Как оспаривать кадастровую стоимость. Обзор судебной практики по налоговым спорам

Конец 2014 года и первое полугодие 2015 года оказались богаты на судебные налоговые споры, способные заинтересовать широкий круг налогоплательщиков, в том числе и банки. В данном обзоре арбитражной практики приведем основные положения из наиболее интересных и важных судебных актов и особое внимание уделим вопросам оспаривания результатов кадастровой стоимости, которые разъяснены в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 30 июня 2015 года N 28.

Налог на прибыль и НДС по роялти

 

В последнее время роялти привлекают повышенное внимание налоговых органов, и зачастую подобные расходы, особенно выплачиваемые иностранным компаниям, признают необоснованными. Остановимся на этом вопросе подробнее.

  1. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 11 июня 2015 года по делу N А40-138879/14

Две иностранные компании, правообладатель и пользователь, заключили договор коммерческой концессии, предметом которого является предоставление пользователю за уплачиваемое им вознаграждение права использовать в предпринимательской деятельности комплекс исключительных прав правообладателя: коммерческое обозначение «О», охраняемую коммерческую информацию по ведению бизнеса и системе учета продаж («коммерческая информация»).

На основе этого договора коммерческой концессии между ООО «О» (далее — общество) и упомянутым выше правообладателем был заключен договор коммерческой субконцессии на тех же условиях, что и договор коммерческой концессии, по которому общество выплачивало лицензионные платежи.

Налоговый орган, а затем и суд посчитали необоснованным учет в расходах для целей обложения налогом на прибыль лицензионных платежей и отказали в вычете НДС, перечисленного в бюджет обществом как налоговым агентом, по следующим причинам:

— налоговый орган квалифицировал деятельность общества как деятельность зависимого агента, образующую с учетом критериев, приведенных в п. 2 ст. 306 НК РФ, постоянное представительство на территории РФ, которое по своему правовому положению не должно уплачивать головному подразделению, иностранной компании — правообладателю, вознаграждение за использование комплекса интеллектуальных прав. Суд посчитал эти выводы налогового органа правомерными;

— принимая во внимание аффилированность и взаимозависимость обществ — правообладателя и пользователя, налоговый орган и суд расценили выплату обществом лицензионных платежей в адрес пользователя в качестве недопустимого инструмента налоговой оптимизации. По мнению налогового органа, а затем и суда, заключение договора коммерческой концессии и выплата лицензионных платежей позволили организациям, входящим в группу компаний «О», несмотря на успешное развитие бизнеса на территории РФ по продвижению товаров данной марки, не уплачивать в РФ налог на прибыль, необоснованно возмещать из бюджета НДС и выводить из-под юрисдикции РФ значительные суммы денежных средств. Кроме того, выплаченные обществом денежные средства, по информации налоговых органов Нидерландов и Люксембурга, в дальнейшем также не подвергались налогообложению иных налоговых юрисдикций;

— с учетом фактического функционирования общества на территории РФ как представительства компании «О», реализующего услуги (товары) компании в России, налоговый орган и суд пришли к выводу, что общество по вознаграждению, выплаченному согласно субконцессионным договорам, налоговым агентом не является. В связи с этим, посчитал суд, общество не вправе предъявлять к вычету НДС, уплаченный иностранной компании по указанным договорам.

  1. Решение Арбитражного суда г. Москвы от 08 мая 2015 года N А40-12815/15. В настоящее время спор находится на рассмотрении Девятого арбитражного апелляционного суда

Налоговый орган, а затем и суд посчитали, что налогоплательщик получил необоснованную налоговую выгоду в следующем случае. Компания «С», находящаяся на Бермудах, является обладателем прав на интеллектуальную собственность и заключает неисключительный лицензионный договор с резидентом Кипра «С» на использование объектов интеллектуальной собственности. Кипрская компания «С», в свою очередь, заключает сублицензионный договор с российской компанией. Реальное использование объектов интеллектуальной собственности происходит на территории РФ.

Порядок налогообложения, как указывает суд, выглядит следующим образом:

— роялти, выплачиваемые российской компанией на Кипр, облагаются НДС. Российская компания уплачивает налог по ставке 18% и при этом имеет право на вычет по НДС (таким образом, указывает суд, уплачиваемый налог фактически равен нулю);

— перечисленная кипрской компании сумма учитывается российской компанией как расходы для целей налога на прибыль. При выплате роялти налог у источника не возникает, как это предусмотрено Соглашением от 05 декабря 1998 года между Правительством РФ и Правительством Республики Кипр «Об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал»;

— роялти, поступившие на счет кипрской компании, перечисляются на счет организации, находящейся на Бермудах, практически в полном объеме.

Суд посчитал, что в рассматриваемом случае налоговая экономия состоит в уплате:

— налога на прибыль, полученную иностранными лицами из источников в РФ, по пониженной ставке;

— налога с роялти организацией, находящейся на Кипре, только в части превышения полученного дохода над расходом и в одновременном включении выплаченного роялти в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль налогоплательщика.

По мнению суда, налогоплательщик получил необоснованную налоговую выгоду в виде применения пониженной налоговой ставки с использованием не имеющего иной деловой цели сублицензионного договора, заключенного с взаимозависимыми лицами. Суд отметил, что налогоплательщик мог бы реализовать ту же самую деловую цель, заключив лицензионный договор напрямую с взаимозависимым лицом, влекущий иные налоговые последствия.

Как оспаривать кадастровую стоимость

 

Напомним, что с 1 января прошлого года для отдельных видов недвижимого имущества налоговая база по налогу на имущество определяется как их кадастровая стоимость, определенная в установленном порядке (п. 1 ст. 378.2 НК РФ). Среди такой недвижимости — административно-деловые центры и торговые центры (комплексы) и помещения в них, нежилые помещения, назначение которых в соответствии с кадастровыми паспортами объектов недвижимости или документами технического учета (инвентаризации) объектов недвижимости предусматривает размещение офисов, торговых объектов, объектов общественного питания и бытового обслуживания либо которые фактически используются для размещения офисов, торговых объектов, объектов общественного питания и бытового обслуживания. Поскольку налог на имущество с такой недвижимости выше, чем исчисляемый как среднегодовая стоимость имущества (п. 1 ст. 375 НК РФ), возникают споры об определении такой кадастровой стоимости.

Вопросы оспаривания результатов кадастровой стоимости разъяснены в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 30.06.2015 N 28 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел об оспаривании результатов определения кадастровой стоимости объектов недвижимости» (далее — Постановление N 28). Остановимся на основных моментах, важных при оспаривании кадастровой стоимости, перечисленных в Постановлении N 28:

1) оспаривать сведения о результатах определения кадастровой стоимости нужно по правилам производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, а с 15 сентября 2015 года — по правилам Кодекса административного судопроизводства РФ (п. 1 Постановления N 28);

2) оспаривать результаты определения кадастровой стоимости объекта недвижимости можно, предъявив следующие требования (п. 2 Постановления N 28):

— об установлении в отношении объекта недвижимости его рыночной стоимости; об изменении кадастровой стоимости в связи с выявлением недостоверных сведений об объекте оценки, использованных при определении его кадастровой стоимости, в том числе об исправлении технической и (или) кадастровой ошибки;

— об оспаривании решения или действия (бездействия) комиссии по рассмотрению споров о результатах определения кадастровой стоимости (далее — комиссия);

3) требования об оспаривании результатов определения кадастровой стоимости не подлежат совместному рассмотрению с иными требованиями, например о пересмотре налоговых обязательств, арендных платежей (п. 5 Постановления N 28);

4) обратиться за пересмотром кадастровой стоимости могут (п. 6 Постановления N 28):

— юридические и физические лица, владеющие объектом недвижимости на праве собственности, постоянного (бессрочного) пользования или пожизненного наследуемого владения, а также иные лица, если результатами определения кадастровой стоимости затронуты их права и обязанности;

— органы государственной власти, органы местного самоуправления, действующие от имени соответствующего публично-правового образования в отношении объектов недвижимости, находящихся в государственной или муниципальной собственности;

— органы местного самоуправления и федеральные органы исполнительной власти субъектов РФ в отношении пересмотра кадастровой стоимости земельных участков, государственная собственность на которые не разграничена;

— бывший собственник объекта недвижимости, если результатами кадастровой оценки затрагиваются права и обязанности такого лица как налогоплательщика, в налоговом периоде, в котором подано заявление;

— арендаторы недвижимого имущества, находящегося в государственной или муниципальной собственности, когда арендная плата исчисляется исходя из кадастровой стоимости объекта недвижимости. Если арендная плата за пользование имуществом, находящимся в собственности граждан и (или) юридических лиц, рассчитывается исходя из его кадастровой стоимости, арендатор вправе оспорить указанную стоимость, когда согласие собственника на такой пересмотр выражено в договоре либо в иной письменной форме;

— лицо, имеющее исключительное право выкупа или аренды земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, если выкупная цена или арендная плата такого участка исчисляются исходя из его кадастровой стоимости;

— прокурор в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, интересов РФ, субъектов РФ и муниципальных образований.

Участник долевой собственности самостоятельно участвует в налоговых правоотношениях и может реализовать свое право на пересмотр кадастровой стоимости независимо от согласия других сособственников;

5) предварительный порядок обращения в комиссию является досудебным порядком урегулирования спора. В связи с этим к заявлению об оспаривании результатов определения кадастровой стоимости должны прилагаться документы, подтверждающие его соблюдение (п. 9 Постановления N 28);

6) согласно п. 13 Постановления N 28 при пересмотре кадастровой стоимости в связи с недостоверными сведениями об объекте оценки к недостоверным сведениям относится допущенное при проведении кадастровой оценки искажение данных об объекте оценки, на основании которых определялась его кадастровая стоимость. Например:

— неправильное указание сведений в перечне объектов недвижимости, подлежащих государственной кадастровой оценке, либо неправильное определение оценщиком условий, влияющих на стоимость объекта недвижимости (местоположения объекта оценки, его целевого назначения, разрешенного использования земельного участка, аварийного состояния объекта, нахождения объекта в границах санитарно-защитных зон и других зон с особыми условиями использования территории и иных условий);

— неправильное применение данных при расчете кадастровой стоимости;

— неиспользование сведений об аварийном состоянии объекта оценки;

7) законодательство о налогах и сборах предполагает установление налогов, имеющих экономическое основание. В связи с этим суд на основании имеющихся в деле доказательств вправе установить рыночную стоимость в ином размере, чем указано в заявлении об оспаривании результатов определения кадастровой стоимости, в том числе при наличии возражений заявителя относительно представленных доказательств об иной рыночной стоимости объекта недвижимости (п. 24 Постановления N 28);

8) лица, участвующие в деле, обязаны доказать обстоятельства, на которые они ссылаются в обоснование своих требований и возражений. Обязанность доказать недостоверность сведений об объекте недвижимости, использованных при определении его кадастровой стоимости, а также величину рыночной стоимости, устанавливаемой в качестве кадастровой, лежит на заявителе (административном истце). Стороны также вправе урегулировать спор о пересмотре кадастровой стоимости, заключив соглашение о примирении, основанное на имеющихся в деле доказательствах (например, на одном из представленных сторонами отчетов об оценке объекта недвижимости), которое должно содержать условия примирения, а также порядок распределения судебных расходов (п. 19 Постановления N 28);

9) резолютивная часть решения суда по делу о пересмотре кадастровой стоимости должна содержать данные о величине установленной судом кадастровой стоимости объекта недвижимости, которая является новой кадастровой стоимостью и подлежит внесению в государственный кадастр недвижимости (п. 25 Постановления N 28).

ДМС на пенсионеров, уволенных в течение года, можно учитывать для целей обложения налогом на прибыль

 

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 29 января 2015 года N Ф09-9597/14

В рассмотренном судом споре положение о работе с пенсионерами (приложение к коллективному договору) предусматривало, что за неработающими пенсионерами, уволенными из общества, сохраняется право на добровольное медицинское страхование до конца года. В такой ситуации суд посчитал правомерным учет подобных затрат для целей обложения налогом на прибыль. По мнению суда, ст. 255 НК РФ содержит ограничение только по сроку, на который заключается договор добровольного медицинского страхования работников. Ограничений по сроку, на который застрахованы работники, и последующему статусу застрахованных лиц НК РФ не содержит. Кроме того, как указано выше, коллективным договором работодателя с работниками предусмотрено право неработающих пенсионеров на данный вид страхования до конца года.

Напомним, что Минфин России придерживается иной точки зрения по аналогичным вопросам, указывая, что расходы в части, приходящейся на уволенных работников, по продолжающему действовать в отношении них договору ДМС не учитываются для целей налогообложения. Часть страховой премии, которая приходится на уволенных работников, из состава учитываемых для целей налогообложения расходов необходимо исключить (Письмо Минфина России от 05 мая 2014 года N 03-03-06/1/20922).

Вознаграждение членам ревизионной комиссии нельзя учитывать в расходах

 

Определение Верховного Суда РФ от 29.05.2015 N 305-КГ15-4746

Вопрос об учете в расходах выплат членам ревизионной комиссии является спорным. Минфин России полагает, что подобные выплаты учитывать для целей обложения налогом на прибыль нельзя <1>. В то же время суды в ряде случаев полагали возможным учитывать подобные затраты в составе расходов <2>. Однако Верховный Суд РФ, рассматривая этот вопрос, пришел к выводу, что такие выплаты нельзя учитывать ни в качестве расходов на оплату труда, ни в качестве прочих расходов, принимаемых в целях налогообложения. Это связано с тем, что:

— с членами ревизионной комиссии обществом не заключались трудовые договоры;

— отнесение затрат общества в виде вознаграждения членам ревизионной комиссии в состав расходов по налогу на прибыль на управление организацией или отдельными ее подразделениями является неправомерным ввиду характера осуществляемой ревизионной комиссией контролирующей деятельности, а не деятельности по управлению обществом.

———————————

<1> Письма Минфина России от 23 ноября 2004 года N 03-03-01-04/1/135, от 02 марта 2006 года N 03-03-04/1/166.

<2> Постановление ФАС Северо-Западного округа от 15 июня 2009 года по делу N А21-3928/2008, Определением ВАС РФ от 12 ноября 2009 года N ВАС-11498/09 отказано в передаче указанного Постановления в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора; Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 28 октября 2008 года N А33-1935/08-Ф02-5059/08 по делу N А33-1935/08.

 

Признание лиц взаимозависимыми для целей налогообложения

 

Минфин России Письмами от 19 января 2015 года N СА-4-7/376@ и от 01 декабря 2014 года N СА-4-7/24782@ разослал судебные акты, в которых суды занимали сторону налоговых органов по вопросам признания лиц взаимозависимыми для целей налогообложения. В настоящее время по одному из таких споров закончилось разбирательство в Арбитражном суде Московского округа, причем не в пользу налогоплательщика. Суть же споров состояла в следующем.

  1. Решение Арбитражного суда г. Москвы от 29 декабря 2014 года по делу N А40-153792/2014, оставлено без изменения Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 26 марта 2015 года N 09АП-7092/2015 и Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 10 июля 2015 года

ЗАО «С» и ООО «С» были признаны судом взаимозависимыми лицами. С ООО «С» была взыскана сумма налоговой задолженности ЗАО «С» (около 57 млн руб.). Причиной послужил вывод суда о том, что ЗАО «С» осуществило фактический перевод всей осуществляемой деятельности на ООО «С». Это подтверждает, что и ООО, и ЗАО имеют:

— одинаковый фактический адрес и контактные телефоны;

— один и тот же информационный сайт;

— общего учредителя;

— одного генерального директора, принимающего управленческие решения единолично.

Кроме того, ЗАО «С» и ООО «С» осуществляют одинаковые виды деятельности. Отличие между ЗАО «С» и ООО «С» состоит исключительно в организационно-правовой форме и постановке на учет в разных налоговых органах. Причем решение о переводе в ООО «С» сотрудников и активов ЗАО «С» было принято после получения информации о планируемой проверке налоговым органом деятельности ЗАО «С».

По мнению суда, ООО «С» получило от ЗАО «С»:

— весь бизнес, включая основные средства и рабочий персонал;

— все права и обязанности, вытекающие из гражданско-правовых договоров ЗАО «С»;

— выручку за реализованные ЗАО «С» работы (услуги).

Суд посчитал, что перевод активов, персонала, действующих хозяйственных договоров с ЗАО «С» на ООО «С» не имел разумной деловой цели, а был направлен исключительно на создание условий, при которых деятельность ЗАО «С» будет продолжена в лице нового хозяйствующего субъекта с уклонением от уплаты в бюджет НДФЛ. При таких обстоятельствах, пришел к выводу суд, взыскание налоговой задолженности ЗАО «С» должно производиться с ООО «С».

  1. Решение Арбитражного суда Краснодарского края от 25 декабря 2014 года по делу N А32-24705/2014

Суд признал организации взаимозависимыми (ст. 20 НК РФ) исходя из того, что:

— одно и то же физическое лицо было единственным учредителем и директором обеих компаний;

— между двумя организациями были договоры поручения на управление договорами.

Налоговый орган, а затем и суд посчитали, что перечисление собственных денежных средств одной из зависимых организаций через счет другой организации уже после информирования о результатах проведенной налоговой инспекцией проверки и наличии задолженности по НДФЛ свидетельствует об умышленном характере действий налогоплательщика в целях исключения принудительного взыскания. С налогоплательщика, признанного взаимозависимым, были взысканы задолженность зависимого лица по налогам, штраф и пени.

  1. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 21 июля 2014 года N 09АП-22065/2014-АК, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 31 октября 2014 года по делу N А40-28598/13

Суд признал ЗАО «К» и ООО «К» взаимозависимыми, поскольку:

— ООО «К» было зарегистрировано в период проведения выездной налоговой проверки ЗАО «К»;

— фактические адреса, контактные телефонные номера, информационные сайты, виды деятельности у ООО «К» и ЗАО «К» тождественны;

— произошло уменьшение активов ЗАО «К» с момента начала проведения выездной налоговой проверки;

— ООО «К» были перезаключены договоры с покупателями товара ЗАО «К», в том числе путем уступки прав требований;

— все сотрудники ЗАО «К» перешли в ООО «К»;

— выручка за поставку продукции 124 организациями, перечислявшими до этого выручку в адрес ЗАО «К», перечислена в адрес ООО «К».

Рассмотрев спор, суд пришел к выводу о взаимозависимости ЗАО «К» и ООО «К» и согласованности их действий по неисполнению налоговых обязательств ЗАО «К» посредством расторжения ранее заключенных договоров и заключения новых договоров с теми же контрагентами вновь созданной для этих целей организацией — ООО «К». Суд посчитал, что такое положение вещей в силу пп. 2 п. 2 ст. 45 НК РФ является основанием для взыскания с взаимозависимой организации — ООО «К» — недоимки, числящейся за ЗАО «К».

Е.Ситникова, «Бухгалтерия и банки», 2015, N 9

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code