1. От классического к постклассическому образу социальной реальности. Понятие интерсубъективности

Предметом социальной философии являются вопросы наиболее общего характера, касающиеся общественной жизни. Главный среди них – вопрос «что такое общество?» Его постановка обусловлена стремлением получить представление не только о частностях, отдельных сторонах общественной жизни, но и обществе в целом.

Большинство современных исследователей сходятся в том, что общество не может быть понято как механическая сумма, простая совокупность составляющих его людей. Широкое распространение получил взгляд на общество как сложную систему. Система же, как известно, – это упорядоченное множество элементов, взаимосвязанных между собой. Причем это такое целое, которое не сводится к сумме своих элементов. Уникальность целого обеспечивается особым способом, порядком взаимосвязи и взаимозависимости его частей.

Известный американский социолог Никлас Луман в книге «Теория общества» пишет: «Теория общества должна рассматриваться как теория всеобъемлющей социальной системы, заключающей в себе все остальные социальные системы. Эта дефиниция – почти цитата. Она соотносится с вводными положениями «Политики» Аристотеля, где городское сообщество определяется как наипрекраснейшее сообщество, которое заключает в себе все остальные. Таким образом, поскольку речь идет о понятии общества, мы присоединяемся к древнеевропейской традиции».

Далее Н. Луман отмечает, что «в современном понимании общества можно обнаружить три взаимосвязанных и поддерживающих друг друга предпосылки:

1) что общество состоит из конкретных людей и отношений между ними;

2) что общества суть региональные, территориально ограниченные единства;

3) наконец, что общества, как группы людей или как территории, могут быть поэтому наблюдаемы извне».

Даже поверхностное наблюдение за жизнью общества позволяет увидеть, что оно есть объединение многих людей для совместной деятельности, что в обществе существует некоторая организованность, определенный порядок, взаимоподдержка и взаимопонимание. Очевидно, что общественная солидарность людей покоится на определенных основаниях. Что лежит в основе общественной солидарности и, следовательно, целостности общества как такового, безотносительно к конкретным характеристикам данного общества? – так следует сформулировать одну из наиболее важных социально-философских проблем.

В рамках классической философии предполагалось, что целостность общественной жизни гарантируется тем, что люди как разумные существа, так или иначе осознают необходимость и удобства совместной жизни. Неразумные действия людей, порождающие различные социальные катаклизмы (войны, революции и т. п.) рассматривались при этом лишь как эпизоды, не способные разрушить целостность общества. Господствовало представление, что общественная реальность есть то, что в своих основаниях не зависит от субъективного произвола. Вот почему для классического подхода к обществу было характерно стремление максимально исключить из теоретического рассмотрения субъективный мир отдельной личности.

Философы стремились обнаружить такую основополагающую общественную структуру, которая в наибольшей степени не зависела бы от субъективного произвола и тем самым явилась бы определяющей для общества в целом. Одни мыслители связывали основу общественной жизни с духовной культурой (Гегель), другие обращали особое внимание на экономику (Маркс), но все они отстаивали приоритет общественного целого перед отдельной личностью.

В социальной философии XX века складывается новый образ социальной реальности, в его основании лежит характерный для современной западной философии поворот к человеку. Речь идет о рассмотрении социальной реальности сквозь призму отдельной личности, отдельного индивида. Подвергается сомнению стремление философской классики максимально исключить при рассмотрении общественной жизни все субъективное (это оправдано и необходимо только в ограниченных пределах). При этом изменяется и само представление о субъективности, вводится понятие интерсубъективности.

Понятие «интерсубъективность» ярко выражает одну из важнейших особенностей современной социальной философии. Его истоки восходят к феноменологии Э. Гуссерля, а дальнейшее развитие связано с именами таких философов как М. Хайдеггер, Г. Гадамер, Ж.–П. Сартр, М. Бубер и др.

С помощью понятия интерсубъективности предпринимается попытка преодолеть в сфере социального познания традиционное для классической философии деление на субъект и объект. Интерсубъективность – это особого рода реальность, складывающаяся при взаимоотношениях людей. В своих истоках эта реальность есть взаимодействие «Я» и «Другого». Жизненный мир человека с необходимостью интерсубъективен. «Жизненный мир, – пишет Э. Гуссерль, – не является моим частным. К нему принадлежат другие, не только как тела и объекты моего опыта, но как субъективности, наделенные такой же активностью, как и я».

Другой – это тот, кто наделен своим собственным духовным миром, своими собственными мыслями и переживаниями. В процессе жизни Другой может превратиться для меня в «Ты». Это превращение означает, что Другой стал для меня более привычным, повседневным. Я присутствую при его жизни, она «приоткрывается» мне. Вместе с тем в общении с Ты я все более убеждаюсь, насколько мне не по силам во всем объеме проникнуть во внутренний мир другого, ощущаю и понимаю невозможность отождествить себя с ним. Отсюда следует, что я не могу избавиться от настороженности по отношению к нему.

Таким образом, интерсубъективность, раскрывающаяся через отношения «Я и Другой», обнаруживает то, что можно назвать экзистенциальным напряжением общественной жизни. Напряжение это не есть нечто производное от конкретных типов общественной организации, а обусловлено самой природой человеческих взаимоотношений и, следовательно, сохраняется в любом обществе.

Своеобразным способом снятия присущего общественной жизни внутреннего напряжения являются праздники, особенно популярный во многих странах карнавал. Люди прячут свои лица под масками и одеваются в необычные костюмы, чтобы избавиться от своего «Я». Это по сути дела праздник людей, немного уставших от себя и других. Он позволяет человеку хоть на короткое время отдохнуть от себя, от своего «Я», побыть другим, на несколько часов позабыв о привычных «Ты» вокруг.

Внутреннее напряжение межчеловеческих отношений также находит определенное смягчение в правилах вежливости. Очевидно, в последних не было бы никакой нужды, если бы люди не осознавали и не ощущали опасности со стороны Другого. Вежливость – не что иное, как совокупность социальных правил, позволяющих смягчать столкновения, борьбу, конфликты, а также дающих возможность постепенного сближения с Другим.

Итак, понятие интерсубъективности задает образ социальной реальности, состоящий из множества «Я», каждое из которых не только уникально и неповторимо, но также субъективно и своевольно, и хотя бы отчасти остается тайной для другого «Я». Общество предстает передо мною множеством «Ты», в которых я должен признать их собственное «Я». А это значит, что мне не дано заставить других смотреть на мир моими глазами. Это также означает, что другие всегда сохраняют в своих мыслях и поведении то, что я не в силах предсказать и предвидеть и что может явиться для меня неожиданностью.

Тема III. Проблемы социальной философии

  1. От классического к постклассическому образу социальной реальности. Понятие интерсубъективности
  2. Отказ от «логики проекта». Критика «историцизма» К. Поппером
  3. «Критическая теория» общества Франкфуртской школы
  4. Типология общественной организации. Концепция «постиндустриального общества»
  5. Теория модернизации. Ценности либерализма
  6. Стадиальный и цивилизационный подходы к исследованию общества
  7. Проблемы и перспективы современной цивилизации

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code