14.2.3. Правовое регулирование отношений между супругами

Правовое регулирование личных неимущественных и имущественных отношений между супругами внутригосударственным правом, имея в каждом государстве свою специфику и уровень детализации, не может осуществляться без учета основополагающих международно-правовых актов о правовом положении личности в обществе и равноправии супругов, в частности: Декларации ООН о ликвидации дискриминации в отношении женщин 1967 г.; Дополнительной конвенции ООН об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством, 1956 г. <1>; Нью-Йоркской конвенции о гражданстве замужней женщины 1957 г. и др. Европейская конвенция о гражданстве 1997 г. (ETS N 166) распространяет принцип недопустимости автоматического изменения гражданства при вступлении в брак на обоих супругов, устанавливая, что правовые нормы каждого государства-участника, регулирующие гражданство, должны основываться в том числе на принципе, что «ни вступление в брак, ни расторжение брака между гражданином государства-участника и иностранцем, ни изменение гражданства одним из супругов во время пребывания в браке не влекут за собой автоматически последствий для гражданства другого супруга» (ст. 4).

———————————

<1> К таковым относятся институты и обычаи, в силу которых женщину без права отказа с ее стороны обещают выдать или выдают замуж ее родители, опекун, семья или любое другое лицо или группа лиц за вознаграждение деньгами или натурой; либо муж жены, его семья или его клан имеет право передать ее другому лицу за вознаграждение или иным образом; либо женщина по смерти мужа передается по наследству другому лицу (ст. 1).

 

В настоящее время перестали быть редкостью браки с иностранцами, вступая в которые супруги сохранили свое гражданство, выбрали своим постоянным местом жительства территорию третьего государства. В связи с подобного рода обстоятельствами личной и совместной жизни правовое регулирование и выбор права, регулирующего отношения между супругами, безусловно, усложнились. В законодательстве иностранных государств и международных соглашениях выбор права обычно осуществляется на основе сложной цепочки коллизионных норм, где, помимо генеральной, используются разнообразные субсидиарные нормы.

Специфика брака обусловливает широкое, а зачастую приоритетное действие в рассматриваемой области территориального критерия, согласно которому семейно-правовые отношения между супругами определяются законодательством государства, на территории которого они имеют (имели) совместное место жительства. Так, приоритет территориальному принципу определения правовых последствий брака отдан в конвенциях, принятых в рамках Северного совета — Дании, Норвегии, Швеции, Финляндии, Исландии <1>. Территориальный критерий приоритетно действует, например, в законодательстве Бразилии, Швейцарии, канадской провинции Квебек.

———————————

<1> См.: Медведев И.Г. Комментарии к конвенциям в области имущественных отношений супругов и наследования. М., 2007. С. VIII.

 

В соответствии с положениями Минской 1993 г. и Кишиневской конвенций 2002 г. основная норма отдает приоритет также территориальному принципу: при наличии совместного места жительства супругов на территории одного из государств — членов СНГ их личные и имущественные правоотношения определяются законодательством этого государства. В дополнительных нормах содержатся различные типы коллизионных привязок. При проживании супругов, имеющих общее гражданство, в разных государствах — участниках Конвенции к их правоотношениям применяется законодательство государства, гражданами которого они являются. Если один из супругов является гражданином одного из государств — участников Конвенции, а второй — другого и каждый из супругов проживает на территории разных государств — участников Конвенции, то их личные и имущественные правоотношения определяются по законодательству того государства — участника Конвенции, на территории которого они имели свое последнее совместное местожительство. Если указанные выше супруги не имели совместного жительства на территориях государств — участников Конвенции, то применяется законодательство государства, учреждение которой рассматривает дело. Если супруги, являющиеся гражданами разных государств — участников Конвенции и проживающие на территориях разных государств, никогда не имели совместного места жительства на территории соответствующих государств, их личные неимущественные и имущественные правоотношения определяются по законодательству государства, учреждение которого рассматривает дело (п. п. 1 — 4 ст. 27 Минской, п. п. 1 — 4 ст. 30 Кишиневской конвенций). Однако правоотношения супругов по поводу их недвижимого имущества определяются по законодательству государства — участника Конвенции, на территории которого находится это имущество (п. 5 ст. 27 Минской, п. 5 ст. 30 Кишиневской конвенций).

Подобные подходы используются и в двусторонних соглашениях РФ. Например, в соответствии с Консульской конвенцией с Республикой Македония 2003 г., договорами о правовой помощи с СРВ и Республикой Польша личные и имущественные правоотношения супругов определяются законодательством той из стран, на территории которой постоянно проживают супруги. При проживании каждого из супругов на территории одной из них, но при общем гражданстве супругов их правоотношения регулируются законодательством той из стран, гражданами которой супруги являются. При разном гражданстве супругов применяется законодательство страны, суд которой рассматривает дело.

В ряде государств и международных соглашений статут брака определяется личным законом супругов, которым считается закон их гражданства; так, во внутригосударственном законодательстве, например в Финляндии и Швеции, используется привязка к законам страны гражданства соответствующего лица <1>. В Польше и Чехии к личным и имущественным отношениям применяется право государства, гражданами которого являются супруги; при их разном гражданстве в Чехии — право страны суда, в Польше — право страны совместного места жительства, а субсидиарно — польское законодательство <2>. В Греции, Австрии, Испании отношения супругов регулируются общим личным законом супругов; если один из супругов иностранец, то применяется право страны их совместного места жительства. При отсутствии такового используется привязка либо к наиболее близкому праву, либо к праву страны суда, либо к праву страны, где был заключен брак, и др. с закреплением возможности выбора правопорядка для регулирования имущественных отношений <3>.

———————————

<1> См.: Медведев И.Г. Указ. соч. С. VIII — IX.

<2> См.: Гетьман-Павлова И.В. Международное частное право. М., 2005. С. 349 — 350.

<3> См.: Толстых В.Л. Международное частное право: коллизионное регулирование. СПб., 2004. С. 469 — 470.

 

В СК РФ коллизионные нормы относительно выбора применимого к супружеским отношениям права отражают общие тенденции развития коллизионно-правового регулирования. Положения ст. 161 СК РФ закрепляют несколько взаимосвязанных между собой коллизионных норм, согласно которым личные неимущественные и имущественные права и обязанности супругов определяются законодательством государства, на территории которого они имеют совместное место жительства, а при отсутствии совместного места жительства — законодательством государства, на территории которого они имели последнее совместное место жительства. Это означает, в частности, что и правоотношения супругов-иностранцев, являющихся гражданами одного иностранного государства, если они проживают на территории Российской Федерации, регламентируются семейным законодательством РФ. Что касается личных неимущественных и имущественных прав и обязанностей супругов, не имевших совместного места жительства, то на территории Российской Федерации они определяются законодательством РФ.

В п. 2 ст. 161 СК РФ содержится более детализированная дополнительная диспозитивная коллизионная норма для выбора права, определяющего имущественные права и обязанности супругов, но при наличии одновременно двух условий. Во-первых, она касается лишь брачных договоров и соглашений об уплате алиментов, сторонами которых являются супруги; а во-вторых, она распространяется лишь на взаимоотношения супругов, не имеющих общего гражданства или совместного места жительства. В таком случае при заключении брачного договора или соглашения об уплате алиментов супругам предоставлено право избрать законодательство, подлежащее применению для определения их прав и обязанностей по этим соглашениям. Если супруги не избрали подлежащее применению законодательство, действует императивное правило — к брачному договору или соглашению об уплате алиментов применяются общие положения п. 1 ст. 161 СК РФ.

Законодательство иностранных государств, несмотря на различия в объеме взаимных прав супругов, их обозначении и содержании, в целом придерживается сходных подходов к вопросу о правовом статусе супругов. Различаются личные неимущественные и имущественные права, которые в своей совокупности призваны способствовать сохранению брака и стабильной семейной жизни супругов и их детей.

В законодательстве большинства государств личные взаимоотношения супругов в меньшей степени, чем имущественные, подвержены правовому регулированию. Согласно ГГУ супруги должны вести совместную семейную жизнь, определяют общую брачную фамилию, несут ответственность друг за друга (§ 1353, 1355). В соответствии с ГК Франции супруги обязаны к взаимной верности, помощи, поддержке (ст. 212), они вместе обеспечивают моральное и материальное развитие семьи (ст. 213), обязуются жить совместно (ст. 215), вправе свободно выбирать профессию (ст. 223), требовать развода (ст. 229), однако супруги не могут подать совместное заявление о разводе в течение первых шести месяцев брака (ст. 230). Законом КНР о браке в правовой статус супругов включены, в частности, право на взаимное уважение и обеспечение благополучия и укрепления семьи, на использование своей фамилии и собственного имени, на свободное участие в производственной, рабочей, учебной и общественной деятельности без вмешательства и ограничений со стороны другого супруга, а также обязанность по осуществлению политики планирования рождаемости, основанная на ст. 49 Конституции <1>.

———————————

<1> См.: Косарева И.А. Указ. соч. С. 61 — 63.

 

При регулировании имущественных взаимоотношений супругов, которые включают две основные группы правоотношений — по поводу принадлежащего супругам имущества и по поводу предоставления содержания, практически во всех государствах действуют и диспозитивные, и императивные начала. Обычно имущественные отношения, складывающиеся между супругами, определяются статутом брака.

В решении вопросов правового режима принадлежащего супругам имущества приоритет отдается диспозитивным нормам. Это проявляется не только в возможности установления соглашением договорного режима, приоритете положений договора перед императивно установленными законом правилами о легальном, законном режиме, но и в предоставляемой супругам возможности самим выбрать правопорядок, определяющий юридические последствия брачного договора. Императивные нормы в этой области используются для соблюдения баланса частных интересов обоих супругов и интересов основанной на браке семьи в целом.

Специфику отношений по поводу принадлежащего супругам имущества во многих государствах принято раскрывать через категорию «правовой режим имущества супругов» (matrimonial property regimes), однако некоторым правовым системам этот термин сам по себе не известен, несмотря на присутствие в законодательстве соответствующих правовых норм. «Правила об участии супругов в несении расходов на ведение домашнего хозяйства, об их полномочиях по представительству или в защите семейного жилья относятся в некоторых странах к режиму имущественных отношений супругов, тогда как в других они составляют часть так называемого первичного режима, объединяющего, как правило, ряд императивных норм, направленных на обеспечение функционирования брака как такового — как союза между двумя лицами. Там, где он существует, первичный режим всегда преобладает над режимом имущества супругов как таковым и императивно подчиняется местному законодательству» <1>.

———————————

<1> Медведев И.Г. Указ. соч. С. 14.

 

Коллизионно-правовое регулирование имущественных отношений супругов в зарубежном внутригосударственном праве отличается многообразием и различием подходов. Одним из основных критериев, позволяющих системно подойти к этому вопросу, считается объем автономии воли сторон, иными словами, степень свободы супругов в выборе права, применяемого для регулирования их имущественных отношений. Применительно к законному и договорному режиму имущества супругов национальным законодательством государства могут устанавливаться общие коллизионные правила либо на брачный договор распространяются специальные правила. Например, в Греции, Дании, Норвегии, Сенегале, Тунисе, Бразилии, Египте отрицается автономия воли супругов, а выбор применимого к имущественным отношениям супругов права определяется императивными нормами. В других национальных правовых системах, напротив, действует принцип полной автономии воли супругов, например в Великобритании, Канаде, Новой Зеландии, Австрии, Румынии. Законодательство третьей группы государств основывается на ограничении автономии воли <1>. Например, в Швейцарии к имущественным взаимоотношениям супругов применяется избранное ими право, варианты выбора которого определяются законом, — это может быть либо право государства, где супруги проживают либо где они будут проживать после заключения брака, либо право государства, гражданином которого является каждый из супругов. В Японии супруги вправе осуществлять выбор между законодательством места их жительства или их национальным законом в момент заключения брака, что же касается недвижимого имущества, то можно подчинить его правовой режим праву государства, на территории которого оно находится. Нередко возможность выбора применимого права связывается национальным законодательством с существованием определенных обстоятельств: например, ГК Португалии устанавливает, что режим имущества супругов (законный и договорный) определяется законом гражданства вступающих в брак на момент совершения брака, а при отсутствии — законом их общего места пребывания. Однако если применимый закон является иностранным и один из вступающих в брак имеет домицилий Португалии, отдается предпочтение выбору супругов и может быть применено португальское законодательство <2>.

———————————

<1> См.: Лалетина А.С. Коллизионные нормы, регулирующие имущественные отношения супругов в законодательстве иностранных государств // Московский журнал международного права. 2004. N 1. С. 189 — 193.

<2> См.: Международное частное право. Иностранное законодательство / Предисл. А.Л. Маковского; сост. и науч. ред. А.Н. Жильцов, А.И. Муранов. М., 2001.

 

В основу законного режима в зависимости от внутригосударственного права может быть положен принцип общности супружеского имущества (например, Франция, Швейцария), раздельности (Великобритания, ФРГ, Австрия, Греция, Турция, Япония), отложенной общности (Дания, Швеция, Норвегия, Финляндия). При приоритете в качестве основополагающего принципа общности либо раздельности обычно оба начала действуют в сочетании друг с другом. Дифференциация и детализация правового регулирования, соотношение начал общности и раздельности зависят от уровня развития и специфики внутригосударственной правовой системы. Специалисты отмечают, что тенденции развития семейного законодательства различных государств позволяют говорить о взаимодействии и известном взаимопроникновении двух традиционных систем, сближении некогда абсолютно противоположных режимов <1>.

———————————

<1> См.: Хазова О.А. Указ. соч. С. 82; Жилинкова И.В. Правовой режим имущества членов семьи. С. 165; Чефранова Е.А. Механизм семейно-правового регулирования имущественных отношений супругов. М., 2006. С. 117 — 124; и др.

 

Вступив в брак и исполняя семейные обязанности, каждый из супругов сохраняет свою гражданскую правоспособность. Вместе с тем при ее реализации нельзя не учитывать семейно-правовой статус каждого из супругов и его обязательства по материальному содержанию семьи. Реализуя право собственности, супруг может действовать в ущерб общесемейным интересам и интересам другого супруга, поэтому в зарубежном семейном законодательстве присутствуют нормы, которые ограничивают гражданско-правовую свободу состоящих в браке лиц и требуют получения согласия супруга на заключение сделок другим супругом. Допускается признание недействительными сделок, заключенных одним из супругов без согласия другого или в ущерб интересам семьи, а также устанавливается солидарная ответственность супругов по гражданско-правовым обязательствам в интересах семьи. Показательны в этом отношении положения ст. 216 ГК Франции, согласно которой каждый супруг имеет полную гражданскую правоспособность, но эти права и полномочия могут быть ограничены действием режима имущества супругов и положениями Кодекса об их правах и обязанностях. В частности, каждый из супругов вправе самостоятельно совершать сделки, имеющие своим предметом ведение домашнего хозяйства или воспитание детей, но любой долг, возникший из такой сделки, обязывает обоих супругов солидарно (ст. 220). Если один из супругов грубо нарушает свои обязанности и тем самым ставит в опасность интересы семьи, судья вправе установить запрет совершать без согласия другого супруга сделки по распоряжению не только общим движимым и недвижимым имуществом, но и его собственным имуществом (ст. 220-1).

В целях защиты прав третьих лиц, контрагентов супругов в гражданско-правовых отношениях национальным законодательством могут устанавливаться нормы, охраняющие их интересы. Так, согласно ГГУ если имущественные последствия брака подчиняются иностранному праву и один из супругов имеет обычное место пребывания в пределах этой страны либо занимается в ней предпринимательской деятельностью, то основанный на законе иностранный режим имущественных отношений приравнивается к договорному, вследствие чего применяются положения § 1412 ГГУ, защищающие права третьих лиц при исключении, изменении законного режима имущественных отношений. Если это более благоприятно для добросовестных третьих лиц, к совершенным в пределах страны сделкам, к находящемуся здесь движимому имуществу, к осуществляемой здесь предпринимательской деятельности применяются соответственно положения § 1357, 1362, 1431, 1456 ГГУ.

Институт брачного договора (контракта), благодаря которому может изменяться установленный законом режим имущества супругов и регулироваться иные их взаимоотношения, присутствует в семейном праве многих государств. По общему правилу действуют те же принципы, что и в российском законодательстве, — положения о законном режиме имущества супругов применяются, если иное не предусмотрено брачным договором между ними, а пределы усмотрения супругов при заключении договора ограничены законом. С его помощью не могут ограничиваться права сторон, вытекающие из брака или определяющие семейно-правовой статус родителя, нарушаться свобода выбора рода занятий и др.

Обычно супругам предоставляется право самим определять правовой режим принадлежащего им имущества, но законом их свобода может в известной степени ограничиваться. Например, в Перу вступающие в брак лица могут оговорить в соглашении один из двух возможных режимов — общности или раздельности (ст. 295 ГК Перу). В государствах англосаксонской системы права могут заключаться различные виды соглашений, определяющих режим имущества: добрачные соглашения, решающие вопросы использования доходов в браке, наличие или отсутствие совместного банковского счета, возможность обладания правами на определенные виды имущества и т.п.; брачные соглашения супругов с аналогичным содержанием, но допускающие возможность урегулирования вопросов воспитания детей; соглашения о разводе с достаточно широким кругом условий, имеющих отношение к разделению (сепарации) супругов <1>.

———————————

<1> См.: Низамиева О.Н. Имущественные соглашения супругов в зарубежном праве // Семейное право. 2004. N 3. С. 25 — 27.

 

В исламских государствах брачный договор может заключаться в нотариальной или простой письменной форме. В нем определяются не только имущественные отношения супругов. В него можно включить любое условие, не противоречащее сути договора и положениям ислама, например о проживании в одном городе, об обязательстве мужа не брать еще одной жены без согласия первой, о разрешении жене работать вне дома и др. В этом документе дается подробный перечень приданого невесты и его стоимость. Приданым именуется сумма денег (иное имущество), выплачиваемая мужем жене в ее собственность. По марокканскому законодательству «приданое — это собственность, даваемая мужем с целью показать свою готовность к заключению брачного контракта, к учреждению семьи, а также заложить фундамент любви и товарищества» <1>.

———————————

<1> Цмай В.В. Указ. соч. С. 182, 190, 202, 204.

 

В соответствии с семейным правом Израиля приоритет в регулировании имущественных отношений супругов зачастую отдается конфессиональному праву. Допускается заключение между супругами двух типов соглашений, определяющих их имущественные отношения: брачных договоров в соответствии с положениями еврейского семейного права и соглашений об урегулировании имущественных отношений, предусмотренных Законом об имущественных отношениях между супругами 1973 г. Соглашение супругов заключается в письменной форме и утверждается либо гражданским судом, либо религиозным судом, либо регистратором брака, либо нотариусом (ст. ст. 1, 2 Закона). Если имущественное соглашение заключено не было или в нем отсутствуют указания на иной порядок регулирования имущественных отношений, то презюмируется, что супруги согласны на их урегулирование в порядке изун машабим (сбалансирования, уравновешивания имущественных ресурсов), когда при прекращении брака каждый из них имеет право на половину стоимости всего имущества <1>.

———————————

<1> См.: Гражданское законодательство Израиля. СПб., 2003. С. 546 — 548, 550 — 553, 559.

 

При заключении и определении правовых последствий брачных договоров может возникнуть проблема нахождения применимого права, которое определяется либо с помощью коллизионных норм, либо в силу выбора права самими супругами. В ФРГ имущественные последствия брака подчиняются праву, являющемуся определяющим в отношении общих последствий брака при его заключении. В то же время супруги вправе выбрать для регулирования своих имущественных отношений либо право государства, гражданином которого является один из них, либо право государства, в котором один из них имеет место обычного пребывания, а в отношении недвижимого имущества — право места его нахождения. Однако право пользования находящимися в пределах страны супружеским жилищем и предметами домашнего обихода подпадает под действие материальных норм германского права (ст. ст. 15, 17 «a» Вводного закона к ГГУ). В Израиле относительно «имущественных отношений между супругами действуют положения закона места проживания супругов на момент заключения брака. Супруги вправе установить в соглашении между ними, что урегулирование их имущественных отношений будет осуществляться в соответствии с положениями закона места проживания супругов на момент составления соглашения» (ст. 15 Закона об имущественных отношениях между супругами) <1>.

———————————

<1> Там же. С. 558.

 

В российском законодательстве в ст. 161 СК РФ содержится императивная норма о выборе права, регулирующего имущественные отношения супругов (п. 1). Вместе с тем в п. 2 данной статьи содержится диспозитивная норма, предоставляющая супругам, не имеющим общего гражданства или совместного места жительства, право при заключении брачного договора или соглашения об уплате алиментов избрать законодательство, подлежащее применению для определения их прав и обязанностей.

Несмотря на восстановление членства России в Гаагской конференции по международному частному праву, наша страна не участвует во многих разработанных этой международной организацией универсальных конвенциях, имеющих отношение к правовому регулированию имущественных отношений между супругами. В частности, Россия не участвует в Конвенции о коллизиях законов относительно последствий брака в области прав и обязанностей супругов в их личных отношениях и в области имущества супругов 1905 г. и в Конвенции о праве, применимом к режимам имущества супругов, 1978 г. <1>.

———————————

<1> Первая из названных Конвенций сохраняет действие для Италии, Португалии, Румынии, вторая действует в отношении Франции, Люксембурга, Королевства Нидерландов. Австрией и Португалией подписана, но не ратифицирована. Несмотря на небольшой количественный состав конвенций, участие в них России дало бы российским гражданам дополнительные гарантии защиты их прав, облегчило бы правоприменительную практику судов и нотариата.

 

Право супруга на получение содержания является одним из основополагающих имущественных прав в семейном законодательстве большинства государств мира, хотя само понятие «содержание» может трактоваться по-разному. Согласно ГГУ, например, «супруги взаимно обязаны своим трудом и имуществом обеспечивать семье надлежащее содержание» (§ 1360). «Надлежащее содержание семьи включает все, что в соответствии с отношениями супругов необходимо, чтобы покрыть расходы на домашнее хозяйство и удовлетворить личные потребности супругов и жизненные нужды общих детей, имеющих право на получение содержания» (§ 1360 «a»).

При регулировании отношений по предоставлению содержания между супругами законодательство Израиля разграничивает сферы применения светского и религиозного права. По общему правилу лицо обязывается выплачивать алименты супругу в соответствии с указаниями распространяющегося на него личного права, т.е. религиозного права. Положения Закона об алиментах 1959 г. применяются, если лицо не является евреем, мусульманином, друзом <1> и не относится ни к одной из обозначенных в специальном законодательстве общин либо когда на него не распространяется действие личного права <2>.

———————————

<1> Друзы — этническая конфессиональная группа, проживающая в основном в странах Ближнего Востока. С 1961 г. считаются полноправными гражданами Израиля. Проживают преимущественно на севере страны.

<2> См.: Гражданское законодательство Израиля. С. 561 — 562.

 

Содержание жены в исламском праве является законным правом жены, вытекающим непосредственно из законного брака. Оно предполагает на определенных условиях обеспечение ее за счет расходов мужа и в объеме его возможностей. В соответствии с семейным правом большинства арабских государств муж не должен содержать жену лишь в ряде случаев: если брачный контракт недействителен или незаконен, если жена работает без разрешения мужа, если она не повинуется или не подчиняется мужу, в случае измены и некоторых иных <1>.

———————————

<1> См.: Цмай В.В. Указ. соч. С. 199 — 200.

 

Семейное законодательство Китая предусматривает взаимные обязанности супругов по содержанию друг друга, хотя термин «алименты» в нем не используется. Вопросы, связанные с предоставлением содержания, могут решаться на основе как достигнутого супругами соглашения, так и судебного решения. Алиментные обязанности бывших супругов в случае расторжения брака законом не оговариваются, но если брак расторгается по вине одного из супругов (жестокое обращение, сожительство с другим лицом, занятие азартными играми), добросовестная сторона имеет право на единовременную компенсацию <1>.

———————————

<1> См.: Косарева И.А. Указ. соч. С. 67, 81.

 

Вопросы выбора права, применимого к алиментным обязательствам супругов и бывших супругов, решаются на основе многосторонних и двусторонних международных соглашений. В Гаагской конвенции о праве, применимом к алиментным обязательствам, 1973 г. <1> содержатся специальные коллизионные нормы, ориентированные на выплату алиментов, в том числе супругам. Основной коллизионной привязкой в ней является отсылка к праву обычного места пребывания (постоянного места жительства) лица, обладающего правом на получение содержания (алиментов). Субсидиарно используются отсылки к закону общего гражданства супругов и закона суда.

———————————

<1> Российская Федерация не участвует в Конвенции.

 

В Минской конвенции 1993 г. отсутствуют специальные правила выбора применимого права к алиментированию супругов, поэтому он может осуществляться по правилам ст. 27 в рамках выбора права, регулирующего имущественные отношения между супругами в целом. Аналогичным образом вопрос может разрешаться на основании Кишиневской конвенции 2002 г. (ст. 30).

В двусторонних международных соглашениях Российской Федерации отсутствуют специальные коллизионные нормы об алиментных обязательствах супругов. Как и в российском семейном законодательстве (п. 1 ст. 161 СК РФ), право, применимое к ним, определяется статутом брака. Основные коллизионные нормы конструируются исходя из территориального принципа и отсылают к законодательству государства, на территории которого проживают (постоянно, совместно) супруги. В субсидиарных нормах используются привязки к законодательству страны общего гражданства супругов, либо страны последнего совместного места жительства, либо страны суда, как, например, в договорах о правовой помощи с Албанией 1995 г., Польшей 1996 г., Вьетнамом 1998 г., Кубой 1984 г. и др.

Различные решения вопроса выбора права, применимого к отношениям по содержанию супругов (бывших супругов), присутствуют во внутригосударственном законодательстве разных зарубежных государств. Например, в Израиле согласно Закону об алиментах 1959 г. в отношении алиментных обязательств между супругами действует закон места проживания супругов, а если у супругов нет общего места проживания — закон места проживания лица, обязанного выплачивать алименты (ст. 17) <1>.

———————————

<1> См.: Гражданское законодательство Израиля. С. 570.

 

В соответствии со ст. ст. 17, 18(4) Вводного закона к ГГУ к обязанностям разведенных супругов предоставлять содержание, когда расторжение брака было осуществлено и признано в пределах страны, применяется право, в соответствии с которым был расторгнут брак. Это означает, что по общему правилу применяется право, которое определяет последствия брака (ст. 14) на момент принятия к судопроизводству заявления о расторжении брака. Это же правило действует, когда супруги раздельно проживали без расторжения брака или когда брак признан ничтожным или недействительным.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code