Часть 5. Методика расследования преступлений совершенных несовершеннолетними

Готовясь к допросу несовершеннолетнего, следователь должен иметь представление о среде, в которой живет и воспитывается допрашиваемый, личностных качествах несовершеннолетнего. Обстановка допроса должна располагать несовершеннолетнего к откровенности. Выбор места допроса основывается на общих тактических рекомендациях (ст. 187 УПК РФ).

К моменту первого допроса следователь редко имеет возможность собрать значительные данные о личности подозреваемого, поэтому условия жизни и воспитания подростка приходится выяснять в ходе допроса, в начальной его стадии. Вступительная часть допроса должна носить характер беседы, лишенной чрезмерной официальности, старшего представителя государственной власти с младшим. Она необходима для установления психологического контакта, установив который, можно переходить к допросу по существу.

В процессе допроса могут быть использованы различные тактические приемы с учетом психологических особенностей подозреваемого[1].

Таким образом, можно выделить следующие особенности допроса подозреваемого: в начале допроса получить от несовершеннолетнего сведения, характеризующие его личность. Это позволяет наметить оптимальные тактические приемы допроса. Ободрить напуганного или угнетенного подростка, дать почувствовать ему, что его еще не обвиняют; поинтересоваться вначале отдельными обстоятельствами события и только после налаживания психологического контакта перейти к выяснению картины в целом; попытаться воздействовать на сознательность подростка и побудить его к даче правдивых показаний, а в случае дачи ложных показаний максимально детализировать выясняемые обстоятельства, выявляя противоречия в показаниях; не затягивать допрос, так как подростки обычно быстро утомляются, а усталость может быть одним из источников неточных показаний.

Для выявления причин и условий совершения преступления необходимо использовать уже начальную часть допроса подозреваемого. Заключительный этап этой части допроса, когда с подростком установлен психологический контакт, тактически наиболее предпочтителен для этой цели. Выясняя биографические данные подростка, следователь неизбежно касается условий его жизни, учебы, работы, воспитания. Именно тогда, когда о совершении преступления еще нет речи, целесообразно выяснить интересы и увлечения подростка, его взаимоотношения с товарищами, учителями, родителями. Иногда уже на этом этапе допроса удается получить полные данные о причинах и условиях, способствовавших совершению преступления. Нередко полное изложение подростком условий его жизни незаметно для него самого подводят его к освещению причин и условий совершения преступления, а отсюда – неизбежно к правдивым показаниям об обстоятельствах совершения преступления.

Тактика допроса несовершеннолетнего свидетеля обусловлена не только возрастными особенностями, но и его отношением к преступному событию, обвиняемому и потерпевшему. По этим критериям всех свидетелей можно разделить на следующие группы:

а) друзья несовершеннолетнего обвиняемого;

б) иные его знакомые;

в) соучастники, в отношении которых дело прекращено;

г) несовершеннолетние, не знавшие обвиняемого;

д) ближайшее окружение несовершеннолетнего потерпевшего.

В начальной стадии допроса, в ходе установления психологического контакта необходимо выяснить у свидетеля его взаимоотношения с обвиняемым, т.е. это и другие положения, которые должны быть отражены в протоколе допроса в соответствии со ст.ст. 166, 190 УПК РФ. Несовершеннолетние свидетели также как и совершеннолетние пользуются правом ст. 51 Конституции Российской Федерации: «никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга или своих близких родственников».

Несовершеннолетние в возрасте до 16 лет не предупреждаются об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний (ст. 308 УК РФ) и за дачу заведомо ложных показаний (ст. 307 УК РФ), поскольку уголовная ответственность по данным составам преступлений наступает только с 16 лет. Им разъясняется гражданский долг дать правдивые показания по существу дела.

Допрос начинается с предложения следователя несовершеннолетнему свидетелю рассказать все известное ему об обстоятельствах преступления в виде свободного рассказа. Однако свободный рассказ в силу возраста или иных причин не всегда удается, поэтому необходимы уточняющие вопросы. Получение правдивых показаний достигается с помощью различных тактических приемов. В связи с этим выделяются следующие особенности допроса несовершеннолетних свидетелей: время между вызовом свидетеля и его допросом должно быть минимальным, чтобы исключить попытки влияния на него заинтересованных лиц; начать допрос с нейтральных вопросов, разъяснить какие обстоятельства интересуют следователя, затем предложить изложить их в виде свободного рассказа, после чего задавать вопросы; использовать ассоциативные связи для оживления памяти, учитывая при этом, что подростки обычно полнее воспринимают и лучше запоминают те события, которые соответствуют их возрасту; выяснить источники сведений о данных, о которых дает показания свидетель; малолетних свидетелей допрашивать в привычной для них обстановке (дома, в детском саду, в школе), общая продолжительность допроса не должна превышать 4 часа (ч. 1 ст. 425 УПК РФ).

О допросе свидетеля составляется протокол с соблюдением требований ст.ст.166 и 190 УПК РФ.

Целесообразно применять звукозапись (видеозапись, киносъемку) при протоколировании по возможности всех допросов малолетних (лиц до четырнадцатилетнего возраста), слепых, малограмотных и других лиц, которые сами не в состоянии прочесть протокол, в том числе допрос которых велся с помощью переводчика.

Несовершеннолетние потерпевшие допрашиваются по правилам допроса свидетелей. Обычно они дают правдивые показания. Однако необходимо учитывать и возможность искажения ими фактических обстоятельств, ввиду: чувства страха, стыда, страха перед оглаской некоторых сведений, особенно интимного характера; неправильного восприятия деталей события, в том числе вследствие испуга; преувеличения пережитой опасности.

Дознавателям или следователям рекомендуется по всем делам о преступлениях несовершеннолетних допрашивать педагогов и родителей данного несовершеннолетнего. Обычно допрашивается один педагог, однако при выборе последнего следует учитывать, в течение какого времени педагог общается с подростком, характер общения. Для школьников предпочтение следует отдавать классному руководителю, поскольку он более других педагогов занимается воспитанием несовершеннолетнего, лучше знает обстоятельства его жизни, причины и условия, способствовавшие совершению преступления.

При допросе педагога нужно выяснить следующее: условия жизни и воспитания подростка, особенности его характера, интересы, отношение к учебе, труду, к товарищам и старшим, проводилась ли индивидуальная работа с подростком. Допрашивая педагога необходимо выяснить данные, характеризующие родителей несовершеннолетнего, их отношение к воспитанию подростка. Именно педагог дает наиболее объективную оценку воспитательной роли родителей, ее недостатков, негативных сторон, выявляет факты, способствовавшие формированию элементов антисоциальной направленности личности подростка, причины и условия, способствовавшие совершению преступления.

Все вышеуказанные сведения позволяют тактически верно допросить родителей несовершеннолетнего. Поэтому допрос педагога должен предшествовать допросу родителей. На практике дознаватели и следователи нередко поступают наоборот, что приводит к тому, что условия, способствовавшие совершению преступления, выясняются несвоевременно и неполно.

Родители несовершеннолетних обвиняемых по понятным причинам не всегда дают правдивые показания об обстоятельствах совершения преступления их детьми. В причинах и условиях, способствовавших совершению преступления, часто прямо или косвенно повинны сами родители. Можно выделить следующие вопросы, которые необходимо выяснить у родителей на допросе – жилищно-бытовые условия, взаимоотношения в семье, организация семьи. Только получив полные ответы на эти вопросы, можно переходить непосредственно к цели допроса – выяснению качества учебы, поведения подростка, прямого воспитательного воздействия на него и характера этого воздействия, известных родителям причин и условий совершения преступления.

Ценные сведения можно собрать в ходе допроса товарищей несовершеннолетнего обвиняемого по учебе, работе, жительству. По критерию взаимоотношений всех их можно на две группы: друживших с обвиняемым и просто знавших его. Такое деление помогает избрать тактику допроса. Друзья обвиняемого постоянно контактируют с ним, как правило, разделяют его взгляды, хорошо осведомлены о причинах и условиях совершения преступления. Иногда они участвуют с обвиняемым в совершении правонарушений, латентных на момент допроса. Поэтому из ложно понятого чувства товарищества или стремления скрыть свою собственную преступную деятельность, эти лица могут давать ложные показания.

Необходимость в проведении очной ставки возникает в случаях, когда противоречия в показаниях нескольких несовершеннолетних нельзя устранить иными методами. Решая вопрос о проведении очной ставки с участием несовершеннолетнего обвиняемого (подозреваемого), следует учитывать ряд обстоятельств. Очные ставки между подозреваемыми следует проводить в случаях крайне необходимых, так как возможно негативное влияние одного несовершеннолетнего на другого. То же относится и к очным ставкам между несовершеннолетними и взрослыми преступниками. Отрицательное воздействие лица, дающего ложные показания, в зависимости от социально-психологической характеристики личности несовершеннолетнего, может повлечь отказ от ранее данных показаний.

Поэтому необходима определенная морально-психологическая подготовка несовершеннолетнего. Прежде всего, ему следует сказать о предстоящей очной ставке. Приняв решение о проведении очной ставки, надо объяснить подростку значение этого следственного действия, убедить его в неосуществимости возможных угроз соучастника, в необходимости давать только правдивые показания.

На очную ставку с участием подростков в возрасте до 16 лет надо пригласить педагога, который поможет снять напряжение, дисциплинировать участников. В ходе очной ставки надо решительно пресекать любые попытки соучастников оказать давление на несовершеннолетнего, тем более высказывать угрозы в его адрес. Первому, как правило, задаются вопросы несовершеннолетнему. Вопросы должны быть простыми, исключать уклончивый или односложный ответ. Причины изменения несовершеннолетним своих показаний не должны выясняться в ходе очной ставки. Не следует в таких случаях напоминать ему о прежних показаниях. Надо разъяснить подростку необходимость и значение правдивых показаний. Если по поведению подростка видно, что он запуган соучастниками, или последний не реагирует на требование следователя прекратить угрозы или давление на несовершеннолетнего, очную ставку необходимо прекратить. Ход очной ставки желательно фиксировать на магнитной ленте.

В целом производство очной ставки должно соответствовать требованиям ст. ст. 166 и 192 УПК РФ.

Особенности производства отдельных следственных действий, участниками которых являются несовершеннолетние, обусловлены их возрастными и психологическими особенностями. Эти особенности должны учитываться следователем в процессе проведения экспертизы по делам о преступлениях несовершеннолетних.

Порядок и процесс проведения экспертизы по делам этой категории подчиняются единым требованиям процессуального закона, обязательным при проведении любого вида экспертиз (ст. ст. 195-207 УПК РФ).

Заслуживают особого внимания вопросы, с которыми сталкиваются следователи при проведении таких экспертиз, как судебно-психологическая и комплексная психолого-психиатрическая экспертизы по делам несовершеннолетних.

В следственной и судебной практике получает распространение судебно-психологическая экспертиза. Как и все иные виды экспертиз, она проводится на основании ст.ст. 195, 196 УПК РФ, определяющей единые принципы использования в уголовном процессе специальных познаний, относящихся к любой отрасли науки, в том числе и к психологии. При этом в случаях, указанных в п.3,4 и 5 ст.196 УПК РФ, ее проведение обязательно.

Согласно ч.2 ст.421 УПК РФ, при наличии данных об отставании в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством,  должно быть установлено, мог ли он полностью осознавать значение своих действий.

К компетенции судебно-психологической экспертизы относится определение наличия или отсутствия у несовершеннолетнего обвиняемого признаков умственной отсталости, не связанной с психическим расстройством; возможности полностью сознавать значение своих действий и в какой-либо мере руководить ими. Термины «умственная отсталость», «интеллектуальный уровень развития» отражают лишь познавательную, интеллектуальную сторону, не исчерпывают характерологических особенностей психики, определяющих уровень психического развития человека. Под умственной отсталостью, очевидно, имеется в виду отставание в психическом развитии в целом.

Следовательно, при назначении судебной экспертизы вопросы должны формулироваться следующим образом: имеет ли обвиняемый признаки отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, и если имеет, то в чем конкретно они выражаются; какому возрасту соответствует уровень психического развития данного обвиняемого; учитывая особенности психического развития несовершеннолетнего, в какой мере он мог руководить своими действиями?

Наличие признаков отставания в психическом развитии несовершеннолетнего не означает, что он полностью не способен сознавать значение своих действий и руководить ими. Именно способность или неспособность сознавать значение своих действий и руководить ими должна определяться экспертом с учетом конкретных условий, в которых совершено преступление.

Основными условиями психического развития подростков являются наследственность, социальная среда, обучение и воспитание.

У несовершеннолетних, слабослышащих и слабовидящих, отставание в психическом развитии иногда является результатом дефектов зрения и слуха, если эти дефекты не были вовремя выявлены, и потому не применены методы специального обучения и воспитания. Поэтому для решения вопроса об уровне психического развития этих подростков, в случае сомнения в их способности полностью сознавать значение своих действий и руководить ими, следует назначать судебно-психологическую экспертизу.

Таким образом, судебно-психологическая экспертиза проводится в отношении психически здоровых людей, а именно когда их психическое здоровье не вызывает сомнений, или когда заключением психиатрической экспертизы подтверждено отсутствие у них психического заболевания.

Однако некоторые формы умственной отсталости связаны с дефектами (поражениями) центральной нервной системы, в частности больные олигофренией. Дети — олигофрены имеют ограниченные возможности психического развития, выраженные, в той или иной степени признаки умственной отсталости у них сохраняются всю жизнь.

В зависимости от степени выраженности психического недоразвития различают три формы олигофрении: идиотия, имбецильность, дебильность. Лица, страдающие одной из первых форм, признаются невменяемыми. Что же касается дебилов, то умственное недоразвитие некоторых из них бывает настолько незначительным, что таковых не всегда легко отграничить от психически здоровых людей с низким общим развитием. При невозможности абсолютно точного установления границ между психической нормой и патологией, психическое состояние иногда оценивается как пограничное между дебильностью и психической нормой. В связи с этим для исследования психики несовершеннолетних правонарушителей, страдающих дебильностью, может возникать необходимость в проведении комплексной психолого-психиатрической экспертизы.

Близкие к олигофрении нарушения психики иногда наблюдается у подростков, имеющих дефекты центральной нервной системы вследствие перенесенных травм головного мозга. Эти лица нередко отстают в психическом развитии, при этом некоторым из них свойственны неуравновешенность в поведении, раздражительность, вспыльчивость. Проверка способности такого несовершеннолетнего полностью сознавать значение своих действий и руководить ими может быть осуществлена путем проведения комплексной психолого-психиатрической экспертизы.

Отставание в психическом развитии наблюдается у несовершеннолетних, перенесших энцефалит (инфекционное заболевание головного мозга). Последствия этого заболевания имеют многочисленные формы. И хотя такие лица в большинстве случаев критически оценивают совершенные правонарушения, способны регулировать свое поведение и обычно не признаются невменяемыми, – целесообразно проводить комплексную психолого-психиатрическую их экспертную оценку.

При психофизическом инфантилизме (задержка психического развития несовершеннолетнего на уровне определенного возраста) вопрос о вменяемости или невменяемости всегда решается с учетом степени незрелости подростка. В основе экспертной оценки таких лиц лежат в первую очередь закономерности психологии. Следовательно, в этих случаях, прежде всего, правомерно проведение судебно-психологической экспертизы, но целесообразнее – комплексная психолого-психиатрическая, ибо психиатрия располагает и методикой, и накопленным материалом, относящимся к исследованию психической деятельности детей и подростков, страдающих инфантилизмом.

И, наконец, отставание в психическом развитии несовершеннолетнего бывает обусловлено перенесенными соматическими (телесными) заболеваниями (инфекции, болезни органов пищеварения, нарушение сердечно-сосудистой деятельности и др.). При этом, состояние отставания в психическом развитии таких несовершеннолетних может усугубляться тяжелыми психическими переживаниями, неправильным режимом занятий и т.д. Поэтому дознаватель или следователь, получивший такие сведения о несовершеннолетнем, при наличии сомнений относительно уровня его развития может назначить комплексную психолого-психиатрическую экспертизу.


[1] Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве.- Минск, 1983.- С. 324.

Часть 1.  Часть 2.  Часть 3.  Часть 4.  Часть 5.  Часть 6.  Часть 7.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code