4. Структурализм

Философия науки выросла на материале изучения естественных наук. Вопрос о том, насколько полученные ее представителями выводы справедливы для гуманитарных наук, был во многом открытым. Ответить на него попытались прежде всего философы структуралисты и герменевтики.

В буквальном смысле понятие структурализма обозначает учение объясняющее мир с помощью понятия «структура». Структуру же чаще всего определяют как совокупность отношений между элементами целого, сохраняющих свою устойчивость при различного рода преобразованиях и изменениях данного целого.

Структуралистский метод основывается на гипотезе о наличии в многообразных явлениях культуры некоторых общих логических структур, поскольку все явления культуры суть продукты сознательной или бессознательной деятельности человека. Предполагается, что такие структуры не лежат на поверхности, а могут быть открыты лишь путем глубокого исследования и тщательного сопоставления этих явлений.

Структурализму в целом присуща сциентистская интерпретация философии. Его представители одну из основных задач видели в придании гуманитарным наукам статуса точных. Отсюда их стремление к созданию строго выверенного и формализованного понятийного аппарата, тяга к логике и математике (например, английский структуралист Дж. Принс при описании структуры «Красной шапочки» использовал 12 алгебраических формул).

Теоретической предпосылкой возникновения структурализма были успешные структурные исследования в лингвистике. Начиная с 50-х годов метод структурного анализа стал применяться французским антропологом К. Леви-Строссом. Наиболее важные черты этого метода он характеризовал следующим образом: 1) изучая явления культуры, следует обращать преимущественное внимание не на их элементы, а на структуры; 2) исследуя культурные феномены, следует главным образом изучать их синхронно, т. е. в их совпадении во времени, одновременности, а не в диахронии, т. е. последовательной смене явлений.

Взгляды французского ученого базировались на изучении многообразного этнографического и антропологического материала. Исследуя первобытные культуры, Леви-Стросс обнаружил наличие общей структуры в мифах различных племен и народностей, никогда не общавшихся между собой. «Одни те же мифы, – пишет он, – воспроизводятся с буквальной точностью в разных районах мира». Объяснение этому удивительному явлению он видит в том, что мифы являются логическим инструментом, позволяющим разрешать фундаментальные проблемы возникающие в жизни первобытного общества, которое на всех континентах в своем развитии проходит сходные стадии.

Леви-Стросс пришел к выводу об отсутствии качественного различия между мышлением людей далекого прошлого или современных народов, стоящих на низшей ступени общественного развития, и мышлением нынешних развитых народов. Этот вывод ведет к признанию принципиальной тождественности всего человеческого мышления и имеет важное не только антропологическое, но и философско-мировоззренческое значение. Утверждение о существовании «неизменных способностей», присущих мышлению всего человеческого рода, подрывает саму основу рассуждений об интеллектуальной неполноценности тех или иных человеческих рас.

Позже Леви-Стросс высказал еще одно предположение, которое до сих пор остается предметом острых дискуссий. «Возможно, – пишет он, – мы откроем однажды, что одна и та же логика заключается и в мифическом и в научном мышлении и что человек всегда мыслил одинаково хорошо». Критики ученого полагают, что это рассуждение легко может быть использовано для стирания грани между научным и мифическим мышлением и для сведения науки к мифу.

Одним из наиболее крупных представителей структурализма 60-80-х гг. нашего столетия является французский историк и философ Мишель Фуко (1926–1984). Изучая историю науки, прежде всего развитие знаний о жизни, экономике и языке, он в этих трех разных областях исследования подметил наличие структурного подобия. «Сами того не зная, пишет Фуко, – натуралисты, экономисты и грамматики применяли одни и те же правила для того, чтобы определять объекты своего исследования, образовывать их понятия, строить свои теории. Именно эти правила формирования, которые никогда не были сформулированы, но которые должны быть выявлены в весьма различающихся теориях, я и стараюсь раскрыть».

Эти правила по сути являются скрытой универсальной структурой научного мышления, они не имеют конкретного автора, они безсубъектны. В связи с этим Фуко формулирует еще одну характерную черту структурализма – отказ от каких-либо ссылок на субъект познания. «Я пытался исследовать научные дискурсы, – отмечает Фуко, – не с точки зрения говорящих индивидов, того, что они говорят, но с точки зрения, правил, которые коренятся в самом существовании такого дискурса». История науки рассматривается как «спонтанное движение анонимной совокупности знания». Фуко интересует не то, что говорили те или иные конкретные ученые, а то, что в культуре говорилось как бы само собой. Он замечает, что традиционному выражению «ученый Х считал, что…» предпочитает «считалось, что…».

Для обозначения того, что «Считалось как бы само собой» Фуко использует понятие «эпистема». Однако содержание этого понятия не сводится только к самым общим правилам и предпосылкам научного познания. Эпистемы, по определению Фуко, есть «основополагающие коды любой культуры, управляющие ее языком, ее схемами восприятия, ее формами выражения и воспроизведения, ее ценностями, иерархией ее практик». Можно сказать, что эпистема – это скрытая универсальная структура построения человеческой культуры.

В европейской истории Фуко выделил три эпистемы: возрожденческую, классическую и современную. Различие между ними он видит в тех понятиях, которые возникают и применяются в конкретных исторических и культурных условиях. Эти понятия как бы предписываются индивидам, работающим в науке, хотя они существуют на заднем плане и не обязательно осознаются субъектами. Например, для классической эпистемы, по мнению Фуко, характерны такие понятия как детерменизм, математически оформленное знание, ориентация на человека и его разум и т. д. Отсюда лидирующая роль в эту эпоху таких наук как математика, физика, философия. Своеобразие современной эпистемы, согласно Фуко, выражают такие понятия как жизнь, труд, язык, соответственно доминирующее значение таких наук как биология, политическая экономия, филология.

Бросается в глаза, что в современной эпистеме место человека занимает язык. Так М. Фуко доводит до крайности, отмеченную ранее «антисубъективную» тенденцию структурализма. По его мнению, само понятие человека – временное явление в истории научного и философского знания. «Человек исчезает, как исчезает лицо, начертанное на прибрежном песке», – такими словами заканчивает Фуко свою книгу «Слова и вещи».

На вопрос о месте и значении человека в космосе, о его способности познавать мир и самого себя во все времена пыталась ответить философия. Поэтому не случайно предрекаемый конец человека в западной культуре Фуко связывает с исчезновением философии. Началом этого процесса, по его мнению, является обострение противоречий между сцентистской и антисцентистской тенденциями в современной философии. Отношение между этими двумя формами рефлексии Фуко считал самым фундаментальным вопросом философии. «Философию отличает коренная двусмысленность: она одновременно выступает и как мудрость, и как наука. Призванная к поиску смысла жизни, она, подражая точным наукам, безуспешно пытается стать одной из них».

Концепция Фуко о «смерти человека» вызвала немало возражений. Критики не без основания обвинили его в том, что здравая сама по себе идея об определяющем характере структуры в познании доводится им до крайнего предела – теоретического антигуманнизма, безсубъективной культурологии. Однако следует учитывать различия между структуралистской философией и структуралистской методологией. Вклад М. Фуко в последнюю ни у кого не вызывает сомнений. Структурный метод эффективен при изучении самых разных явлений культуры, он широко используется в гуманитарных науках.

Структурный метод позволяет осуществить более углубленный анализ правовой системы. Прежде всего обнаруживается необходимость различать ее внутреннюю и внешнюю структуру. Внутреннюю структуру составляет определенная связь компонентов правовой системы, а внешнюю – определенная связь правовой системы с другими социальными системами. Внутренняя структура, например, правовой нормы довольно проста, образуясь из определенной связи между ее элементами – гипотезей, диспозицией и санкцией, а внешняя из определенной связи между данной правовой нормой и теми общественными отношениями, которые она регулирует.

В данном случае мы упомянули лишь те структуры, которые характеризуют нормативно-правовую систему. Однако, право этим не исчерпывается, за пределами нормативно-правовой системы имеется множество других правовых явлений и процессов, каждый из которых имеет свою структуру. Например, предметом структурного анализа может стать процесс расследования. В юридической литературе под структурой расследования понимается взаимосвязанная система элементов, из которых складывается деятельность следователя по установлению истины. В качестве элементов расследования чаще всего выделяются: 1) его этапы и 2) отдельные следственные действия. Каждый из этих элементов в свою очередь обладает специфической для него структурой. Задача исследования состоит, в частности, в том, чтобы выявить и охарактеризовать структуру того правового объекта, который подвергается изучению и выдвинуть рекомендации по ее рационализации, оптимизации, совершенствованию.

Тема I. Проблемы научной рациональности

  1. Понятие современности. Дилемма сциентизма и антисциентизма
  2. Философия науки: неопозитивизм
  3. Философия науки: постпозитивизм
  4. Структурализм
  5. Герменевтика
  6. Постмодернизм

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code