Глава 8. РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ, СУБЪЕКТЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ОБРАЗОВАНИЯ КАК УЧАСТНИКИ ОТНОШЕНИЙ, РЕГУЛИРУЕМЫХ ГРАЖДАНСКИМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ, ПРИРАВНЕННЫЕ К ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦАМ

8.1. Понятие и правоспособность государственных и муниципальных образований

 

В соответствии со ст. 124 ГК РФ Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений — гражданами и юридическими лицами. При этом п. 2 названной статьи устанавливает, что к ним как к субъектам гражданского правоотношения применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов.

 

В судебной практике принято ссылаться на ст. 124 ГК РФ во всех случаях применения норм, устанавливающих права и обязанности физических или юридических лиц, распространяя тем самым их действие и на Российскую Федерацию, ее субъекты и муниципальные образования.

 

ГК РФ не использует какого-либо единого термина для обозначения данных субъектов. Не используется для их идентификации и термин «государство». Следует отметить, что использование термина «государство» в нормативных и судебных актах может приводить к неправильному их толкованию, поскольку в той или иной степени он применим не только к самой Российской Федерации, но и к субъектам Российской Федерации (в частности, так именуются республики в ст. 5 Конституции РФ). Субъекты Российской Федерации являются самостоятельными от нее субъектами права государственной собственности. Особенно принципиальным разделение значений термина «государство» является для правоприменительных актов в сфере наследственного права, где в разных случаях наследниками выморочного имущества может быть как Российская Федерация, так и два ее субъекта — города Москва и Санкт-Петербург, а также муниципальные образования. При этом в первых двух случаях выморочное имущество переходит в государственную собственность, но ее собственники различаются.

В научных трудах, в ряде подзаконных актов и в новой редакции ГК РФ в п. 5 ст. 66 и в п. 1 ст. 114 используется общий термин «публично-правовое образование». Анализ литературы показывает, что одним из первых источников этого термина является учебник гражданского права Московского государственного университета <1>. Сам этот термин может быть переводом английского body governed by public law — такое название в англоязычной литературе дается тому явлению, которое континентальная юриспруденция именует юридическими лицами публичного права. В отечественной науке высказываются доводы как за <2>, так и против <3> введения категории юридического лица публичного права в российском праве.

———————————

<1> Гражданское право: Учебник: В 2-х т. / Под ред. Е.А. Суханова. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1998. Т. 1.

<2> См., например: Чиркин В.Е. Юридическое лицо публичного права. М., 2007.

<3> См., например: Суханов Е.А. О юридических лицах публичного права // Вестник гражданского права. 2011. N 2. С. 4 — 24.

 

Следует отметить, что Концепция развития гражданского законодательства отвергла идею юридических лиц публичного права. Представляется, что выделение юридического лица публичного права допустимо в тех национальных правовых системах, где существует принципиальная возможность деления юридических лиц по отраслевому принципу. Так, во Франции самостоятельно существуют юридические лица гражданского права (ст. 1832 — 1873 ФГК <1>) и торгового (коммерческого) права (ст. L2010-L229-15 Коммерческого кодекса Франции <2>). Безусловно, если в данной правовой системе даже в двух отраслях частного права существует самостоятельное регулирование отраслевых юридических лиц, то логичным выглядит появление собственных юридических лиц и в других отраслях, в том числе в публичном праве.

———————————

<1> Режим доступа: URL: http://www.legifrance.gouv.fr/affichCode.do?cidTexte=LEGITEXT000006070721&dateTexte=20080121.

<2> Режим доступа: URL: http://www.legifrance.gouv.fr/affichCode.do?cidTexte=LEGITEXT000005634379&dateTexte=vig.

 

В России правовое положение отдельных видов юридических лиц, определяемое в специальных законах, базируется на положениях ГК РФ (ст. 1 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях», ст. 1 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» и т.д.). Все юридические лица участвуют в отношениях, регулируемых как отраслями, относимыми к частному праву, так и отраслями, относимыми к публичному праву (например, все юридические лица участвуют в налоговых правоотношениях, в административных правоотношениях по поводу государственной регистрации и т.д.)

Термин «публичные образования» также не является подходящим для обозначения Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований как участников гражданских правоотношений, поскольку понятие «публичный» является неоднозначным, что подтверждается и появлением категории «публичное акционерное общество» в ГК РФ (ст. 97).

Кроме того, при участии в большинстве видов отношений, регулируемых гражданским законодательством, имеются существенные различия в содержании правоспособности данных субъектов, что ставит под сомнение необходимость введения для них общего термина. Однако в тех случаях, когда необходимо подчеркнуть отличия от лиц, присущие Российской Федерации, субъектам Российской Федерации и муниципальным образованиям, представляется наиболее корректным называть их «государственные и муниципальные образования».

 

Государственные образования — это Российская Федерация и субъекты Российской Федерации. Их понятия в нормативных правовых актах не определены.

 

В соответствии со ст. 2 Федерального закона от 06.10.2003 N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» муниципальное образование — городское или сельское поселение, муниципальный район, городской округ либо внутригородская территория города федерального значения. Данные понятия являются видами территории, что позволяет определить муниципальное образование как территорию, на которой осуществляется местное самоуправление. Данное определение указывает на деятельность людей как на важнейший квалифицирующий признак, наделяющий территориальное образование свойствами субъекта права. Если на территории административно-территориального образования не проживают люди и не осуществляют местное самоуправление, оно не может быть признано муниципальным образованием, не станет носителем прав и обязанностей, в том числе регулируемых гражданским законодательством.

В любом случае из ст. 124 ГК РФ следует, что государственные и муниципальные образования по общему правилу отождествляются с юридическими лицами, что позволяет предположить наличие для них общего родового понятия. Вероятнее всего, таким понятием является организация.

 

Государственные образования (Российская Федерация) и муниципальные образования являются организациями, признаваемыми субъектами гражданского права, к которым применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов.

 

Вопрос о гражданской правоспособности государственных и муниципальных образований относится к числу спорных. Прежде всего в правоспособности данных субъектов должны найти отражение их особенности, следующие из их правовой природы и социального назначения. Следует отметить, что правом нормотворчества в сфере гражданского права наделяется только один из данных субъектов — сама Российская Федерация. Субъекты Российской Федерации и муниципальные образования не имеют права принимать акты, содержащие нормы гражданского права, и поэтому властный элемент в их гражданско-правовом статусе существенно меньше, чем в статусе Российской Федерации.

В теории гражданская правоспособность государственных и муниципальных образований характеризуется в основном как специальная (Е.А. Суханов) <1> либо как целевая (А.А. Иванов) <2>.

———————————

 

Примечание.

Учебник «Российское гражданское право: В 2 т. Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права» (том 1) (отв. ред. Е.А. Суханов) включен в информационный банк согласно публикации — Статут, 2011 (2-е издание, стереотипное).

 

<1> Российское гражданское право. В 2-х т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 2010. Т. I: Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права. С. 287 (автор главы — Е.А. Суханов).

<2> Гражданское право. В 3-х т. / Отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. М., 2004. Т. 1. С. 221 (автор главы — А.А. Иванов).

 

Представляется, что ответить на вопрос о характере правоспособности государственных и муниципальных образований можно, охарактеризовав участие органов государственной власти и органов местного самоуправления (далее также — органы власти) в отношениях, регулируемых гражданским законодательством.

ГК РФ устанавливает, что от имени Российской Федерации и субъектов Российской Федерации могут своими действиями приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и обязанности, выступать в суде органы государственной власти в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов (п. 1 ст. 125). Аналогично от имени муниципальных образований своими действиями могут приобретать и осуществлять данные права и обязанности органы местного самоуправления (п. 2 ст. 125). Указанные нормы являются общим правилом приобретения прав и обязанностей государственными и муниципальными образованиями через действия органов власти.

Кроме того, п. 3 ст. 125 устанавливает, что в случаях и в порядке, предусмотренных федеральными законами, указами Президента РФ и постановлениями Правительства РФ, нормативными актами субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, по их специальному поручению от их имени могут выступать государственные органы, органы местного самоуправления, а также юридические лица и граждане. Это частный случай приобретения государственными и муниципальными образованиями гражданских прав и обязанностей через действия органов власти, юридических лиц и граждан по их специальному поручению. Таким случаем может быть, например, выдача доверенности органом власти государственному или муниципальному служащему на совершение действий от имени государственного или муниципального образования.

Кроме того, юридические лица наделяются отдельными правами на совершение действий от имени государственных и муниципальных образований специальными нормами права. Так, казенное учреждение может от имени государственного или муниципального образования заключать государственные или муниципальные контракты в силу ст. 4 Федерального закона от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Закон о контрактной системе).

Выступая от имени государственных и муниципальных образований, органы власти тем не менее могут являться юридическими лицами в форме казенных учреждений. При этом получение статуса юридического лица не требуется для осуществления соответствующим органом властных полномочий. В этом случае его деятельность обеспечивается иными органом (так, деятельность представительного органа местного самоуправления может обеспечиваться местной администрацией, если представительный орган не наделен правами юридического лица в соответствии с п. 9 ст. 35 Федерального закона от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации») либо специально созданным аппаратным органом (например, управлением делами), который, в свою очередь, регистрируется как учреждение <1>.

———————————

<1> Болдырев В.А. Конструкция юридического лица несобственника: опыт цивилистического исследования. М., 2012. С. 114 и далее.

 

Во всех случаях государственные и муниципальные образования не вступают в гражданско-правовые отношения с юридическими или физическими лицами иначе как через органы власти или иных лиц, действующих от их имени и приобретающих для них права и обязанности.

 

Наделение самих органов власти правами юридических лиц позволяет сделать вывод, что имеет место гражданско-правовое представительство или похожий на него прием, поскольку один субъект действует от имени другого, приобретая для него права и обязанности. Ю.В. Романец справедливо отмечает, что «суд может применить по своей инициативе двустороннюю реституцию для возврата государству незаконно приватизированного имущества, если уполномоченный государственный орган уклоняется от предъявления иска», что (по его мнению) не противоречит принципу защиты нарушенного права, поскольку имеет место «не добровольный отказ от защиты своего права, а недобросовестное выполнение обязанности по защите чужого (выделено нами. — А.К.) права» <1>, что также является аргументом существования здесь представительства.

———————————

<1> Романец Ю.В. Этические основы права и правоприменения. М., 2012. С. 40.

 

Приобретать права и обязанности от своего имени органы власти могут потенциально, однако в большинстве случаев им это запрещено. В частности, п. 6 ст. 66 ГК РФ устанавливает, что государственные органы и органы местного самоуправления не вправе от своего имени участвовать в хозяйственных обществах и товариществах. Законодательство о контрактной системе не позволяет органам власти от своего имени приобретать товары, работы и услуги. При этом органы власти, являющиеся юридическими лицами, действуют от своего имени в отношениях с государственными и муниципальными образованиями, например при передаче им государственного или муниципального имущества в оперативное управление или безвозмездное пользование, а также при определении их компетенции государственным или муниципальным образованием.

Государственное или муниципальное образование обладает способностью иметь и осуществлять большинство прав и обязанностей юридического лица, но для их осуществления оно создает другие субъекты, ограничивая их компетенцию. В то же время ГК РФ признается сама возможность для органов государственной власти и местного самоуправления приобретать гражданские права и обязанности от своего имени. Следовательно, органы государственной власти и местного самоуправления нельзя рассматривать исключительно как часть соответствующего государственного или муниципального образования (что отличает их от органов юридического лица).

От своего имени органы государственной власти и местного самоуправления могут участвовать прежде всего в отношениях между собой. Например, при передаче имущества на основании договора безвозмездного пользования или договора передачи имущества на праве оперативного управления от одного органа государственной власти или местного самоуправления другому (при сохранении на него права собственности государственного или муниципального образования), очевидно, ни один из них не будет действовать от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования. В противном случае соответствующее государственное или муниципальное образование получит свое собственное имущество в пользование от самого себя либо станет обладателем права оперативного управления.

Первый случай делает заключение договора бессмысленным, а второй не предусмотрен действующим законодательством и означает наличие двух вещных прав (собственности и оперативного управления) у одного субъекта. В юридическом лице подобные действия относятся к внутренним отношениям (например, передача имущества от одного филиала к другому). Особенности государственных и муниципальных образований как субъектов гражданского права приводят к тому, что внутренние отношения в государственном или муниципальном образовании по своей форме становятся отношениями между самостоятельными субъектами гражданского права.

Однако в тех отношениях, которые и для юридических лиц являются внешними (закупки товаров, сдача в аренду имущества), государственные и муниципальные органы действуют от имени государственного или муниципального образования.

Поскольку органы государственной власти и местного самоуправления не только совершают сделки от имени Российской Федерации, ее субъектов и муниципальных образований, но и совершают от их имени любые другие юридически значимые действия, постольку этот прием по своему содержанию соответствует правовому регулированию деятельности органов юридического лица (орган юридического лица также совершает не только сделки, но и иные юридические действия: «выступает в суде, несет имущественную ответственность перед юридическим лицом, принимает управленческие решения» <1>), в силу чего не может быть сведен к представительству.

———————————

<1> Андреев В.К. Представительство. Доверенность // Нотариус. 2013. N 3.

 

Учитывая изложенное, представляется, что правоспособность государственного или муниципального образования не отличается принципиально от правоспособности юридического лица и может быть названа общей, в отличие от правоспособности органов власти как юридических лиц, которая ограничивается их компетенцией и потому может быть названа специальной или целевой. Тем не менее и правоспособность последних является достаточно широкой, включая даже возможность в определенных случаях осуществлять приносящую доход деятельность, что подтверждается судебной практикой. Так, Президиум ВАС, рассматривая дело по договору, в соответствии с условиями которого Минобороны России (исполнитель) взяло на себя обязательство по заявке общества (заказчика) на протяжении определенного в договоре срока предоставлять за плату услуги (работы) судов (морских и рейдовых буксиров, буксирных катеров, плавучих кранов) для оказания услуг по обеспечению мероприятий при подготовке к Зимней Олимпиаде в городе Сочи, признал Минобороны России «профессиональным судовладельцем» <1>. Данное Постановление не только указывает на возможность федерального министерства быть исполнителем по возмездному договору с предпринимателем, но и подчеркивает профессиональный характер его деятельности, что сближает ее с предпринимательской.

———————————

<1> Постановление Президиума ВАС от 21 февраля 2012 г. N 12499/11.

 

Следует отметить, что, помимо юридических лиц, органы власти, являющиеся представителями государственных и муниципальных образований, могут быть и должностными лицами. Так, одним из органов местного самоуправления является глава муниципального образования (физическое лицо), имеющий право действовать от его имени (ст. 34, 41 Федерального закона от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»).

 

8.2. Участие государственных и муниципальных образований в отдельных видах отношений, регулируемых гражданским законодательством

 

При осуществлении государственными и муниципальными образованиями права собственности имеют место несколько особенностей. Во-первых, законом устанавливаются виды имущества, которые могут находиться только в собственности муниципальных образований. Во-вторых, государственные и муниципальные образования передают имущество на праве оперативного управления созданным ими юридическим лицам, в том числе органам власти.

Средства соответствующего бюджета и иное государственное или муниципальное имущество составляют казну государственного или муниципального образования, которая делится на распределенную (имущество, закрепленное за предприятиями и учреждениями) казну и нераспределенную (средства бюджета и имущество, не закрепленное за предприятиями и учреждениями) казну (п. 4 ст. 214 ГК РФ, п. 3 ст. 215 ГК РФ).

Праву собственности государственных и муниципальных образований присущи специальные основания приобретения (например, конфискация, реквизиция, закупка для государственных или муниципальных нужд) и прекращения (например, приватизация). При этом существуют различия между разными видами государственных и муниципальных образований. Так, конфискация не является способом приобретения права муниципальной собственности, но может быть способом приобретения права государственной собственности Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (ст. 169, 243 ГК РФ). Право собственности субъектов Российской Федерации и муниципальных образований на нежилые помещения может быть прекращено в результате их выкупа арендаторами, которые являются субъектами малого или среднего предпринимательства в соответствии с Федеральным законом от 22 июля 2008 г. N 159-ФЗ «Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов Российской Федерации или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Обязательствам государственных и муниципальных образований присущ ряд особенностей. Во-первых, существует ряд обязательств, одной стороной которых обязательно должно быть государственное или муниципальное образование (договоры социального найма, государственные и муниципальные контракты, государственные и муниципальные займы и т.д.) Во-вторых, в соответствии со ст. 126 ГК РФ государственные и муниципальные образования отвечают по своим обязательствам принадлежащим им на праве собственности имуществом, кроме имущества, которое закреплено за созданными ими юридическими лицами на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, а также имущества, которое может находиться только в государственной или муниципальной собственности. Юридические лица, созданные государственными и муниципальными образованиями, не отвечают по их обязательствам, а сами государственные и муниципальные образования не отвечают по обязательствам друг друга.

Спорным для правоприменительной практики является вопрос о применении к обязательствам государственных и муниципальных образований норм об обязательствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Представляется, что соответствующие правила (например, п. 3 ст. 401 ГК РФ) применимы к обязательствам государственных и муниципальных образований в той части, в которой они обусловлены особым, не бытовым характером деятельности предпринимателя. В частности, если договор заключен от имени государственного или муниципального образования, ответственность за его неисполнение или ненадлежащее исполнение должна наступать в том случае, если представитель государственного или муниципального образования не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы (несмотря на наличие общего правила п. 3 ст. 401 ГК РФ). Такое правило специально установлено для неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанностей по государственным и муниципальным контрактам в ч. 9 ст. 34 Закона о контрактной системе. Государственные и муниципальные образования, в отличие от некоммерческих организаций, не нуждаются в дополнительной поддержке, защите со стороны гражданского законодательства.

Участие государственных и муниципальных образований в корпоративных отношениях и отношениях по поводу управления учреждениями и унитарными предприятиями имеет несколько особенностей.

В соответствии с п. 17 ст. 3 Федерального закона от 05.05.2014 N 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации» в случае участия Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований в хозяйственных обществах и товариществах от имени этих публично-правовых образований выступают государственные органы, органы местного самоуправления (п. 1 и 2 ст. 125 ГК РФ), в том числе в случаях, если эти органы названы участниками соответствующих хозяйственных обществ или товариществ в их учредительных документах.

Российская Федерация, ее субъекты и муниципальные образования могут быть обладателями специального права на участие в управлении открытыми акционерными обществами — «золотой акции» (ст. 38 ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества», ст. 1, 11 Закона об акционерных обществах), которое позволяет государственным и муниципальным образованиям получать дополнительные права по сравнению с обычными правами акционеров, в частности право вето при принятии наиболее важных решений общим собранием акционеров.

Наличие государственного или муниципального образования в качестве участника корпорации ограничивает для нее действие диспозитивных норм гражданского права. В частности, хозяйственные общества, в уставном капитале которых доля участия Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования в совокупности превышает 50%, ограничиваются в свободе заключения договоров и должны осуществлять закупки товаров, работ и услуг в соответствии с требованиями Федерального закона от 18 июля 2011 г. N 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» (далее — Закон о закупках).

Государственные и муниципальные образования могут наделять созданные ими юридические лица публичными функциями, в том числе правом разработки обязательных правил в определенной сфере. Так, Российская Федерация создала Государственную корпорацию «Росатом», являющуюся в соответствии со ст. 2 Федерального закона от 01.12.2007 N 317-ФЗ «О Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом» уполномоченным органом управления использованием атомной энергии.

Правовая природа прав отношений между государственным или муниципальным образованием и учреждением или унитарным предприятием является спорной. В частности, делаются попытки признать такие права административными <1>. Однако закон не устанавливает для них по общему правилу исключений. Как и иные унитарные юридические лица, они управляются одним учредителем. Следовательно, гражданское законодательство должно устанавливать объем правомочий органов власти, выступающих от имени государственных и муниципальных образований в качестве учредителей (собственников имущества) предприятий и учреждений.

———————————

<1> Винницкий А.В. Государственная собственность в административном праве. М., 2010. С. 240 и далее.

 

Новая редакция ГК РФ предполагает развитие участия государства в отношениях по управлению юридическими лицами, предполагая возможность создания публично-правовых компаний.

Публично-правовые компании являются новой организационно-правовой формой некоммерческой организации, предусмотренной пп. 11 п. 3 ст. 50 ГК РФ. Статья 65.1 ГК РФ относит их к унитарным юридическим лицам.

Правовое положение публично-правовых компаний действующей редакцией ГК РФ не определено. Е.Б. Лаутс сводит суть проекта Федерального закона «О публично-правовых компаниях» к переименованию государственной корпорации в публично-правовую компанию <1>.

———————————

<1> Лаутс Е.Б. Юридическое лицо публичного права и публично-правовая компания // Банковское право. 2011. N 6 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Однако п. 6 ст. 3 Федерального закона от 05.05.2014 N 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации» определяет, что к существующим государственным корпорациям (законодатель прямо называет Государственную корпорацию по атомной энергии «Росатом», Государственную корпорацию по содействию разработке, производству и экспорту высокотехнологичной промышленной продукции «Ростехнологии», Агентство по страхованию вкладов, Государственную корпорацию — Фонд содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства, государственной корпорации «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)», Государственную корпорацию по строительству олимпийских объектов и развитию города Сочи как горноклиматического курорта, Государственную компанию «Российские автомобильные дороги»), а также к «иным юридическим лицам, создаваемым Российской Федерацией на основании специальных федеральных законов», положения ГК РФ о юридических лицах применяются постольку, поскольку иное не предусмотрено специальным федеральным законом о соответствующем юридическом лице.

В отсутствие специального закона о публично-правовых компаниях это означает, что государственные корпорации являются предусмотренной, хотя и не урегулированной ГК РФ организационно-правовой формой некоммерческой организации.

Следовательно, п. 3 ст. 50 ГК РФ в настоящее время не устанавливает исчерпывающий перечень организационно-правовых форм некоммерческих организаций. Указание на «иные юридические лица, создаваемые Российской Федерацией на основании специальных федеральных законов» по существу означает, что и принятие Закона «О публично-правовых компаниях» не лишит Российскую Федерацию права создавать государственные корпорации. Кроме того, данная формулировка дает Российской Федерации возможность создавать юридические лица любых типов (коммерческие и некоммерческие организации, унитарные и корпоративные) на основании специальных законов, выводя их из-под действия любых норм ГК РФ о юридических лиц. Процитированная статья не содержит каких-либо указаний на то, что она применима только к юридическим лицам, созданным Российской Федерацией до вступления в силу Федерального закона от 05.05.2014 N 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации».

Определенными особенностями обладает и порядок осуществления государственными и муниципальными образованиями наследственных прав. Так, различные государственные и муниципальные образования могут стать наследниками выморочного имущества. В соответствии со ст. 1151 ГК РФ выморочное имущество в виде расположенного на территории Российской Федерации жилого помещения переходит в порядке наследования по закону в собственность муниципального образования, в котором данное жилое помещение расположено, а если оно расположено в городе федерального значения Москве или Санкт-Петербурге, то переходит в его собственность. Иное выморочное имущество переходит в порядке наследования по закону в собственность Российской Федерации. Для приобретения выморочного имущества в соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 1152 ГК РФ не требуется его принятия (однако п. 5.35 Положения о Федеральном агентстве по управлению имуществом <1> к компетенции Росимущества отнесено принятие выморочного имущества).

———————————

<1> Утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 5 июня 2008 г. N 432.

 

Таким образом, государственные и муниципальные образования являются самостоятельными участниками отношений, регулируемых гражданским законодательством, наряду с физическими и юридическими лицами. Их правоспособность существенно не отличается от правоспособности юридического лица, однако имеются особенности осуществления ими отдельных видов прав.

Часть 1   Часть 2   Часть 3   Часть 4   Часть 5   Часть 6   Часть 7   Часть 8    Часть 9   Часть 10

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code