ОТДЕЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ НАЗНАЧЕНИЯ СУДЕБНЫХ ЭКСПЕРТИЗ И ОЦЕНКИ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

А.В.Хмелева

В развитие темы, исследуемой автором, в статье рассматриваются проблемные вопросы назначения судебных экспертиз по уголовным делам, оценки заключения эксперта, возможные способы устранения выявленных недостатков заключения эксперта.

Ключевые слова: назначение судебной экспертизы, заключение эксперта, заключение специалиста, дополнительная и повторная экспертиза, допрос эксперта.

 

Большое значение в обеспечении эффективности предварительного расследования имеет правильная организация взаимодействия следователя с судебными экспертами, обеспечивающая использование в ходе следствия специальных знаний в полной мере и в оптимальном порядке. Исследуя проблематику, затронутую в предыдущей публикации <1>, попытаемся ответить на отдельные актуальные вопросы, связанные с применением норм законодательства, регулирующих процесс назначения, производства судебной экспертизы и оценки заключения эксперта.

———————————
<1> Хмелева А.В. Тактические особенности назначения судебных экспертиз // Эксперт-криминалист. 2014. N 4. С. 12 — 15.

 

В соответствии со ст. 195 УПК РФ в постановлении следователя о назначении судебной экспертизы должны быть указаны:

  1. Основания назначения судебной экспертизы, то есть краткое описание обстоятельств случившегося, позволяющее уяснить необходимость производства данной экспертизы.

Следует иметь в виду, что при назначении ситуационной экспертизы требуется более подробное изложение деталей события, возможно, имеющихся разногласий в их описании разными участниками процесса. При назначении повторной экспертизы должны быть разъяснены основания ее назначения, обозначенные в ч. 2 ст. 207 УПК РФ, а именно — суть сомнений в обоснованности заключения эксперта или противоречий в выводах эксперта (экспертов).

В 2013 году в ст. 144 УПК РФ были внесены дополнения, в соответствии с которыми стало возможным назначение судебной экспертизы на стадии доследственной проверки. При этом в ч. 1 и 2 данной статьи презюмируется: если экспертиза назначалась до возбуждения уголовного дела, а после его возбуждения стороной защиты или потерпевшим заявлено ходатайство о производстве повторной (дополнительной) экспертизы, ходатайство подлежит удовлетворению. Как справедливо отмечают ученые, «задумка законодателя» не совсем ясна, поскольку речь идет о признании заключения первоначальной экспертизы недопустимым доказательством по сугубо формальным основаниям <2>.

———————————
<2> Грачев С.А. Реально ли в настоящее время производство экспертизы до возбуждения уголовного дела? // Эксперт-криминалист. 2014. N 10. С. 12.

 

  1. Фамилия, имя и отчество эксперта или наименование экспертного учреждения, в котором должна быть произведена судебная экспертиза. Одновременно в ч. 2 ст. 199 УПК РФ говорится о том, что, получив постановление следователя, руководитель экспертного учреждения (согласно п. 60 ст. 5 УПК РФ это может быть государственное судебно-экспертное учреждение или любое иное) поручает производство экспертизы конкретному эксперту или нескольким экспертам и уведомляет об этом следователя.

Значит, требование п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК РФ может быть выполнено только при поручении производства экспертизы лицу, в каком-либо экспертном учреждении не работающему, а также штатным сотрудникам подразделений криминалистики Следственного комитета Российской Федерации. Представляется, что это в какой-то степени ограничивает право подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего при ознакомлении с постановлением о назначении экспертизы заявлять отвод эксперту (п. 2 ч. 1 ст. 198 УПК РФ).

В части 2 пункта 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2010 г. N 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» указывается, на что следователь должен обратить внимание при назначении экспертизы, какие документы ему следует запросить и приобщить к делу в целях подтверждения компетенции лица, не являющегося государственным судебным экспертом (сведения о его образовании, специальности и т.д.).

К сожалению, как справедливо указывается в литературе, за счет издания актов толкования права устанавливать, изменять или отменять нормы права нельзя. Акты толкования, будучи юридически значимыми, общеобязательными для применения (когда речь идет об официальном толковании), самостоятельного значения не имеют и действуют в единстве с теми актами, нормы которых толкуют, помогая правоприменителю уяснить (и не более) смысл правовых норм <3>.

———————————
<3> Комиссарова Я.В. Проблемные аспекты Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2010 г. N 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» // Российский судья. 2011. N 3. С. 29.

 

  1. Вопросы, поставленные перед экспертом.

Общеизвестны рекомендации, касающиеся целесообразности их предварительного согласования с экспертом с учетом имеющейся по делу следственной ситуации. Это касается консультирования о возможностях экспертизы определенного вида, исключения постановки излишних, неактуальных именно для конкретного исследования вопросов, количества и особенностей получения образцов для сравнительного исследования и т.д.

В настоящее время в Государственную Думу ФС РФ внесен законопроект, в котором предлагается внести изменения в ч. 3 ст. 195 УПК РФ: обязать следователя знакомить подозреваемого, обвиняемого, его защитника, а также потерпевшего и его представителя с постановлением о назначении экспертизы до начала ее производства <4>. Это предложение заслуживает поддержки с точки зрения усиления гарантий обеспечения прав указанных участников уголовного процесса на этапе назначения судебных экспертиз.

———————————
<4> http://www.garant.ru/news/602368/ (дата обращения: 22.01.2015).

 

  1. Материалы, предоставляемые в распоряжение эксперта.

Вид и объем направляемых эксперту материалов определяется следователем. Он устанавливает пределы ознакомления эксперта с материалами уголовного дела. Однако в соответствии с п. 2 ч. 3 ст. 57 УПК РФ эксперт вправе ознакомиться с иными материалами дела, которые не являются непосредственными объектами экспертизы, но относятся к ее предмету (например сведения об условиях обнаружения и изъятия вещественных доказательств, способах их упаковки и т.д.).

Проведенное в Академии Следственного комитета РФ обобщение следственной практики выявило случаи возвращения прокурором уголовного дела для проведения дополнительного следствия в связи с недостатками при назначении судебных экспертиз. К примеру, прокурором Лодейнопольской городской прокуратуры Ленинградской области возвращено уголовное дело по обвинению А. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ. Одним из оснований данного решения явился выход эксперта за пределы своих полномочий, выражающийся в том, что в ходе экспертизы исследовались материалы, которые следователь эксперту не представлял. В связи с этим заключение эксперта было признано недопустимым доказательством.

Надо помнить, что в распоряжение эксперта могут предоставляться для их исследования различные объекты. Так, Верховный Суд РФ отверг как не основанные на уголовно-процессуальном законе доводы адвоката Х. в жалобе о том, что направленные следователем на экспертизу предметы не могли быть объектами исследования, поскольку до экспертизы вещественными доказательствами не признавались. Суд отметил, что ни ст. 199 УПК РФ, ни какая-либо иная статья УПК РФ не содержит требований о направлении на экспертизу лишь вещественных доказательств <5>.

———————————
<5> Определение Верховного Суда РФ N 5-о10-124 от 08.06.2010 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Общие требования к материалам, направляемым на экспертизу, можно сформулировать следующим образом: материалы должны быть допустимыми, что означает их получение в порядке, предусмотренном УПК РФ; они должны быть надлежащим образом упакованы и удостоверены; они должны быть достаточны для разрешения поставленных перед экспертом вопросов.

Особого внимания следователя требуют ситуации назначения экспертизы в отношении живых лиц. Результативность исследования психического или физического состояния, психологических особенностей, установления характера телесных повреждений обвиняемых, подозреваемых, потерпевших, свидетелей во многом зависит от отношения к проведению экспертизы со стороны подэкспертных. Нежелание подвергаться обследованию затрудняет, а в ряде случаев делает невозможным ее производство. Для преодоления отрицательного отношения участников процесса к экспертным исследованиям применяются те же тактические приемы, что и при отказе допрашиваемого от дачи показаний: разъяснение важности установления истины по делу; убеждение лица в том, что в его интересах пройти обследование; напоминание потерпевшему об ответственности за уклонение от производства в отношении его судебной экспертизы в случаях, когда не требуется его согласие, или от предоставления образцов для сравнительного исследования (ст. 308 УК РФ); и др.

Основной формой контакта следователя с экспертом при проведении экспертизы является разрешение ходатайств эксперта, а в необходимых случаях — присутствие следователя при производстве исследований <6>. Кроме того, в ходе производства экспертизы не исключено получение данных о ранее не известных следователю обстоятельствах преступной деятельности, которые могут потребовать безотлагательного принятия соответствующих мер со стороны следствия.

———————————
<6> Напомним, что присутствие следователя при вскрытии трупа — его обязанность, закрепленная в Приказе председателя Следственного комитета Российской Федерации N 2 от 15.01.2011 «Об организации предварительного следствия в Следственном комитете Российской Федерации».

 

Например, при производстве экспертизы по исследованию микроволокон на одежде потерпевшей и подозреваемого, помимо взаимопереходящих волокон одежды, экспертом были обнаружены микрочастицы вещества, похожего на побелку с вкраплениями краски. Следователь безотлагательно провел дополнительный осмотр места происшествия — в подвале дома были изъяты образцы побелки со стен. В дальнейшем экспертиза позволила установить совпадение групповых признаков образцов и микрочастиц побелки с одежды преступника и жертвы. Заключение эксперта явилось еще одним доказательством пребывания указанных лиц в подвале <7>.

———————————
<7> Галиев Б.Б. Взаимодействие следователя и эксперта как один из факторов успешного расследования уголовных дел // Расследование преступлений: проблемы и пути их решения: Сб. научно-практических трудов Академии Следственного комитета Российской Федерации. М., 2014. Вып. 6. С. 179 — 180.

 

В другом случае следователь назначил криминалистическую экспертизу одежды потерпевшего и подозреваемого для обнаружения и исследования, возможно, имеющихся микроволокон, наличие которых могло бы подтвердить факт контактного взаимодействия. В ходе экспертизы эксперт, знакомясь с предоставленным актом судебно-медицинского исследования трупа, обратил внимание на то, что смерть наступила от перелома шейных позвонков при надавливании на горло твердым предметом, каким могла быть обутая нога человека. Эксперт незамедлительно сообщил следователю о необходимости назначить дополнительную экспертизу и предоставить на нее обувь подозреваемого. В рантах и на подошве ботинка в дальнейшем были обнаружены волокна от шарфа потерпевшего <8>.

———————————
<8> Там же.

 

В соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 198 УПК РФ следователь знакомит подозреваемого, обвиняемого, его защитника с заключением эксперта. При этом следователю надо прогнозировать возможное изменение ранее данных подозреваемым (обвиняемым) признательных показаний после ознакомления с заключением эксперта. Прежде всего, если они объективно не нашли подтверждения: след пальца на бутылке оставлен иным лицом, кровь на одежде не является кровью потерпевшего и т.п. Поэтому перед выполнением требований п. 6 ч. 1 ст. 198 УПК РФ, на наш взгляд, тактически верным было бы для следователя дополнительно закрепить имеющиеся доказательства, например провести дополнительный допрос с применением звуко- или видеозаписи, проверку показаний на месте.

На возможность изменения имеющейся у подозреваемого (обвиняемого) установки на дачу признательных показаний после ознакомления с неуличающим заключением эксперта указывается в специальной литературе. Так, ознакомившись с заключением по результатам дактилоскопической экспертизы, когда эксперт пришел к выводу, что имеющиеся отпечатки пальцев на орудии убийства непригодны для идентификации, подозреваемый, ранее признававший свою вину в убийстве, сразу отказался от своих показаний. При этом следователь до ознакомления подозреваемого с заключением эксперта не счел необходимым провести какие-либо следственные действия, направленные на проверку его показаний <9>.

———————————
<9> Баев О.Я., Солодов Д.А. Производство следственных действий. М., 2010. С. 187.

 

Большое значение имеет оценка следователем заключения эксперта, которая осуществляется по общим правилам оценки доказательств, то есть по критериям относимости, допустимости, достоверности. Выводы эксперта должны логически вытекать из результатов исследования, содержать ответы на вопросы, сформулированные следователем.

У следователей возникают определенные трудности при необходимости устранения недостатков в случае неясности, неполноты, необоснованности заключения или при наличии сомнений в достоверности выводов эксперта. Одним из средств решения задачи по устранению выявленных недостатков заключения является проведение допроса эксперта (ст. 205 УПК РФ).

В ходе допроса эксперт может дать пояснения об избранной им методике исследования, использованных научно-технических средствах, отдельных терминах и формулировках, содержащихся в заключении.

Допрос проводится, если для ответа на возникшие вопросы не требуется проведения дополнительных исследований. В соответствии со ст. 207 УПК РФ при недостаточной ясности и полноте исследования, а также при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела должна быть проведена дополнительная экспертиза.

Трудно согласиться с мнением <10>, что основанием для допроса эксперта может быть расхождение между выводами и исследовательской частью заключения. Представляется, что этот недостаток заключения должен устраняться путем назначения повторной экспертизы.

———————————
<10> Щерба С.П. Комментарий к главе 27 УПК РФ // Научно-практический комментарий к УПК РФ (постатейный) / Под ред. В.М. Лебедева, В.П. Божьева. М., 2010. С. 626.

 

Допрос эксперта не может заменить собой производство экспертизы. Так, в Кассационном определении Верховного Суда РФ N 22-О04-9 от 15.06.2004 подчеркивалась неправомерность действий суда первой инстанции, который не удовлетворил ходатайство стороны защиты о проведении повторной экспертизы и заменил назначение экспертизы допросом эксперта <11>.

———————————
<11> Определение Верховного Суда РФ N 22-О04-9 от 15.06.2004 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Получение заключения специалиста тоже не может заменить производство повторной экспертизы. При проведении в Академии Следственного комитета РФ обобщения практики был выявлен случай, когда прокуратурой Курской области для производства дополнительного расследования было возвращено уголовное дело по обвинению П. в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ. В ходе следствия была назначена амбулаторная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза в отношении потерпевшей Б. Комиссия экспертов установила, что Б. не способна правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания. В дальнейшем, усомнившись в выводах экспертов, следователь получил из Курского государственного университета заключение специалистов (преподавателей вуза) о состоянии психического статуса потерпевшей, которое отличалось от результатов амбулаторной экспертизы. Прокурором обоснованно указывалось, что в данном случае следователю необходимо было назначить повторную судебную экспертизу, а не привлекать специалистов и получать их заключение в целях устранения возникших у следствия сомнений в выводах экспертов.

Знание отдельных нюансов в работе следователя в ситуации назначения и производства судебных экспертиз позволяет оптимизировать их организацию, сроки проведения, предотвратить признание заключений экспертов недопустимыми доказательствами.

Список литературы

  1. Баев О.Я., Солодов Д.А. Производство следственных действий. М.: Эксмо, 2010.
  2. Галиев Б.Б. Взаимодействие следователя и эксперта как один из факторов успешного расследования уголовных дел // Расследование преступлений: проблемы и пути их решения. Сборник научно-практических трудов Академии Следственного комитета Российской Федерации. М., 2014. Вып. 6. С. 176 — 182.
  3. Грачев С.А. Реально ли в настоящее время производство экспертизы до возбуждения уголовного дела? // Эксперт-криминалист. 2014. N 10. С. 10 — 13.
  4. Комиссарова Я.В. Проблемные аспекты Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2010 г. N 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» // Российский судья. 2011. N 3. С. 28 — 30.
  5. Иванова А.А. Современное состояние и актуальные проблемы правового статуса эксперта в уголовном судопроизводстве // Российский следователь. 2014. N 3. С. 11 — 15.
  6. Щерба С.П. Комментарий к главе 27 УПК РФ // Научно-практический комментарий к УПК РФ (постатейный) / Под ред. В.М. Лебедева, В.П. Божьева. М.: Юрайт, 2010.
  7. Хмелева А.В. Тактические особенности назначения судебных экспертиз // Эксперт-криминалист. 2014. N 4. С. 12 — 15.

Эксперт-криминалист. 2015. N 2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code