Налог на имущество физических лиц: экономико-правовые императивы

З.М.Казачкова, В.А.Казачков

В статье рассмотрены вопросы изменения роли налога на имущество физических лиц в российской экономико-правовой системе. Проанализированы новые объекты налогообложения, опыт их использования за рубежом, изменения в ставках налога. Показаны моменты динамики налога на имущество физических лиц в различных правовых системах, синхронизации развития публичных и частных начал регулирования экономических отношений в нашей стране.

 

Финансовый кризис и обострение проблемы дефицита бюджета обусловливают усиление интереса к налоговой политике как средству оптимизации доходной части бюджета. Этот интерес является универсальным для всех государств, испытывающих подобные проблемы. Не является исключением современная Россия, учитывая текущие проблемы с бюджетными поступлениями и вопросы подготовки бюджета на 2016 г.

Можно проследить определенные циклы возрастания интереса к проблематике налога на имущество как элемента налоговой системы государства.

Как правило, данный интерес возрастает в период смены политических режимов, обострения межгосударственных противоречий, поиска новых источников финансирования различных государственных программ, в военное время (1).

Причем циклический характер проявляется как в отношении налога на имущество физических лиц, так и в отношении налога на имущество юридических лиц.

В данной статье мы попытаемся обратить внимание на ключевые аспекты данной проблемы в отношении налога на имущество физических лиц, показать некоторые закономерности, характеризующие его динамику в различных правовых системах.

В этой области накопилось немало информации: написаны многочисленные статьи, созваны конференции. Развиваются междисциплинарные центры, исследующие данные проблемы в режиме непрерывного мониторинга (2).

Один из ключевых налогов, привлекающих внимание исследователей и групп влияния, — это налог на имущество физических лиц.

Этот налог обсуждают представители различных партий, богатого и среднего класса, политики и экономисты (3).

Риторика усиливается, особенно в условиях финансового кризиса.

Дискутируются не только аспекты, связанные с элементами юридического состава данного налога. Обсуждаются различные концептуальные вопросы данного налога, связанные с правами частной собственности, а также высота ставки данного налога с точки зрения оптимизации налоговой политики, взаимосвязь данного налога с налогообложением наследуемого имущества и т.д.

В России проблематика налога на имущество физических лиц привлекла внимание и теоретиков, и практиков в 2015 г. в связи с усилением его фискального статуса.

Новая правовая жизнь «старого» налога (налога на имущество физических лиц) началась в связи с вступлением в силу с 1 января 2015 г. гл. 32 Налогового кодекса Российской Федерации (4).

Известно, что до 2015 г. правовое регулирование налога на имущество физических лиц осуществлялось на основе Закона РФ от 09.12.1991 N 2003-1 «О налогах на имущество физических лиц» (5).

Президент РФ В.В. Путин подписал Федеральный закон от 4 октября 2014 г. N 284-ФЗ «О внесении изменений в статьи 12 и 85 части первой и часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и признании утратившим силу Закона Российской Федерации «О налогах на имущество физических лиц». Таким образом, был существенно усилен фискальный статус налога на имущество физических лиц.

Кратко напомним о том, что налог на имущество физических лиц является прямым, прогрессивным и, что немаловажно, одним из трех местных налогов. Второй налог в этом ряду — земельный налог, а третий — недавно введенный торговый сбор.

В новой модели установления и взимания налога на имущество физических лиц динамичнее реализуются все его перечисленные выше признаки.

Действительно, усиливается прямой характер данного налога, ведь новый фискальный статус данного налога направлен прежде всего на изъятие части доходов налогоплательщиков, обладающих большей имущественной базой, подпадающей под действие нового налога.

Так, впервые законодатель предложил облагать данным налогом такие новые объекты, как машино-места, объекты незавершенного строительства, а также единый имущественный комплекс.

В этой связи в обществе аккумулируются ожидания в связи с новой шкалой прогрессии данного налога. Ведь она достигается не столько усилением дифференциации ставок, сколько постановкой новых акцентов в отношении престижного потребления, изменениями в налогообложении сходных объектов недвижимости у одного и того же собственника этих объектов, если этот собственник входит в перечень лиц, относящихся к льготным категориям.

Наконец, совершенствуется вся модель местного налогообложения, в том числе в русле введения гл. 32 Налогового кодекса РФ, а ведь вопросы местного налогообложения — это традиционно острые вопросы, затрагивающие вопросы повышения самостоятельности местных бюджетов (6).

В теоретической плоскости все эти изменения актуализируют проблемы взаимодействия норм гражданского и налогового права, в том числе в контексте универсализации используемого понятийного аппарата, реализации потенциала всей правовой системы для поддержания адекватного рыночного правопорядка, при безусловном соблюдении баланса публичных и частных интересов.

Как известно, под имуществом в налоговом законодательстве понимаются виды объектов гражданских прав (за исключением имущественных прав), относящихся к имуществу в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации. Это положение установлено п. 2 ст. 38 Налогового кодекса РФ.

Законодатель к плательщикам налога на имущество физических лиц относит, как и во всех рыночных правопорядках, собственников имущества, признаваемого объектом налогообложения в соответствии со ст. 401 Налогового кодекса РФ.

До введения гл. 32 Налогового кодекса РФ законодатель выделял лишь семь объектов налогообложения в данном контексте.

Напомним, что в соответствии с п. 1 ст. 38 Налогового кодекса РФ объект налогообложения — это реализация товаров (работ, услуг), имущество, прибыль, доход, расход, иное обстоятельство, имеющее стоимостную, количественную или физическую характеристику, с которым законодательство о налогах и сборах связывает возникновение у налогоплательщика обязанности по уплате налога.

Это были следующие объекты: жилой дом, квартира, комната, дача, гараж, иное строение, помещение и сооружение, доля в праве общей собственности на указанное в этом перечне имущество.

Введение гл. 32 Налогового кодекса РФ сопряжено с появлением совершенно новых объектов налогообложения. Объектом налогообложения признается расположенное в пределах муниципального образования (города федерального значения Москвы, Санкт-Петербурга или Севастополя) следующее имущество: жилой дом, жилое помещение, включающее в себя квартиру, комнату, а также гараж/машино-место, единый недвижимый комплекс, объект незавершенного строительства, иные здания, строения, сооружения, помещения.

Как видим, в нынешнем подходе перестали быть объектом налогообложения доли в праве общей собственности на имущество.

Однако в приведенной формуле объектного состава внимание привлекает появление таких новых объектов, как машино-место, единый недвижимый комплекс, объекты незавершенного строительства.

Вопрос о машино-месте как объекте гражданских прав в доктрине гражданского права не является разработанным. Существуют альтернативные позиции в отношении понимания дефиниции «машино-место».

Позиция в пользу признания за машино-местом статуса самостоятельного объекта гражданских прав строится на следующих доводах.

Во-первых, обособление данного объекта возможно при надлежащем анализе и учете данного объекта, придании ему соответствующей оценки, например кадастрового учета машино-места.

Во-вторых, обособление данного машино-места в пространстве, наличие функционального назначения — это доводы в пользу самостоятельности данного объекта. Распространение режима общей долевой собственности на имущество, оставшееся в результате выделения машино-мест, есть еще один дополнительный довод в пользу самостоятельности данного объекта.

Вместе с тем, есть и контрдоводы, связанные с тем, что в зарубежных правопорядках нет аналогичного понятия. Более того, косвенно о недостаточной разработанности данного понятия свидетельствует отсутствие устоявшейся, единой юридической грамматики написания данного термина.

Мы встречаем в специальной литературе способы написания данного термина с использованием дефиса, равно как и без использования данного знака.

Судебная система также меняет свой подход в этом ракурсе, признавая фактическое наличие данного объекта гражданских прав, особенно в условиях обострения борьбы интересов за паркинги, подземные и наземные парковки, особенно в экстремальных условиях российских мегаполисов.

А ведь эти процессы динамично идут там, где еще недавно суды отказывали в государственной регистрации машино-места в качестве самостоятельного объекта недвижимости (7).

Все же, несмотря на эти доктринальные и грамматические тонкости, понятие «машино-место» вошло в налоговый оборот и уже используется в гл. 32 Налогового кодекса РФ.

В практической плоскости опыт идентификации данного понятия, администрирования кадастрового учета и налогообложения машино-мест накоплен в ряде регионов, прежде всего в г. Москве (8).

Одно их первых упоминаний этого понятия содержалось в Московской городской программе строительства гаражей на 2008 — 2010 гг. Предполагалось создать к 2010 г. 400 000 новых парковочных машино-мест. Идея состояла в том, чтобы динамика роста машино-мест опережала динамику продаж автомобилей.

Действительно, в этом контексте использование налогового рычага выглядит разумным и вполне эффективным! Ведь, например, в Японии любой покупатель автомобиля должен представить в автосалон справку о наличии у него места для цивилизованного хранения автомобиля (9).

Как известно, с 1 октября 2013 г. вступил в силу третий блок поправок в Гражданский кодекс РФ и появилось понятие единого недвижимого комплекса. Данная правовая конструкция включает недвижимые и движимые вещи при условии наличия их общего назначения, расположения на одном земельном участке либо неразрывной физической или технологической связи, усиленной государственной регистрацией данного синтеза вещей как единого недвижимого комплекса в Государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Так что появление данного объекта налогообложения в гл. 32 Налогового кодекса — это лишь процесс дальнейшей синхронизации развития публичных и частных начал регулирования экономических отношений в нашей стране.

Наибольший исследовательский интерес представляет появление третьего нового объекта. Речь идет об объектах незавершенного капитального строительства, введенных законодателем в гл. 32 Налогового кодекса в качестве объекта налогообложения по налогу на имущество физических лиц.

С одной стороны, понятно стремление законодателя нивелировать ситуацию правового нигилизма граждан, которые не спешат порою ставить объекты индивидуального строительства на налоговый учет.

С другой стороны, на наш взгляд, налоговым органам предстоит решить целый ряд проблем, сопряженных с этими юридико-техническими процессами.

Речь идет о необходимости совершенствования учета налоговой базы, переходе к учету именно по налоговому законодательству. Как известно, до сих пор этот учет ведется по принципам и модели, установленной гражданским законодательством.

Во-вторых, не до конца ясен механизм правового стимулирования владельцев незавершенного объекта в части своевременной постановки данного объекта на налоговый учет.

До сих пор персональная заинтересованность лиц в регистрации объектов незавершенного строительства обнаруживается, чаще всего, в случаях продажи, дарения, передачи по наследству, залога, но не в случаях использования данных объектов для личных нужд.

К сожалению, распространена практика, когда объекты строятся вообще без получения разрешений на строительство. В этой связи, на наш взгляд, должны приниматься меры административно-правовой ответственности к лицам, допускающим подобные правонарушения.

Есть еще один блок проблем, связанных с необходимостью надлежащего отслеживания моментов фактического начала и завершения строительства, динамики стоимости объектов незавершенного строительства с учетом временных и инфляционных факторов. Эти аспекты должны быть органично вплетены в концепцию налоговой политики государства, особенно с учетом ее антикризисной составляющей.

Одним из существенных элементов любого налога является его ставка.

Законом «О налогах на имущество физических лиц» ставки налога устанавливались в зависимости от суммарной инвентаризационной стоимости объектов налогообложения в известных пределах.

Ставки конкретизировались нормативными правовыми актами органов местного самоуправления (законами городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга).

Введение гл. 32 Налогового кодекса РФ не только расширило перечень городов федерального значения за счет включения в него г. Севастополя, но и принципиально изменило подходы к оценке стоимости имущества. Речь идет о введении кадастровой оценки имущества, а также об изменениях исходных, базовых величин последующей дифференциации ставок налога.

Интересно, что диапазон ставок от 0,1% до 2% сохранен прежний, но уже с иной дифференциацией и возможностью увеличения ставки, применяемой к кадастровой стоимости имущества.

Да и инвентаризационная стоимость значительно отличается от кадастровой стоимости (по отдельным объектам в 20 — 40 раз).

Известно, что кадастровая стоимость наиболее приближена к рыночной стоимости. В Москве, например, вариативность кадастровой стоимости исчисляется в диапазоне от 10 млн руб. до 300 млн и свыше, формируя шкалу прогрессии данного налога.

Соответствующие налоги зачисляются в местный бюджет по месту нахождения (регистрации) объекта налогообложения.

Как известно, общий подход законодателя в отношении налоговых льгот состоит в их рациональном сокращении. Ранее от уплаты налогов на имущество физических лиц освобождались пенсионеры, лица, уволенные с военной службы или проходящие службу по призыву на военные сборы в другие страны, где проводились военные действия.

В этот перечень входили родители либо супруги военных, которые погибли при выполнении воинских обязанностей; работники сферы искусства и культуры, использующие свое помещение в качестве музея, библиотеки или прочего общественного помещения.

В 2013 г. в ряде пилотных регионов, прежде всего в Москве, выросли ставки налога на имущество физических лиц для владельцев дорогих квартир.

В 2014 г. продолжилась скрупулезная работа налоговых органов по совершенствованию налогового администрирования данного налога, выявлению наиболее проблемных мест при проведении юридических мероприятий.

Была разработана новая модель льготирования, предусматривающая льготирование только по одному объекту каждого вида при проведении этого процесса.

То есть, строго говоря, если льготник располагает несколькими объектами налогообложения, то данные льготы распространяются только на один объект из каждого вида объектов: одна квартира или комната, один жилой дом, одно хозяйственное строение или сооружение, один гараж или машино-место и т.д. Все остальные объекты подлежат налогообложению в общем порядке.

Такой подход с 2015 г. стал универсальным в концептуальном плане.

Что касается деталей и частностей, то в этом контексте муниципальной власти на местах предстоит большая работа, в том числе во взаимодействии с региональной властью при проведении оценочных работ.

Следует также отметить, что налоговое администрирование в данной области предполагает усиление взаимодействия всех заинтересованных сторон, прежде всего Федеральной налоговой службы с Федеральной службой государственной регистрации, кадастра и картографии (Росреестр).

По-новому формируются задачи и для профессиональных оценщиков, которые не только надлежащим образом должны провести оценочные работы, но и минимизировать риски правовых конфликтов между государством и налогоплательщиками в отношении адекватной оценки объектов налогообложения.

 

Библиографический список

  1. Daunton Martin. Just Taxes. The Politics of Taxation in Britain. Cambridge University Press. 2002. P. 142 — 176.
  2. Rajiv Prabhakar. Does the Financial Crisis Create Opportunities for Taxing Wealth? A Study of Tax Policy Debates in the United Kingdom // Social & Legal Studies. N 24 (2). 2015. P. 280.
  3. David Cay Johnston. Dozens of Rich Americans join in Fight to Retain the Estate Tax // New York Times, February, 14, 2001 // nytimes.com.
  4. Налоговый кодекс Российской Федерации. Часть первая от 31.07.1998. N 146-ФЗ // СЗ РФ. 1998. N 31. ст. 3824; часть вторая от 05.08.2000 N 117-ФЗ // Там же. 2000. N 32. Ст. 3340.
  5. Закон РФ от 09.12.1991 N 2003-1 «О налогах на имущество физических лиц» (утратил силу).
  6. Идеи повышения самостоятельности местных бюджетов. Материалы первого заседания обновленного состава Совета по местному самоуправлению при Председателе Государственной Думы России // «Муниципальная власть». N 1. 2013. С. 24 — 27.
  7. Обзор судебной практики с участием Управления Федеральной регистрационной службы по Свердловской области за четвертый квартал 2009 года. // www.to66.rosreestr.ru.
  8. Проценко Л. Мосгордума приняла закон о налогах на имущество физических лиц // Российская газета. 19.11.2014 // rg.ru. Последнее посещение сайта — 18 января 2015 г.
  9. Игнатова О. Гараж со второй попытки // Российская газета. 01.04.2008 // rg.ru. Последнее посещение сайта — 18 января 2015 г.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code