ОТРАСЛЕВОЙ МЕТОД РЕГУЛИРОВАНИЯ И ОСОБЕННОСТИ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ <*>

——————————–

<*> Проблемы гражданско-правовой ответственности и защиты гражданских прав: Сб. учен. тр. Свердл. юрид. ин-та. Свердловск, 1973. Вып. 27; Яковлев В.Ф. Экономика. Право. Суд. Проблемы теории и практики. М.: Наука/Интерпериодика, 2003.

 

Регулирующее воздействие права на общественные отношения состоит в установлении прав и обязанностей, обеспеченных государственным принуждением. В системе принудительных мер, направленных на реализацию права, видное место принадлежит мерам ответственности. Установление последних характерно для правового регулирования в целом и поэтому не может быть признано специфической чертой какого-то одного из отраслевых методов регулирования общественных отношений.

Вместе с тем функции, место и значение, содержание и механизм применения мер ответственности в разных отраслях права специфичны, что непосредственно связано с особенностями отраслевых методов, производных от регулируемых отношений. Меры ответственности включаются в общую цепь отраслевого регулирования, приспосабливаются к нему, выступают одной из его сторон и поэтому приобретают в каждой отрасли черты, свойственные отраслевому методу в целом <1>. Специфика ответственности по отдельным отраслям права может быть раскрыта лишь через черты отраслевых методов. С другой стороны, изучение отраслевого метода не будет полным, если не проследить его воплощение в мерах ответственности <2>. Для этого недостаточно констатировать использование отраслью мер ответственности, ибо это еще не вскрывает особенностей отраслевого регулирования. Требуется выявить своеобразие мер ответственности каждой отдельной отрасли права. Такой подход позволяет провести “сверку” всех мер ответственности, используемых отраслью, с ее методом и наметить пути повышения эффективности их применения.

——————————–

<1> На зависимость видов ответственности и их особенностей от отраслевых методов регулирования указывает С.С. Алексеев (Алексеев С.С. Общая теория социалистического права. Свердловск, 1964. Вып. 2. С. 198).

<2> Самощенко И.С., Фарукшин М.Х. Ответственность по советскому законодательству. М.: Юрид. лит., 1971. С. 179 – 180.

 

Гражданско-правовая ответственность, являясь одной из разновидностей правовой ответственности, подпадает под общее понятие последней и обладает ее признаками. Правовая ответственность представляет собой обеспеченное государственным принуждением или его возможностью возложение лишений личного, организационного или имущественного характера на лицо, допустившее правонарушение <1>.

——————————–

<1> Подробнее см.: Алексеев С.С. Общая теория социалистического права. Свердловск, 1964. Вып. 2. С. 182; Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. М.: Госюриздат, 1961. С. 318; Кофман В.И. Причинная связь как основание ответственности по советскому гражданскому праву: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1961. С. 7; Малеин Н.С. Понятие и основание имущественной ответственности // Советское государство и право. 1970. N 12. С. 36 – 39.

 

Гражданско-правовая ответственность, как и любая другая, есть возложение на правонарушителя тягот либо в виде некомпенсируемого лишения права, либо в виде неэквивалентного возложения новой (или дополнительной) обязанности за общественно осуждаемое и недозволенное законом поведение <1>. Однако общие признаки ответственности получают в гражданском праве специфическое выражение.

——————————–

<1> Иоффе О.С. Ответственность по советскому гражданскому праву. Л., 1955. С. 14; Кофман В.И. Указ. соч. С. 7; Малеин Н.С. Имущественная ответственность в хозяйственных отношениях. М.: Наука, 1968. С. 12. Имеется, однако, и другая, более широкая трактовка ответственности, под которой понимается основанное на принуждении применение любой правовой санкции (например: Лейст О.Э. Санкции в советском праве. М.: Госюриздат, 1960. С. 89 – 94; Самощенко И.С., Фарукшин М.Х. Указ. соч. С. 49, 61).

 

Гражданское право регулирует нормальные для данного общества экономические отношения. Оно главным образом опосредует имущественные отношения как волевые отношения собственности в статике и динамике последней. При этом отношения динамики собственности выступают предметом гражданско-правового регулирования в той их части, которая носит товарно-денежный характер. Хозяйственные связи по обмену благами с участием государственных предприятий и объединений, не являющихся собственниками закрепленного за ними государственного имущества, также регулируются гражданским правом, если эти отношения на основе хозрасчетного их построения приобретают товарно-денежную форму. Для статических отношений собственности и товарно-денежных связей характерна в качестве их главной черты имущественная обособленность субъектов, достигающая уровня имущественно-распорядительной самостоятельности <1>. Последняя присуща обеим сторонам отношений, регулируемых гражданским правом, всем его субъектам и поэтому является чертой самих опосредуемых данной отраслью общественных связей.

——————————–

<1> Алексеев С.С. Предмет советского социалистического гражданского права // Учен. тр. Свердл. юрид. ин-та. Свердловск, 1959. Т. 1. С. 120 – 133.

 

Отмеченный характер регулируемых отношений требует от гражданского права обеспечения имущественно-распорядительной самостоятельности их участников.

Сущность гражданско-правового регулирования в том и состоит, что оно специальными юридическими средствами обеспечивает участие лиц в отношениях в качестве субъектов, обладающих правовой самостоятельностью. Гражданско-правовой метод регулирования отношений характеризуется в первую очередь наделением субъектов гражданской правоспособностью и субъективными правами, достаточными для закрепления имущественно-распорядительной самостоятельности и удовлетворения признаваемых законом интересов участников соответствующих отношений. В силу этого гражданско-правовое регулирование в целом является правонаделительным, а гражданско-правовой метод по своей сущности выступает методом дозволения.

При этом основным субъективным правом, выражающим юридическую самостоятельность лиц, служит либо право собственности, либо право оперативного управления, отсутствие которых в составе правоспособности лица означает непризнание его субъектом гражданского права. Разумеется, гражданское право использует для организации отношений и такие формы велений, как возложение обязанностей и установление запретов. Но в отличие от других отраслей права, например уголовного и административного, оно применяет эти формы лишь в качестве “обратной стороны” правонаделения, в котором находится центр тяжести гражданско-правового воздействия.

Специфика гражданско-правового метода состоит не только в дозволительности регулирования, но также в том, что правонаделение носит здесь особое выражение. Своеобразие гражданско-правового метода заключено еще в таких сторонах правонаделения, как юридические диспозитивность, инициатива и равенство субъектов.

Гражданско-правовая диспозитивность выражается в определенной законом свободе усмотрения участников отношений в осуществлении правоспособности, субъективных прав, определении содержания правоотношений. Юридическая инициатива означает признанную законом способность участников отношений собственными правомерными действиями устанавливать, изменять, прекращать гражданские права и обязанности. Юридическое равенство субъектов гражданского права состоит в том, что они выступают в качестве правообладающих (в широком смысле) и не подчиненных друг другу лиц вследствие наделения всех их диспозитивностью, инициативой, способностью к правообладанию.

Приведенные черты гражданско-правового метода характеризуют и ответственность субъектов данной отрасли права, раскрывают ее сущность.

Специфика гражданско-правовой ответственности состоит прежде всего в том, что она по своему существу отражает правонаделительность гражданско-правового регулирования. Разумеется, установление мер ответственности гражданским правом, как и любой другой отраслью, означает возложение обязанности претерпевания неблагоприятных последствий на лицо, допустившее правонарушение. Но в гражданском праве меры ответственности имеют ярко выраженную правонаделительную направленность, ибо, во-первых, они обеспечивают защиту интересов и восстановление прав потерпевшего от правонарушения лица; во-вторых, само использование мер ответственности – право субъекта гражданского правоотношения, потерпевшего от правонарушения.

Отмеченный характер гражданско-правовой ответственности определяет содержание, во-первых, ее мер и, во-вторых, охранительного материально-правового отношения.

Меры рассматриваемой ответственности по своему содержанию являются имущественными, ибо именно они, будучи ответственностью правонарушителя, способны в то же время служить средством защиты имущественных интересов потерпевшего. Отсутствие в гражданском праве мер, направленных против личности правонарушителя, объясняется восстановительным, компенсационным назначением данного вида ответственности.

Меры ответственности личного характера не могут использоваться для восстановления нарушенного права другого лица. Потерпевший от кражи не будет материально удовлетворен водворением правонарушителя в места лишения свободы, убитый не воскреснет вследствие применения против убийцы высшей меры уголовного наказания. Поэтому даже неимущественные блага (например, авторское право) защищаются в гражданском праве мерами имущественной ответственности и лишь постольку, поскольку их нарушение сопровождается для потерпевшего имущественными потерями <1>.

——————————–

<1> Поэтому нельзя согласиться с утверждением, будто главная особенность гражданско-правовой ответственности заключена не в ее имущественном характере, а в сфере действия (Самощенко И.С., Фарукшин М.Х. Указ. соч. С. 204). Сфера действия, т.е. предмет регулирования, как раз и определяет имущественный характер гражданско-правовой ответственности, что является одной из основных ее особенностей, отличает ее от многих других отраслевых видов ответственности, для которых имущественные санкции не являются основными.

 

Охранительное правоотношение по реализации мер гражданско-правовой ответственности представляет собой такую правовую связь, в которой по общему правилу участвует в качестве управомоченной стороны потерпевший от правонарушения субъект, а в качестве обязанной – правонарушитель. Содержание этого правоотношения составляют право потерпевшего требовать соответствующего имущественного возмещения и обязанность правонарушителя предоставить это возмещение. Для гражданского правонарушения, лежащего в основе ответственности, характерно то, что оно является нарушением норм не только объективного права, но также конкретного субъективного права. Ввиду изложенного меры гражданско-правовой ответственности выступают одновременно средствами защиты субъективных гражданских прав.

Последние не исчерпываются только мерами ответственности, но придают им многие специфические черты, касающиеся, в частности, субъектного состава охранительного правоотношения, элементов гражданского правонарушения. В качестве примера отметим такие явления, как возложение ответственности не только на лиц, непосредственно нарушивших чужое субъективное право, но и на лиц, обязанных предотвращать правонарушения (статьи 445, 450, 451 ГК РСФСР), ответственность за чужую вину, использование презумпции виновности правонарушителя, учет вины самого потерпевшего и др.

Ответственность по гражданскому праву в целом используется в интересах потерпевшего. Но к правонарушителю она обращена другой стороной, выступает для него весьма ощутимой тяготой. В силу этого гражданско-правовая ответственность, как и всякая другая, выполняет превентивную роль: обеспечивает надлежащее поведение, удерживает лицо от правонарушения. Беспредметным, на наш взгляд, является спор о том, какая функция гражданско-правовой ответственности – предупредительная или компенсационная – является главной. В стадии нормального развития охраняемых гражданских правоотношений установленные меры ответственности выполняют превентивную роль. Их применение вследствие произошедшего правонарушения обеспечивает восстановление нарушенного права.

Предупредительная функция гражданско-правовой ответственности обусловливает установление в ряде случаев таких мер, которые явно выходят за рамки защиты прав и компенсационной функции не выполняют. Их характеризуют следующие особенности.

Во-первых, они имеют чисто превентивное назначение и установлены в целях предотвращения наиболее опасных гражданских правонарушений, злоупотреблений правами, иных вариантов ненадлежащего осуществления прав.

Во-вторых, они иногда предусмотрены и против такого недозволенного поведения, которым субъективные права конкретных лиц не нарушаются, а затрагиваются интересы общества, государства в целом.

В-третьих, по этой причине в ряде случаев гражданско-правовая ответственность строится как ответственность перед государством (например, статьи 49, 50, 109, 111, 141 ГК РСФСР, пункт 85 Положения о поставках продукции).

В-четвертых, даже если происходит нарушение чужого субъективного права и лицо отвечает перед потерпевшим, меры ответственности применяются независимо от наличия имущественных последствий правонарушения и их размера (например, при взыскании неустойки, особенно штрафной).

В подобного рода случаях гражданско-правовая ответственность имеет значение для защиты субъективных прав лишь в аспекте предупреждения правонарушений, что свойственно любому виду правовой ответственности.

Но по общему правилу мерами предупреждения правонарушений выступают такие меры гражданско-правовой ответственности, которые одновременно защищают субъективные права в ином, специальном аспекте – восстановлении или компенсации нарушенного субъективного права. Это обстоятельство является определяющим для формирования мер гражданско-правовой ответственности, в качестве которых кроме конфискации имущества, лишения прав, выплаты неустойки выступают возмещение убытков (статья 219 ГК РСФСР), причиненного имущественного вреда (статья 444 ГК РСФСР), потеря или выплата суммы задатка (статья 209 ГК РСФСР).

Мерами, в которых воплощены наиболее типичные черты гражданско-правовой ответственности, являются возмещение причиненных убытков, возмещение имущественного вреда. Для их применения необходимо такое нарушение чужого субъективного права, которое сопровождается умалением имущества потерпевшего. Само содержание названных мер ответственности сводится к возмещению имущественных потерь потерпевшего. Размер ответственности зависит по общему правилу от объема имущественных потерь, поскольку законом установлен принцип полного возмещения убытков и вреда (статьи 219, 457 ГК РСФСР).

Законом предусмотрена возможность ограничения размера ответственности для отдельных правоотношений (статья 212 ГК РСФСР). Однако чрезмерная распространенность ограничения ответственности в форме возмещения убытков во взаимоотношениях между организациями едва ли оправдана. Это не соответствует ни характеру регулируемых отношений, ни гражданско-правовому методу, затрагивает, как отмечалось в литературе, сам принцип возмещения убытков <1> и ослабляет компенсационную функцию гражданско-правовой ответственности, ее роль в защите субъективных гражданских прав.

——————————–

<1> Малеин Н.С. Указ. соч. С. 41 – 42.

 

Другой основной мерой гражданско-правовой ответственности является выплата неустойки. Компенсационное назначение неустойки не выступает столь отчетливо, как возмещение убытков, ибо она взыскивается за сам факт правонарушения независимо от того, повлекло ли последнее отрицательные имущественные последствия в сфере потерпевшего. Вместе с тем использование неустойки и для компенсационной цели едва ли можно отвергать.

Во-первых, сумма неустойки, как и сумма убытков, взимается в пользу потерпевшего от правонарушения лица (исключая особые случаи, когда противоправное поведение допускают обе стороны обязательства).

Во-вторых, по общему правилу взыскание неустойки увязано с возмещением убытков. Если последние имеются, неустойка (за исключением штрафной) является средством их возмещения, ибо потерпевший не может заявить требования об убытках независимо от полученной неустойки.

В-третьих, анализ современного законодательства показывает, что ответственность в форме выплаты неустойки устанавливается обычно за наиболее распространенные правонарушения, причиняющие организациям наиболее ощутимые имущественные потери.

При этом в одних случаях выплата неустойки связана не с самим фактом правонарушения, а с его неустранением, вследствие которого контрагенту может быть причинен значительный ущерб. Так, проектные и конструкторские организации выплачивают неустойку не за сам факт дефектов в проектной или технической документации, а за их неустранение в установленный срок.

В других случаях размер неустойки зависит от длительности правонарушения и от степени его влияния на хозяйственную деятельность контрагента. Например, размер неустойки за просрочку поставок продукции и товаров значительно повышается, если просрочка является длительной и способна поэтому серьезно повлиять на хозяйственную деятельность контрагента.

Правозащитная роль гражданско-правовой ответственности находит свое выражение также в том, что применение ее мер против правонарушителя не освобождает последнего от исполнения основной обязанности по охраняемому правоотношению (статьи 191, 221 ГК РСФСР). Субъективное право обеспечивается двойной защитой, ибо применение мер ответственности за его нарушение сопровождается принудительными мерами по его реальному осуществлению.

В построении гражданско-правовой ответственности находят свое воплощение и другие черты гражданско-правового метода, что также придает данному виду ответственности значительное своеобразие.

Правовая диспозитивность выражается здесь в том, что стороны гражданских правоотношений обладают известной свободой усмотрения как в установлении, так и в использовании мер ответственности. Хотя в целом меры гражданско-правовой ответственности определены законом, участникам правоотношений предоставлены довольно широкие возможности по конкретизации соответствующих правил, установлению мер, которые законом для данного правоотношения прямо не предусмотрены, по усилению определенной законом ответственности лиц или, напротив, по ее ослаблению (за исключением тех случаев, когда такие соглашения сторон нормой права запрещены, например, статья 220 ГК РСФСР). При этом основная мера гражданско-правовой ответственности – возмещение убытков, причиненного вреда – установлена гражданско-правовыми нормами в качестве меры защиты, общей для всех конкретных правоотношений. Поэтому для ее применения не требуется ни специального для данного правоотношения закона, ни соглашения сторон.

Однако конкретным нормативным актом, а также соглашением сторон ответственность в виде возмещения убытков может быть ограничена или исключена вовсе. Напротив, ответственность в виде выплаты неустойки, утраты суммы задатка хотя и предусмотрена в общем плане законом, но может применяться в конкретных правоотношениях лишь постольку, поскольку она установлена специальной нормой права или соглашением сторон. Соглашения субъектов могут касаться не только отдельных мер ответственности (статьи 187, 209, 220 ГК РСФСР), их сочетания, например возмещения убытков с выплатой неустойки (статья 189 ГК РСФСР), но также оснований ответственности, в том числе вины (статья 222 ГК РСФСР). Следует заметить, что такое явление свойственно лишь гражданско-правовой ответственности.

В тех случаях, когда сумма санкций взыскивается с одной стороны гражданского правоотношения в пользу другой, само применение установленных законом или договором мер ответственности зависит от усмотрения потерпевшей стороны, поскольку требование о применении санкций представляет собой в гражданско-правовом аспекте ее право. На этом основан исковой порядок применения мер гражданско-правовой ответственности, в котором находит свое выражение наделение субъектов правовой инициативой. Меры гражданско-правовой ответственности применяются по общему правилу лишь постольку, поскольку потерпевшая сторона заявила свои притязания на их применение.

Применение мер гражданско-правовой ответственности при отсутствии требований потерпевшего лица допускается лишь тогда, когда правонарушитель отвечает перед государством. В этих случаях меры ответственности применяются по требованию соответствующих государственных органов (статьи 109, 111, 141 ГК РСФСР) или даже по инициативе суда, арбитража (статьи 49, 50, 58 ГК РСФСР).

Гражданско-правовая ответственность строится на началах юридического равенства участников охраняемых правоотношений. Оно выражается, во-первых, в том, что стороны несут за нарушение прав контрагентов взаимную и однотипную по содержанию и объему ответственность. Меры гражданско-правовой ответственности призваны обеспечить защиту прав и интересов всех участников гражданских правоотношений, но особенно тех, в интересах которых в первую очередь осуществляется опосредуемая гражданскими правоотношениями деятельность. Отступления от начал юридического равенства сторон по общему правилу недопустимы, ибо они отрицательно сказываются на охраняемых отношениях, интересах граждан, организаций, общества. В отдельных случаях действующее законодательство недостаточно обеспечивает мерами ответственности интересы одной из сторон, причем именно той, на обслуживание которой направлена деятельность, например клиентуры железнодорожного транспорта, а также граждан в их взаимоотношениях с предприятиями бытового обслуживания. В условиях дефицита отдельных видов услуг, продукции и товаров недостаточная правовая защищенность интересов их потребителей сказывается особенно ощутимо.

Во-вторых, юридическое равенство проявляет себя в том, что охранительное правоотношение между правонарушителем и потерпевшим не является властеотношением, не меняет общего характера взаимоотношений субъектов гражданского права. Ни один из участников не обладает возможностью властного избрания мер ответственности и принудительного возложения их на другую сторону в отличие, например, от трудового права, где некоторые меры ответственности избираются и возлагаются одной из сторон ее властью.

Меры гражданско-правовой ответственности устанавливаются либо законом, либо соглашением сторон, из которых потерпевшая может обладать лишь возможностью известного выбора между установленными мерами (например, при альтернативной неустойке). Принуждение, обеспечивающее реализацию мер гражданско-правовой ответственности, исходит от специальных правоприменительных органов, не являющихся участниками гражданских правовых связей, в рамках процессуальных, носящих властный характер правоотношений. В отличие от мер уголовной ответственности, которые, как правило, по своему существу сопряжены с государственным принуждением, связаны с ним неразрывно, меры гражданско-правовой ответственности могут быть реализованы и без принуждения, хотя им всегда обеспечены; но это возможно лишь постольку, поскольку сам правонарушитель добровольно (а не властью другой стороны) принимает эти меры, например возмещает убытки, причиненный вред, выплачивает неустойку, или хотя бы не оспаривает реализацию тех мер, на которые он ранее согласился, действиями потерпевшего лица (статья 209 ГК РСФСР). На возможности реализации мер гражданско-правовой ответственности без принуждения в значительной мере основано внесудебное или внеарбитражное урегулирование разногласий.

Рассмотренные черты гражданско-правовой ответственности являются общими для всех гражданско-правовых связей, в частности для отношений между организациями в сфере хозяйства. Действительно, гражданско-правовая ответственность предприятий, объединений по их связям, носящим товарно-денежный характер, представляет собой средство защиты прав и интересов потерпевших от правонарушения организаций, выполняет восстановительно-компенсационную роль, выражается в типичных для гражданского права мерах: возмещении убытков, выплате неустойки. Имущественная ответственность хозяйственных организаций строится с использованием рассмотренных начал правовой диспозитивности, инициативы, равенства сторон.

Однотипное построение гражданско-правовой ответственности служит проявлением и доказательством применения гражданско-правового метода к отношениям с разным субъектным составом, свидетельствует о единстве гражданского права как отрасли, регулирующей отношения с участием как граждан, так и организаций.

Но опосредуемые гражданским правом хозяйственные отношения наряду с общими признаками предмета данной отрасли права обладают и особыми чертами, ибо они являются одной из сторон отношений собственности, в первую очередь государственной. Гражданско-правовое регулирование призвано обеспечить в этой сфере удовлетворение не только хозрасчетных интересов участников связей – организаций, но также общественных, государственных интересов. В силу этого гражданско-правовое регулирование хозяйственных отношений обладает значительной спецификой, свидетельствующей о наличии в гражданском праве внутренней дифференциации. Гражданско-правовая ответственность, выступающая важным средством укрепления государственной планово-договорной дисциплины в хозяйственных взаимоотношениях, отражает эту дифференциацию, обладает в рассматриваемой сфере известным своеобразием.

Меры гражданско-правовой ответственности являются средством защиты не только права оперативного управления имуществом и обязательственных прав, принадлежащих государственным предприятиям и объединениям, но также интересов общества в целом, права собственности государства. В связи с этим в рассматриваемой сфере отношений усилена превентивная функция гражданско-правовой ответственности.

Неблагоприятные последствия правонарушений в сфере хозяйственных связей не могут быть полностью устранены применением мер гражданско-правовой ответственности даже с позиций потерпевшей организации, ибо она может возместить свои имущественные потери, но далеко не всегда избегает невыполнения планов ее хозяйственной деятельности, вызванного неисправностью контрагента. В масштабах же народного хозяйства, как отмечается в литературе <1>, неблагоприятные последствия правонарушений вообще неустранимы, ибо, во-первых, имущественные потери потерпевшей организации возмещаются за счет другой организации, входящей в единую систему хозяйства; во-вторых, неисправность контрагента в одном звене хозяйственных связей способна повлечь за собой нарушение нормальной хозяйственной деятельности не только контрагента правонарушителя, но и целого ряда предприятий и объединений, последовательно связанных между собой хозяйственными обязательствами. Поэтому меры гражданско-правовой ответственности вместе с другими экономическими, организационными, правовыми мерами используются прежде всего для предотвращения хозяйственных правонарушений.

——————————–

<1> Малеин Н.С. Указ. соч. С. 39.

 

Отмеченное объясняет следующие особенности в построении гражданско-правовой ответственности участников хозяйственных отношений.

Во-первых, повышенную роль мер ответственности, которым значительно больше присущ штрафной характер <1>. В связи с этим из них на первое место выдвигается выплата неустойки, которая взыскивается с правонарушителя независимо от того, понесла ли потерпевшая организация убытки; штрафная же неустойка взимается вообще сверх убытков, даже если они имеются и возмещаются. Штрафная роль неустойки усиливается тем, что взыскание последней в ряде случаев, когда потерпевшая организация утрачивает право на ее получение, производится в пользу государства в целях воздействия на правонарушителя (например, пункт 85 Положения о поставках продукции).

——————————–

<1> Райхер В.К. Правовые вопросы договорной дисциплины в СССР. Л., 1958. С. 174 – 185.

 

Во-вторых, диспозитивность в установлении и применении мер гражданско-правовой ответственности сочетается со значительно усиленной централизованной ее регламентацией. Хотя в установлении мер ответственности участники хозяйственных отношений наделены определенной свободой усмотрения (например, пункты 63, 85 Положения о поставках продукции, пункты 64, 87 Положения о поставках товаров <1>, пункт 67 Правил о договорах подряда на капитальное строительство <2>, пункт 30 Постановления Совета Министров СССР от 27 октября  <3>), нормативные акты закрепляют целую систему неустоек, выплачиваемых за различные виды нарушений, весьма обстоятельно регламентируют ответственность за невыполнение или ненадлежащее выполнение обязанностей по хозяйственным связям. Ограничение диспозитивности выражается также в запрещении соглашений, направленных на снижение установленной законом ответственности хозяйственных организаций (статья 220 ГК РСФСР).

——————————–

<1> СП СССР. 1969. N 11. Ст. 64.

<2> СП СССР. 1970. N 2. Ст. 11.

<3> СП СССР. 1967. N 26. Ст. 186.

 

По отношению к правонарушителю, т.е. в гражданско-правовом аспекте, потерпевшая организация обладает правом на реализацию мер ответственности. Однако она выступает не только управомоченным субъектом. Одновременно она представляет интересы общества и государства, является субъектом иных, вертикальных отношений. В силу этого по соображениям укрепления планово-договорной дисциплины потерпевшая государственная организация несет обязанность перед государством по реализации мер ответственности. Государственный арбитраж и другие правоприменительные органы ведут борьбу с фактами взаимного амнистирования хозяйственными организациями друг друга <1>. По этим же причинам в рассматриваемой сфере известному ограничению подвергается правовая инициатива организаций. Хотя в целом меры ответственности применяются по требованию потерпевших, попытки непредъявления или необоснованного отказа от заявленных требований, отзыва исковых заявлений без достаточных к этому оснований пресекаются правоприменительными органами. Следует, однако, заметить, что развитие хозрасчета в хозяйствовании, повышая заинтересованность и активность предприятий, объединений по применению мер ответственности к неисправным контрагентам, постепенно ослабляет необходимость контроля за реализацией, исполнением обязанности по предъявлению требований о применении мер ответственности <2>.

——————————–

<1> Инструктивное письмо Госарбитража при Совете Министров СССР от 28 декабря 1967 г. N И-1-59 (Сборник инструктивных указаний. Вып. 27). Следует заметить, что органы ведомственного арбитража, руководствуясь ведомственными интересами, иногда сами идут по пути ослабления ответственности неисправных организаций.

<2> На этой основе уже сейчас в литературе делаются попытки рассматривать требование о применении санкций лишь в качестве права организации (например: Яковлева В.Ф. Правовые проблемы специализации и кооперирования промышленности СССР: Автореф. дис. … докт. юрид. наук. Л., 1970. С. 3). На наш взгляд, такие выводы являются преждевременными и не соответствуют арбитражной практике.

 

Роль гражданско-правовой ответственности в хозяйстве требует дальнейшего ее развития и как фактора предупреждения правонарушений, и как средства защиты интересов контрагентов правонарушителя. Следует, однако, предостеречь от попыток превращения мер ответственности в такое средство, которое снимало бы все неблагоприятные последствия правонарушения для коллектива потерпевшей организации, ибо такое положение делало бы возмещение за счет правонарушителя однозначным реальному исполнению обязательств.

В отдельных случаях проявление большего интереса к получению сумм санкций, нежели к исполнению обязательства контрагентом в натуре, наблюдается и в настоящее время, например со стороны транспортных и некоторых других организаций, функционирующих в сфере оказания услуг. Такие явления противоречат самой природе народного хозяйства, основной целью которого является не извлечение прибыли, а удовлетворение общественных и личных потребностей. Поэтому они должны пресекаться, в частности, юридическими средствами.

Сущностная связь ответственности с отраслевым методом и характером регулируемых отношений означает, что ее эффективность зависит от того, насколько она адекватна опосредуемым отношениям и всему строю их регулирования, в какой мере применение данного вида ответственности является обоснованным, а ее черты и элементы соответствуют друг другу. Вследствие этого не могут быть удачными попытки придать гражданско-правовой ответственности такие черты, которые не увязываются с гражданско-правовым методом, “произросли” на другой основе, присущи иным видам ответственности. Так, едва ли было бы правильным придание охранительным гражданским правоотношениям элементов юридического неравенства, власти и подчинения, одностороннего принуждения.

Сомнительно также возведение в общий принцип неотвратимости гражданско-правовой ответственности, что характерно для уголовно-правового регулирования, и т.д. С другой стороны, нельзя признать обоснованными предложения о применении мер гражданско-правовой ответственности к отношениям, опосредуемым ввиду иного их содержания другими отраслями права.

Например, установление такой меры, как взаимное возмещение убытков, причиненных друг другу органом хозяйственного управления и подчиненным ему предприятием, явно не соответствовало бы характеру регулируемых отношений, было бы нереальным для подчиненного субъекта и создавало бы возможность злоупотреблений со стороны субъекта, наделенного властью <1>. Характер отношений требует в данном случае иных правовых средств их совершенствования, в частности определения компетенции органов управления, ее надлежащего соотношения с хозрасчетными правами управляемых организаций, последствий издания незаконных актов управления, порядка их обжалования и т.п.

——————————–

<1> Недостаточно последовательное решение вопроса об отраслевом построении видов ответственности обусловило вывод в работе И.С. Самощенко и М.Х. Фарукшина о возможности применения гражданско-правовой ответственности в форме возмещения убытков, когда последние причинены органом управления подчиненному предприятию (с. 180 – 185, 211).

О непригодности возмещения убытков как меры ответственности органов хозяйственного управления перед подчиненными организациями, а также и по другим соображениям см.: Рахмилович В.А. О возмещении имущественного вреда в хозяйственно-управленческих отношениях. Киев, 1971. С. 44 – 48. Важными, в частности, являются соображения о недопустимости такой ответственности за нецелесообразные в конкретных хозяйственных условиях акты управления, о трудности решения вопроса, о их целесообразности и др. Такая позиция не исключает ответственности органов управления по правилам статьи 446 ГК РСФСР.

 

Неэффективным является (вследствие явного несоответствия санкции характеру отношений) возложение в административном порядке штрафов на организации за невыполнение их должностными лицами обязанностей административного порядка (например, по охране природы и т.п.). В данном случае значительно более действенной была бы ответственность самих должностных лиц.

В настоящей статье рассмотрены лишь некоторые особенности гражданско-правовой ответственности, связанные со спецификой отраслевого метода. Необходимо заметить, что черты гражданско-правового метода проявляют себя также в основаниях ответственности, в иных мерах защиты субъективных гражданских прав, не относящихся к мерам ответственности, в самом характере и степени принуждения, обеспечивающих реализацию норм данной отрасли права, и некоторых других моментах.

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 14

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code