Глава 14. СЕМЕЙНОЕ ПРАВО

14.1. Источники правового регулирования семейных отношений с иностранным элементом

 

Межличностные контакты между представителями различных государств и носителями национальных культур, в которых все чаще участвуют российские граждане, нередко способствуют заключению браков и созданию семьи, что не может не учитываться при их правовом регулировании.

В большинстве современных государств наиболее распространенным типом семьи стала моногамная нуклеарная семья, но для населения многих государств мира характерны формы семейной жизни, присущие издавна живущим на их территории народам. Активно протекающие в мире процессы глобализации не смогли стереть всех различий в способах организации и регламентации семейной жизни, в основе которых лежат касающиеся взаимоотношений членов семьи нормы конфессиональной этики, что находит отражение в законодательстве. Так, в государствах, население которых исповедует ислам, вопросы брачно-семейного статуса разрешаются на основе права личного статуса, которое, как считается, изначально определяет интересы и потребности мусульман независимо от среды, в которой они формируются. Тенденции европеизации законодательства не затронули сферу действия этого права <1>.

———————————

<1> См.: Цмай В.В. Регулирование семейно-брачных отношений мусульман правом личного статуса. СПб., 2000.

 

В то же время нельзя не замечать происходящих в мире процессов постепенного сглаживания национальных различий в правовом регулировании семейных отношений и его унификации. Исторически обусловленные национальные правовые традиции и нормы конфессиональной этики в сфере семьи нередко уступают место иным нормам. В современном мире действуют единые для каждого человека международные стандарты, которые не зависят от его национальности, гражданства, этнической, конфессиональной принадлежности и распространяются на все сферы участия человека в общественной жизни, в том числе семейной <1>. В частности, во Всеобщей декларации прав человека 1948 г. закреплены важнейшие для развития семейных отношений положения, в частности о недопустимости дискриминации вступления в брак и основания семьи по признакам расы, национальности или религии (ст. 16), произвольного вмешательства в личную и семейную жизнь (ст. 12), равноправия женщин и мужчин при их вступлении в брак, в браке и во время его расторжения (ст. 16), право свободного передвижения и выбора места жительства в пределах каждого государства, право покидать любую страну и возвращаться в свою страну (ст. 13) и др. Принципы, закрепленные в основных международных актах, подкрепляются и дополняются положениями специальных источников. Например, содержащийся во Всеобщей декларации прав человека запрет произвольного лишения гражданства и право изменения гражданства (ст. 15) конкретизируются в Конвенции о гражданстве замужней женщины 1957 г., согласно которой выходящая замуж за иностранца и выезжающая на его родину женщина вправе сохранить свое прежнее гражданство (ст. 1).

———————————

<1> Среди международно-правовых источников, включающих положения, имеющие непосредственное отношение к семейной жизни, прежде всего основополагающие акты ООН: Всеобщая декларация прав человека 1948 г., Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г., Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г., Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 г., Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин 1979 г., а также на региональном уровне принятая в рамках Совета Европы Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г., а в СНГ — Конвенция о правах и основных свободах человека 1995 г.

 

Многообразие семейно-правовых институтов в разных государствах, обычаи и традиции, культурно-этнические особенности, существующие в сфере семейной жизни отдельных государств, не могут не учитываться на международном уровне и не оказывать влияние на их правовое регулирование. Так, в Декларации ООН о социальных и правовых принципах, касающихся защиты и благополучия детей, 1986 г. <1> констатация приоритетности интересов ребенка в процедурах передачи детей на воспитание или их усыновления сопровождается признанием, что в основных правовых системах мира существуют различные общественно полезные альтернативные институты, такие, например, как кафала в мусульманском праве. Согласно Конвенции ООН о правах ребенка 1989 г. при устройстве ребенка должны учитываться его этническое происхождение, принадлежность к определенной религии и культуре, родной язык, возможность обеспечения преемственности в воспитании и образовании (ст. 20).

———————————

<1> Декларация о социальных и правовых принципах, касающихся защиты и благополучия детей, особенно при передаче детей на воспитание и их усыновлении на национальном и международном уровнях. Принята Генеральной Ассамблеей ООН 3 декабря 1986 г., Резолюция N 41/85.

 

Различия во внутригосударственном регулировании семейных отношений определяют существование коллизионного вопроса в этой области, а основной задачей международного частного права является его разрешение. В предмет международного частного права включаются семейные отношения, имеющие международный характер. Поэтому интерес вызывает прежде всего вопрос о том, какие отношения считаются семейными и составляют семейную жизнь человека. В последние десятилетия относительно пределов предоставляемой государством правовой охраны совместной жизни произошли определенные изменения на внутригосударственном и международном уровне. Исходя из положений ст. 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., закрепляющей за каждым право на уважение его семейной жизни, Европейский суд по правам человека пришел к выводу, что понятие «семейная жизнь» по смыслу этой статьи не ограничивается только брачными узами и может включать также иные семейные узы de facto, когда стороны проживают совместно, не состоя в браке. Ребенок, рожденный от такого союза, становится ipso jure членом такой семьи с момента и в силу самого факта своего рождения. Вопрос наличия или отсутствия семейной жизни является «главным образом вопросом факта, зависящим от действительного существования на практике тесных личных отношений» между конкретными лицами <1>. Тем не менее нормами международного частного права традиционно регулируются все основные разновидности семейных отношений, прежде всего между супругами (бывшими супругами), родителями и детьми, иными родственниками.

———————————

<1> Постановление ЕС по жалобе N 45582/99 «Леббинк против Нидерландов». См. также: Постановление ЕС по жалобе «Киган против Ирландии»; Постановление Большой палаты ЕС по жалобе N 25735/94 «Эльсхольц против Германии»; Постановление ЕС по жалобе N 33711/96 «Юсеф против Нидерландов»; и др.

 

Кроме того, в семейных отношениях должен присутствовать иностранный элемент, усложняющий механизм их правового регулирования. Этот термин, хотя и устоялся в правоведении, имеет условный характер: «под иностранным элементом надо понимать не элемент правоотношения, а лишь его определенную окраску, характеристику, выявляющую связь с иностранным государством и дающую основания для постановки вопроса о подлежащем применению праве» <1>. Присутствие в правоотношении иностранного элемента может находить выражение, во-первых, в его субъектном составе, когда участником (обоими участниками) правового отношения является иностранец, апатрид, бипатрид, например в случае, когда в браке состоят гражданин РФ и гражданка США. Во-вторых, иностранный элемент может усматриваться в случаях, когда юридический факт, определяющий то или иное семейно-правовое состояние, имеет место за пределами территории государства, например опека над ребенком, проживающим на территории России, оформлена на территории Украины. В-третьих, иностранный элемент может проявляться в объекте семейно-правовой связи, когда, например, недвижимое имущество супругов — граждан РФ находится во Франции. В-четвертых, когда члены семьи, являющиеся гражданами одного государства, проживают на территории другого, например, супруги — граждане КНР проживают в России. Наконец, необходимость обращения к законодательству иностранных государств может определяться наличием в семейном правоотношении иностранного элемента, присутствующего одновременно в различных его особенностях, например, когда гражданин Польши состоит в браке с гражданкой Латвии, супруги совместно проживают на территории России, а часть приобретенной ими в браке недвижимости находится на Украине.

———————————

<1> Марышева Н.И. Семейные отношения с участием иностранцев: правовое регулирование в России. М., 2007. С. 3.

 

Нельзя не учитывать, что в сфере семейных отношений довольно высока возможность возникновения не только межгосударственных, но и интерлокальных и интерперсональных коллизий. Государствам, имеющим федеративное устройство, может быть присуще наличие единого, общего для всех составных частей государства массива норм семейного законодательства с отдельными правомочиями в этой сфере, как в Российской Федерации, либо сохранение за ними права формирования в значительной степени автономного от федерального семейного законодательства, как, например, в США. Несмотря на то обстоятельство, что КНР является унитарным государством, национальным правом учитываются исторические особенности его формирования: при наличии общегосударственного законодательства собрания народных представителей отдельных регионов могут принимать законодательные акты местного значения по вопросам брака, а в особых административных районах (Гонконге, Макао) и в провинции Тайвань действует собственное брачно-семейное законодательство <1>.

———————————

<1> См.: Косарева И.А. Некоторые положения семейного права Китая. Хабаровск, 2006. С. 19.

 

Правовая база регулирования семейных отношений с иностранным элементом имеет сложный, многоуровневый характер, она включает в себя материальные и коллизионные нормы, содержащиеся в многосторонних и двусторонних международных договорах и во внутригосударственном праве. К числу специальных международно-правовых источников глобального характера, содержащих унифицированные нормы материального права, можно отнести: Конвенцию ООН о правах ребенка 1989 г. <1>, Конвенцию о гражданских аспектах международного похищения детей 1980 г. <2>, Конвенцию о защите детей и сотрудничестве в отношении иностранного усыновления 1993 г. и др. <3>. В числе специальных источников регионального уровня следует назвать ряд конвенций, разработанных Советом Европы, в частности: Конвенцию о правовом статусе детей, рожденных вне брака (ETS N 85) 1975 г.; Конвенцию об осуществлении прав детей (ETS N 160) 1996 г. и др. <4>.

———————————

<1> Конвенция ратифицирована СССР Постановлением Верховного Совета СССР от 13 июня 1990 г. N 1559-I.

<2> Россия присоединилась с оговоркой (Федеральный закон от 31 мая 2011 г. N 102-ФЗ // СЗ РФ. 2011. N 51. Ст. 7452). Вступила в силу для России 1 октября 2011 г.

<3> Россия подписала, но не ратифицировала данную Конвенцию.

<4> Россия не участвует в вышеназванных многосторонних международных соглашениях.

 

На международном уровне в области отношений между членами семьи гораздо успешнее протекает унификация коллизионных норм, здесь действует большее, чем в области материального права, число международных соглашений. Благодаря деятельности Гаагской конференции на протяжении XX столетия был разработан целый ряд конвенций, в частности: Конвенция о законе, применимом к алиментным обязательствам в пользу детей, 1956 г., Конвенция о признании и исполнении решений по делам об алиментных обязательствах в отношении детей, 1958 г., Конвенция о юрисдикции, применимом праве и признании решений об усыновлении, 1965 г., Конвенция о признании разводов и решений о судебном разлучении супругов, 1970 г., Конвенция о праве, применимом к алиментным обязательствам, 1973 г., Конвенция о праве, применимом к режимам собственности супругов, 1978 г., Конвенция о заключении и признании действительности браков, 1978 г. <1>, Конвенция о юрисдикции, применимом законодательстве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мерах по защите детей, 1996 г. <2>. Среди региональных источников унифицированных коллизионных норм наиболее известен Кодекс Бустаманте. Его положения, помимо традиционных институтов брака и развода, установления отцовства, усыновления, опеки и попечительства, касаются вопросов отцовской власти, эмансипации, регистрации актов гражданского состояния.

———————————

<1> Россия не участвует.

<2> Российская Федерация присоединилась в 2012 г. (Федеральный закон от 5 июня 2012 г. N 62-ФЗ). Конвенция вступила в силу для России 1 июня 2013 г.

 

На территории государств — членов СНГ унификация коллизионных норм состоялась в 1993 г. принятием Минской конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, уголовным и семейным делам <1>. В 2002 г. принята Кишиневская конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам <2>, которая фактически является новой, уточненной редакцией Минской конвенции 1993 г.

———————————

<1> Конвенция вступила в силу 19 мая 1994 г., ее положения обязательны для Белоруссии, Узбекистана, России, Казахстана, Таджикистана, Армении, Украины, Киргизии, Молдавии, Азербайджана, Грузии, Туркмении. Далее в тексте — Минская конвенция 1993 г.

<2> Конвенция вступила в силу 27 апреля 2004 г. Действует в отношении Белоруссии, Азербайджана, Казахстана, Киргизии, Армении, Таджикистана. Далее в тексте — Кишиневская конвенция 2002 г.

 

Коллизионные нормы содержатся и в многочисленных двусторонних соглашениях РФ о правовой помощи, а также в консульских конвенциях. Присутствие и детализация коллизионных норм в таких соглашениях, охват ими тех или иных видов семейных отношений зависят от состояния и традиций двусторонних отношений, сложившихся между Россией и соответствующими государствами — партнерами по соглашению. На территории бывшего СССР двусторонние соглашения о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам связывают Российскую Федерацию как с государствами, входящими в СНГ и участвующими в многосторонней Конвенции СНГ, например Республикой Кыргызстан (1992 г.), Республикой Молдова (1993 г.), Азербайджанской Республикой (1992 г.), так и не участвующими в ней и не входящими в состав СНГ — Латвийской Республикой (1993 г.), Эстонской Республикой (1993 г.), Литовской Республикой (1992 г.).

Двусторонние межгосударственные соглашения, в которых содержатся коллизионные нормы в области регулирования семейных отношений с иностранным элементом, заключены РФ с целым рядом других иностранных государств, представляющих различные правовые системы мира. Среди них можно назвать, например, договоры о правовой помощи с Республикой Куба (2000 г.), с Республикой Мали (2000 г.), с Арабской Республикой Египет (1997 г.), с Республикой Польша (1996 г.), с Исламской Республикой Иран (1996 г.). В силу международного правопреемства РФ взяты обязательства по исполнению соответствующих двусторонних соглашений, заключенных СССР, например с Народной Республикой Болгария (1975 г.), с Финляндской Республикой (1978 г.), с КНДР (1957 г.) и др.

Другим источником правовых норм, регулирующих семейные отношения с иностранным элементом, служит национальное законодательство. Коллизионное регулирование семейных отношений с иностранным элементом во многих государствах мира осуществляется на основе либо специальных законов о международном частном праве <1>, либо гражданских или семейных кодексов, либо законов, касающихся отдельных видов семейных отношений.

———————————

<1> Например, в Австрии (1978 г.) и Бельгии (2004 г.), Венесуэле (1998 г.), Италии (1995 г.), Республике Корея (2001 г.), Словении (1999 г.), Тунисе (1998 г.), Украине (2005 г.), Эстонии (2000 г.), штате Луизиана (США, 1991 г.) и др. В государствах, ориентированных на англосаксонскую систему права, например в США, традиционно ведущую роль в правовом регулировании, в том числе относительно семейных отношений с иностранным элементом, играет судебный прецедент.

 

Принципиально важное значение для российского права имеет ряд положений Конституции РФ (ст. ст. 2, 15, 17, 19, 23, 71, 72 и др.), определяющих установленный в обществе правопорядок. При отсутствии международных соглашений, в которых содержатся правила выбора применимого права к соответствующим видам семейных правоотношений, применяются коллизионные нормы национального законодательства. Они сосредоточены в разд. VII «Применение семейного законодательства к семейным отношениям с участием иностранных граждан и лиц без гражданства» Семейного кодекса РФ и разрешают вопросы заключения и расторжения браков, признания их недействительными, личных неимущественных и имущественных прав супругов, установления и оспаривания отцовства (материнства), правового положения родителей и детей, других членов семьи, в том числе их алиментных обязательств, усыновления (удочерения) детей, а также применения в РФ норм иностранного семейного права. При определенных условиях в рамках коллизионно-правового метода возможно обращение к общим положениям разд. VI ГК РФ.

Немаловажное значение среди иных законов, регулирующих семейные отношения с иностранным элементом, имеют ГПК РФ, прежде всего нормы гл. 29 «Усыновление (удочерение) ребенка», разд. V «Производство по делам с участием иностранных лиц», а также Федеральный закон от 15 ноября 1997 г. N 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния», Консульский устав РФ <1>, иные нормативные правовые акты, например: Постановление Правительства РФ от 29 марта 2000 г. N 275 «Об утверждении Правил передачи детей на усыновление (удочерение) и осуществлении контроля за условиями их жизни и воспитания в семьях усыновителей на территории Российской Федерации и Правил постановки на учет консульскими учреждениями Российской Федерации детей, являющихся гражданами Российской Федерации и усыновленных иностранными гражданами или лицами без гражданства» и др.

———————————

<1> Федеральный закон от 5 июля 2010 г. N 154-ФЗ // СЗ РФ. 2010. N 28. Ст. 3554.

 

Большое влияние на формирующуюся судебную практику применения международно-правовых и внутригосударственных правовых источников оказывают постановления Пленума Верховного Суда РФ. Среди них следует обратить внимание на Постановления от 10 октября 2003 г. N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» <1> и от 20 апреля 2006 г. N 8 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей» <2>.

———————————

<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 12.

<2> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. N 6.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code