§ 2. Дифференциация метода в подотраслях гражданского права

1. В праве собственности, опосредующем отношения собственности в их статике, с наибольшей силой проявляется дозволительная сущность гражданско-правового метода. Нормы этой подотрасли наделяют субъектов основными и наиболее содержательными из субъективных гражданских прав – правом собственности или правом оперативного управления. Субъект права собственности (и в более узких рамках субъект права оперативного управления) обладает значительной правовой свободой, вытекающей как из содержания права, так и из его абсолютного характера. Органически присущая данному праву диспозитивность выражается в возможности субъекта осуществлять в пределах закона принадлежащие ему правомочия по своему усмотрению, а также распоряжаться самим правом собственности посредством совершения гражданско-правовых сделок.

Однако диспозитивность в плане формирования содержания самого правоотношения собственности по усмотрению его участников развития не получает. Содержание права собственности определяется в нормативном порядке с учетом той социальной роли, которая принадлежит каждому виду отношений собственности в системе общественного производства, распределения, обмена и потребления.

Отмеченная особенность диспозитивности служит причиной почти полного отсутствия диспозитивных норм в рассматриваемой подотрасли. Нормы права собственности имеют преимущественно императивный характер, исключая лишь те из них, которые опосредуют переход права собственности к другим лицам или отношения общей собственности (ст. ст. 136, 138, 139, 140, 121 ГК и др.).

Специфика права собственности обнаруживается и в мерах принуждения. Основная особенность состоит в том, что подотрасль не знает ответственности субъектов правоотношения собственности друг перед другом. Сам собственник как управомоченный субъект за допускаемое противоправное поведение в рамках правоотношения собственности ответственности перед другими лицами не несет. Установленная ответственность собственника представляет собой ответственность перед государством за злоупотребление или иное ненадлежащее осуществление права (например, изъятие в доход государства имущества, используемого гражданами для извлечения нетрудовых доходов, – ст. 111 ГК). Что касается нарушения права собственности другими лицами, то в рамках этой подотрасли правонарушения влекут за собой применение мер, которые являются мерами защиты права собственности, но не мерами ответственности. К ним относятся основные средства защиты права собственности – виндикационное и негаторное требования. Если нарушение права собственности и представляет собой общественно опасное действие, то применение мер гражданско-правовой защиты сопровождается мерами уголовной ответственности. Если же правонарушение не представляет собой деяния повышенной общественной опасности, то цель пресечения правонарушения или восстановления нарушенного права собственности вполне достигается мерами гражданско-правовой защиты.

Обязательственное право регулирует те отношения собственности в их динамике, которые в условиях социализма имеют товарно-денежный характер.

Отношения товарно-денежного обмена между собственниками или лицами, обладающими правом оперативного управления имуществом, всегда представляют собой конкретную общественную связь, характеризующуюся определенным субъектным составом с обеих сторон. Важная черта обязательственных правоотношений – их относительный характер. Управомоченному лицу здесь противостоит определенное обязанное лицо, причем содержание обязанности является позитивным <1>.

——————————–

<1> Хотя в ст. 158 ГК указывается на обязанность кредитора совершить определенное действие или воздержаться от определенного действия, фактически все обязательства имеют в своем составе положительную обязанность в качестве основной. Обязанность негативного, пассивного содержания (воздержаться от действия) может быть лишь вспомогательной (см. об этом: Советское гражданское право: Учебник. Л.: Изд-во ЛГУ, 1971. Т. 1. С. 360).

 

В соответствии с отмеченным дозволительное регулирование в этой сфере имеет в первую очередь ту особенность, что наделение субъективным правом сопровождается возложением на другое лицо встречной обязанности, по своему конкретному содержанию представляющей собой зеркальное отражение субъективного права. Если право собственности имеет свое, “автономное” содержание, то обязательственное субъективное право формулируется и реализуется лишь через свою оборотную сторону – через обязанность должника.

Вторая особенность дозволительного регулирования в обязательственном праве состоит в том, что правонаделение имеет здесь по общему правилу двусторонний характер. В подавляющем большинстве конкретных видов обязательств обе стороны выступают одновременно и в качестве управомоченного, и в качестве обязанного субъекта (ст. ст. 237, 255, 258, 267, 275, 295, 350, 368, 373, 387, 396, 407, 422, 434 ГК).

Обязательства, в которых носителем права оказывается лишь одна сторона, составляют исключение. К ним относят обязательства дарения, займа, безвозмездного пользования имуществом, безвозмездного хранения, т.е. такие, которые опосредуют отношения, нетипичные для товарно-денежных связей ввиду своей неэквивалентности. Удельный вес этих обязательственных правоотношений невелик, и они не оказывают решающего влияния на формирование регулирования, типичного для обязательственного права. Кроме того, перечисленные обязательства по своей юридической природе неоднородны.

В обязательствах займа и безвозмездного пользования имуществом (если последнее возникает из реального договора) обязанность лежит лишь на одной стороне – на займо- или ссудополучателе. Отсюда в литературе делается вывод о том, что и носителем субъективного права является лишь одна из сторон – соответственно займо- или ссудодатель. С точки зрения деления обязательств на односторонние и двусторонние (взаимные) по распределению прав и обязанностей между сторонами два названных обязательства действительно относятся к односторонним, за исключением случаев, когда договор безвозмездного пользования имуществом оказывается консенсуальным. Но если расценить правовое положение с более широких позиций, то окажется, что в результате заключения договора займа ила безвозмездного пользования имуществом займо- и ссудополучатель также приобретают субъективные права: право собственности на имущество по первому договору и право пользования – по второму. Более того, именно на удовлетворение потребностей этих сторон и направлены прежде всего названные договоры. Другое дело, что субъективному праву займо- и ссудополучателя здесь не соответствуют встречные обязанности другой стороны, поскольку право собственности или право пользования возникают из самого факта заключения договора путем передачи имущества. Таким образом, односторонний характер рассмотренных обязательств не исключает двустороннего правонаделения субъектов этих отношений.

Действительно, одностороннее правонаделение имеется в обязательствах безвозмездного хранения и дарения. В первом обязанность лежит лишь на одной стороне – хранителе, право же требования принадлежит другой – поклажедателю. Односторонний характер данного обязательства отражает и односторонний характер правонаделения, ибо безвозмездное хранение осуществляется исключительно в интересах поклажедателя, который и выступает как единственный обладатель субъективного права. В договоре дарения право также приобретает лишь одна сторона. Что касается обязанностей, то их данный договор непосредственно не порождает.

Особенность правонаделения в обязательственных отношениях предопределяет своеобразие и других приемов гражданско-правового регулирования.

Юридическое равенство субъектов, кроме своего общего для всего гражданского права значения, состоящего в принципиальном равенстве правовых возможностей и отсутствии власти и подчинения во взаимоотношениях, находит здесь специфическое выражение, суть которого состоит в том, что обе стороны обязательственных отношений, как правило, в равной мере наделяются субъективными правами и обязанностями. При этом объем прав и обязанностей сторон уравновешен, хотя, разумеется, они не совпадают по своему конкретному содержанию, поскольку имеют встречный характер. Типичным примером подобного распределения прав и обязанностей служит обязательство купли-продажи.

Юридическое равенство находит свое специфическое выражение также в двустороннем распределении диспозитивности и правовой инициативы.

Правовая диспозитивность как возможность распоряжения стороной своим субъективным правом имеет здесь ограничения, вызванные двусторонним распределением прав и обязанностей. Поскольку субъективные права сторон взаимно связаны, постольку одностороннее разоружение правом так или иначе затрагивало бы интересы другой стороны. Поэтому, не отступая от общих начал диспозитивности, обязательственное право устанавливает, что распоряжение субъективными правами, влекущее за собой изменение, прекращение обязательства, происходит, как правило, на основе согласованного усмотрения сторон, по их соглашению. С этим связаны правила о недопустимости одностороннего прекращения обязательства, одностороннего отказа от его исполнения, одностороннего изменения условий договора и т.д. (ст. ст. 169, 233 ГК). Вместе с тем обязательственное право допускает и одностороннее распоряжение правом, если не затрагиваются интересы контрагента (уступка требования – ст. 211 ГК, зачет встречного требования – ст. 229) или в полной мере обеспечивается их соблюдение возмещением убытков (ст. 360 ГК), либо в случаях противоправного поведения другой стороны.

В плане возможности определения содержания правоотношения по усмотрению его сторон диспозитивность в обязательственном праве получает свое максимальное развитие. Внешним свидетельством диспозитивности в этом аспекте служит то обстоятельство, что большинство норм, относящихся к общей части обязательственного права, – диспозитивные. Диспозитивность является здесь двусторонней; поэтому нормативная регламентация отношений дополняется индивидуальным регулированием, представляющим собой согласованное волеизъявление сторон правоотношения. Договор служит здесь не только главным юридическим фактом, но и важным средством регламентации отношений.

Двусторонняя правовая инициатива также находит в обязательственном праве свое максимальное выражение. В качестве оснований возникновения, изменения, прекращения обязательственных правоотношений по общему правилу выступают договоры. Исключение составляют лишь обязательства по поставкам продукции на экспорт, возникающие из односторонних сделок, основанных на соответствующих плановых актах, а также обязательства из публичного обещания награды (конкурс), возникающие из двух связанных между собой односторонних сделок.

Особенности гражданско-правового метода в обязательственных правоотношениях обнаруживают себя и в мерах государственного принуждения. В обязательственном праве наряду с такими мерами защиты субъективных прав, как принудительное исполнение обязанности, применение средств обеспечения исполнения обязательств и др., широкое распространение имеют меры ответственности в виде возмещения убытков, выплаты неустойки, потери задатка или выплаты его суммы в двойном размере и т.д.

Обязательственное право в отличие от права собственности не может ограничиться применением лишь мер защиты прав.

Прежде всего это объясняется тем, что субъективное право собственности защищается не только гражданско-правовыми, но и иными средствами, в частности уголовно-правовыми. Напротив, обязательственные права обеспечиваются главным образом гражданско-правовыми средствами. Уголовной ответственности за неисполнение соответствующих обязанностей не установлено. С другой стороны, обязательственное право призвано обеспечить не просто пассивное поведение обязанного лица, но гарантировать исполнение обязанности в виде активного поведения. Для этого одних мер защиты субъективных прав оказывается недостаточно. Необходимы такие меры, которые стимулировали бы обязанное лицо к активному поведению. Одними из таких средств стимулирования и служат меры имущественной ответственности.

Иную направленность имеют в обязательственном праве и меры защиты. Если в праве собственности названные меры обеспечивают пресечение правонарушения или восстановление нарушенного права, то в обязательственном праве эти меры (принудительное исполнение обязанностей, средства обеспечения исполнения обязательства, оперативные санкции) гарантируют активное поведение обязанного лица. Меры защиты и меры ответственности в обязательственном праве являются поэтому категориями, непосредственно связанными с принципами реального и надлежащего исполнения обязательств.

На построение мер защиты и мер ответственности влияет относительный и двусторонний характер обязательственных связей. В установлении мер защиты и мер ответственности заметная роль принадлежит соглашению сторон, которые друг перед другом несут взаимную и равную ответственность.

3. В составе обязательственных правоотношений особое место занимают обязательства из противоправного причинения вреда, неосновательного приобретения или сбережения имущества, понесения вреда при спасании социалистической собственности. Общим для этой группы обязательственных отношений является их правоохранительное назначение.

Само существование специальной группы правоохранительных обязательств служит ярким свидетельством дозволительного характера гражданско-правового регулирования. Как правило, защита нарушенных субъективных гражданских прав происходит либо в рамках правоотношений собственности, либо в рамках обычных обязательственных правоотношений. Здесь правоохранительное отношение возникает внутри обычного правоотношения. Однако имеются и такие нарушения субъективных прав, когда меры защиты вещных прав оказываются непригодными, а применение мер защиты обычных обязательственных прав невозможно, поскольку нарушение субъективного права происходит вне обязательственного правоотношения. В такой ситуации нарушение субъективного права служит юридическим фактом для возникновения специальных правоохранительных обязательств. При этом в одних случаях нарушение права не образует состава правонарушения (при понесении имущественных потерь в процессе спасания социалистической собственности, невиновном причинении вреда, например, источником повышенной опасности, в некоторых вариантах неосновательного приобретения или сбережения имущества). Здесь правоохранительные обязательства служат формой применения мер защиты субъективных прав. В других случаях нарушение субъективного права характеризуется всеми признаками правонарушения как основания гражданско-правовой ответственности. Правоохранительные обязательства здесь – форма применения мер защиты, которые одновременно представляют собой меры ответственности.

Правоохранительные обязательства наряду с главными чертами обязательственных правоотношений обладают особенностями, основная из которых сводится к тому, что рассматриваемые правоотношения имеют односторонний характер, обеспечивают дозволительность регулирования лишь для одной стороны, а именно потерпевшей. Другая сторона выступает лишь в качестве обязанного субъекта. В соответствии с этим применению иных приемов регулирования присущ односторонний характер. Так, диспозитивность в аспекте распоряжения правом требования принадлежит лишь одной стороне. Диспозитивность как возможность регулирования содержания правоотношения здесь вообще отсутствует. Содержание правоотношений определяется в нормативном порядке, нормы являются императивными. Правовая инициатива в плане правообразующих юридических фактов также отсутствует. Она проявляется лишь в том, что исполнение обязательства, т.е. применение мер защиты или мер ответственности, зависит от предъявления или непредъявления потерпевшим требования.

Специфичность содержания обязательств диктует необходимость государственного принуждения, с которым эти обязательства тесно связаны. Поэтому реализация рассматриваемых обязательств, как правило, происходит в форме процессуальных отношений. Напротив, другие, обычные обязательственные и вообще гражданские правоотношения в процессуальной форме их реализации не нуждаются.

Отмеченные особенности гражданско-правового регулирования характерны вообще для всех охранительных гражданских правоотношений, в том числе и для тех, которые складываются не в качестве самостоятельных правовых связей, а в виде составных частей правоотношений собственности или регулятивных обязательств.

4. Своеобразие творческой деятельности и ее результатов предопределяет существенные особенности авторских, изобретательских отношений и их гражданско-правового регулирования. Некоторые особенности правового регулирования являются общими для тех и других, а также для отношений, связанных с открытиями.

Важной особенностью рассматриваемых правоотношений является сочетание в них абсолютных и относительных прав. При этом абсолютный характер имеют лишь неимущественные права авторов произведений, открытий, изобретений. Относительные охватывают неимущественные права, которые представляют собой конкретизацию абсолютных прав авторов, а также их имущественные права.

Абсолютные права авторов имеют некоторое сходство с субъективным правом собственности. Дозволительность регулирования и здесь выражается в наделении субъективным правом по отношению к любому и каждому лицу; обязанными оказываются все другие лица. Обязанность имеет пассивный характер и сводится к воздержанию от поведения, которое нарушало бы права авторов: присвоения чужого произведения, использования его без согласия автора и т.п. Автор независим в осуществлении принадлежащего ему права. Диспозитивность означает возможность осуществления и распоряжения авторским правом по усмотрению его носителя. Само содержание авторского права определяется в нормативном порядке; нормы относятся к числу императивных. Абсолютное авторское право включает в себя возможность совершения юридических актов, направленных на осуществление или распоряжение этим правом. Сходство абсолютного авторского права с правом собственности обнаруживается также в мерах защиты: оно защищается такими средствами, как признание права, пресечение его нарушения, восстановление нарушенного права (ст. 499 ГК).

Вместе с тем абсолютное авторское право обладает многими особенностями. Оно является в первую очередь неимущественным, хотя и включает в себя имущественный элемент. Далее, хотя авторское право включает в себя ряд правомочий и служит основой для возникновения относительных правовых связей, оно по своему содержанию не столь широко, как право собственности. Если субъект права собственности осуществляет последнее прежде всего своими действиями по владению и пользованию имуществом, то субъект авторского права реализует его через относительные правовые связи с конкретными лицами. Значительно уже возможности субъекта авторского права и по распоряжению им. Субъект авторского права на произведения литературы, искусства, науки распоряжается объектами своего права и им самим в том смысле, что самостоятельно решает вопросы опубликования произведения и распространения. Но он не может передать свое авторское право другому лицу. Использование созданного произведения в значительной степени находится вне пределов усмотрения автора (ст. ст. 489, 492, 495 ГК). В порядке исключения в общественных интересах право автора на издание, публичное исполнение и иное использование произведения может быть принудительно выкуплено государством у автора по особому постановлению Советов Министров союзных республик.

Если создатель изобретения получил авторское свидетельство, акт распоряжения выражается лишь в самом оформлении изобретения. В дальнейшем использование изобретения осуществляется по усмотрению соответствующих государственных органов и организаций.

То же самое относится к открытиям и рационализаторским предложениям. Значительно шире возможности по распоряжению изобретением у автора, оформившего свои права посредством получения патента, поскольку последний означает не только признание авторства, но и предоставление изобретателю исключительного права на изобретение. Получая право на распоряжение изобретением в том плане, что он может выдавать разрешение (лицензию) на использование изобретения определенному лицу или вправе вообще уступить кому-либо патент, изобретатель тем не менее не в состоянии и в данном случае вообще передать свое авторское право (авторство) иному лицу.

Решающую роль в возникновении авторских прав выполняют действия по созданию произведений творческого характера, т.е. такие, которые не имеют исключительно юридической направленности. Однако если для возникновения авторского права на произведения науки, литературы, искусства достаточно одного факта появления произведения, то права авторов на открытия, изобретения, рационализаторские предложения нуждаются в специальном оформлении, производимом в административном порядке. Таким образом, в сложный фактический состав, являющийся основанием прав авторов открытий, изобретений, рационализаторских предложений, включается еще и административный акт, которому предшествуют инициативные действия автора, имеющие специальную юридическую направленность, по составлению и подаче заявки на регистрацию изобретения и т.п.

Специфика авторских правоотношений, состоящая в том, что они включают в себя как абсолютные, так и относительные права, обусловливает постепенность становления отдельных прав автора и сложность фактического состава. Если абсолютные права возникают из фактов создания произведений и (в названных случаях) из актов административного их оформления, то относительные права образуются позже, из дополнительных юридических фактов, в которых правовая инициатива авторов находит различное выражение.

Так, имущественное право на получение вознаграждения возникает у авторов произведений науки, литературы, искусства либо из авторских договоров, заключаемых авторами с соответствующими организациями (например, с издательствами на использование произведения, его воспроизведение и распространение), либо из фактов бездоговорного дозволенного (ст. 495) или недозволенного (ст. 500) использования произведения. Право на получение вознаграждения изобретателя появляется из факта внедрения изобретения в производство и т.п.

Защита также имеет определенную специфику. Абсолютные неимущественные права защищаются не только путем их признания, восстановления, пресечения нарушения, но также и мерами имущественной ответственности, если нарушение авторского права сопровождалось причинением автору убытков (ст. 500 ГК). Что касается относительных прав, то они защищаются средствами, присущими обязательственному праву (принудительное исполнение обязанности, отказ потерпевшего от договора – ст. 512 ГК и др.).

Относительные правоотношения в сфере авторского права имеют многие сходные черты с обязательственными правоотношениями. Правоотношения, возникающие из авторских договоров, обеспечивают двусторонность правонаделения; содержание правоотношений в известных пределах определяется по усмотрению сторон на основе их соглашения.

Само существование наследственного права усиливает дозволительность регулирования отношений личной собственности. Наследственное право органически связано с правом личной собственности и значительно расширяет его рамки как в плане распоряжения правом собственности, так и с точки зрения оснований его приобретения.

Отношения по наследованию личного имущества представляют собой отношения собственности в их динамике. Но они не являются эквивалентно-возмездными и связаны с особым обстоятельством – смертью собственника имущества. Вследствие этого для регулирования наследственных отношений обязательственная форма непригодна. В существовании субъективных прав участников наследственных отношений есть разрыв во времени: когда наследодатель обладает правом собственности (в частности, имеет право распорядиться своим имуществом на случай смерти), его будущие наследники субъективного права еще не имеют; напротив, когда наследники приобретают субъективное право на принятие наследства, наследодателя уже нет в живых. Как наследодатель, так и наследник обладают в данной сфере абсолютными правами. Поэтому, хотя наследование представляет собой отношения собственности в их динамике и субъективным правом здесь наделяется не один субъект (как в правоотношении собственности), а наследодатель и наследник, для правоотношения по наследованию нехарактерен тот тип связи, которым отличаются обязательства. Здесь нет двустороннего, взаимосвязанного использования приемов гражданско-правового регулирования, которое типично для обязательственного права.

В целом по своим чертам регулирование наследственных отношений ближе к регулированию отношений собственности в их статике.

Специфическое выражение в наследственном праве получает диспозитивность. Наследственное право состоит в основном из императивных норм, права сторон определяются в нормативном порядке.

В то же время в наследственном праве развернутое выражение получает диспозитивность в плане возможности распоряжения своим субъективным правом. В этом смысле все наследственное право имеет диапозитивный характер. Им установлен порядок наследования имущества по закону, но в то же время закреплена полная свобода наследодателя распоряжаться своим имуществом посредством завещания. И если наследодатель воспользовался правом завещания, наследования по закону не происходит. Наследственное право являет собой пример целой подотрасли, построенной так, как строятся отдельные диспозитивные нормы. Свобода распоряжения имуществом путем составления завещания знает лишь одно ограничение, состоящее в недопустимости полного лишения завещанием права наследования нетрудоспособных и несовершеннолетних наследников (ст. 535 ГК).

Диспозитивностью в отмеченном смысле наделяется также наследник, который вправе принять наследство, но может и не принять, а также отказаться от него с указанием лица, в пользу которого он это делает.

Хотя возможностью распоряжения правом обладают и наследник, и наследодатель, диспозитивность не имеет здесь двустороннего характера: лица распоряжаются своими правами “автономно”, а не на основе согласованного волеизъявления, как это имеет место в обязательственном праве.

Правовая инициатива проявляется в том, что переход права собственности от одних лиц к другим происходит на основе фактического состава, включающего в себя волевые действия субъектов правоотношений, которые непосредственно направлены на достижение определенного юридического результата. К ним относятся составление, изменение, отмена завещания, принятие, непринятие, отказ от наследства. Специфика же наследственного права по юридическим фактам состоит в том, что волевые акты сочетаются с событием (смертью наследодателя) и не образуют единого правового акта, а представляют собой односторонние сделки наследодателя и наследника.

С правом собственности наследственное право сближает еще то обстоятельство, что оно обеспечивает наследственные права мерами защиты, а не мерами ответственности. Имеется лишь одна ст. 531 ГК, которая устанавливает ответственность в виде лишения права наследования за допущенное правонарушение. Что касается ст. 553, которая называется “Ответственность наследника по долгам наследодателя”, то использование термина “ответственность” является в данном случае неточным, поскольку фактически речь идет об универсальном характере правопреемства наследника, т.е. о том, что к наследнику переходят не только права, но и обязанности наследодателя по имуществу.

К содержанию

No votes yet.
Please wait...

Просмотров: 8

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code