РЕЧЕВЕДЧЕСКИЕ ЭКСПЕРТИЗЫ: ОТ ТЕОРИИ К ПРАКТИКЕ

Е.И.Галяшина

В статье рассматриваются научные основания для формирования компетенций экспертов, проводящих судебные экспертизы продуктов речевой деятельности (судебных лингвистических, автороведческих, фоноскопических и др.), получившие в теории и практике обобщающее название — речеведческие экспертизы.

Нет ничего более практичного, чем хорошая теория.
Курт Левин (Levin, 1951)

Интеграция речеведения и юридической науки, воплощенная в судебно-экспертной практике, смещение фокуса подготовки экспертов в сторону междисциплинарности, формирование научной базы криминалистики и судебной экспертологии позволили внедрить в учебный процесс новую специализацию «Речеведческие экспертизы», базирующуюся на концепции междисциплинарной отрасли научного знания, именуемой судебным речеведением <1>.

———————————
<1> Галяшина Е.И. Методологические основы судебного речеведения: Автореф. дис. … докт. филолог. наук. М., 2003.

 

Современные тенденции развития теории и практики судебной экспертизы можно без преувеличения охарактеризовать как означенное феноменом интенсивной экспансии судебного речеведения во многие роды и виды экспертиз, а также программы обучения экспертов, стандарты высшего профессионального образования по направлению «Судебная экспертиза».

На наших глазах рождаются и активно формируются такие его неотъемлемые составляющие, как частные теории судебной лингвистической, судебной автороведческой экспертизы, методология распознавания слуховых образов, правовая лингвистика и др. Пожалуй, ни одно из направлений судебно-экспертной деятельности, аккумулируя знания как смежных, так и довольно далеких научных областей, не переживало такого ураганного роста, не развивалось такими темпами. В чем же сущность и причины такого явления?

Ответ на этот вопрос можно найти, если проследить становление и развитие речеведческих экспертиз как класса и отдельных самостоятельных родов, в него входящих (судебной лингвистической, автороведческой, фоноскопической экспертиз).

Речеведение, охватывая все сферы деятельности человека, связанные с его коммуникативной, творческой, профессионально-деловой, социальной активностью, становится питательной средой для интегративного использования знаний о речевой деятельности и ее следах. Следы речевой деятельности человека, будучи зафиксированными на любом материальном носителе в любой форме (рукописной, машинописной, электронной, звучащей), активно вовлекаются в сферу судопроизводства, где они фигурируют как документы, вещественные доказательства, иные материалы дела, содержащие вербальные доказательства.

С точки зрения рассмотрения продуктов речевой деятельности в судебном разбирательстве интерес представляет не только содержательная сторона (информация, зафиксированная в речевом сообщении, тексте), имеющая значение для правильного разрешения дела, но и формальная сторона, отражающая языковую, функционально-стилистическую, индивидуально-речевую характеристики текста.

Таким образом, важнейшим источником доказательств в судопроизводстве выступают следы речевой деятельности в виде речевых произведений (тексты, фонограммы переговоров, сообщения, документы), фиксирующие те или иные факты, имеющие значение для правильного разрешения конкретного уголовного или гражданского дела.

Судебное речеведение как научная база судебно-экспертной деятельности сформировалось благодаря синтезу междисциплинарных научных знаний, смежных с прикладным речеведением, лингвистикой, психологией, речевой акустикой, компьютерными и информационными технологиями. При этом нельзя говорить о простом суммировании знаний, поскольку только сплав различных междисциплинарных знаний на твердом фундаменте криминалистики и судебной экспертологии у субъекта экспертной деятельности позволяет достичь качественно новых результатов всестороннего познания свойств изучаемого речевого объекта.

В научной парадигме судебное речеведение — это синтетическая область знаний о речевой деятельности человека как единой основы судебно-экспертного исследования устных и письменных произведений речи (почерковедческой, автороведческой, лингвистической, экспертизы устной речи) <2>.

———————————
<2> Галяшина Е.И. Основы судебного речеведения. М.: СТЭНСИ, 2003.

 

Специальные знания в области судебного речеведения составляют научную основу судебно-экспертного исследования продуктов речевой деятельности человека в судопроизводстве, где речевед может выступать в двух процессуальных качествах: эксперта и специалиста. В отличие от судебно-экспертного исследования текстов, ставших предметом судебного разбирательства, специальные знания в судебном речеведении могут использоваться и в непроцессуальных формах — в виде консультационно-справочной деятельности, несудебных экспертиз и т.п.

Профессиональные компетенции речеведа охватывают широкий спектр знаний, навыков и умений. Он должен обладать способностью в профессиональной деятельности применять методики экспертиз и исследований речи, зафиксированной на любом материальном носителе в любой форме (рукописной, машинописной, электронной, звучащей); при участии в процессуальных и непроцессуальных действиях применять методы и средства речеведческих экспертиз в целях обнаружения, фиксации, изъятия и предварительного исследования объектов — речевых произведений — для установления фактических данных (обстоятельств дела) в гражданском, административном, уголовном судопроизводстве; оказывать методическую помощь субъектам правоприменительной деятельности по вопросам назначения и производства речеведческих экспертиз и консультации по современным возможностям исследования речевых произведений, вовлекаемых в сферу судопроизводства в качестве документов, вещественных доказательств, а также иных материалов дела.

Задачи судебного речеведения — исследование речевого поведения индивида и продуктов его речевой деятельности с формальной и содержательной сторон с целью установления фактов, имеющих значение судебного доказательства.

Объекты судебного речеведения — следы речевой деятельности человека, в качестве которых выступают речевые произведения, зафиксированные на материальном носителе, вовлекаемые в сферу судопроизводства и служащие источником доказательств по делу.

Продукты речевой деятельности могут быть объектами разных судебных экспертиз, отличающихся по предмету, целям и задачам, но составляющих один класс судебных речеведческих экспертиз, объединяемый по признаку использования специальных речеведческих знаний.

К классу судебных речеведческих экспертиз относятся: судебная почерковедческая, судебная автороведческая экспертиза и судебная лингвистическая экспертиза, экспертиза звучащей речи, записанной на фонограмме. Комплексное исследование устной (звучащей) речи, несмотря на имеющиеся ведомственные различия в наименовании рода и видов данной экспертизы, тем не менее выделено в качестве самостоятельной экспертной специальности в рамках подготовки судебных экспертов-фоноскопистов (фонографистов) и в криминалистической экспертизе видео-, звукозаписей <3>.

———————————
<3> Подробнее об экспертных специализациях и экспертных специальностях см.: Галяшина Е.И. О концепции экспертной специальности в свете модернизации законодательства // Московский юридический форум. VI Международная научно-практическая конференция «Гармонизация российской правовой системы в условиях международной интеграции». Часть 1. М.: Издательский центр Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), 2014. С. 350 — 355.

 

Важно подчеркнуть, что обучение дипломированных специалистов по судебной экспертизе в рамках высшего профессионального образования осуществляется уже в течение 10 лет (с 2005 г. по настоящее время) в Институте судебных экспертиз Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА). Сегодня — в соответствии с государственным образовательным стандартом высшего профессионального образования третьего поколения по специализации «Речеведческие экспертизы» <4>. Специализация «Речеведческие экспертизы» в рамках специальности «Судебная экспертиза» была выбрана не случайно, а после проведения серьезных научных изысканий, позволивших осуществлять комплексную подготовку с опорой на концепцию основ судебного речеведения.

———————————
<4> Галяшина Е.И. Феномен судебного речеведения // Лингвистическая полифония: Сборник в честь юбилея профессора Р.К. Потаповой. М.: Языки славянских культур, 2007. С. 687 — 710.

 

Выделение судебных речеведческих экспертиз в отдельный класс при определении специализации в процессе обучения экспертов изначально было продиктовано необходимостью подготовки в рамках высшего профессионального экспертного образования экспертов, обладающих двойной компетенцией по смежным родам судебных экспертиз.

В класс речеведческих экспертиз объединены роды судебных экспертиз, для которых речевая деятельность выступает в качестве общего объекта, но для которых разработаны частные экспертные теории, методики экспертного исследования речевых объектов, экспертные технологии, определяющие общие, профессиональные и специальные профессиональные компетенции эксперта. В соответствии с этими требованиями определен перечень изучаемых дисциплин, необходимых для формирования компетенций, и разработаны специальные оценочные средства, позволяющие контролировать уровень их освоения <5>.

———————————
<5> См.: Галяшина Е.И., Соколова Т.П. Судебная фоноскопическая экспертиза: рабочая программа учебной дисциплины. М.: Издательский центр Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), 2014; Галяшина Е.И., Соколова Т.П. Судебная лингвистическая экспертиза: рабочая программа учебной дисциплины. М.: Издательский центр Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), 2014; Галяшина Е.И., Соколова Т.П. Судебная автороведческая экспертиза: рабочая программа учебной дисциплины. М.: Издательский центр Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), 2014.

 

Речеведческие экспертизы объединяет общность исследуемых объектов — продуктов речевой деятельности человека, сходный комплекс специальных речеведческих знаний, необходимых для производства экспертизы, единство методологии в решении идентификационных и диагностических задач, общая методологическая основа.

Для методологии речеведческих экспертиз особую значимость приобретает осознание того, что речевое общение обеспечивается не только взаимодействием разных языковых средств, но и взаимодействием разных механизмов: языка, мышления, разных систем памяти и знаний, механизмом фокусирования внимания и т.д. Современные исследования в области устного дискурса, психолингвистики, когнитивной лингвистики и теории речевой деятельности показывают, что многие представления и понятия, сложившиеся в рамках функционально-семиотического и структурного подходов к языку, требуют переосмысления. Накопленные в судебном речеведении знания позволяют с позиций криминалистики и судебной экспертологии в интеграции с теорией распознавания образов расширить существующие теории экспертной идентификации и диагностики личности по устной и письменной речи.

Так, в ходе экспертизы могут быть установлены личностные характеристики автора письменного текста или звучащей речи, его тождество, установлена аутентичность звучащей речи на фонограмме, выявлены лингвистические признаки монтажа, инсценировки, определено лингвистическое содержание речевого сигнала, установлено количество дикторов, выявлено влияние на речь диктора факторов ситуации речевой коммуникации и т.д. В современных условиях эти прикладные задачи также требуют теоретического переосмысления. Подходы к их решению могут быть развиты и уточнены с позиций теории распознавания слуховых образов и практики применения соответствующих автоматических или полуавтоматических систем и инженерных решений.

Типовые профессиональные компетенции, которыми должны обладать выпускники по специализации «Речеведческие экспертизы», определены Федеральным государственным образовательным стандартом высшего профессионального образования по направлению подготовки (специальности) 031003 «Судебная экспертиза» (квалификация (степень) «специалист») <6>.

———————————
<6> Приказ Министерства образования и науки Российской Федерации от 17 января 2011 г. N 40 «Об утверждении и введении в действие Федерального государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по направлению подготовки (специальности) 031003 «Судебная экспертиза» (квалификация (степень) «специалист») (в ред. Приказа Минобрнауки РФ от 31.05.2011 N 1975) [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».

 

В целях совершенствования и оптимизации, унификации научно-методических подходов к экспертным специализациям и экспертной практике, с учетом требований времени по модернизации законодательства, представляется целесообразным переосмыслить «зоны ответственности» экспертных специализаций, методов и методик, разработанных и используемых в практике различных речеведческих экспертиз, с опорой на разработанные в судебном речеведении научно-методические подходы.

Так, например, представляется возможным применить теорию распознавания образов к экспертной идентификации диктора и иного источника звука. Названную теорию можно использовать также в качестве методологической основы представления устной речи в форме письменного текста (при решении задачи установления дословного содержания фонограммы), распознавания фонетического стиля и естественности звучащего текста, оценки разборчивости и искаженности речевого сигнала, дифференциации и атрибуции реплик, аутентификации фонограммы, диагностики лингвистической целостности речевого сообщения, установления языка, говора, диалекта, факторов речевой ситуации, различения автора и исполнителя (диктора), озвучивающего «свой» или «чужой» авторский текст и т.д.

Подытоживая сказанное, хочу заметить, что судебное речеведение как научная отрасль возникло и развивалось под воздействием объективных тенденций и закономерностей совершенствования научно-теоретического знания в ответ на потребности практики. Однако успех становления судебного речеведения как предметной науки во многом был обусловлен теми естественнонаучными предпосылками, которые по крупицам формировались, собирались и оттачивались в результате многолетних экспериментальных речеведческих исследований, выкристаллизовывались из обобщения практики производства судебных фоноскопических, автороведческих, почерковедческих, лингвистических экспертиз. Без такого научно-практического фундамента было бы невозможным создание действенного экспертного механизма проверки подлинности и достоверности следов речевой деятельности как доказательств в судопроизводстве и, соответственно, нельзя было бы обеспечить формирование компетенций у обучающихся по специализации «Речеведческие экспертизы».

Здесь особо актуальным было наличие социального заказа на использование специальных знаний в области судебного речеведения для обеспечения потребностей общества в решении широчайшего круга многообразных задач, возникающих в связи и по поводу речевой коммуникации. Это с одной стороны. С другой — отрадным моментом стало осуществление правовых реформ, изменение действующего законодательства, в том числе регламентирующего судебно-экспертную деятельность, улучшение понимания в общественном сознании ответственности за сказанные или написанные слова, а не только за дела и проступки.

Своевременно принятая нормативно-правовая база дала теоретическим и прикладным научным исследованиям мощный толчок в сторону практики, активно развивая экспертные технологии лингвистического исследования, обеспечивая экспертными методами безопасность речевой коммуникации, предотвращая юридико-лингвистическую неопределенность официально-деловой переписки, способствуя защите прав интеллектуальной собственности, оздоровлению «лингвистической экологии» текстов массовой коммуникации и массовой культуры, создавая мощный фундамент для вынесения обоснованных и справедливых процессуальных решений по многообразным документационным спорам и информационным конфликтам, обеспечивая права граждан и юридических лиц на свободу получения и распространения информации, свободу слова и защищая от злоупотребления ею.

Новые нетрадиционные задачи криминалистического исследования речевой коммуникации настоятельно требуют развития теории и практики судебного речеведения, перевода экспертно-речевых технологий на качественно новый уровень. Совершенно очевидно, что совершенствование научно-методического обеспечения подготовки экспертов по специализации «Речеведческие экспертизы» — важный источник повышения качества практической судебно-экспертной деятельности. Разработка новых экспертных технологий, унификация и стандартизация существующих научно-методических подходов к решению задач речеведческих экспертиз позволит, по мнению автора, повысить эффективность экспертного исследования речевых произведений с целью установления фактов, имеющих значение доказательств, на основе комплекса интегрированных специальных знаний в области речеведения и упростит задачу судей, следователей и иных субъектов доказывания по их оценке.

Список литературы

  1. Галяшина Е.И. Речеведческие экспертизы в судопроизводстве // Законы России: опыт, анализ, практика. 2011. N 12. С. 12 — 29.
  2. Галяшина Е.И. Лингвистические экспертизы в спорах о товарных знаках // Законы России: опыт, анализ, практика. 2006. N 12. С. 77 — 93.
  3. Галяшина Е.И. Судебные речеведческие экспертизы // Судебные экспертизы в гражданском судопроизводстве: организация и практика: Науч.-практич. пособие / Под ред. Е.Р. Россинской. М.: Издательство «Юрайт»; ИД «Юрайт», 2011. С. 73 — 157.
  4. Россинская Е.Р. Генезис и проблемы развития новых родов и видов судебных экспертиз // Вестник Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА). 2014. N 3. Вып. Судебная экспертиза. С. 114 — 122.
  5. Теория судебной экспертизы: Учебник / Е.Р. Россинская, Е.И. Галяшина, А.М. Зинин; под ред. Е.Р. Россинской. М.: Норма, 2009.

(«Эксперт-криминалист», 2015, N 2)

Ключевые слова: судебное речеведение, лингвистическая экспертиза, судебное автороведение, фоноскопия, эксперт-речевед, компетенции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code