12.5.3. Функции консула в наследственных делах

Статья 5g Венской конвенции о консульских сношениях от 24 апреля 1963 г. предусматривает, что консулы осуществляют, в частности, функции по «охране интересов граждан (физических и юридических лиц) представляемого государства в случае преемства mortis causa на территории государства пребывания в соответствии с законами и правилами государства пребывания». Это правило общего характера, которое не предусматривает обязанности консульских агентов участвовать в регулировании наследства своих граждан <1>. В то же время большинство консульских соглашений, заключенных Россией, предоставляют консулам иностранных государств ограниченные полномочия при регулировании наследств, открытых в России в отношении их граждан. В соответствии с данными соглашениями полномочия консулов могут ограничиваться представительством в наследственных делах, принятием мер к охране наследства или включать управление наследством и выдачу правоустанавливающих документов наследникам <2>. В отсутствие судебной практики вопрос о соотношении консульских полномочий и полномочий компетентных российских учреждений и должностных лиц по ведению наследственного дела остается нерешенным. Независимо от содержания соответствующего соглашения не всегда ясно, в какой мере консул иностранного государства может, например, подменять российского нотариуса при ведении международного наследственного дела и наоборот. В этой связи представляется необходимым уточнить условия участия консула и его полномочия при регулировании наследства.

———————————

<1> Rigaux. L’intervention des consulaires dans la conservation, l’administration, et la liquidation des successions, Annales de droit et de sciences politiques. Bruxelles. T. XVII (1957). P. 251 et s. P. 327 et s.; Zourek. Le statut et les fonctions des consuls, Recueil des cours de de droit international de La Haye. 1962. Vol. II. P. 357 et s.; Maresca. Les relations consulaires et les fonctions du consul en de droit , Recueil des cours de de droit international de La Haye. 1971. Vol. III. P. 105 et s.; Revillard M. Les attributions notariales et le des successions par les consuls, A.A.A., Milan, 1980.

<2> Консульские соглашения, включающие нормы о наследовании, заключены Россией со следующими государствами: Австрия, Азербайджан, Ангола, Афганистан, Беларусь, Бельгия, Бенин, Болгария, Боливия, Великобритания, Венгрия, Вьетнам, Гана, Гвинея, Гвинея-Бисау, Германия, Греция, Египет, Индия, Ирак, Италия, Йемен, Казахстан, Кампучия, Кипр, Киргизия, Китай, КНДР, Корея, Куба, Лаос, Латвия, Ливия, Литва, Маврикий, Мали, Мексика, Молдова, Монголия, Никарагуа, Норвегия, Остров Зеленого Мыса, Пакистан, Польша, Португалия, Румыния, Сан-Томе и Принсипи, Сирия, Словакия, Сомали, США, Тунис, Туркменистан, Турция, Узбекистан, Украина, Финляндия, Франция, Чехия, Швеция, Эквадор, Экваториальная Гвинея, Эстония, Эфиопия, Югославия, Япония.

 

Участие консула в наследственном деле с иностранным элементом основывается на гражданстве наследодателя и (или) наследников. Консульские соглашения используют, как правило, один из этих критериев либо применяют их оба.

Следовательно, компетенцией по осуществлению своих функций будет обладать консул при открытии в его округе наследства после гражданина представляемого государства (см., например, п. 1 ст. 25 Консульского договора между СССР и ФРГ от 25 апреля 1958 г.; п. 1 ст. 40 Консульской конвенции между Российской Федерацией и Республикой Беларусь от 24 января 1995 г.).

Независимо от гражданства наследодателя и местонахождения наследственного имущества консул может обладать отдельными полномочиями по ведению наследственного дела в отношении имущества, находящегося в пределах консульского округа, если наследники являются гражданами представляемого государства (см., например, п. 1 ст. 28 Консульского договора между СССР и ФРГ от 25 апреля 1958 г.; п. п. 4, 5 ст. 17 Консульского договора между Россией и Китаем от 25 апреля 2002 г.).

Оба названных критерия иногда используются совместно. Например, согласно п. 1 ст. 22 Консульского договора между СССР и Австрией от 28 февраля 1959 г. необходимо наличие гражданства представляемого государства как у наследодателя, так и у наследников.

В некоторых ситуациях положение наследников может играть существенную роль при определении компетенции консула в наследственном деле. Например, в консульских соглашениях с Австрией, Бельгией, Францией и США компетенция консула при принятии мер к охране наследства, управления им и распределения наследства зависит от наличия одного из ниженазванных условий:

1) отсутствует завещание или исполнитель завещания;

2) наследники являются несовершеннолетними, недееспособными или неизвестно место их нахождения;

3) исполнитель завещания отсутствует в месте открытия наследства.

В консульских конвенциях с Афганистаном, Азербайджаном, Германией и Китаем компетенция консула ставится в зависимость от отсутствия у наследника по любому основанию или у выгодоприобретателя по завещательному отказу или возложению, являющегося гражданином представляемого государства, места жительства или представителя на территории государства пребывания, где открыто наследство. Полномочия консула прекращаются в случае проживания гражданина или появления у него представителя в государстве пребывания.

Независимо от критериев, используемых для определения компетенции консула при регулировании наследства, содержание консульских функций различается в зависимости от положений соответствующего соглашения, а также законодательства государства пребывания.

Чаще всего функции консула касаются принятия мер к охране наследственного имущества. Так, консулы в присутствии представителей компетентных властей консульского округа могут осуществлять опись имущества, опечатывать помещения и имущество, в них находящееся. Другие международные соглашения предоставляют консулам более широкие полномочия, например право управления наследственным имуществом, а также право выдачи правоустанавливающих документов наследникам.

Пример: наследование по закону после гражданина США, постоянно проживавшего в США, полномочия консула США. Гражданин США Б. умер по своему месту жительства в г. Нью-Йорке. В отсутствие завещания наследниками по закону являются дети наследодателя, проживающие в США. Генеральный консул США в России заявляет о наличии собственных полномочий на ведение данного наследственного дела на основании Консульской конвенции между Правительством СССР и Правительством США от 1 июня 1964 г. В состав наследства входит квартира в Самаре и денежные средства на депозите в отделении Сбербанка. Консул рассматривает возможность продажи квартиры.

Согласно абз. «b» п. 2 ст. 10 Консульской конвенции между СССР и США компетенция консула по распоряжению имуществом умершего гражданина представляемого государства допускается при условии, что, во-первых, наследодатель не проживал в момент своей смерти в государстве пребывания и, во-вторых, не оставил в нем наследника или исполнителя завещания. С учетом того что ни наследодатель, ни наследники не имели места жительства на территории России, американский консул имеет полномочия на ведение наследственного дела и продажу квартиры от имени наследников, не назначивших администратора наследства.

В то же время следует учитывать, что полномочия консула в области регулирования наследования, предусмотренные соответствующими международными соглашениями, носят факультативный характер и не могут вменяться им в обязанность. Таким образом, вмешательство консула в регулирование наследственного дела связано с его усмотрением относительно наличия легитимного интереса, требующего защиты. На практике участие консула иностранного государства в регулировании международного наследования — редкость, по крайней мере в тех ситуациях, когда наследники уже обратились к российскому нотариусу.

Кроме того, применительно к оформлению наследственных прав на недвижимое имущество необходимо иметь в виду, что необходимость их последующей регистрации в компетентном Управлении Федеральной регистрационной службы делает предпочтительным ведение дела именно российским нотариусом. В противном случае могут появиться дополнительные сложности, связанные с признанием юридической силы документов, выданных наследникам консулом для подтверждения их прав на недвижимое имущество, при проведении процедуры государственной регистрации.

Многие консульские соглашения содержат также положения, позволяющие передачу консулам денег и имущества, входящих в наследство, в двух случаях. Во-первых, это ситуация с отсутствующими наследниками, когда после определения наследственных долей и выдачи свидетельств о праве на наследство осталось не востребованное при разделе имущество. В этом случае имущество, соответствующее невостребованной наследственной доле, может быть передано консулу в качестве представителя отсутствующих наследников. Во-вторых, это ситуация, когда наследник не проживает и у него отсутствует представитель на территории России: денежные средства и другое имущество, ему причитающееся, могут быть переданы консулу для последующей передачи правообладателю. Однако следует иметь в виду, что консульские соглашения в большинстве случаев обусловливают передачу наследственного имущества консулу только при условии, если, во-первых, это соответствует внутреннему законодательству страны пребывания и, во-вторых, в этой стране уплачены либо обеспечены долги наследодателя, а равно налоги на имущество, переходящее в порядке наследования.

Во всех случаях, когда консульское соглашение Российской Федерации с иностранным государством допускает передачу консулу наследственного имущества, необходимо требовать представления документов, подтверждающих существование наследников и их наследственных прав. Это делается во избежание ситуаций, когда представляемое государство под прикрытием консульских полномочий приобретает наследственное имущество в свою собственность.

 

Таблица 3

Полномочия консулов по наследственным делам

Государство Представительство Охранительные меры Передача имущества и денег Распоряжение наследственным имуществом <1>
Австрия + +
Азербайджан + + +
Ангола + +
Афганистан + +
Беларусь + + +
Бельгия + +
Бенин + +
Болгария + + +
Боливия + +
Великобритания + + + +
Венгрия + + +
Вьетнам +
Гана + +
Гвинея + +
Гвинея-Бисау + +
Германия + +
Греция + + +
Египет + +
Индия + +
Ирак + +
Италия + +
Йемен + +
Казахстан + +
Кампучия + +
Кипр + +
Киргизия + + +
Китай + + +
КНДР + +
Корея + + +
Куба + + +
Лаос + +
Латвия + + +
Ливия + +
Литва + + +
Маврикий +
Мали + +
Мексика + +
Молдова + +
Монголия +
Никарагуа + +
Норвегия + +
Остров Зеленого Мыса + +
Пакистан + + +
Польша + + + +
Португалия + + +
Румыния + + +
Сан-Томе и Принсипи + +
Сирия + +
Словакия + + +
Сомали + +
США + + + +
Тунис + +
Туркменистан + + +
Турция + + +
Узбекистан + + +
Украина + + +
Финляндия + + +
Франция + +
Чехия + + +
Швеция + +
Эквадор + + +
Экваториальная Гвинея + +
Эстония + + +
Эфиопия + +
Югославия + +
Япония + + + +

———————————

<1> За исключением случаев распоряжения имуществом умершего гражданина представляемого государства, временно находившегося на территории государства пребывания консула.

 

Консульские полномочия в области международного наследования имеют исключительный характер. Поэтому необходимо, чтобы, во-первых, компетенция консула по ведению наследственного дела прямо следовала из положений соответствующего международного договора и, во-вторых, его полномочия не превышали полномочий, установленных договором. Однако в порядке осуществления общей компетенции консул может участвовать в качестве представителя наследников при условии предоставления им соответствующих доверенностей, если консульским договором не установлено иное <1>.

———————————

<1> Консул всегда может быть выбран наследниками в качестве представителя. Это типичная консульская функция в области частного права, прямо предусмотренная ст. 5 «j» Венской конвенции о консульских сношениях 1963 г.

 

Кроме того, консульские полномочия, предусмотренные консульским соглашением в области наследования, имеют факультативный характер. Например, Кассационный суд Франции, проанализировав типичные положения франко-греческого договора о консульских сношениях, пришел к выводу о том, что «признанные полномочия консулов (в области наследования. — Авт.) осуществляются ими по усмотрению и не обязательны» <1>. Учитывая стандартность договоров о консульских сношениях, данное решение может иметь общее значение.

———————————

<1> Cass. 1re, 19 avril 1958. Bull. civ. I. N 190. P. 150; Niboyet. T. VI. N 1709.

 

При международном наследовании консул может также играть определенную роль при защите недееспособных лиц. Тем не менее участие консула в защите интересов несовершеннолетних возможно только в случае, если международное соглашение прямо придает ему такие полномочия, осуществление которых остается тем не менее факультативным. Некоторые международные соглашения, заключенные Россией с иностранными государствами, предусматривают установление опеки или попечительства применительно к реализации консульских полномочий в области наследования <1>. Напротив, Гаагские конвенции 1961 г. и 1996 г. в области защиты несовершеннолетних вовсе не упоминают о полномочиях консулов, основываясь на принципе компетенции органов государства по месту жительства несовершеннолетнего. Аналогичный принцип провозглашен в ст. 34 Минской конвенции 1993 г. (ст. 37 Кишиневской редакции 2002 г.) и следует из анализа содержания ст. ст. 121, 122 Семейного кодекса России. В целом можно констатировать, что на практике происходит уменьшение роли консулов в области защиты прав недееспособных лиц, в том числе при наследовании.

———————————

<1> См., например: подп. «a» п. 2 ст. 10 Консульской конвенции между Правительством СССР и Правительством США от 1 июня 1964 г.

 

Практика ведения дел с внешним элементом показала, что консульские полномочия в данной сфере остаются ограниченными, а само участие консула нередко встречается с недоверием. Такое положение вещей частично оправдано, поскольку иногда консулы выходят за рамки предоставленных им полномочий, стремясь полностью подменить компетентные учреждения по месту открытия наследства или нахождения наследственного имущества при ведении ими международных наследственных дел. Пример из французской нотариальной практики наглядно иллюстрирует это.

Пример: наследники в России, наследство открыто во Франции, полномочия российского консула. Нотариус г. Ниццы (Франция) П. уполномочен урегулировать наследство княгини N. русского происхождения, проживавшей во Франции с 1917 г., где она была натурализована в 1947 г., скончавшейся в 1999 г., вдовы. В качестве единственного наследника на основании собственноручного завещания является S., имеющий двойное гражданство — Франции и России — в силу брака, зарегистрированного в 1936 г.

В рамках данного наследственного дела эксперт в области генеалогии по просьбе консула России запрашивает у нотариуса различные сведения, связанные с данным наследством. В обоснование своих запросов он ссылается на двусторонние соглашения в области консульских отношений между Россией и Францией.

Консульские полномочия в области наследования определены в ст. 35 Соглашения между СССР и Францией о консульских сношениях от 8 декабря 1966 г. В частности, из текста ст. 35 следует, что российские консульские агенты могут действовать в рамках урегулирования наследственного дела, только если наследодатель имел российское гражданство. Однако в данном деле речь идет о наследовании после гражданки Франции русского происхождения, и, следовательно, российский консул не имеет каких-либо полномочий вмешиваться в регулирование данного наследства. Притязания эксперта на получение информации о наследственном деле также необоснованны, так как отсутствует международное соглашение, которое предусматривало бы его участие в регулировании наследства в той или иной форме.

В этом смысле недопустимо, чтобы участие консула в урегулировании наследства служило предлогом для вмешательства представляемого государства в частные дела лица, скончавшегося в России, или даже выходца из такого государства, приобретшего российское гражданство.

Вышесказанное не умаляет позитивной стороны консульских функций в области международного наследования. Без сомнения, поиск наследников, а также передача части наследственного имущества за рубежом, как правило, упрощаются, если к делу привлечен компетентный консул. Наконец, получение заключений о содержании применимого иностранного права у консульских агентов также может оказаться очень полезным. В целом существование консульского соглашения по вопросам наследования не запрещает компетентным российским учреждениям урегулирование наследственного дела с иностранным элементом, но они прекращают осуществление своих профессиональных функций в момент, когда консул действует на основании и в пределах соответствующего международного договора.

Не вызывает сомнений, что обязанность наследников по долгам наследодателя и порядок ее исполнения определяются в соответствии с применимым к наследованию правом. Теоретически это делает регулирование пассива наследства в отношениях с иностранным элементом чрезвычайно сложным в ситуации, когда к его различным частям применяется право разных государств, ведущее к появлению нескольких наследственных масс <1>, что зачастую неизбежно в силу дуализма российской коллизионной нормы в области наследования (п. 1 ст. 1224 ГК РФ). Однако на практике в силу прагматических соображений данная проблема, как правило, получает компромиссное решение.

———————————

<1> Западную доктрину см.: Raymond. des notaires de France. Nice. 1960. P. 276 et s.; Batiffol et Lagarde. Op. cit. T. II. N 65 et s.; Droz et Revillard. J.-Cl. dr. int., fasc. 557 A. N 225 et s.; Lagarde. Dalloz dr. int., V° successions. N 160 et s.

 

Единственное разумное решение при регулировании пассивных обязательств наследодателя заключается в том, что каждая наследственная масса, подчиненная отдельному наследственному закону, отвечает солидарно по всем долгам. Несмотря на множественность применимого к наследованию права, при погашении долгов наследодателя наследство, применительно к его пассиву, образует единую массу. В этом смысле можно говорить, что исполнение обязанности по погашению долгов наследодателя всегда осуществляется на основании единого наследственного закона, которым является право страны места жительства наследодателя.

Не следует преувеличивать значение этих затруднений. Среди множества проблем, возникающих при регулировании международного наследства, сложности регулирования его пассива остаются скорее теоретическими. Большинство крупных долгов, обременяющих наследство, как правило, обеспечиваются ипотекой, иным залогом, поручительством и т.д. При таких условиях кредиторам проще получить должное за счет имущества, переданного в залог, или предъявив соответствующее требование поручителю (гаранту). На практике доля пассивных обязательств одностороннего характера довольно незначительна. Как правило, банки и частные лица не дают в долг без достаточного обеспечения и особенно в случае, когда речь идет о международном заимствовании. Как следствие, гражданско-правовой пассив наследства сводится в основном к текущим долгам наследодателя незначительного размера, которые к тому же нередко остаются невостребованными кредиторами из-за нередко оправданных опасений длительной и дорогостоящей процедуры.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code