверка показаний на месте» и высказать определенные выводы на основе анализа. В настоящее время существует мнение ученых, что, например, следственный эксперимент может не сопровождаться производством опытных действий <16>. Характеризуя следственный эксперимент, некоторые ученые иногда употребляют понятие «проверка показаний» <17>.

———————————
<16> Попов И.А. Статья 181. Следственный эксперимент // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации: Научно-практическое издание / Под общ. ред. В.В. Мозякова, Г.В. Мальцева, И.Н. Барцица. М.: Книга-Сервис, 2003. С. 611; Кальницкий В.В. Глава 24. Осмотр, освидетельствование, следственный эксперимент // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.И. Радченко; науч. ред. В.Т. Томин, М.П. Поляков. М.: Юрайт-Издат, 2004. С. 439 — 440.
<17> Попов И.А. Указ. соч. С. 611; Кальницкий В.В. Указ. соч. С. 439 — 440.

 

Решающее значение в этой полемике имеет ответ на вопрос, является ли способ получения новых фактических данных при проверке показаний на месте оригинальным, неповторимым, не присущим ни одному другому следственному действию, если, конечно, такое получение вообще имеет место. Настоящий УПК РФ своими формулировками ст. 194 не положил конец этим спорам, что лишний раз подтверждает печальное наблюдение: отечественная теория, законодательство и практика в решении трудных вопросов идут каждый своим неисповедимым путем. Напомним, что предназначением проверки показаний на месте охватывается в т.ч. отыскание не обнаруженных ранее следов события (включая различные предметы), которые должны иметься, если проверяемые показания соответствуют действительности. Процессуалисты не зря отмечают сложную структуру названного следственного действия, сочетающую в себе элементы осмотра, допроса, следственного эксперимента, предъявления для опознания.

Существует такой пробел правового регулирования, который касается тех ситуаций, когда местом, где должны проверяться показания ранее допрошенного лица, выступает жилище. Напомним, что принцип неприкосновенности жилища не только закреплен во второй главе УПК РФ, но и является конституционным: «Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения» (ст. 25 Конституции РФ). Уголовно-процессуальный закон устанавливает основания производства в жилище таких следственных действий, как обыск, выемка и осмотр, но умалчивает о проверке показаний на месте (см. ст. 12 УПК РФ). Не упомянута проверка показаний на месте и в ст. 29 УПК РФ, закрепившей полномочия суда принимать, в т.ч. в ходе досудебного производства, решения об ограничении конституционных прав граждан. Далее возникает следующий вопрос: аналогия с каким из следственных действий, производимых в жилище, — с осмотром или с обыском и выемкой — здесь должна применяться? Закон ответа не дает!

Рассматривая вопрос о допустимости такого следственного действия, как поверка показаний на месте, нельзя не привести аргументы: профессор М.А. Ларин, в частности, отмечает: «…это действие (проверка показаний на месте) представляет собой не поддающийся четкой правовой регламентации суррогатный конгломерат повторного допроса, осмотра, следственного эксперимента, предъявления для опознания неподвижного объекта. Фактически цель «проверки на месте» состоит в том, чтобы обвиняемый повторил свое признание в преступлении при понятых и не решился затем от него отказаться — независимо от правдивости или ложности этого признания, а также в том, чтобы искусственно создать свидетелей путем допроса понятых, присутствующих при этом мероприятии» <18>. Думается, данное высказывание верно, такое следственное действие, как «проверка показаний на месте», на самом деле способствует фальсификации результатов допросов, служит средством придания правдоподобности результатам, полученным в условиях грубейшего нарушения принципа законности при допросах обвиняемых и в ходе ее производства.

———————————
<18> Ларин А.М. О принципах уголовного процесса и гарантиях прав личности // Российская юстиция. 1997. N 9. С. 9.

 

Хочется сказать, что в свою бытность старшим следователем СУ при УВД по г. Арзамасу Нижегородской области сталкивался с проблемой непонимания некоторыми следователями экзистенциальной составляющей «проверки показаний на месте», и причина этому есть. Причина в том, что некоторые следователи и даже их руководители не понимают такого правового требования <19> доказательства, как указанного в ч. 1 ст. 88 УПК РФ: «Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупностидостаточности для разрешения уголовного дела, считая совокупность количественной, а не качественной величиной. Думается, в этой связи необходимо указать, что как бы совокупность ни плюсовалась и выводилась путем умозаключения, совокупность всегда в основе своей будет величиной качественной, а не количественной. Поскольку совокупность есть порождение одного доказательства другим. Пользуются неким принципом «кашу маслом не испортишь», проводя такое следственное действие, как «проверку показаний на месте», с одной лишь целью, чтобы обвиняемый (подозреваемый) в присутствии понятых подтвердил данные им ранее показания об обстоятельствах совершенного им преступления. В некоторых случаях после моральной «обработки» обвиняемого (подозреваемого) пользуются механизмом «подсказки», как ему вести себя на следственном действии, рассказывая обвиняемому «о правильном» обстоятельстве совершенного преступления.

———————————
<19> Допустимость, относимость, достоверность, достаточность являются не свойствами, а правовыми требованиями доказательства, поскольку свойства принадлежат предметам изначально и присущи им. Доказательства изначально в природе не существуют, они формируются в ходе судопроизводства.

 

Более того, форма и содержание проверки показаний на месте таковы, что ее проведение не только не исключает возможность «подсказки» со стороны недобросовестных следователей о том, какие давать показания и как себя вести на месте, где будет осуществляться проверка показаний. При ее проведении создаются объективные предпосылки и для ухода лиц, действительно совершивших преступление, от уголовной ответственности. Данным следственным действием преступнику дается возможность проверки реальной осведомленности (знания обстоятельств уголовного дела) органов расследования о совершенном преступлении (например, преступник может дать показания об одном эпизоде совершенного преступления и, судя по реакции органов предварительного расследования, умолчать о других эпизодах).

Таким образом, проверка показаний на месте не содержит в себе надлежащих гарантий доброкачественности формируемых при ее производстве доказательств, не обеспечивает объективность проверки ранее полученных от обвиняемого показаний. Кроме того, каких-либо указаний на недопустимость повторного производства проверки показаний на месте с участием одного и того же лица УПК РФ не содержит. Тогда тем более повторное проведение этого следственного действия с участием одного и того же лица чревато смешением первоначальных воспоминаний (которые связаны с обстоятельствами преступления) с воспоминаниями, которые имели место при первом проведении следственного действия (скорее всего, неудачного). Соответственно, подобного рода повторы способны вообще исказить интересующую органы расследования информацию, а также дают большой простор для злоупотребления со стороны следователя, т.к. предоставляют возможность получения надежных доказательств виновности определенного лица, например, в случаях самооговора или дачи заведомо ложных показаний свидетелем или потерпевшим. Имеющаяся в настоящее время несогласованность положений УПК РФ может привести к тому, что привлечь к уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ потерпевшего или свидетеля, сообщившего заведомо ложные сведения в ходе проверки показаний на месте, окажется проблематично.

В зависимости от разновидностей общенаучного метода, применяемого во всех науках, можно определить специфическую форму познания для каждого конкретного следственного действия. В системе методов криминалистического исследования одним из элементов является наблюдение, что, по сути, осуществляется в следственном действии — проверка показаний на месте, которое противопоставляется такому следственному действию, как следственный эксперимент. «В эксперименте исследование контролируется посредством манипуляций с независимыми переменными, в то время как при наблюдении исследование проводится при помощи натуралистического восприятия. На более абстрактном уровне, в философском понимании, между ними существует диалектическая связь, выражающаяся в том, что наблюдение изучает действительность «вширь» (количественный показатель), а эксперимент — «вглубь» (качественный показатель)» <20>.

———————————
<20> Драпкин Л.Я., Андреев А.А. Теория и практика проверки и уточнения показаний на месте: Научно-методическое пособие. Екатеринбург: Издательство Уральского юридического института МВД России, 2003. С. 6.

 

В Законе указано, что производство следственного эксперимента осуществляется «путем воспроизведения действий, а также обстановки или иных обстоятельств определенного события» (ст. 181 УПК РФ). В классическом варианте воспроизведение определенного события должно осуществляться неоднократно, для большей убедительности. Дело в том, что при следственном эксперименте сопоставляются не столько ранее данные показания лица, сколько результаты опытных действий. Более того, следственный эксперимент помогает устранить противоречия в доказательствах. Вот именно в этом и определяется познавательная ценность следственного эксперимента как следственного действия. При проверке показаний на месте мы имеем дело с тем, что сопоставляются лишь данные показания лица с конкретной местностью. Исходя из вышесказанного следует, что такое следственное действие, как проверка показаний на месте, искажает не только сущность доказательственного значения полученных данных при его проведении, но и ставит под большое сомнение допустимость полученного доказательства. В связи с этим, думается, необходимо исключить ст. 194 УПК РФ из редакции УПК РФ.

Литература

  1. Белкин Р.С., Винберг А.И. Криминалистика. Общетеоретические проблемы. М., 1973. С. 96.
  2. Белкин Р.С., Лифшиц Е.М. Тактика следственных действий. М., 1997. С. 46.
  3. Белкин Р.С. Криминалистика. Учебный словарь-справочник. М., 1999. С. 171.
  4. Быховский И.Е. Происхождение и развитие института следственных действий // Вопросы совершенствования предварительного следствия. Л., 1980. Вып. 6. С. 80.
  5. Васильев А.Н., Степичев С.С. Воспроизведение показаний на месте при расследовании преступлений. М., 1959. С. 19 — 21.
  6. Гродзинский М.М. О способах получения доказательств в советском уголовном процессе // Советская юстиция. 1958. N 6. С. 14.
  7. Драпкин Л.Я., Андреев А.А. Теория и практика проверки и уточнения показаний на месте: Научно-методическое пособие. Екатеринбург: Издательство Уральского юридического института МВД России, 2003. С. 6.
  1. Кальницкий В.В. Глава 24. Осмотр, освидетельствование, следственный эксперимент // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.И. Радченко; науч. ред. В.Т. Томин, М.П. Поляков. М.: Юрайт-Издат, 2004. С. 439 — 440.
  2. Криминалистика / Под ред. С.А. Голунского. М., 1959. С. 272 (автор главы — М.П. Шаламов).
  3. Криминалистика / Под ред. А.Н. Васильева. М., 1963. С. 338 — 352 (автор главы — В.Я. Колдин).
  4. Криминалистика / Под ред. С.П. Митричева, М.П. Шаламова. М., 1966. С. 323 — 343 (автор главы — Р.С. Белкин).
  5. Криминалистика / Под ред. Р.С. Белкина, Г.Г. Зуйкова. М., 1968. С. 361 (автор главы — И.М. Лузгин).
  6. Криминалистика / Под ред. Р.С. Белкина, Г.Г. Зуйкова. М., 1970. Т. II. С. 179 — 185.
  7. Криминалистика, организация, техника, тактика расследования преступлений в учреждениях, исполняющих наказания. Т. 2. 4.1. Рязань, 1996. С. 169 — 170.
  8. Ларин А.М. О принципах уголовного процесса и гарантиях прав личности // Российская юстиция. 1997. N 9. С. 9.
  9. Настольная книга следователя / Под ред. Г.Н. Сафонова. М., 1949. С. 368 — 395.
  10. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1968. С. 95.
  11. Попов И.А. Статья 181. Следственный эксперимент // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации: научно-практическое издание / Под общ. ред. В.В. Мозякова, Г.В. Мальцева, И.Н. Барцица. М.: Книга-Сервис, 2003. С. 611.
  12. Советская криминалистика / Под ред. Р.С. Белкина. М., 1979. С. 275 — 284
  13. Соя-Серко Л.А. Проверка показаний на месте. М., 1966. С. 3 — 4.
  14. Степичев С.С. Выезд на место как тактический прием проверки доказательств // Социалистическая законность. 1955. N 12. С. 29.
  15. Степичев С.С. К вопросу о проверке показаний на месте // Материалы межвузовской научной конференции 6 — 9 марта 1962 г. Харьков, 1962.
  16. Тактика следственных действий: Учебное пособие / Под ред. В.И. Комиссарова. Саратов, 2000. С. 151 (автор главы — В.В. Степанов).
  17. Турчин Д.А. Некоторые вопросы использования показаний на месте события для исследования обстановки места происшествия // Ученые записки ДВГУ. 1967. Вып. 19. С. 27.
  18. Юрина Л.Г. Процессуальные и криминалистические проблемы контроля и записи переговоров: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2001. С. 9.

Адвокатская практика. 2012. N 6.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code