13.1.2. Российское законодательство

В Российской Федерации практически отсутствуют специальные нормы, разрешающие коллизионные проблемы в сфере международного труда. Вместе с тем отдельные положения Трудового кодекса (ТК) РФ 2001 г. применимы к отношениям, осложненным иностранным элементом.

Так, ст. 11 ТК РФ провозглашает, что на территории России правила, установленные трудовым законодательством и иными актами, содержащими нормы трудового права, распространяются на трудовые отношения с участием иностранных граждан, лиц без гражданства, организаций, созданных или учрежденных иностранными гражданами, лицами без гражданства либо с их участием, международных организаций и иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено международным договором РФ. Приведенная норма обеспечивает иностранным лицам национальный режим использования ими прав и обязанностей в сфере труда и служит весомой гарантией осуществления и защиты их интересов. По сути, ТК РФ содержит правило о применении к трудовым отношениям международного характера, возникающим на территории РФ, российского права.

Кроме того, законодатель счел необходимым установить особое правовое регулирование отношений отдельных категорий работников, труд которых имеет выраженную специфику. Соответствующие правила помещены в Особенной части ТК РФ (ч. IV, разд. XII, гл. 53 «Особенности регулирования труда работников, направляемых на работу в дипломатические представительства и консульские учреждения Российской Федерации, а также в представительства федеральных органов исполнительной власти и государственных учреждений Российской Федерации за границей»).

Условия труда и отдыха лиц, направляемых на работу в представительства РФ за границей, определяются локальными нормативными актами соответствующего представительства и трудовыми договорами, которые не могут ухудшать их положение по сравнению с нормами, установленным ТК РФ. Минимальная продолжительность ежегодных дополнительных отпусков и условия их предоставления, порядок и условия установления дополнительных гарантий и выплаты компенсаций в связи с переездом к месту работы, а также условия материально-бытового обеспечения и оплаты труда таких работников определяются Правительством РФ с учетом климатических и иных особых условий в стране пребывания. Таким образом, для работников представительств РФ за границей установлен особый режим труда и отдыха, регламентированный российским трудовым правом. В этом проявляется экстерриториальный характер национального права, регулирующего труд собственных граждан.

Коллизионные нормы, затрагивающие сферу труда, содержит Кодекс торгового мореплавания (КТМ) РФ 1999 г. Закон имеет в своем составе разд. XXVI «Применимое право», включающий общую норму об определении права, подлежащего применению к отношениям, возникающим из торгового мореплавания с участием иностранных граждан или иностранных юридических лиц либо осложненным иным иностранным элементом (ст. 414). В качестве основного коллизионного принципа, применимого к договорным отношениям в обозначенной сфере, закреплена автономия воли сторонlex voluntatis, ограниченная общим требованием о недопустимости ухудшения положения работника, установленного императивными нормами.

Однако в отношении трудовых договоров сформулировано специальное правило, распространяющее свое действие на достаточно узкий состав работников — членов экипажей морских торговых судов (ст. 416). Отношения между судовладельцем и членами экипажа судна, являющимися иностранными гражданами, в отсутствие выбора применимого права регулируются законом государства флага суднаlex flagi. Правовое положение членов экипажа судна и связанные с эксплуатацией судна отношения между членами экипажа судна также определяются коллизионной привязкой — lex flagi.

Защитная оговорка в ситуации, допускающей автономию воли, звучит так: «Выбор сторонами трудового договора права, подлежащего применению к отношениям между судовладельцем и членами экипажа судна, не должен приводить к ухудшению условий труда членов экипажа по сравнению с нормами права того государства, которыми должны регулироваться данные отношения при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве» (ст. 416). Таким образом, в целях защиты прав работников — членов экипажа установлена гарантия соблюдения трудовых стандартов, которые в соответствии с основными принципами международного трудового права включает правовая система любого государства.

Кроме того, ст. 57 КТМ РФ определяет объем коллизионной нормы: она распространяет свое действие на порядок заключения и прекращения трудового договора, установление условий труда, трудовые споры и иные отношения.

Приведенные примеры указывают лишь на часть вопросов сферы международного труда, подверженных правовому регулированию. В целом проблемы коллизий в международном частном трудовом праве остались за рамками реформы и трудового, и гражданского законодательства РФ.

Позиция российской правовой науки по урегулированию коллизий в сфере международного труда была сформулирована в обобщенном виде в Проекте закона СССР о международном частном праве и международном гражданском процессе, разработанном во Всесоюзном научно-исследовательском институте советского государственного строительства и законодательства в 1989 — 1990 гг. <1>. В Проекте был отражен наиболее распространенный подход, сложившийся в международном частном праве России того времени.

———————————

<1> Проект закона СССР о международном частном праве и международном гражданском процессе // Материалы по иностранному законодательству и международному частному праву: Труды ВНИИ советского государственного строительства и законодательства. М., 1991. Вып. 49. С. 134. Идея принятия Закона, к сожалению, осталась нереализованной.

 

Проект допускал автономию воли сторон как коллизионного начала в регулировании трудовых отношений. При отсутствии выбора сторонами применимого права в качестве основной коллизионной привязки предлагалось применять правило lex loci laboris — право страны, в которой (полностью или преимущественно) осуществляется работа. В качестве дополнительных формул прикрепления предусматривались такие формулы прикрепления, как:

lex flagi — право страны, под флагом которой используется транспортное средство — для трудовых отношений на водном и воздушном транспорте;

lex loci delegationis — право страны учреждения, командировавшего работника — в случае выполнения работы лицом, командированным за границу (ст. 32).

Таким образом, предполагалось восполнить пробел действующего права, которое не содержало коллизионных норм в области труда.

Российская доктрина выработала и определенную позицию по реализации принципа lex voluntatis в международных трудовых отношениях. В частности, при определении границ применения автономии воли сторон трудового соглашения было предложено руководствоваться следующими условиями:

1) соблюдение письменной формы выбора сторонами права как в момент заключения трудового договора, так и во время его действия или изменения;

2) наличие тесной связи выбранного сторонами закона с трудовым контрактом;

3) невозможность снижения уровня условий труда работника по сравнению с обязательными положениями закона той страны, который был бы применен при отсутствии выбора права сторонами;

4) возможность подчинять элементы содержания трудовых правоотношений разным правовым системам <1>.

———————————

<1> Довгерт А.С. Правовое регулирование международных трудовых отношений. Киев, 1992. С. 13.

 

Современный период развития науки международного частного права не внес существенных изменений в ранее высказанные предложения о законотворчестве в сфере коллизионного регулирования труда.

Разрешение коллизий при регулировании трудовых отношений с иностранным элементом происходит с помощью формул прикрепления, содержащихся не только в национальном законодательстве, но и в международных актах. Большинство государств, в том числе и Россия, рассматривают общепризнанные нормы и принципы международного права и нормы международных договоров как составную часть своей правовой системы, устанавливая приоритетный порядок применения этих норм. В этой связи пробелы национального законодательства могут восполняться путем применения международных норм, включенных в правовую систему государства.

Унифицированные коллизионные нормы содержат как двусторонние, так и многосторонние договоры государств <1>. Особое значение среди источников международного частного трудового права имеет Регламент ЕС «Рим I», поскольку в сферу его применения входят трудовые договоры (ст. 8). Закрепляя на международном уровне автономию воли сторон как основной принцип в определении права, применимого к договору о труде, в документе формулируется специальная защитная оговорка: выбор права не может повлечь за собой лишение работника защиты, предоставляемой ему правом, которое применялось бы при отсутствии выбора права сторонами договора.

———————————

<1> О нормах, содержащихся в многосторонних и двусторонних договорах РФ, подробнее в следующих параграфах настоящей главы.

 

Выбор права сторонами трудового соглашения должен быть «прямо выражен» или определенно вытекать из положений договора либо из обстоятельств дела. Он может быть осуществлен до заключения договора или в процессе его исполнения. При этом любое изменение в определении подлежащего применению права, которое происходит после заключения договора, не может затрагивать формальную действительность договора и наносить ущерб правам третьих лиц.

Регламент «Рим I» устанавливает, что в отсутствие выбора права трудовой договор подчиняется системе коллизионных привязок, среди которых главенствующее положение занимает lex loci laboris — право страны, в которой работник «обычно выполняет свою работу», даже если он временно работает в другой стране. Субсидиарно (если применимое право не может быть определено с помощью привязки lex loci laboris) используется закон работодателя — право страны, где находится учреждение, которое наняло работника (lex societatis). Если из всех обстоятельств дела вытекает, что договор более тесно связан с правом другой страны, чем та, которая избрана с помощью формул прикрепления lex loci laboris или lex societatis, то применяется право этой другой страны.

Документ акцентирует внимание на том, что наемные работники не должны лишаться защиты со стороны положений, от которых не разрешается отступать посредством соглашения или от которых разрешается отступать только в их пользу (п. 34 преамбулы Регламента). Кроме того, коллизионная норма в отношении индивидуального трудового договора не должна наносить ущерба применению преобладающих императивных положений страны, в которую откомандирован работник в соответствии с Директивой 96/71/ЕС Европейского парламента и Совета от 16 декабря 1996 г. об откомандировании работников в рамках предоставления услуг (п. 35 преамбулы Регламента).

Статья 12 Регламента «Рим I» очерчивает сферу действия права, подлежащего применению к договорам, что включает и трудовые договоры. Это, в частности, вопросы его толкования, осуществления прав и обязанностей сторон, возмещения вреда, причиненного при исполнении договора, исковой давности, признания договора недействительным.

Поскольку унификация коллизионных правил обеспечивает решение спора на основе использования одного и того же правила, отпадает необходимость определять, в каком государстве Евросоюза имеет место конфликт в сфере труда. Происходит сужение сферы действия национального права: нормы международного частного права государств-членов частично вытесняются правом ЕС.

Право, указанное Регламентом «Рим I», может применяться даже в том случае, если оно не является правом одного из государств-членов. В этом смысле документ носит универсальный характер. Вместе с тем следует учитывать, что любое государство вправе запретить применение норм иностранного права на территории своего государства. Такой запрет будет носить обоснованный характер, если нормы применимого иностранного права противоречат публичному порядку (ст. 21).

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code