Методология философии права Г.В.Ф. Гегеля в контексте развития современной политической науки

В последней четверти ХХ — начале ХХ1 вв. политическая наука в теоретическом и позитивно-фактологическом плане достигла весьма значительных результатов. Вместе с тем, несмотря на все ее особенные успехи, следует указать, что она пока еще не дос­тигла самого главного — логико-систематического понимания государства и полити­ко-правовой сферы вообще. По сути это означает то, что наука о государственно­правовой жизни, будучи в себе ее логикой, еще не стала таковой для себя, т. е. еще не знает себя именно как всеобщую (спекулятивную) логику политической жизни. По­этому наиболее актуальная проблема современной теоретической политологии (как, впрочем и всех остальных частных социальных наук) заключается в развитии сущно­сти выявленного противоречия, которое есть не что иное, как становление ее понятия. Спекулятивное постижение этого процесса характеризует методологию философии права Гегеля, выступающую предметом данной статьи.

Г.В.Ф. Гегель — выдающийся немецкий мыслитель. Это эпохальная фигура для мировой философии: до него классическая философия, после — эпоха неклассиче­ской. В философии Гегеля курс на рационализм, взятый в немецкой классической фи­лософии, достигает своего апофеоза. Поэтому неудивительно, что Гегель явно или не­явно повлиял на всю последующую европейскую философию, «Вопреки пресной болтовне о крушении гегелевской философии остается в силе одно: в XIX столетии только эта философия определяла собой действительность, хотя и не в поверхностной форме общепринятого учения, но как метафизика… Противоречия идущие против этой метафизики, послушны ей. Со смерти Гегеля все — лишь противоречие, не толь­ко в Германии, но и в Европе»[1]. Однако, при всей разработанности и «популярности» проблематики в научной среде, в ней остается немало темных пятен, возникших в од­них случаях из-за идеологических штампов, мешающих беспристрастному рассмот­рению вопроса, или дилетантскому подходу в других. Поэтому цель данной заключа­ется в том, чтобы определить методологический потенциал гегелевской философии права и наметить логические перспективы развития современной теоретической по­литологии, теории и истории государства и права.

Начиная исследование необходимо отметить, что проблемы государства и права находились в центре внимания Гегеля на всех этапах его творческого пути. Эта те­матика рассматривается им во многих произведениях, в том числе таких как: «Кон­ституция Германии», «О научных способах исследования естественного права, его месте в практической философии и его отношение к науке о позитивном праве», « Философия права», «Философия духа», «Философия истории» и др.

«Философия права», где наиболее цельно изложено учение о государстве и праве Гегеля, является одним из самых значительных произведений в истории политиче­ских и правовых учений. Основная задача философии права — это научное позна­ние государства и права, а не указание на то, какими они должны быть. «Наше про­изведение — пишет Гегель — поскольку в нем содержится наука о государстве и праве, будет поэтому попыткой постичь и изобразить государство как нечто разум­ное внутри себя. В качестве философского сочинения оно должно быть дальше все­го от того, чтобы конструировать государство каким оно должно быть»2. «Наука о праве, — подчеркивает он, — есть часть философии. Она должна поэтому развить идею, представляющую собой разум предмета из понятия или, что тоже самое на­блюдать собственное, имманентное развитие самого предмета»3. Право, по Гегелю, состоит в том, что наличное бытие вообще есть наличное бытие свободной воли, диалектика, которая совпадает с философским конструированием системы права, как царство реализованной свободы.

Подходя к методологическим аспектам исследования необходимо отметить два момента, а именно спекулятивно-диалектический метод и системный историко­философский подход. Так в философии права спекулятивно-диалектический метод развертывается в систему теоретических конструкций, с помощью которых обосновы­ваются определенные политико-правовые взгляды. Для самого Гегеля конкретно­исторический и теоретический элементы структуры политического содержания «Фи­лософии права» даны в неразрывном тождестве, т. е. применение понятийного аппа­рата диалектики тождественно развитию и выражению определенной социальной и политико-правовой позиции. Однако для существа дела — понимания и трактовки проблем личности, общества, государства, права, свободы — способ подхода далеко не безразличен, что обнаруживается в дополнительном (к конкретно-историческим взглядам) политическом и этическом значении гегелевских теоретических конструк­ций и возможных отсюда выводах.

Вторым условием успешной разработки проблемы является системный историко­философский подход. Философия права органически входит в систему философии Геге­ля. Принципы, заложенные во всей системе как, в общем, отражаются в государственно­правовой среде, как в частном. Поэтому важным методологическим условием изучения философии права является программа построения системы наук. В отношении этого Ге­гель замечает, вне такой системы невозможно вообще подлинно философское постиже­ние, исторического «движения философии» к форме науки, поступательного ее движе­ния «к той цели, достигнув которой она могла бы отказаться от своего имени любви к знанию и быть действительным знанием»4. Ключом для верного понимания категори­ального аппарата, применяемого в философии права, служит «Наука логики», где изло­жены принципы системы. В «Философии права» как составной части системы гегелев­ской философии развитие духа дается через развитие диалектического движения понятия права от его абстрактных форм до конкретных — от абстрактного права к мо­ральности, а затем к нравственности (семье, гражданскому обществу и государству).

Исторический материал, не будучи сам по себе философски-разумным, приобрета­ет в гегелевской концепции философское значение лишь тогда, «когда он раскрывает­ся как момент развития философского понятия»5.

В гегелевском учении тремя главными формообразованиями свободной воли и соответственно тремя основными уровнями развития понятия права являются: аб­страктное право, мораль, нравственность. Эти три этапа в развитии понятия права осуществляют общий путь развития понятия в гегелевской философии.

Философия права в качестве части философии имеет «определенную исходную точку, которая есть результат и истина того, что ей предшествует и что составляет ее так называемое доказательство. Поэтому понятие права по своему становлению трактуется вне науки права, его дедукция предполагается здесь уже имеющейся и его следует принимать как должное»6.

«Философская наука о праве, — отмечает Гегель, — имеет своим предметом идею права — понятие права и его осуществление»7. Идея права, которая и есть свобода, по замыслу и исполнению Гегеля, развертывается в мир права, ее сфера объективного духа предстает как идеальная правовая деятельность — объективация форм права и свободы.

Идея права как предмет философии права означает единство понятия права и на­личного бытия права, получаемого в ходе объективации понятия права.

Свою концепцию философии права Гегель разрабатывает и трактует именно как фи­лософскую науку о праве, отличную от юриспруденции, а занимаясь позитивным пра­вом (законодательством) имеет дело по его характеристике, лишь с противоречиями.

Задача философии права, по Гегелю, состоит в постижении мыслей, лежащих в основании права, а подлинная мысль о праве есть его понятие. Эта понятийная трактовка права в «Философии права», содержит систему объективных формообра­зований, которые получаются в процессе саморазвертывания понятия права при диалектическом его восхождении от абстрактного к конкретному. Без уяснения осо­бого смысла категории «понятие» невозможно понять ни один из разделов гегелев­ской философии.

Философия, поясняет Гегель, «есть наивысший способ постижения абсолютной идеи, потому что ее способ есть наивысший — понятие»8.

Абсолютная идея, как «единственный предмет и содержание философии» имеет различные формации (по Гегелю это самоопределения и обособления абсолютной идеи) и философское постижение их — «дело особенных философских наук»9. Та­кой «особенной философской наукой» является и «Философия права».

Понятие «право» употребляется в гегелевской философии права в следующих основных значениях:

  1. Право как свобода (идея права), где на ступени объективного духа все разви­тие определяется идеей свободы, свобода, право выражают единый смысл. Отноше­ние свобода и право опосредуются через диалектику свободной воли;
  2. Право как определенная ступень и форма свободы, где система права как царст­во реализованной свободы и представляет собой иерархию «особых прав». На верши­не иерархии «особых прав» стоит право государства. Поскольку в реальной действи­тельности «особые права» всех ступеней (личности, ее совести, преступника, семьи, общества, государства) даны одновременно и следовательно в актуальной или потен­циальной коллизии, постольку, по гегелевской схеме окончательно истинно лишь пра­во вышестоящей ступени;
  3. Право как закон — где оно является одним из «особых прав». Гегель пишет: «То, что есть право в себе, положено в своем объективном наличном бытии, т.е. определено для сознания мыслью и определено так то, что есть право и считается правом, что из­вестно как закон: право есть вообще, благодаря этому определению, как положительное право. Превращение права в себе в закон путем законодательствования придает праву форму всеобщности и подлинной определенности. Предметом законодательства могут быть лишь внешние стороны человеческих отношений, но не их внутренняя сфера»10.

Различая право и закон, Гегель, в то же время, стремится исключить их противо­поставление. Как крупное недоразумение расценивает он прекращение отличие ес­тественного или философского права от положительного в противоположное и про­тиворечие между ними. Гегель признает, что содержание права может быть искажено в процессе законодательствования; но не все данное в форме закона есть право, по­скольку лишь закономерное в положительном праве законно и правомерно.

Государство для Гегеля есть нечто «в себе и для себя разумное в государстве, свобода достигает наивысшего, подобающего ей права»11. Поэтому государство, по Гегелю, есть самоцель. «Государство есть действительность нравственной идеи, — нравственный дух как явная, самой себе ясная, субстанциональная воля, которая мыслит и знает себя и выполняет то, что она знает и поскольку она это знает»12. Ге­гелевская идея государства представляет собой правовую действительность, в ие­рархической структуре которой государство, само будучи наиболее конкретным правом, предстает как правовое государство. Свобода же означает достигнутость та­кой ситуации правового государства. Гегель восхваляет государство как идею права, как правовое государство, как такую организацию свободы, в которой механизм на­силия и аппарат политического государства опосредованы и обузданы правом, вве­дены в правовое русло, функционируют лишь в государственно-правовых формах. Необходимо заметить, что по Гегелю, первое основание философии права, состоит в постижении мыслей, лежащих в основании права, а подлинная мысль о праве есть его понятие. Эта понятийная трактовка права «Философия права», содержит систе­му объективных формообразований, которые получаются в процессе саморазвертыва- ния понятия права при диалектическом его восхождении от абстрактного к конкрет­ному. Согласно гегелевской диалектике понятие права, движению от абстрактных форм права к конкретному праву государственного целого, находящему свое идеаль­ное выражение в суверенитете, насилие и произвол представляют собой рецидив ис­торически и логически преодоленной несвободы и бесправия, неразумное и неправо­мерное проявление тех или иных моментов органической нравственной целостности.

Из утверждения абсолютного значения государства Гегель делает два вывода:

  1. Государство имеет преимущественное значение по сравнению с интересами отдельного лица, оно «обладает наивысшим правом в отношении отдельных людей, наивысшей обязанностью которых является быть членом государства»13.
  2. Нельзя рассматривать государство лишь как средство для охраны интересов отдельной личности. Усматривать назначение государства в обеспечении и защите собственности и личной свободы отдельного гражданина означает и признание ин­тересов отдельных лиц окончательной целью их существования в государстве.

«Государство на самом деле находится в совершенно другом отношении к инди­видууму, так как оно есть объективный дух»14. Отдельная личность черпает из жиз­ни о государстве истинные понятия о нравственности, она лишь в государстве осу­ществляет свою подлинную свободу, ибо здесь достигается, по мнению Гегеля, единство объективной свободы, то есть всеобщей воли и субъективной свободы от­дельной личности, который в своих действиях руководствуется законами, нравст­венными основоположениями, имеющими всеобщее значение. Свое понимание го­сударства Гегель противопоставляет идеям французской революции.

Различные трактовки государства в гегелевской философии права: государство как идея свободы, как конкретное и высшее право, как правовое образование, как единый организм, как конституционная монархия, как «политическое государство» — являются взаимосвязанными аспектами единой идеи государства.

Идея государства, по Гегелю, проявляется трояко:

  1. как непосредственная действительность в виде индивидуального государства;
  2. в отношениях между государствами как внешнее государственное право;
  3. во всемирной истории.

Государство как действительность конкретной свободы есть индивидуальное го­сударство. В своем развитом и разумном виде такое государство представляет собой основанную на разделении властей конституционную монархию.

Тремя разными властями, на которые подразделяется политическое государство, являются: законодательная власть, правительственная власть и власть государя.

Правительственная власть, куда Гегель относит и власть судебную, определяется им как власть, которая подводит особенные сферы и отдельные случаи под всеоб­щее. Задача правительственной власти — выполнение решений монарха, поддержа­ние существующих законов и учреждений. Члены правительства и государственная чиновничья бюрократия характеризуются Гегелем как главная составная часть среднего сословия, в которой сосредоточены государственное сознание и образо­ванность. Восхваляя чиновничество, Гегель считает его главной опорой государства «в отношении законности и интеллигентности»15.

Законодательная власть, по характеристике Гегеля, — это власть определять и ус­танавливать всеобщее. Две палаты составляют законодательное собрание. Палата пэ­ров формируется по принципу наследственности и состоит из владельцев майоратно­го имения, палата же депутатов образуется из остальной части гражданского общества, причем депутаты выделяются по корпорациям, общинам, товариществам и тому подобное, а не путем индивидуального голосования.

В столкновении различных суверенных воль и через диалектику их соотношения выступает всеобщий мировой дух, обладающий наивысшим правом по отношению к отдельным государствам (духам отдельных народов) и судит их. Гегель характери- зирует всемирную историю как всемирный суд.

Всемирная история как прогресс в сознании свободы, по Гегелю, на четыре все­мирно-исторических мира: восточный, греческий, римский и германский, которым соответствуют следующие формы государства: восточная теократия, античная демо­кратия и аристократия, современная конституционная монархия. Или как пишет сам Гегель, — восток знал и знает только, что один свободен, греческий и римский мир знает, что некоторые свободны, германский мир знает, что все свободны.

Согласно гегелевской диалектике понятие права, движению от абстрактных форм права к конкретному праву государственного целого, находящему свое идеальное вы­ражение в суверенитете, насилие и произвол представляют собой рецидив историче­ски и логически преодоленной несвободы и бесправия, неразумное и неправомерное проявление тех или иных моментов органической нравственной целостности.

Формальные требования диктуют необходимость подведения итогов. Однако в отношении гегелевской диалектики объективного (политико-правового) духа сама формулировка заключения как подведения итогов достаточно спорна. Действи­тельно, итог подразумевает некоторую завершенность, мы же в своей работе при­ходим к выводу, что философия государства и права Гегеля, являясь объективным моментом эволюции абсолютной идеи, не может быть формально ограниченной. Здесь подвержено развитию все, включая и политическую жизнь, спекулятивно­диалектическое переосмысление которой является необходимой политологиче­ской задачей нашего времени.

___________________

  1. Хайдеггер М. Время и бытие. М., 1993. С. 180.
  2. Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1990. С. 44.
  3. Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1990. С. 35.
  4. Гегель Г.В.Ф. Феноменология духа. СПб., 1999. С. 3.
  5. Нерсесянц В.С. Гегелевская философия права. М., 1983. С. 20.
  6. Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1990. С. 60.
  7. Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1990. С. 59.
  8. Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1990. С. 296.
  9. Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1990. С. 297.
  10. Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1990. С. 55.
  11. Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1990. С. 263.
  12. Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1990. С. 263.
  13. Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1990. С. 264.
  14. Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1990. С. 265.
  15. Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1990. С. 336.

Савенков Н.Н. Методология философии права Г.В.Ф. Гегеля в контексте развития современной политической науки / ПУТЬ В НАУКУ: Сборник научных статей: философия, политология / Под. общ. ред. П.Е. Бойко. — М.; Краснодар: Краснодарское краевое отде­ление Российского философского общества Издатель Воробьев А.В., 2009

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code