12.5.4. Раздел наследства

По общему правилу при разделе наследства используется право, применимое ко всему наследованию — наследственный закон (ст. 1224 ГК РФ). На основании наследственного закона определяется, в частности, имущественная масса, подлежащая разделу, регулируются отношения, связанные с исполнением завещательного отказа или возложения, а также с исполнением обязательств наследодателя.

Тем не менее определенное действие сохраняет автономный закон в той мере, когда наследники и иные участвующие в разделе наследства лица могут по собственной воле отступить от положений наследственного закона, даже императивного характера, определяющих объем их наследственных и иных прав. В целом комплексный характер соглашения о разделе наследства приводит к применению и других конкурирующих законов (личного статута, права, применимого к имущественным отношениям супругов, lex fori, lex rei sitae).

В международном частном праве в отношении раздела наследства возникают два типа проблем:

— проблемы, связанные с прекращением режима имущественных отношений супругов, т.е. выделом доли пережившего супруга в общем имуществе, и

— проблемы, связанные с практическим осуществлением раздела и выполнением необходимых при этом формальностей.

При прекращении брака вследствие смерти одного из супругов для правильного определения размера и состава наследственной массы необходимо выделить долю, принадлежащую пережившему супругу в общем имуществе. В международных отношениях это способно породить проблемы, связанные с применением к имущественным отношениям супругов иного материального права, чем к самому наследованию (см. например, ч. 1 ст. 161 Семейного кодекса РФ). Во внутреннем праве большинства государств нормы о наследовании и имущественных отношениях супругов тесно связаны. Например, устанавливая общий режим раздельной собственности супругов, внутреннее законодательство государства может предоставлять пережившему супругу существенные наследственные права. Возможна и обратная ситуация, когда практическое отсутствие наследственных прав у пережившего супруга компенсируется национальным законодателем за счет установления общего режима совместной собственности на все имущество супругов. В практике регулирования международного наследования совместное применение обеих названных систем противоположного содержания иногда приводит к тому, что переживший супруг получает либо очень много, либо очень мало.

Пример: российский режим совместной собственности супругов и наследование, регулируемое немецким правом; уменьшение консолидированной доли супруга. Супруги А. и М. Шлоссер зарегистрировали брак в 1971 г. в Краснотурьинске (Свердловская обл.), где постоянно проживали вплоть до переезда на постоянное место жительства в Германию в 1990 г. После смерти мужа в Мюнхене в 2003 г. к наследованию по закону были призваны пережившая супруга и двое совершеннолетних детей наследодателя. Наследство включает движимое и недвижимое имущество в Германии и России. Перед российским нотариусом возникла проблема определения доли пережившей супруги в общем имуществе и ее наследственной доли применительно к недвижимому имуществу, находящемуся на территории Российской Федерации.

Прежде всего в данном случае необходимо определить режим имущественных отношений супругов. Согласно ч. 1 ст. 161 СК РФ, «имущественные права и обязанности супругов определяются законодательством государства, на территории которого они имели совместное место жительства…». Учитывая, что с 1990 г. супруги постоянно проживали в собственной квартире в Германии и приобрели немецкое гражданство, местом их совместного места жительства следует признать Германию, материальное право которой будет применимо при определении имущественных прав пережившего супруга. В то же время, согласно абз. 2 п. 1 ст. 1224 ГК РФ, к наследованию недвижимого имущества, находящегося на российской территории, применяется российское материальное право.

Это приводит к следующему результату. Согласно немецкому праву, в отсутствие брачного контракта между супругами действует общий режим раздельной собственности. Одновременно пережившая супруга будет призвана к наследованию как наследница 1-й очереди в соответствии с п. 1 ст. 1142 ГК РФ, применяемой к наследованию недвижимого имущества на территории РФ. Таким образом, доля супруги в наследственном имуществе, находящемся на территории России, составит 1/3. Применительно к российской концепции семейных отношений такое решение можно назвать несправедливым, так как пережившая супруга получит меньше, чем если бы к режиму имущественных отношений также применялось российское право.

Во избежание несправедливого для пережившего супруга или наследников результата, возможного в случае применения к имущественному режиму и наследованию материального права различных государств, супругам желательно заключить брачный договор. Такое решение оправданно для большинства супружеских пар, переезжающих на постоянное место жительства за рубеж, даже в том случае, когда речь идет только о воспроизведении в тексте договора норм закона, устанавливающих режим общей совместной собственности на имущество, приобретенное в браке и находящееся на территории Российской Федерации (гл. 7 СК РФ). Это позволит обеспечить связанное применение норм, регулирующих имущественные отношения супругов и их наследственные права.

Однако при заключении брачного контракта его сторонам следует проявлять известную осторожность, заранее осведомляясь о его возможном действии в отношении имущества, находящегося за рубежом. Например, режим совместной собственности на все имущество супругов с условием его передачи пережившему супругу, часто практикуемый в договорах между пожилыми супругами за рубежом <1>, может лишиться всей своей привлекательности в силу применения норм иностранного налогового законодательства в отношении имущества, находящегося за рубежом. Получение пережившим супругом более половины всего имущества супругов на основании брачного контракта рассматривается в некоторых странах как наследование со всеми вытекающими отсюда фискальными последствиями <2>.

———————————

<1> Заключение и исполнение такого договора в России вряд ли возможно, так как, во-первых, закон не предусматривает такого основания наследования, как договор (ст. 1111 ГК РФ), и, во-вторых, запрещает совершение завещания двумя или более гражданами (п. 4 ст. 1118 ГК РФ). В то же время если право, применимое к брачному договору и (или) наследованию, допускает такого рода соглашения, то отказ в их признании на территории России будет не вполне оправдан. О противоречии публичному порядку в России «наследственных договоров» также говорить не приходится.

<2> Голландия, Бельгия, Швейцария и др. См.: , V° Pays-Bas, Cap. sous part. II. P. 29. N 34; V° Allemagne, Cap. sous part. II. P. 57. N 87; V° Belgique, Cap. sous part. II. P. 62. N 75.

 

Перед лицом данных сложностей прекращение режима имущественных отношений супругов и наследования с иностранным элементом часто требует тесного сотрудничества между компетентными российскими и иностранными учреждениями. Даже имея достоверную информацию о применимом иностранном праве, российский правоприменитель без соответствующего опыта зачастую технически не способен правильно рассчитать долю пережившего супруга в общем имуществе и (или) наследстве, регулируемых иностранным правом. Такие институты иностранного семейного права, как, например, немецкая раздельная собственность на прирост общего имущества, когда доля пережившего супруга определяется в зависимости от участия в его приобретении, без консультации иностранного специалиста в принципе могут остаться за рамками понимания. Поэтому только взаимодействие между специалистами стран, с которыми наследование и режим имущественных отношений супругов имеют связь, способно привести к юридически безупречному определению доли пережившего супруга в общем имуществе и наследстве.

Пример: раздел наследства при наличии несовершеннолетних детей, имеющих гражданство Швейцарии; форма, полномочия родителей. После смерти Х., гражданина Швейцарии, по месту его постоянного жительства в г. Нешатель (Швейцария) свидетельства о праве на наследство по закону выданы двум дочерям наследодателя и двум его внукам, 6 и 11 лет, наследующим по праву представления, — также гражданам Швейцарии. Наследство в России, за удостоверением раздела которого к российскому нотариусу обратились наследники, включает квартиру в Москве и денежные средства на банковском депозите в российском представительстве австрийского банка Raiffeisen Bank. В какой форме и с соблюдением каких формальностей может быть произведен раздел указанного наследства?

На основании личного статута несовершеннолетних определяется, необходимо ли соблюдение дополнительных формальностей в целях защиты при разделе наследства прав несовершеннолетних лиц, в частности, необходимо ли соблюдение судебной процедуры или получение разрешения на раздел на определенных условиях от иного компетентного органа иностранного государства, ведающего в нем вопросами защиты прав несовершеннолетних.

Таким образом, режим защиты несовершеннолетних граждан Швейцарии будет определяться в соответствии со швейцарским правом. Согласно ст. 297 ГК Швейцарии мать и отец совместно осуществляют родительскую власть. После смерти одного из супругов родительская власть осуществляется пережившим супругом.

В соответствии со ст. 318 ГК Швейцарии родители управляют имуществом ребенка в течение всего времени, пока они обладают родительской властью. Если только один из родителей выполняет данные функции, он обязан передавать органу, ведающему вопросами опеки и попечительства, сведения о составе имущества ребенка.

В швейцарской судебной практике полномочия по управлению имуществом несовершеннолетнего рассматриваются в принципе как неограниченные, которые осуществляются без взаимодействия с официальными органами и распространяются на любые виды юридических актов с имуществом ребенка.

В приведенном деле несовершеннолетние находятся под родительской властью матери, которая свободно управляет их имуществом. Следовательно, она может представлять своих несовершеннолетних детей при разделе наследства без соблюдения дополнительных формальностей.

Конечно, если компетентное иностранное право требует проведения раздела наследства под контролем суда, нотариусу и заинтересованным лицам следует его соблюдать, каковы бы ни были локальные требования. В этом случае компетентные органы, их взаимная роль и необходимая процедура будут определяться согласно lex fori.

Компетентные российские учреждения должны по мере возможного содействовать заинтересованным лицам в государственной регистрации их прав, вытекающих из акта раздела наследства, или по крайней мере разъяснять ее порядок, определяемый согласно законам государства по месту нахождения соответствующего имущества. В международном плане данный вопрос предстает в двух возможных аспектах:

— во-первых, когда речь идет о государственной регистрации прав на недвижимое имущество, находящееся за рубежом;

— во-вторых, когда необходимо обеспечить государственную регистрацию прав на недвижимое имущество, находящееся в России.

Пример: раздел наследства, включающего имущество в России и Испании; государственная регистрация недвижимости за рубежом, полномочия нотариуса. После смерти гражданина России Л., произошедшей в г. Смоленске, нотариус по просьбе наследников по закону — пережившей супруги и двух совершеннолетних детей удостоверил их соглашение о разделе наследства. Согласно условиям раздела квартира, находящаяся в Смоленске, переходит в единоличную собственность пережившей супруги, а дети получают в общую долевую собственность виллу в г. Сан-Себастьян (Испания). Наследники обратились к нотариусу за помощью в государственной регистрации их прав на недвижимость, находящуюся в Испании. Каковы действия нотариуса?

При условии, что российский нотариус в принципе компетентен удостоверить соглашение о разделе наследства, включающего недвижимое имущество за рубежом <1>, он не может напрямую содействовать государственной регистрации прав на такое имущество. Поэтому он может только направить нотариально удостоверенную копию соглашения о разделе наследства коллеге за рубежом, который обеспечит регистрацию прав заинтересованных лиц в публичных реестрах. В названной ситуации нотариальная копия соглашения о разделе, переведенного на испанский язык и апостилированная в территориальном органе Росреестра, должна быть передана испанскому нотариусу по месту нахождения недвижимого имущества для последующей регистрации в государственном реестре недвижимости.

———————————

<1> Для положительного ответа на этот вопрос необходимо проверить отсутствие в законодательстве иностранного государства указания на исключительную компетенцию его органов или должностных лиц при регулировании наследования в отношении недвижимого имущества, находящегося на его территории.

 

Пример: раздел наследства в Швеции, государственная регистрация прав на недвижимое имущество в России. К нотариусу г. Санкт-Петербурга Ф. по совету консула Швеции в России обратились наследники по закону гражданина Швеции Х., представив судебный акт суда г. Осло, которым утвержден раздел наследства, в том числе квартиры в Санкт-Петербурге, с просьбой оказать содействие в регистрации их прав на указанное недвижимое имущество. Каковы действия нотариуса?

В данном случае необходимо разъяснить заинтересованным лицам, что нотариус не компетентен прямо представлять их при государственной регистрации прав на недвижимое имущество, поскольку нотариальное действие совершалось не им самим (ст. 16 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним») <1>. Следует также обратить внимание наследников на то, что для регистрации их прав на недвижимое имущество в Российской Федерации необходимо получение в компетентном российском суде экзекватуры судебного решения суда г. Осло по правилам гл. 45 ГПК РФ. Представляется, что легализованной и переведенной копии данного решения будет недостаточно для регистрации права в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество в смысле ст. 17 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ.

———————————

<1> Такой подход вряд ли оправдан как во внутренних, так и в международных частноправовых отношениях, так как ведет к удлинению и удорожанию процедуры государственного удостоверения, а также не соответствует распространенной мировой практике в данной сфере.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code