7.2. Зарубежный опыт построения системы финансового мониторинга

В настоящее время в большинстве стран мира созданы национальные системы ПОД/ФТ, в рамках которых функционируют системы финансового мониторинга. Определяющее влияние на организационно-правовую архитектуру национальных систем финансового мониторинга оказали международные стандарты в области ПОД/ФТ, разработанные ООН, ФАТФ, ЕС, Вольфсбергской группой, Базельским комитетом по банковскому надзору. Международные стандарты в сфере ПОД/ФТ стали первопричиной и правовым фундаментом для создания национальных систем, что повлекло наличие ряда общих признаков, свойственных системе финансового мониторинга, функционирующей в отдельном государстве.

Каждая из национальных систем финансового мониторинга видоизменяется в зависимости от множества факторов, среди которых следует выделить способы организации подразделений финансового мониторинга, их информационные связи с контролирующими и правоохранительными органами, распределение контрольных полномочий среди них, систему процедур финансового мониторинга, системы информирования, административное и уголовное преследование за нарушение законодательства о финансовом мониторинге.

Среди существующих классификаций стран в рамках противодействия легализации преступных доходов и финансированию терроризма отметим классификацию, предложенную В.Н. Мельниковым и А.Г. Мовсесяном, выделяющую следующие группы стран: 1) развитые страны с относительно небольшим удельным весом теневой экономики: США, Скандинавские страны; 2) развитые страны с большим удельным весом теневой экономики: Италия; 3) развивающиеся страны с относительно небольшой коррупцией и теневой экономикой; 4) сильно коррумпированные развивающиеся страны с теневой экономикой, превышающей 25 — 30% ВВП; 5) страны с переходной экономикой, которые чаще всего можно отнести к предыдущей группе, но имеющие значительную специфику, связанную с преступлениями периода приватизации, и т.д.; 6) оффшорные юрисдикции, для которых сомнительные операции по «оптимизации налогообложения» и т.п. являлись важной составляющей бюджетных поступлений <193>.

———————————

<193> Мельников В.Н., Мовсесян А.Г. Указ. соч. С. 216.

 

Принимая во внимание условность любой классификации и при ее переводе в правовую плоскость можно ограничиться выделением двух основных видов национальных систем финансового мониторинга: национальных систем финансового мониторинга развивающихся и развитых стран.

Системы финансового мониторинга развивающихся стран характеризуются прежде всего низким уровнем правового регулирования общественных отношений в сфере противодействия отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма и, как следствие, невключением ряда финансовых институтов в сферу финансового мониторинга, слабой правоприменительной практикой, неэффективными и недостаточными государственно-правовыми методами принуждения, в том числе административными и уголовными санкциями, и, наконец, ограниченным количеством предикатных преступлений <194>.

———————————

<194> Reference Guide to Anti-Money Laundering and Combating the Financing of Terrorism. Second Edition and Supplement on Special Recommendation. The World Bank. 2006. P. II-2.

 

В развивающихся странах основной целью в сфере ПОД/ФТ остается создание эффективных правовых основ функционирования системы финансового мониторинга. В сравнении с развивающимися странами, для экономически развитых стран основной целью деятельности является «отладка» национальных систем финансового мониторинга, способных быстро и адекватно реагировать на изменения в политико-правовой, социально-экономической сферах в преломлении к вопросам финансового мониторинга. Таким образом, в отличие от развивающихся стран, для развитых стран основным вопросом становится не создание нормативно-правовых основ и их применение, а законодательная доработка функционирующей системы, способной противостоять новым вызовам международной преступности, теневой экономики.

Вместе с тем для представителей обоих видов экономических систем характерны одни и те же причины легализации преступных доходов и финансирования терроризма: коррупция в органах государственной власти, в том числе в правоохранительной и судебной системах; отсутствие надлежащего контроля за использованием субъектами хозяйственной деятельности оффшорных юрисдикций и других механизмов проведения платежей и расчетов, обеспечивающих анонимность или затрудняющих идентификацию участников операций с денежными средствами или иным имуществом; использование развитых небанковских (альтернативных) систем международных переводов финансовых средств; несовершенство контрольно-надзорных и разрешительных механизмов финансово-хозяйственной и внешнеэкономической деятельности, что создает большие возможности для незаконного вывода денежных средств за рубеж; нахождение в обороте значительных сумм наличных денежных средств.

При этом отличия между развитыми и развивающимися странами заключаются лишь в удельном весе каждой из данных причин. Так, для развивающихся стран наиболее характерен высокий уровень государственной коррупции, использование альтернативных систем денежных переводов и значительные объемы наличного денежного оборота. В свою очередь, для развитых стран наибольший «вклад» в функционирование теневой экономики делают ненадлежащий уровень контроля за использованием оффшорных юрисдикций, несовершенство надзорно-контрольных мер в сфере финансово-хозяйственной и внешнеэкономической деятельности.

Отдельно необходимо выделять ряд развивающихся стран, которые имеют существенные недостатки в построении национальных систем финансового мониторинга. К таким странам следует относить ряд африканских стран и страны Ближнего и Среднего Востока, а именно Марокко, Пакистан, Катар, Судан, Сирию, Турцию, Йемен <195>. Как показал сравнительно-правовой анализ, для данных стран характерны следующие значительные правовые упущения: узкий перечень предикатных преступлений относительно легализации преступных доходов и финансирования терроризма, отсутствие или недостаточно детальное регулирование процесса идентификации клиентов и выгодоприобретателей и мониторинга необычных операций и сделок, отсутствие положений, касающихся оказания взаимной международной помощи в сфере противодействия легализации преступных доходов и финансированию терроризма. Среди организационных проблем данных национальных систем выделим низкую эффективность подразделений финансового мониторинга, невысокое операционное обеспечение их деятельности.

———————————

<195> Seleanu D. FATF: Middle East countries with strategic AML/CFT deficiencies should accelerate reforms. 2010. July 6. Abu Dhabi. 2010. P. 1.

 

В большинстве национальных систем финансового мониторинга существуют два основных направления, а именно: противодействие легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма (США, Великобритания, Германии, Италия, Испания). Противодействие коррупции и незаконному обналичиванию в большинстве случаев выступают как составная часть противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, либо находится в стадии выделения их в самостоятельные направления деятельности в рамках финансового мониторинга. Специфическим направлением национальных систем финансового мониторинга является мониторинг операций и сделок с юридическими и физическими лицами — резидентами государств, на которые наложены различные экономические и торговые эмбарго: финансовые институты США в рамках программ по ПОД/ФТ также осуществляют функции по обеспечению действия экономических и торговых санкций правительства США <196>.

———————————

<196> 31 C.F.R. && 500.201, 500.202.

 

Несмотря на то что каждая из национальных систем финансового мониторинга подвержена влиянию многочисленных политических, экономических и социальных факторов (финансовая система государства, финансовые институты, место в международном разделении труда и т.д.), можно выделять основополагающие элементы, позволяющие говорить о наличии национальной системы финансового мониторинга, которые могут быть использованы в качестве критериев выделения основных подходов в построении национальных систем.

Первый общий элемент любой национальной системы финансового мониторинга — это наличие нормативно-правовой базы в области противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. В настоящее время российский нормативно-правовой массив в сфере финансового мониторинга представляет один из наиболее широко распространенных и доминирующих примеров правового регулирования финансового мониторинга. В Российской Федерации основным нормативным актом, регулирующим организацию и функционирование системы финансового мониторинга, является Федеральный закон от 7 августа 2001 г. N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» <197>. Основополагающие законы в сфере финансового мониторинга приняты в большинстве стран мира (например, в США <198>, Великобритании, Беларуси <199>, Австралии <200>, Китае <201>, Нидерландах <202>).

———————————

<197> Федеральный закон от 7 августа 2001 г. N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» // СЗ РФ. 2001. N 33 (ч. I). Ст. 3418.

<198> Bank Secrecy Act (BSA). the Uniting and Strengthening America by Providing Appropriate Tools Required to Intercept and Obstruct Terrorism Act (USA PATRIOT Act). URL: www.complinet.com (дата обращения: 29.05.2009).

<199> Закон Республики Беларусь от 19 июля 2000 г. N 426-З «О мерах по предотвращению легализации доходов, полученных незаконным путем, и финансирования террористической деятельности» // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. 2000. N 75. 2/201.

<200> Anti-Money Laundering and Counter-Terrorism Financing Act 2006 (AML/CTF Act). URL: www.complinet.com (дата обращения: 29.05.2009).

<201> Hongwei Hu. Jurisdiction update: China — AML. URL: www.complinet.com (11.06.2010).

<202> Act on Prevention of Money Laundering and Terrorism Financing («Wet ter voorkoming van witwassen en financiering van terrorisme» («WWFT»)).

 

В специализированных законодательных актах определяются субъекты и объекты финансового мониторинга, а также применяемые процедуры по противодействию отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма. Как правило, такой закон также закрепляет криминализацию легализации преступных доходов и финансирования терроризма, создание и функционирование уполномоченного органа в сфере противодействия отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма, институциональную основу в виде перечня органов и агентов финансового мониторинга, основные правовые процедуры, а также устанавливает принципы международного сотрудничества в сфере финансового мониторинга, информационного обмена.

В странах Европейского союза в основе правового регулирования противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма лежит европейская директива, устанавливающая фундаментальные основы системы с их последующей детализацией на уровне отдельных государств — членов Европейского союза <203>. Как отмечают зарубежные авторы, одна из особенностей функционирования подразделений финансового мониторинга в Европе — унификация их деятельности <204>, что является логичным продолжением объединения государственных институтов в рамках Евросоюза. Перспективность данного подхода заключается в том, что он позволяет формировать европейскую систему финансового мониторинга с единой институциональной и функциональной базой.

———————————

<203> Directive 2005/60/EC of the European Parliament and of the Council of 26 October 2005 on the prevention of the use of the financial system for the purpose of money laundering and terrorist financing // Official Journal L 309, 25.11.2005. 0015-0036.

<204> Mitsilegas V. Money laundering counter-measures in the European Union, Kluwer Law International, Hague. 2009. P. 156.

 

В рамках национальных законодательств можно выделить два основных положения, которые присутствуют в законодательствах большинства стран, осуществляющих финансовый мониторинг. Прежде всего, это обязательная криминализация легализации преступных доходов и финансирования терроризма. Отсутствие данных составов преступлений сделало бы систему финансового мониторинга, как и получаемую в рамках данной системы информацию, бессмысленной и бесполезной. В зависимости от уголовно-правовых воззрений преступления в сфере легализации преступных доходов и финансирования терроризма имеют место при отмывании доходов, полученных от любых преступлений, либо существуют определенные ограничения.

Уголовное законодательство одних стран рассматривает в качестве преступления отмывание доходов, полученных от любых незаконных действий (Грузия, Казахстан), в других к числу преступлений относят легализацию доходов только от преступлений (Германия, Турция, Исландия, Беларусь, Польша, Франция, Швеция <205>), в третьих нормативно установлено, что преступлением является легализация доходов лишь от определенного перечня деяний (Испания — тяжкие преступления, (Сингапур — незаконный оборот наркотических веществ) <206>. Среди наиболее распространенных уголовно-правовых санкций за легализацию преступных доходов следует отметить: лишение свободы сроком до 20 лет, штраф, конфискацию имущества, а также лишение специальных званий и должностей руководителей агентов финансового мониторинга, а также лиц, ответственных за организацию и функционирование системы противодействия легализации преступных доходов и финансированию терроризма. В отношении финансирования терроризма отметим, что отличия в криминализации данного деяния обусловлены лишь перечнем составов преступлений, финансирование которых рассматривается как финансирование террористической деятельности.

———————————

<205> Hellsberg S. Sweden. Country Guides: Money Laundering. URL: www.complinet.com (дата обращения: 10.06.2009).

<206> Михайлов В.И. Указ. соч. С. 32.

 

Наряду с криминализацией легализации преступных доходов и финансирования терроризма не менее важно законодательно закрепить государственные меры принуждения в виде административной и уголовной ответственности за нарушение законодательства о финансовом мониторинге, прежде всего в части осуществления контрольных, информационных и правоохранительных процедур по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма.

В большинстве государств установлена лишь административно-правовая ответственность за нарушения в сфере финансового мониторинга, выражающаяся в применении таких санкций к агентам финансового мониторинга, как предупреждение, наложение штрафа, отзыв лицензии на осуществление определенной деятельности, принудительная ликвидация юридического лица (США, Великобритания, Россия, Бразилия, Китай, Аргентина).

При этом административная ответственность возлагается не только на юридических, но и на физических лиц — должностных лиц, которые не направляют сообщения о подозрительных операциях и сделках (Россия, Аргентина). Так, в отношении физических и юридических лиц, не соблюдающих обязанности по информированию подразделения финансового мониторинга Аргентины, установлена административная ответственность в виде штрафа в размере до 10-кратного размера операции, о которой не было сообщено, при невозможности установить сумму сделки налагается штраф в размере от 10 тыс. до 100 тыс. аргентинских долларов <207>.

———————————

<207> Olivera A.J., Quintanar M., Isolabella M.P. Review of AML/CTF in Argentina. URL: www.complinet.com (дата обращения: 29.05.2009).

 

В ряде стран несообщение о подозрительных операциях и сделках — что в большинстве юрисдикций является нарушением законодательства о финансовом мониторинге — влечет возникновение уголовной ответственности как в отношении юридических лиц, так и руководителей организации (Япония, Италия <208>), что можно рассматривать в качестве эффективной меры по совершенствованию национальных систем финансового мониторинга. Угроза уголовного преследования для органов руководства и учредителей агента финансового мониторинга всегда заметно повышает интерес органов управления агентов финансового мониторинга к рассматриваемым вопросам.

———————————

<208> Basilio L. Italy. Country Guides: Money Laundering. URL: www.complinet.com (дата обращения: 11.02.2010).

 

Наряду с актами национального законодательства составной частью правовых систем большинства стран выступают международные правовые акты и общепризнанные принципы международного права, имеющие преимущественную силу по отношению к национальным правовым актам. Подчеркнем, что особенностью построения нормативно-правовой базы по финансовому мониторингу является то, что причиной создания национальных систем финансового мониторинга стала международная воля и инициатива. Как результат в настоящее время объективная и субъективная сторона процесса образования системы правовых норм, регулирующих общественные отношения в сфере финансового мониторинга, напрямую связаны с процессами, происходящими на международных финансовых рынках.

В рамках международной деятельности отметим наличие большого массива рекомендаций различных международных организаций в сфере противодействия отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма. Составной частью правовой базы в сфере финансового мониторинга большинства стран выступают международные стандарты в сфере ПОД/ФТ, разработанные ФАТФ, Вольфсбергской группой и Базельским комитетом по банковскому надзору. При этом их имплементация осуществляется в двух основных направлениях: путем издания отдельного нормативного акта, признающего соответствующие международные стандарты, их положения обязательными для исполнения («формальный подход») или путем разработки национального законодательства на основе требований международных стандартов («неформальный подход»). Превалирующей тенденцией является использование неформального подхода, который позволяет видоизменить рекомендации с учетом национального законодательства отдельного государства (США, Великобритания, страны ЕС, Россия, Бразилия, Китай).

Особенностью правового массива в сфере финансового мониторинга выступает наличие значительного количества нормативных актов, принимаемых органами власти, уполномоченными в сфере ПОД/ФТ. В Российской Федерации такими уполномоченными органами и организациями стали Правительство Российской Федерации <209>, Министерство финансов Российской Федерации <210>, Росфинмониторинг <211>, Банк России <212> и др. В зарубежных странах подобные функции также возлагаются на подразделения финансового мониторинга, надзорные органы в сфере ПОД/ФТ, в том числе центральные кредитные учреждения. В рамках подзаконного нормотворчества уполномоченными органами и организациями детализируются правовые вопросы разработки внутренних документов в сфере ПОД/ФТ, статус специальных должностных лиц, квалификационные требования к ним, реализация основных процедур финансового мониторинга.

———————————

<209> Постановление Правительства РФ от 5 декабря 2005 г. N 715 «О квалификационных требованиях к специальным должностным лицам, ответственным за соблюдение правил внутреннего контроля и программ его осуществления, а также требованиях к подготовке и обучению кадров, идентификации клиентов, выгодоприобретателей в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» // СЗ РФ. 2005. N 50. Ст. 5302.

<210> Приказ Минфина России от 26 декабря 2006 г. N 183н «Об утверждении Положения о порядке осуществления Федеральной службой по финансовому мониторингу контроля за исполнением организациями, осуществляющими операции с денежными средствами или иным имуществом, в сфере деятельности которых отсутствуют надзорные органы, Федерального закона от 7 августа 2001 г. «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» // РГ. 2007. N 58.

<211> Приказ Росфинмониторинга от 26 октября 2005 г. N 149 «Об утверждении Положения о форме письменных запросов и перечне должностных лиц, имеющих право направлять запросы в кредитные организации» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2005. N 52.

<212> Положение Банка России от 19 августа 2004 г. N 262-П «Об идентификации кредитными организациями клиентов и выгодоприобретателей в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» // ВБР. 2004. N 54.

 

Другая составная часть правового регулирования финансового мониторинга — большое количество актов рекомендательного характера, издаваемых, как правило, надзорными органами в сфере финансового мониторинга и подразделениями финансового мониторинга. Негативным следствием этого является конфликт рекомендаций и разъяснений надзорных органов по одним и тем же вопросам, что можно устранить путем предоставления прав по толкованию нормативных положений единому органу, как правило, подразделению финансового мониторинга, или путем передачи последнему исключительных прав на издание нормативных правовых актов и рекомендаций по их соблюдению.

Как показывает практика, в зарубежных государствах значительную роль в формировании правоприменительной практики играют судебные органы, что обусловлено стремлением любого агента финансового мониторинга дистанцироваться от причастности к легализации доходов и финансированию терроризма. В России и за рубежом основной объем судебных дел составляют дела, связанные с привлечением агентов финансового мониторинга к административной и уголовной ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по осуществлению финансового мониторинга. Основными нарушениями выступают: отсутствие обязательных внутренних документов, неназначение специального должностного лица и ненаправление или несвоевременное направление информации о необычных сделках и операциях в подразделение финансового мониторинга.

Нормативно-правовую базу национальных систем финансового мониторинга отличает динамизм ее развития. Она является одним из наиболее часто обновляемых массивов и связана как с доработкой юридической техники, так и с развитием системы финансового мониторинга в целом. Наглядным примером выступает европейское законодательство о финансовом мониторинге, которое за период с 1998 по 2005 гг. значительно видоизменялось путем последовательного принятия первой, второй и третьей европейских директив в сфере финансового мониторинга. Принимая во внимание постоянный генезис методов отмывания преступных доходов и финансирования терроризма, необходимым условием эффективной правовой борьбы с ними становится совершенствование как международных, так и отечественных законодательных актов в сфере противодействия отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма, что в конечном итоге обеспечивает динамику законотворческому процессу в сфере регулирования финансового мониторинга как на национальном, так и международном уровнях.

Второй элемент национальной системы финансового мониторинга — институциональная составляющая. Основным уполномоченным органом выступает государственный орган или учреждение, ответственное за создание и функционирование системы финансового мониторинга — подразделения финансового мониторинга. Как ранее подчеркивалось, в существующих системах функционируют два основных типа подразделений финансового мониторинга: финансово-административного и правоохранительного типов, в зависимости от того, к числу каких органов — государственного финансового контроля (в том числе при министерствах финансов (Бразилия) <213>; при центральных кредитных учреждениях (в Армении Центр финансового мониторинга Центрального банка Армении, в Италии структурное подразделение Банка Италии (Ufficio Italian dei Cambi), в Китае Китайский центр по мониторингу и исследованию противодействия отмыванию денег при Народном банке Китая) <214> или правоохранительным органам (Великобритания — SOCA, Германия — Office for Suspicious Activity Reporting (Zentralstelle Verdachtsanzeigen) — относятся подразделения финансового мониторинга. К одному из исключений следует отнести подразделение финансового мониторинга Аргентины, которое является структурной частью Министерства юстиции и прав человека Аргентины <215>.

———————————

<213> Brazil. Country Guides: Money Laundering. URL: www.complinet.com (дата обращения: 29.11.2009).

<214> Hongwei Hu. Jurisdiction update: China — AML. URL: www.complinet.com (дата обращения: 11.06.2010).

<215> Review of AML/СTF in Argentina. URL: www.complinet.com (дата обращения: 29.05.2009).

 

В настоящее время в мире доминируют ПФМ административно-финансового типа, что в полной мере соответствует основной задаче ПФМ — созданию буфера между финансовыми институтами и правоохранительными органами, расследующими преступления.

Перечень наименований и организационных форм уполномоченных организаций разнообразен и широк, что связано с особенностями финансовой системы государства. Вместе с тем отметим, что в большинстве стран (США, Великобритания, Россия, Германия, Япония) к агентам финансового мониторинга относят организации как финансового, так и нефинансового сектора, наряду с существованием специфических видов агентов финансового мониторинга: развлекательные заведения, компании по вывозу мусора (Япония), некоммерческие организации (Грузия), антикварные магазины (Бразилия).

В целом институциональная составляющая национальной системы финансового мониторинга представлена трехуровневой (Россия, Великобритания, США) или двухуровневой (Австралия, Испания, Канада) моделями, в зависимости от наличия надзорных органов, которым, как правило, делегированы полномочия по проверке соблюдения поднадзорными субъектами законодательства о финансовом мониторинге. В зарубежных странах существует три модели надзорной деятельности в сфере финансового мониторинга: специализированного надзора (подразделения финансового мониторинга Австралии, Канады); смешанного надзора (подразделение финансового мониторинга и надзорные органы России, США, Беларуси) и пруденциального надзора (надзорные органы — Великобритания).

Третьим элементом национальной системы финансового мониторинга выступает функциональная (процедурная) составляющая. Несмотря на все разнообразие правовых процедур финансового мониторинга в зарубежных юрисдикциях, выделим такие информационные, контрольные и правоохранительные процедуры, как идентификация клиентов, представителей клиента и их выгодоприобретателей, в том числе конечных выгодоприобретателей; мониторинг операций и сделок, направление информации об операциях и сделках в подразделение финансового мониторинга, а в дальнейшем и в правоохранительные органы, приостановление операций, замораживание (блокирование) активов.

В рамках идентификации клиентов, представителей клиента и выгодоприобретателей в национальных системах финансового мониторинга следует выделить два основных подхода, используемых национальным законодателем. Первый подход предполагает идентификацию физических и юридических лиц, с которыми устанавливаются долгосрочные отношения, при совершении операции с определенным имуществом (наличные денежные средства, дорожные чеки, ценные бумаги на предъявителя) или на определенную денежную сумму. В Европейском союзе идентификация клиента и выгодоприобретателя требуется в случае, если сумма сделки, операции с наличными денежными средствами превышает 15 тыс. евро <216>, кроме того, идентификации не подлежат традиционные финансовые институты — агенты финансового мониторинга, а также юридические лица, чьи акции котируются на фондовой бирже. В Японии идентификация клиента обязательна при открытии депозита на сумму 2 млн. йен <217>.

———————————

<216> Tukiainen J., Magnusson L. Jurisdiction update: Finland — AML. URL: www.complinet.com (дата обращения: 21.06.2010).

<217> Ito O. Japan. County Guides: Money Laundering. URL: www.complinet.com (дата обращения: 13.04.2009).

 

Второй подход к идентификации закрепляет процедуру идентификации всех клиентов и контрагентов, которые находятся на обслуживании в финансовой организации, независимо от вида и суммы сделок и операций (Россия, СНГ, ЮАР, Германия). Как показывает практика, первый подход свойствен для большинства экономически развитых стран, а второй — распространен в развивающихся странах мира.

В отношении идентификации бенефициарных владельцев можно выделить также два основных подхода. Первый подход предполагает обязанность юридического лица предоставлять информацию о конечных владельцах юридического лица, как правило, информацию о мажоритарных владельцах, например, владеющих определенной долей участия (акциями), как правило, на уровне более чем 25% долей участия (акции) юридического лица (Великобритания, <218> Германия, <219> Италия, Нидерланды <220>). Второй подход не устанавливает требований по раскрытию информации о конечных владельцах юридического лица (Россия, Франция, Бразилия). Бесспорно, что не требует дополнительной правовой аргументации наибольшая перспективность и эффективность первого подхода, который не только облегчает контроль за проводимыми клиентами операциями и сделками, но и повышает прозрачность всей национальной экономики, структуры корпоративной собственности. Первый подход характерен для развитых стран с прозрачной структурой корпоративной собственности, второй — для развивающихся стран.

———————————

<218> Hudson D. Country Guides: Money Laundering. URL: www.complinet.com (дата обращения: 28.09.2009).

<219> Kaetzler J. Germany. Country Guides: Money Laundering. URL: www.complinet.com (дата обращения: 30.01.2010).

<220> Bais H. Netherlands. Country Guide. Money Laundering. URL: www.complinet.com (дата обращения: 21.06.2010).

 

В отношении мониторинга операций и сделок следует выделить два основных подхода. Первый подход закрепляет информирование подразделений финансового мониторинга о сделках и операциях, вызывающих обоснованное подозрение на предмет возможной вовлеченности в отмывание преступных доходов или финансирование терроризма. В ряде юрисдикций в рамках данного подхода также предполагается направление сообщений в подразделение финансового мониторинга о сделках и операциях с наличными денежными средствами или являющихся международными переводами, сумма которых превышает нормативно установленную величину (Бразилия — международные денежные переводы на сумму свыше 5 тыс. реалов <221>, Мексика — денежные переводы на сумму свыше 20 тыс. долларов США, Япония — международные переводы на сумму свыше 30 млн. йен). В США финансовые институты обязаны направлять информацию об операциях с наличными денежными средствами, превышающими 10 тыс. долларов США, для денежных инструментов (чеки, банковские чеки, векселя и т.д.) — 3 тыс. долларов США <222>. Мониторинг наличных операций, прежде всего в экономически развитых странах мира, обусловлен низким процентом денежных расчетов наличными вследствие высокого уровня финансовой культуры, внедрения системы безналичных платежей в большинство ежедневных расчетов. В этой связи использование в рамках платежных операций значительных сумм наличности изначально вызывает обоснованные подозрения относительно источника их происхождения.

———————————

<221> Brazil. Country Guides: Money Laundering. URL: www.complinet.com (дата обращения: 29.11.2009).

<222> Кузнецова Н.Ф., Багаудинова С.К. Контроль над легализацией преступных доходов в США // Вестник Московского университета. Сер. 11. Право. 1997. N 6; СПС «Гарант».

 

Как показал сравнительно-правовой анализ, данный подход, принятый в экономически развитых странах мира, превалирует в национальных системах финансового мониторинга, что обусловлено значительно меньшей и более содержательной информационной нагрузкой на агентов и органы финансового мониторинга по сравнению со вторым подходом, который предполагает наличие обязанности у агентов финансового мониторинга информировать подразделение финансового мониторинга как о широком перечне сделок и операций, которые лишь формально попадают под установленные критерии и зачастую не связаны с легализацией преступных доходов или финансированием терроризма («обязательный мониторинг». — Прим. авт.), так и о сделках и операциях, в отношении которых у агентов финансового мониторинга имеются обоснованные подозрения об их причастности к противоправной деятельности («факультативный мониторинг». — Прим. авт.) (Россия, страны СНГ).

В рамках обоих подходов может реализовываться мониторинг трансграничных перемещений наличных денежных средств и обращающихся финансовых инструментов на предъявителя. В России декларированию подлежат наличные средства в размере от 3 тыс. долларов США, а суммы от 10 тыс. долларов США подлежат трансграничной перевозке при наличии подтверждающих документов.

Приостановление сделок и операций, связанных с финансированием террористической деятельности, реализовано в большинстве зарубежных юрисдикций, что обусловлено международными обязательствами стран — членов ООН по противодействию терроризму (США, Великобритания, страны ЕС, Россия, Бразилия, Китай). В свою очередь, право приостанавливать операции, связанные с возможной легализацией преступных доходов, предоставлено агентам и органам финансового мониторинга лишь в отдельных зарубежных юрисдикциях (Великобритания, США, Финляндия <223>), что, на наш взгляд, обусловлено более высокой сложностью выявления операций и сделок, связанных с легализацией преступных доходов, чем выявление фактов финансирования терроризма (в последнем случае достаточно совпадения участника операции или сделки с национальным перечнем террористов и экстремистов). В большинстве стран агенты финансового мониторинга лишь информируют о совершенных операциях и сделках подразделения финансового мониторинга, которые самостоятельно или через правоохранительные органы могут приостановить те или иные операции (Россия, Германия, страны СНГ).

———————————

<223> Tukiainen J., Magnusson L. Jurisdiction update: Finland — AML. URL: www.complinet.com (дата обращения: 21.06.2010).

 

Реализация процедур финансового мониторинга проводится в рамках информационного взаимодействия органов и агентов финансового мониторинга. В информационной плоскости следует выделять двухстадийную и трехстадийную модели информационного обмена. Первая модель характерна для национальных систем, в которых создано подразделение финансового мониторинга правоохранительного типа, что предполагает информационный обмен между клиентом и финансовым институтом, а также между финансовым институтом и подразделением финансового мониторинга правоохранительного типа (Великобритания, Австрия, Дания, Германия). В свою очередь, в трехстадийной модели в качестве третьей стадии возникает информационный обмен между ПФМ и правоохранительными органами (Россия, страны СНГ). Как ранее подчеркивалось, трехстадийная модель, как и административно-финансовый тип подразделения финансового мониторинга, превалируют в мировой практике.

И наконец, четвертый элемент национальной системы финансового мониторинга — международное информационное взаимодействие в рамках функционирования национальных систем финансового мониторинга. Данный элемент выступает не только неотъемлемой частью национальной системы финансового мониторинга, но и связующим звеном национальных систем финансового мониторинга, составляющих международную систему противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. Отсутствие данного элемента влечет изолированность национальной системы финансового мониторинга и, как следствие, невозможность эффективно противостоять международной финансовой преступности.

Информационное взаимодействие между национальными системами находит свое выражение в двух основных аспектах: в государственно-правовом и частноправовом информационных обменах. Государственный информационный обмен представлен на уровне исполнительных органов власти, прежде всего, подразделений финансового мониторинга путем функционирования двустороннего или многостороннего обмена информацией в рамках существующих международных соглашений и договоров, работы комитетов и комиссий международных организаций (ФАТФ, региональных организаций, Совета Европы, группы «Эгмонт» и т.д.).

В свою очередь, частный обмен информацией предусматривает обмен информацией между агентами финансового мониторинга — частными финансовыми институтами разных стран. В рамках взаимодействия зарубежных и национальных финансовых институтов особо остро данный вопрос стоит при проведении международных расчетов. Принимая во внимание, что большинство международных расчетов ведется в долларах США или евро, финансовые институты зачастую сталкиваются с запросами от иностранных банков-корреспондентов с просьбой предоставить дополнительную информацию о характере и участниках операций, проводимых по счетам российских кредитных организаций, открытым в соответствующих иностранных банках. Причина подобных запросов лежит как в правовой, так и в репутационной плоскостях. Как отмечает Н.Ю. Ерпылева, риск потери репутации возникает «при подозрении в связях с криминальными структурами или в легализации доходов, полученных преступным путем» <224>. Иностранные банковские институты, желая оградить себя от возможного вовлечения в проведение операций, связанных с легализацией преступных доходов и финансированием терроризма и, как следствие, от уголовной и административной ответственности, уделяют повышенное внимание прозрачности финансовых потоков из российских финансовых институтов.

———————————

<224> Ерпылева Н.Ю. Международное банковское право: Учебное пособие. М., 2004. С. 194.

 

В рамках осуществления финансового мониторинга зарубежными финансовыми институтами последние зачастую просят банк-корреспондент предоставить дополнительную информацию относительно деталей платежной операции в тех случаях, когда платежные инструкции содержат недостаточно информации для понимания характера операции, или в случаях, когда операции носят необычный характер. Подобного рода запросы осуществляются в строгом соответствии с национальным законодательством государства — как США, так и европейских стран, требующих полную информацию о проводимых платежах по открытым счетам. Так, законодательным препятствием для российских финансовых институтов выступают положения федерального законодательства (ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Федерального закона «О банках и банковской деятельности»), не позволяющие раскрывать информацию, составляющую банковскую тайну, третьим лицам.

В заключение рассмотрения основных подходов к построению национальных систем финансового мониторинга отметим, что, как и в любой области научного познания, идеальная модель представляет скорее абстрактное понятие, чем практически достижимую величину. Не является исключением и построение идеальной системы финансового мониторинга ввиду различий в социально-экономическом развитии, правовом регулировании, традициях ведения бизнеса, различиях в финансовых институтах и системе контроля и надзора за их деятельностью. При этом важно помнить, что способы отмывания преступных доходов и финансирования терроризма в разных странах могут быть различными ввиду разного уровня развития экономики, степени развитости финансовых рынков, уровня правовой и финансовой культуры граждан и организаций, правового режима борьбы с отмыванием преступных доходов и финансированием терроризма, незаконным обналичиванием, коррупцией, правоохранительными мерами и международным сотрудничеством.

Вместе с тем об эффективной национальной системе финансового мониторинга можно говорить при наличии четко определенных направлений деятельности финансового мониторинга, основных элементов национальной системы финансового мониторинга, которые отражают существующую финансовую систему государства и основываются на ясно сформулированной и последовательно проводимой системной государственной стратегии в данной области, учитывающей особенности социальной, экономической, финансовой обстановки в стране, угрозы безопасности государства, уровень и состояние преступности.

Для развивающихся стран исключительно важно повысить прозрачность финансовой деятельности и усилить контроль за обращением наличных денежных средств, особенно в зонах с высоким уровнем риска совершения преступлений, а также формирование позитивного отношения общественности, субъектов хозяйственной и финансово-банковской деятельности к требованиям и процедурам в сфере противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.

Для стран с развитой рыночной экономикой, на наш взгляд, наиболее важно осуществить переход от выявления, раскрытия и пресечения отдельных преступлений к комплексным упреждающим процедурам по нейтрализации и пресечению деятельности преступных сообществ, причастных к легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. Обеспечить решение данных задач позволят меры по совершенствованию информационного обеспечения государственных органов и организаций, участвующих в ПОД/ФТ, а также создание многоуровневой системы подготовки кадров для государственных органов и организаций, участвующих в ПОД/ФТ.

Вместе с тем ни одна из указанных экономик и, как следствие, национальных систем финансового мониторинга не может рассматриваться в отдельности, так как именно их взаимодействие позволяет обеспечивать функционирование международной системы финансового мониторинга. Международное сотрудничество России и зарубежных стран должно обеспечить организационно-правовую конвергенцию национальных систем финансового мониторинга, что, в свою очередь, позволит говорить о глобальной системе финансового мониторинга как об эффективном экономико-правовом механизме противодействия легализации преступных доходов, финансированию терроризма, нелегальному обналичиванию и коррупции.

Зарубежные системы финансового мониторинга. Рассмотрим подробнее системы финансового мониторинга ряда зарубежных государств.

Аргентина. Легализация (отмывание) преступных доходов в Аргентине является преступлением, если осуществляется обмен, перевод, управление, продажа, сдача в залог или использование денежных средств или иного имущества, полученного преступным путем, совокупная стоимость которого превышает 50 тыс. аргентинских долларов.

Уголовно-правовой санкцией за отмывание преступных доходов является лишение свободы от 6 месяцев до 6 лет.

Уполномоченным органом в сфере финансового мониторинга выступает Финансовый информационный центр (Financial Information Unit). Среди надзорных органов в сфере финансового мониторинга также следует выделить Центральный банк Аргентины, Налоговую службу (Adminstracion Federal de Ingresos Publicos) и Комиссию по ценным бумагам (Comision Nacional de Valores).

Среди агентов финансового мониторинга в Аргентине можно выделить финансовые институты, брокеров-дилеров, страховые компании, пенсионные фонды, управляющие компании, нотариусов и бухгалтеров, которые предоставляют информацию в Финансовый информационный центр.

В случае нарушения этой обязанности на них может быть наложен штраф, размер которого может составлять десятикратный размер цены имущества или операции, о которой не было сообщено в Финансовый информационный центр.

Республика Беларусь. Основным нормативным актом является Закон Республики Беларусь «О мерах по предотвращению легализации доходов, полученных преступным путем, и финансирования террористической деятельности». Закон пришел на смену принятому 19 июля 2000 г. Закону Республики Беларусь N 426-З «О мерах по предотвращению легализации доходов, полученных незаконным путем» <225>.

———————————

<225> Ковалева А.М. Противодействие легализации незаконных доходов в Беларуси: Сборник актов законодательства с комментариями / А.М. Ковалева, А.В. Хаданович. Минск, 2007. С. 18.

 

Уполномоченным органом по ПОД/ФТ в Беларуси является Департамент финансового мониторинга в составе Комитета государственного контроля Республики Беларусь, созданный по решению Президента Республики Беларусь.

К компетенции Департамента финансового мониторинга отнесены функции по:

— принятию мер по созданию и функционированию автоматизированной системы учета, обработки и анализа информации о финансовых операциях, подлежащих особому контролю;

— сбору и анализу информации о подозрительных финансовых операциях;

— вынесению постановления о приостановлении финансовой операции при наличии достаточных оснований, свидетельствующих о том, что финансовая операция связана с легализацией доходов, полученных незаконным путем, либо финансированием террористической деятельности, в случае, если эта финансовая операция не приостановлена лицом, осуществляющим финансовые операции;

— принятию мер по приостановленной финансовой операции в пятидневный срок со дня получения специального формуляра с информацией лица, осуществляющего финансовые операции, решения о направлении соответствующей информации и материалов в орган уголовного преследования либо о возобновлении приостановленной финансовой операции, о чем извещает лицо, приостановившее финансовую операцию, в письменной форме либо в форме электронного документа;

— направлению информации и материалов в орган уголовного преследования при наличии достаточных оснований, свидетельствующих о том, что финансовая операция связана с легализацией доходов, полученных незаконным путем, либо финансированием террористической деятельности;

— использованию информации, содержащейся в специальных формулярах и других источниках, для принятия мер по предотвращению легализации доходов, полученных незаконным путем, и финансирования террористической деятельности.

В целях реализации данных функций Департамент финансового мониторинга: 1) контролирует деятельность лиц, осуществляющих финансовые операции, в части соблюдения ими законодательства о предотвращении легализации доходов, полученных незаконным путем, и финансирования террористической деятельности; 2) разрабатывает и проводит мероприятия по предупреждению нарушений законодательства о ПОД/ФТ; 3) обобщает практику применения законодательства о финансовом мониторинге на основании информации, поступающей из государственных органов, контролирующих деятельность лиц, осуществляющих финансовые операции, в части соблюдения ими такого законодательства, и иных организаций, а также разрабатывает предложения по его совершенствованию; 4) участвует в деятельности международных организаций; 5) принимает участие в подготовке проектов нормативных правовых актов и в заключении и исполнении международных договоров по вопросам предотвращения легализации доходов, полученных незаконным путем, и финансирования террористической деятельности; и наконец, 6) применяет в соответствии с законодательством меры ответственности к лицам, нарушившим законодательство о предотвращении легализации доходов, полученных незаконным путем, и финансирования террористической деятельности.

Агентами финансового мониторинга в Республике Беларусь выступают лица, осуществляющие финансовые операции, к которым относятся:

— банки и небанковские кредитно-финансовые организации;

— профессиональные участники рынка ценных бумаг;

— лица, занимающиеся биржевой и депозитарной деятельностью;

— лица, осуществляющие торговлю драгоценными металлами и драгоценными камнями;

— ломбарды, пункты скупки;

— страховые и перестраховочные организации, общества взаимного страхования, страховые брокеры;

— организаторы лотерей;

— нотариусы;

— организации, оказывающие риэлтерские услуги и принимающие участие в операциях, связанных с куплей-продажей недвижимого имущества для своего клиента;

— организации, индивидуальные предприниматели, оказывающие юридические и (или) бухгалтерские услуги, адвокаты, совершающие от имени или по поручению своего клиента финансовые операции, связанные с: куплей-продажей недвижимого имущества; управлением денежными средствами, ценными бумагами или иным имуществом; распоряжением банковскими счетами и (или) счетами «депо»; созданием организаций или их обособленных подразделений либо участием в управлении ими; приобретением или продажей предприятия как имущественного комплекса;

— операторы почтовой связи;

— казино, букмекерские конторы, тотализаторы и другие игорные заведения, имеющие игровые автоматы, иные устройства для проведения основанных на риске игр;

— организации, осуществляющие государственную регистрацию недвижимого имущества, прав на него и сделок с ним;

— организации, осуществляющие деятельность по передаче имущества в лизинг;

— иные организации, их обособленные подразделения и индивидуальные предприниматели, оказывающие услуги по получению, отчуждению, приобретению, выплате, передаче, перевозке, пересылке, перечислению, обмену и (или) хранению средств, а также лица, удостоверяющие или регистрирующие гражданско-правовые сделки лиц, совершающих финансовые операции.

Среди особенностей состава агентов финансового мониторинга отметим возложение обязанностей по финансовому мониторингу и на нерезидентов.

Основные обязанности агентов финансового мониторинга:

— идентификация лиц, совершающих финансовые операции;

— регистрация финансовых операций, подлежащих особому контролю, в специальном формуляре и представление его первого экземпляра в орган финансового мониторинга не позднее рабочего дня, следующего за днем проведения операции; при поступлении средств по международным расчетам — не позднее рабочего дня, следующего за днем поступления подтверждающих документов; при приостановлении финансовой операции — в день ее приостановления;

— приостановление финансовой операции, если хотя бы одной из ее сторон является лицо, участвующее в террористической деятельности, либо если лицо, совершающее финансовую операцию, находится под контролем лиц, занимающихся террористической деятельностью. В случае поступления денежных средств они зачисляются на счет получателя с последующим приостановлением расходных операций по счету в размере суммы поступивших денежных средств. Основанием для возобновления приостановленной финансовой операции является соответствующее извещение органа финансового мониторинга в письменной форме либо в форме электронного документа;

— предоставление по запросу Департамента финансового мониторинга информации, необходимой для выполнения возложенных на него функций;

— хранение вторых экземпляров специальных формуляров и документов, связанных с осуществлением и (или) совершением финансовых операций, подлежащих особому контролю, не менее пяти лет со дня их заполнения;

— разработка и выполнение правил внутреннего контроля, назначение должностных лиц, ответственных за организацию разработки этих правил и их выполнение, а также реализация иных внутренних мер в целях ПОД/ФТ.

Деятельность агентов финансового мониторинга контролируется следующими государственными органами.

Национальный банк Республики Беларусь — за банками и небанковскими кредитно-финансовыми организациями.

Комитет по ценным бумагам при Совете министров Республики Беларусь и его инспекции — за профессиональными участниками рынка ценных бумаг и лицами, занимающимися биржевой и депозитарной деятельностью.

Министерство финансов Республики Беларусь — за лицами, ведущими торговлю драгоценными металлами и драгоценными камнями; ломбардами, пунктами скупки; страховыми и перестраховочными организациями, обществами взаимного страхования, страховыми брокерами и организаторами лотерей;

Министерство юстиции Республики Беларусь — за нотариусами, организациями, оказывающими риэлтерские услуги и принимающими участие в операциях, связанных с куплей-продажей недвижимого имущества для своего клиента, организациями, индивидуальными предпринимателями, оказывающими юридические услуги, адвокатами, совершающими от имени или по поручению своего клиента финансовые операции, связанные с куплей-продажей недвижимого имущества; управлением денежными средствами, ценными бумагами или иным имуществом; распоряжением банковскими счетами и (или) счетами «депо»; созданием организаций или их обособленных подразделений либо участием в управлении ими; приобретением или продажей предприятия как имущественного комплекса.

Министерство связи и информатизации Республики Беларусь — за операторами почтовой связи.

Министерство спорта и туризма Республики Беларусь — за казино, букмекерскими конторами, тотализаторами и другими игорными заведениями, имеющими игровые автоматы, иные устройства для проведения основанных на риске игр.

Комитет по земельным ресурсам, геодезии и картографии при Совете министров Республики Беларусь — за организациями, осуществляющими государственную регистрацию недвижимого имущества, прав на него и сделок с ним.

Департамент финансового мониторинга также контролирует деятельность лиц, у которых отсутствуют надзорные органы.

Обязательный финансовый мониторинг присутствует в Республике Беларусь в виде «особого контроля», реализуемого Департаментом финансового мониторинга. Внутренний контроль в сфере ПОД/ФТ осуществляется агентами финансового мониторинга.

Среди операций, подлежащих обязательному контролю, выделим:

— если у лица, совершающего финансовую операцию, возникли подозрения, что финансовая операция осуществляется в целях легализации доходов, полученных незаконным путем, либо финансирования террористической деятельности, в том числе финансовая операция не соответствует целям деятельности лица, совершающего финансовую операцию, установленным учредительными документами; проводится неоднократно в целях уклонения от регистрации в специальном формуляре;

— если в отношении лица, совершающего финансовую операцию, имеются сведения о его участии в террористической деятельности, либо если лицо, осуществляющее финансовую операцию, находится под контролем лиц, занимающихся террористической деятельностью;

— если лицо, совершающее финансовую операцию, зарегистрировано, имеет место жительства или место нахождения в государстве (на территории), которое (которая) не участвует в международном сотрудничестве в сфере предотвращения легализации доходов, полученных незаконным путем, и финансирования террористической деятельности, либо по нему имеются сведения о проведении операций через счет в банке, небанковской кредитно-финансовой организации, зарегистрированных в указанном государстве (на указанной территории). Порядок определения перечня таких государств (территорий) и порядок его опубликования устанавливаются Советом министров Республики Беларусь;

— если сумма финансовой операции равна или превышает 2 тыс. базовых величин для физических лиц либо равна или превышает 20 тыс. базовых величин для организаций и индивидуальных предпринимателей и при этом относится к одному из следующих видов финансовых операций: финансовой операции с наличными денежными средствами; финансовой операции по банковским счетам и вкладам (депозитам) клиентов; финансовой операции по международным расчетам и денежным переводам (почтовым, телеграфным, электронным); финансовой операции с движимым и недвижимым имуществом; финансовой операции с ценными бумагами; финансовой операции по займам и кредитам, связанной с международными переводами; финансовой операции по переводу долга и уступке требования.

Данный перечень является «открытым». Иные финансовые операции, подлежащие особому контролю, могут определяться Президентом Республики Беларусь.

В рамках внутреннего контроля агентами финансового мониторинга Республики Беларусь также принимаются меры по предотвращению и выявлению финансовых операций, связанных с легализацией доходов, полученных незаконным путем, и финансированием террористической деятельности, принимаемых лицами, осуществляющими финансовые операции. Помимо операций, подлежащих особому контролю, агенты финансового мониторинга также выявляют подозрительные финансовые операции, критерии которых устанавливаются в соответствующих Правилах внутреннего контроля по ПОД/ФТ, разрабатываемых агентами финансового мониторинга.

В Бразилии уполномоченными органами в сфере финансового мониторинга являются Комитет контроля за финансовой деятельностью (Council for Financial Activities Control — COAF), Центральный банк Бразилии (Central Bank of Brazil) и Комиссия по ценным бумагам и биржам (Comissao de Valores Mobiliarios).

За нарушение законодательства в сфере противодействия отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма предусмотрено лишение свободы от 3 до 10 лет, а также штраф. Документы хранятся не менее 5 лет со дня закрытия банковского счета.

Великобритания. Основные нормативные акты Великобритании в сфере противодействия легализации преступных доходов и финансированию терроризма — Закон о преступных доходах 2002 г. (The Proceeds of Crime Act 2002), Закон о терроризме от 2000 г. (The Terrorist Act 2000) и Регуляции по отмыванию преступных доходов от 2003 г. (UK Money Laundering Regulations 2003).

На основании закона об уголовной ответственности за действия по легализации доходов, полученных в результате совершения преступления, уголовно-правовой санкцией за отмывание преступных доходов является лишение свободы на срок до 14 лет, а также штраф, размер которого устанавливается судом.

В случае невыполнения обязанностей по сообщению об операциях, связанных с легализацией преступных доходов, тюремное заключение может составить до 5 лет лишения свободы и/или штраф. За несообщение об известных противоправных операциях — 5 лет лишения свободы.

Уполномоченными органами в сфере противодействия финансированию терроризма являются Агентство по преступлениям, связанным с организованной преступностью (Serious Organised Crime Agency), и Агентство по финансовым услугам (Financial Services Authority).

Агентство по преступлениям, связанным с организованной преступностью, приняло на себя основные функции всех предшествующих организаций, которые занимались вопросами противодействия отмыванию денежных средств, в том числе функции Национальной криминальной службы по расследованиям (National Criminal Intelligence Service).

Германия. Уголовно-правовой санкцией за отмывание преступных доходов в Германии является лишение свободы от 3 месяцев до 10 лет.

При идентификации своеобразным требованием является обязанность идентифицировать любое лицо, которое получает или передает другому лицу наличные денежные средства, денежные суррогаты, например дорожные чеки, ценные бумаги на предъявителя или драгоценные металлы на сумму, равную или превышающую 15 тыс. евро. Идентификация лица, осуществляющего операции на меньшую сумму, обязательна в случае, если есть подозрения в том, что операция может быть связана с легализацией (отмыванием) преступных доходов.

Хранятся документы не менее 6 лет с даты окончания года, когда отношения с клиентом прекратились.

Италия. В соответствии с законодательством Италии отмывание преступных доходов — уголовное правонарушение, состав которого — замена или перевод денежных средств, товаров или иного имущества, полученного в результате совершения преступления или осуществления иных операций в отношении данного имущества, направленных на сокрытие источника их получения.

Информация об операции на сумму свыше 12,5 тыс. евро должна быть направлена агентом финансового мониторинга в Объединенный информационный центр (Archivio Unico Informatico). Кроме того, перевод денежных средств в наличной форме или ценных бумаг на предъявителя на сумму свыше 12,5 тыс. евро между физическими лицами законодательно запрещен.

Уполномоченными органами в Италии в сфере ПОД/ФТ являются Подразделение финансовой разведки (Ufficio Italiano Cambi) и Банк Италии (Bank of Italy).

В отношении идентификации клиентов следует отметить, что любая операции с клиентом может быть проведена только после завершения идентификации данного клиента.

В соответствии с итальянским законодательством подлежит идентификации любое физическое или юридическое лицо при получении или направлении наличных, эквивалента наличных (например, дорожных чеков) или ценных бумаг на предъявителя, сумма который равна или превышает 12,5 тыс. евро.

Количественный критерий 12,5 тыс. евро распространяется и на «финансовые операции», если общая сумма взаимосвязанных операций превышает данный количественный критерий. Отметим, что под «финансовыми операциями» понимаются любые операции, цель которых — перевод денежных средств или иного имущества.

При ненаправлении информации о «подозрительных операциях» установлен административный штраф, размер которого не может превышать половины суммы операции, о которой не было сообщено в подразделение финансового мониторинга.

Нарушение сроков направления информации в Объединенный информационный центр (Archivio Unico Informatico) наказывается штрафом от 5 до 50 тыс. евро и тюремным заключением на срок от 6 месяцев до 1 года. Аналогичное наказание установлено за нарушение положений о конфиденциальности информации в отношении клиента, его операций, а также сообщений, направленных в подразделение финансового мониторинга.

При идентификации физических лиц требуется предоставление национальной идентификационной карты или паспорта, а также индивидуального номера налогоплательщика. Фиксированию подлежат сведения о фамилии, имени, отчестве, дате рождения, месте жительства, индивидуальном налоговом номере, а в отношении удостоверения личности — вид удостоверения личности, его номер, а также орган, его выдавший. Как правило, фиксация документов осуществляется путем фотокопирования документов.

В отношении юридических лиц предоставляется следующая информация:

— выписка из коммерческого реестра, свидетельство об инкорпорации или идентичный документ;

— документы, подтверждающие полномочия лица, действующего от имени юридического лица;

— идентификационные данные уполномоченного представителя аналогично идентификации физического лица.

Агент финансового мониторинга вправе не осуществлять идентификацию банков, финансовых компаний, работающих на рынке ценных бумаг, управляющих компаний, брокеров на рынке ценных бумаг, страховых компаний.

Помимо клиентов, идентификации также подлежат выгодоприобретатели, под которыми понимаются лица, от имени или за счет которых действует клиент агента финансового мониторинга. Наличие выгодоприобретателя обязательно указывается в документах, удостоверяющих открытие клиенту счета у агента финансового мониторинга.

Документы, полученных агентом финансового мониторинга в процессе идентификации или в рамках мониторинга операций, хранятся не менее 10 лет с момента совершения операции.

Информация об операциях, которые могут быть связаны с легализацией (отмыванием) преступных доходов или финансированием терроризма, незамедлительно предоставляется ответственному сотруднику по ПОД/ФТ, который ведет внутреннее расследование и принимает решение о направлении сообщения в подразделение финансовой разведки Италии.

В отношении любой информации относительно клиента, его операций, а также проведенных расследованиях и направленной информации в уполномоченный орган в Италии действует режим конфиденциальности.

Индия. Система противодействия легализации преступных доходов регулируется Законом о противодействии отмыванию денежных средств (The Prevention of Money Laundering Act 2002).

Органами финансового мониторинга выступают Резервный банк Индии (Reserve Bank of India), Совет по ценными бумагам и биржам Индии (Securities and Exchange Board of India) и Правоохранительный директорат — подразделение финансовой разведки Индии.

Уголовная ответственность за отмывание преступных доходов составляет до 10 лет лишения свободы и штраф до 500 тыс. индийских рупий. Срок хранения документов о клиентах и их операциях составляет не менее 10 лет.

Испания. Основным нормативным актом в сфере противодействия отмыванию незаконных доходов является Закон от 28 декабря 1993 г. N 19/1993 «Об определенных мерах против отмывания преступных доходов» (On determined preventive measures against money laundering).

Уполномоченный орган Испании в сфере противодействия отмыванию незаконных доходов — Комиссия по противодействию отмыванию денежных средств (Commission for prevention of money laundering).

Среди агентов финансового мониторинга отметим аудиторов, бухгалтеров и налоговых консультантов, организации, занимающиеся продажей антиквариата и предметов искусства, филателией.

Агенты финансового мониторинга обязаны направлять информацию об операциях, в частности, если операция связана с передачей наличных денежных средств, чеков или иных документов на предъявителя на сумму более чем 30 тыс. евро, а также об операциях с резидентами оффшорных юрисдикций на сумму свыше 30 тыс. евро. Вся информация направляется в Комиссию по противодействию отмыванию денежных средств.

Уголовная ответственность за отмывание преступных доходов в Испании — от 6 месяцев до 6 лет лишения свободы.

При нарушении обязанностей по выявлению необычных операций финансовый институт может быть оштрафован на сумму до 5% от его уставного капитала и лишиться лицензии на осуществление определенной деятельности.

Для физических лиц ответственность может выражаться не только в наложении штрафа, но и в запрете занимать определенные руководящие должности в данной организации на срок до 5 лет, а в других — до 10 лет.

Канада. Уполномоченным органов в сфере финансового мониторинга является Канадский аналитический центр по финансовым операциями и сообщениям (The Financial Transactions and Reports Analysis Center of Canada — FINTRAC).

Основные функции Канадского аналитического центра: 1) сбор и анализ сообщений о подозрительных операциях от канадских финансовых институтов, а также 2) предоставление информации правоохранительным органам при наличии оснований рассматривать операции как направленные на отмывание преступных доходов.

Нарушение законодательства в сфере финансового мониторинга влечет наложение штрафа на сумму до 2 млн. долларов США, а также лишение свободы на срок до 5 лет.

Китай. Система ПОД/ФТ в Китае берет начало с 1 марта 2003 г. В эту дату вступили в законную силу три основных нормативных документа в сфере ПОД/ФТ, разработанные Народным банком Китая: 1) Положение по противодействию отмыванию денег кредитными институтами, 2) Методы регулирования докладных о значительных суммах в национальной валюте и платежах по сомнительным сделкам и 3) Методы регулирования докладных о значительных суммах кредитных институтов и сомнительных сделках в иностранной валюте <226>.

———————————

<226> Савинский С.П. Противодействие отмыванию денег и финансированию терроризма в КНР // Банковское дело. 2005. N 1. С. 18.

 

Основные агенты финансового мониторинга — банки, трастовые и инвестиционные компании, почтовые сберкассы, финансовые компании, кредитные кооперативы, лизинговые компании и иностранные кредитные учреждения.

Мониторинг за финансовыми операциями осуществляется с учетом следующих особенностей. Так, агенты финансового мониторинга обязаны направлять информацию о платежах юридических лиц на сумму свыше 1 млн. юаней и операциях с наличными денежными средствами более 200 тыс. юаней.

Информация о сделках на сумму свыше 200 тыс. юаней и о подозрительных сделках подлежит хранению не менее чем 5 (пять) лет со дня совершения операции.

Банковские счета открываются физическим и юридическим лицам только после их идентификации. В противном случае кредитное учреждение не имеет права открыть счет.

В структуре Народного банка Китая регулирующие и контрольные функции в сфере ПОД/ФТ выполняет Китайский центр по мониторингу и исследованию противодействий отмыванию денег, созданный в 2003 г. Центр собирает и анализирует информацию, получаемую от агентов финансового мониторинга, и направляет ее в Министерство общественной безопасности для дальнейшего расследования.

В составе Министерства общественной безопасности функционирует Бюро по расследованию преступлений по отмыванию денег, к функциям которого относится выработка конкретных мер борьбы против отмывания преступных доходов и финансирования терроризма, международное сотрудничество, координация, руководство и планирование работы местных подразделений министерства по вопросам ПОД/ФТ.

Не менее важную роль играет также Государственное управление валютного контроля, которое занимается вопросами контроля и управления расследованиями по докладам о сомнительных валютных сделках.

США. США являются одним из основоположников в сфере создания национальных систем финансового мониторинга. Основным нормативным актом в сфере противодействия легализации преступных доходов и финансирования терроризма является USA P.A.T.R.I.O.T. Act, который закрепил три базовых элемента системы противодействия отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма каждого агента финансового мониторинга: 1) разработка внутренних процедур по противодействию отмыванию преступных доходов, 2) процедура идентификации клиента и его выгодоприобретателей и, наконец, 3) процедура сообщений о подозрительных операциях.

В части процедур идентификации отметим особое внимание агентов финансового мониторинга к иностранным компаниям. Срок хранения документов клиента составляет не менее 5 лет с даты прекращения отношений с клиентом.

Законодательно установлен запрет на работу с банками-оболочками (shell banks), которые не имеют физического присутствия в стране регистрации, постоянного персонала, не ведут отчетность и не являются объектом надзора со стороны органов банковского регулирования и надзора.

К организациям, на которые возложены функции по надзору в сфере противодействия отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма, необходимо отнести следующие органы государственной власти США.

Федеральная резервная система (Federal Reserve System) — независимое федеральное агентство, осуществляющее функции центрального банка, а также центрального надзорного органа за кредитными организациями. Основным нормативным актом, регулирующим деятельность агентства, является Закон о Федеральном резерве 1913 г. (Federal Reserve Act of 1913). Помимо указанного функционала, основными векторами деятельности агентства являются:

— осуществление монетарной политики, основанной на анализе показателей занятости населения, инфляционных и дефляционных процессов, эмиссионная деятельность, а также деятельность по установлению процентных ставок;

— поддержание баланса между государственными интересами и интересами кредитных организаций как в части надзора за деятельностью кредитных организаций, так и за счет защиты прав потребителей банковских услуг;

— регулирование стабильности финансовой системы, в том числе за счет сдерживания финансовых рисков на финансовых рынках и пр.

Комитет по валютному контролю (Office for the Comptroller of the Currency (OCC) — подразделение Министерства финансов США (US Department of the Treasury), основным видом деятельности которого являются регистрация, регулирование и надзор за банками-резидентами и федеральными сберегательными ассоциациями (Federal Saving Associations), а также надзор филиалами иностранных банков. В качестве надзорного органа комитет осуществляет:

— проверку банков;

— согласование или отказ в утверждении новых уставов, открытии филиалов, изменении размера капитала, а также иных изменений корпоративной структуры;

— применение мер воздействия в порядке надзора в отношении банков, нарушающих требования нормативных актов, а также использующих процедуры, не соответствующие обычаям делового оборота;

— отстранение и дисквалификация банковских служащих;

— подготовка соглашений, изменяющих банковские правила;

— применение штрафов как правовых мер воздействия (civil money penalties (CMP);

— издание инструкций, положений, рекомендаций, разъяснений и корпоративных решений в области инвестиций, кредитования и прочих финансовых услуг.

Комиссия по ценным бумагам и биржам (Securities and Exchange Commission (SEC) — государственное агентство США, осуществляющее регулирование и надзор американского рынка ценных бумаг, созданное в соответствии с Законом о торговле ценными бумагами 1934 г. (Securities Exchange Act of 1934), целью которого было проведение комплекса мероприятий, направленных на восстановление доверия инвесторов к рынку ценных бумаг, подорванного Великой депрессией. Помимо указанного Закона, в основе деятельности агентства лежат:

— Закон о ценных бумагах 1933 г. (Securities Act of 1933);

— Закон о трастовом соглашении 1939 г. (Trust Indenture Act of 1939);

— Закон об инвестиционных компаниях 1940 г. (Investment Company Act of 1940);

— Закон об инвестиционных консультантах 1940 г. (The Investment Advisers Act Of 1940);

— Закон Сарбейнса-Оксли 2002 г. (The Sarbanes-Oxley Act of 2002);

— Закон Додда-Франка о реформе Уолл-стрит и защите потребителей 2010 г. (Dodd-Frank Wall Street Reform and Consumer Protection Act of 2010);

— Закон о стимулировании стартапов 2012 г. (Jumpstart Our Business Startups Act of 2012).

Ассоциация по регулированию финансового сектора экономики (Financial Industry Regulators Authority (FINRA) — независимая некоммерческая саморегулируемая организация, учрежденная Конгрессом США для защиты прав американских инвесторов и надзора за прозрачностью фондового рынка США. В рамках указанных мероприятий FINRA:

— устанавливает обязательные правила взаимоотношений профессиональных участников рынка ценных бумаг;

— проверяет деятельность профессиональных участников рынка ценных бумаг с точки зрения исполнения ими требований федерального законодательства и установленных FINRA правил и процедур;

— определяет процедуры, направленные на установление прозрачности рынка ценных бумаг;

— проводит мероприятия по обучению инвесторов.

Управление по контролю за иностранными активами (OFAC — Office for Foreign Assets Control (OFAC)) — подразделение Министерства финансов США (U. S. Department of the Treasury), устанавливающее экономические и торговые санкции в отношении категории стран/юрисдикций/юридических и физических лиц, а также обеспечивающее контроль за исполнением гражданами и юридическими лицами, являющимися резидентами США, требований вышеуказанных санкций.

OFAC был учрежден в 1950 г. после вступления Китайской Народной Республики в корейскую войну, следствием чего стало введение санкций, предусматривающих заморозку (блокировку) всех авуаров (активов), принадлежащих китайскому и северокорейскому правительствам, размещенных в финансовых компаниях, относимых к юрисдикции США.

Большинство программ OFAC основано на мандатах Организации Объединенных Наций и направлено на осложнение функционирования стран/юрисдикций/юридических и физических лиц, в отношении которых введены санкции. Однако некоторые страны (юрисдикции) и/или персоналии включены в перечень OFAC по политическим или экономическим соображениям, характеризующим основной вектор развития внешнеполитической и/или внешнеэкономической доктрины Соединенных Штатов Америки.

Санкции по линии OFAC подразделяются на три категории:

(А) страновой разрез, подразделяемый на всеобъемлющие санкции и ограниченные (точечные) санкции (приложение 7).

(Б) санкции по сферам деятельности:

— производство и распространение оружия, в том числе массового уничтожения;

— оборот наркотических средств;

— торговля алмазами (в том числе необработанными).

(В) санкции в разрезе персоналий и организаций — санкции в отношении организаций (в том числе морских судов), а также физических лиц, в отношении которых есть информация об их участии или связанности (аффилированности) с лицами или организациями, вовлеченными в террористическую деятельность, трафик наркотиков, оружия или торговлю людьми, а также коррумпированных официальных лиц государств, чиновников и/или политических деятелей.

Любые расчеты с резидентами стран, организациями или персоналиями, указанными в перечне, а также инвестиции, приобретение права собственности на имущество, принадлежащее резидентам этих стран, организациям или персоналиям и/или находящееся на территориях этих стран, торговля товарами, передача технологий или оказание/получение услуг, а также блокировка или замораживание активов, принадлежащих вышеуказанным резидентам, а также отказ в выполнении платежных инструкций по поручению или в пользу данной категории лиц и организаций.

Меры воздействия, применяемые к гражданам и организациям, относимым юрисдикции США, за нарушение режима санкций OFAC:

— гражданско-правового характера — 250 тыс. долларов США;

— уголовного характера — лишение свободы на срок до 20 лет либо штраф в размере 500 тыс. долларов США (для юридических лиц) и 250 тыс. долларов США (для физических лиц), в случае нарушения режима санкций в отношении Республики Куба — штраф 1 млн. долларов США, за нарушение режима санкций, применяемого в отношении лиц, причастных к наркотрафику, — штраф 10 млн. долларов США.

Описывая структуру государственных органов США, осуществляющих регулирование (надзор) в области противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, необходимо отметить Управление по противодействию финансовым преступлениям (FinCEN (Financial Crimes Enforcement Network) (www.fincen.gov), входящее в структуру Министерства финансов США, которое не является по своей сути регулятором, но играет наиболее важную роль в противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем. Цель данного органа — сбор, обработка и анализ информации, направляемой в его адрес агентами финансового мониторинга (банки, кредитные кооперативы, казино и игорные дома, профессиональные участники рынка ценных бумаг, платежные системы, организации, осуществляющие операции с драгоценными металлами, страховые компании и пр.).

Основной нормативный акт, регулирующий деятельность FinCEN, — Закон об отчетности по валютным и трансграничным транзакциями (The Currency and Foreign Transactions Reporting Act of 1970 (Bank Secrecy Act/BSA) и USA P.A.T.R.I.O.T. Act 2001.

Получаемая FinCEN информация об операциях клиентов агентов финансового мониторинга состоит из следующих основных отчетных форм:

— Suspicious Activity Report (SARs). Отчет о подозрительной деятельности. Отчетность, предоставляемая агентами финансового мониторинга в рамках выявления мошеннических операций, финансирования терроризма, легализации (отмывания) денежных средств и пр. Главным основанием для детального изучения операции (сделки) клиента и возможного направления информации о ней является наличие в проводимой операции (сделке) критериев сомнительных сделок;

— Currency Transaction Report (CTRs). Отчет об операциях с денежными средствами (валютой). В отчетной форме отражается информация о размещении в депозит, снятии со счета/депозита, валютно-обменной операции или ином перечислении (пересылке) наличной валюты (монеты, банкноты (United States Notes, Federal Reserve Notes, банкноты иностранных государств), американские серебряные сертификаты (U.S. silver certificates), а также ценные бумаги, выпущенные иностранными банками) при условии, что сумма такой операции равна или превышает 10 тыс. долларов США.

Вся полученная FinCEN информация обрабатывается Управлением с использованием коммерческих баз данных, а также баз данных, находящихся в распоряжении Управления по борьбе с наркотиками (Drug Enforcement Administration), Министерства обороны (Department of Defense), Центрального разведывательного управления (Central Intelligence Service), Агентства национальной безопасности (National Security Agency), Разведывательного управления Министерства обороны (Defense Intelligence Agency). По факту аналитической обработки полученных FinCEN данных результаты анализа используются:

— для проведения оперативных мероприятий, что предусматривает одновременную передачу полученных данных в адрес правоохранительных органов (например, Федеральное бюро расследований (Federal Bureau of Investigation (FBI), Управление по борьбе с наркотиками (Drug Enforcement Administration (DEA), Служба криминальных расследований Налогового управления США (Internal Revenue Service, Criminal Investigation (IRS-CI); Секретная служба США (United States Secret Service (USSS) и пр.) и дальнейшее информационное сопровождение осуществляемых доследственных/следственных действий;

— выявления новых схем и способов легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, а также в части совершения мошеннических действий.

Швейцария. Началом создания в Швейцарии национальной системы противодействия легализации доходов принято считать 10 октября 1997 г., когда Федеральной ассамблей Швейцарской конфедерации был принят федеральный Акт «О предотвращении легализации денежных средств в финансовом секторе» <227>, вступивший в силу с 1 апреля 1998 г. В целях детализации положений закона в отношении финансовых институтов 18 декабря 2002 г. был принят Ордонанс Швейцарской Федеральной банковской комиссии о предотвращении легализации доходов, который вступил в силу 1 июля 2003 г. <228>.

———————————

<227> Federal Act on the prevention of money laundering in the financial sector of 10 October 1997 passed by the Federal Assembly of the Swiss Confederation.

<228> Global Anti-Money Laundering Survey 2004. How Banks Are Facing Up to the Challenge. Advisory, USA. 2004. P. 50.

 

Идентификация клиента требуется, когда сумма операции (или взаимосвязанных операций) с наличными денежными средствами, а в случае со страховыми компаниями — сумма страховой премии, представляет значительную денежную сумму. Ее размер устанавливают государственные и саморегулируемые органы, наделенные полномочиями в сфере противодействия легализации доходов, полученных преступным путем. В настоящее время она равна 25 тыс. швейцарских франков. Требование относительно идентификации клиентов также распространяется на «номерные счета» и «счета на псевдонима», которыми так известна швейцарская банковская система.

Законодательно предусмотрено, в каких случаях требуется получение от клиента письменной декларации с указанием выгодоприобретателя от производимых банковских операций. К таким основаниям относятся: 1) подозрения в наличии выгодоприобретателя по операции; 2) клиент является домицилированной компанией; 3) операция с наличными денежными средствами равна или превышает нормативно установленный размер и, наконец, 4) при открытии общих счетов или общих депозитов. В последнем случае клиент обязан незамедлительно сообщать о любых изменениях в листе выгодоприобретателей.

В Швейцарии ведется контроль за операциями бывших и действующих политических деятелей (political exposed persons — PEPs), к которым по швейцарскому законодательству относятся национальные политики, главы государств и правительств, министры, судьи и военноначальники, руководители национальных партий, а также государственных предприятий и организаций <229>.

———————————

<229> Article 1 of Ordinance of the Swiss Federal Banking Commission concerning prevention of money laundering.

 

Обновление информации о клиенте требуется только в случае возникновения сомнений относительно клиента и его выгодоприобретателей <230>. При этом минимальный срок хранения собранных документов по проведенным клиентским операциям составляет 10 лет.

———————————

<230> Article 5 of Federal Act on the prevention of money laundering in the financial sector of 10 October 1997 passed by the Federal Assembly of the Swiss Confederation.

 

Выяснение цели и экономической сути операции требуется от швейцарских финансовых институтов лишь в двух случаях, а именно: когда операция является «необычной» или есть основания полагать, что активы клиента являются преступными доходами или преступная организация может управлять (распоряжаться) ими.

Швейцарские финансовые институты обязаны незамедлительно уведомить Офис уведомлений (Reporting Office for money laundering) об операции, которая, как они знают или предполагают, связана с активами, полученными преступным путем, или которые находятся в распоряжении криминальных структур. Одновременно с этим финансовый институт обязан «заморозить» активы (не осуществлять никаких операций с данными активами), о которых было направлено сообщение в Офис уведомлений.

Срок хранения документов по операциям, относительно которых была передана информация в Офис уведомлений, — 5 лет со дня направления информации.

В каждом финансовом институте Швейцарии назначается один или несколько уполномоченных сотрудников в сфере противодействия легализации преступных доходов и финансированию терроризма. В целом его права и обязанности совпадают с функциями ответственного сотрудника по противодействию легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма: разработка внутренних правил и инструкции по финансовому мониторингу, обучение сотрудников финансовых институтов, контроль за реализацией внутренних правил по финансовому мониторингу.

Государственным контрольным органом в сфере противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, для финансовых институтов является Швейцарская Федеральная банковская комиссия (The Swiss Federal Banking Commission) (далее ФБК. — Прим. авт.), образованная в составе Федеральной финансовой администрации (The Federal Finance Administration).

К ее основным полномочиям относятся надзор за соблюдением законодательства, в том числе в сфере противодействия легализации доходов, финансовыми институтами и саморегулируемыми организациями (далее СРО — Прим. авт.), их регистрация, одобрение правил СРО, ведение регистра финансовых институтов и СРО, а также лиц, которым в подобной регистрации было отказано, и, наконец, издание нормативных актов и информирование контролируемых субъектов о законодательных изменениях.

В целях выполнения указанных функций ФБК вправе проводить выездные проверки лично или поручать их проведение иным контрольным органам, получать от контролируемых лиц всю необходимую информацию.

Функции по сбору и анализу информации о необычных операциях переданы структурному подразделению Центрального офиса по предотвращению организованной преступности (Central Office for the Prevention of Organised Crimes) — Офису уведомлений (Money Laundering Reporting Office). В случае положительного заключения о возможности легализации доходов Офис уведомлений обязан передать данную информацию в правоохранительные органы.

Наряду с ФБК и Офисом уведомлений ряд функций по противодействию легализации доходов, полученных преступным путем, возлагается на саморегулируемые организации, которые ведут реестр членов СРО, проводят проверки их деятельности и налагают взыскания. При обнаружении операций, связанных с легализацией преступных доходов, СРО незамедлительно уведомляет о них Офис уведомлений.

В Швейцарии функции по контролю за соблюдением законодательства о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма также возложены на внешних аудиторов финансовых институтов. Их выводы о системе финансового мониторинга в обязательном порядке включаются в аудиторские заключения.

Япония. К уполномоченным органам в сфере финансового мониторинга следует отнести Министерство финансов (Ministry of Finance) и Японский центр финансовой разведки (Japan Financial Intelligence Center — JAFIC).

Уголовной санкцией за нарушение обязанностей по идентификации клиентов или направлению сообщения о необычной операции является лишение свободы на срок до 5 лет и штраф на сумму до 300 млн. японских йен.

Хранение документов клиентов и информации о проведенных операциях осуществляется не менее 7 лет с даты прекращения отношений с клиентом.

В Японии к организациям с высоким уровнем риска вовлечения в легализацию преступных доходов относят строительные организации, издательский бизнес, транспортировку отходов и мусора, организацию досуга и развлечений, а также сомнительные экономические и политические исследовательские организации или ассоциации.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code