11.5. Регламент ЕС о праве, применимом к внедоговорным обязательствам («Рим II»)

Становление общего рынка в Европе привело к созданию системы единообразного регулирования выбора права в сфере договорных обязательств. Большая работа на европейском уровне проводилась в прошлом и ведется в настоящее время в направлении гармонизации коллизионного регулирования в сфере деликтных обязательств.

Следует отметить, что унификация норм материального права в сфере деликтов трудноосуществима ввиду существенных различий в этой сфере права государств — участников ЕС. Наличие различий в течение долгого времени вело к появлению правовой неопределенности для экономических субъектов, что недопустимо в условиях общего рынка. Ввиду этих факторов вопрос об унификации коллизионных норм в области деликтов приобрел особенную важность. При этом подходы правовых систем государств-участников к разрешению вопроса о выборе применимого права в деликтах отличались друг от друга в большей степени, чем аналогичное регулирование в сфере договорного права до вступления в силу Римской конвенции о праве, применимом к договорным обязательствам, 1980 г. Несмотря на то что практически все правовые системы стран-участниц предусматривали в качестве основной коллизионной привязки lex loci delicti commissi, т.е. право государства места совершения деликта, сложности возникали, в частности, в случаях, когда источник вреда и место наступления вредоносных последствий находились на территории различных государств. При решении возникающих при этом вопросов различные государства применяют различные подходы или их комбинации. Кроме того, несмотря на то, что многие из стран — участниц ЕС осуществили в последние годы кодификацию коллизионных норм в сфере деликтных обязательств, в ряде государств такая кодификация произведена не была, регулирование в основном опиралось на судебные прецеденты и зачастую страдало неопределенностью, особенно применительно к отдельным видам деликтов <1>.

———————————

<1> Следует отметить, что эти различия в 1990-е годы даже обострились ввиду тенденции к национальным кодификациям в сфере международного частного права.

 

Спустя почти 20 лет после разработки Римской конвенции 1980 г. в декабре 1998 г. работа над документом о праве, применимом к внедоговорным обязательствам, была возобновлена в рамках ЕС. Соответствующий проект получил сокращенное наименование «Рим II». Следует отметить, что коллизионное регулирование деликтных обязательств в рамках ЕС выражено в форме Регламента ЕС, что стало возможно в связи с наделением Европейской комиссии полномочиями нормотворчества в области международного частного права, предоставленными ей в соответствии с положениями Амстердамского договора ЕС 1997 г. (см. ст. ст. 61 и 65 Договора). Следует также обратить внимание на то, что Регламент в отличие от директивы — акт прямого действия, не требующий имплементации со стороны национальных органов, что призвано усилить унифицирующий эффект коллизионного регулирования в такой «трудной» сфере, как деликтные обязательства, повысить уровень правовой определенности в этой области коллизионного регулирования.

Соответствующий проект (Green Paper) был предложен Европейской комиссией в 2001 г. на интернет-сайте «Европа» для целей проведения консультаций между представителями государств — членов ЕС, однако вскоре он был снят с обсуждения. Положения проекта вызвали многочисленные споры и протесты, в особенности со стороны издательств, поскольку в случае, когда сторонами деликта выступают предприятие — распространитель товаров и услуг с помощью сети Интернет и потребитель этих услуг — гражданин государства — члена ЕС, положения проекта предусматривали применение к таким правоотношениям права государства места жительства потребителя. Принимая во внимание трансграничность сети Интернет, потребителем соответствующих услуг может оказаться гражданин практически любой страны как в рамках Европейского союза, так и вне его.

В начале мая 2002 г. на интернет-сайте Европейской комиссии появился проект регламента о праве, применимом к внедоговорным обязательствам. Проект был представлен с целью получения откликов и предложений от правительств государств — членов ЕС, учебных центров, представителей промышленности и ассоциаций потребителей. К 31 октября 2002 г. Европейская комиссия получила около 80 развернутых откликов и предложений. При этом реакция варьировалась от голословного неприятия проекта до одобрения с небольшой критикой <1>. 7 января 2003 г. в Брюсселе состоялись слушания с участием заинтересованных сторон, представивших отклики на проект регламента. Согласно первоначальной редакции ст. 27 Регламент должен был вступить в силу 1 января 2005 года. Впоследствии было установлено, что Регламент вступает в силу через шесть месяцев после его официального опубликования. 11 июля 2007 г. Регламент был принят Европейским парламентом и Советом <2>. В соответствии со ст. 32 Регламента он начал применяться с 11 января 2009 г., за исключением ст. 29 <3>, которая стала применяться с 11 июля 2008 г.

———————————

<1> См. подробнее: Summary and Contributions of the Consultation «Rome II» // http://europa.eu.int/comm/justice_home/news/consulting_public/rome_ii/.

<2> Official Journal of European Union OJ L 199. 31.07.2007. P. 40 — 49; см. также официальный сайт ЕС: www.europa.eu.

<3> В ст. 29 предусматривается обязанность стран — членов ЕС представить Комиссии к 11 июля 2008 г. список конвенций о коллизионном регулировании внедоговорных обязательств, участниками которых они являются, с целью их последующей денонсации.

 

Нормы Регламента интересны не только как пример современного регулирования коллизионных вопросов, относящихся к внедоговорным обязательствам, но и в целом как проявление современных тенденций развития коллизионного регулирования в международном частном праве.

В соответствии с общим правилом правом, применимым к внедоговорным обязательствам, возникающим из деликта, является право государства места наступления вреда или право государства, где вред может наступить, вне зависимости от государства или государств, где имело место вредоносное событие, а также вне зависимости от права государства, где имели место обстоятельства, являющиеся второстепенными по отношению к основному причинению вреда. Таким образом, основной привязкой Регламента становится lex loci damni, т.е. привязка к месту наступления вредоносных последствий. Это коллизионное начало является конкретизацией господствующей привязки lex loci delicti commissi, и такая конкретизация призвана в большей степени отразить интересы пострадавшего. Следует отметить, что применение привязки к месту наступления вреда таким образом, как она сформулирована в Регламенте, отражает собой новую ступень в коллизионном регулировании деликтных обязательств, осложненных иностранным элементом. Такой подход призван прежде всего отразить то обстоятельство, что главное основание деликтной ответственности — это наступление вреда тем или иным интересам потерпевшего. Это начало тем более справедливо, что в подавляющем числе случаев потерпевший в отличие от причинителя вреда не имеет возможности заранее определить то место, где ему может быть причинен вред. Кроме того, такой подход также может быть обоснован тем, что последствия причинения вреда (например, в виде расходов на лечение) в большей степени связаны с государством обычного места жительства потерпевшего и, во всяком случае, с правом государства, на территории которого вред причинен. Такой подход соответствует и внутреннему законодательству ряда европейских стран, в которых недавно произошла кодификация соответствующих коллизионных норм <1>.

———————————

<1> Аналогичное регулирование отражено во внутреннем праве Великобритании, Нидерландов, Франции и Швейцарии. В соответствии с правом Германии, Италии и Польши потерпевший вправе выбрать право места наступления вредоносных последствий.

 

В соответствии с нормами Регламента, если причинитель вреда и потерпевший имеют обычное место жительства (место делового обзаведения) на территории страны совершения деликта, применимым правом будет право этого государства. Однако, если из обстоятельств дела следует, что существует более тесная связь с другой страной, а также отсутствует существенная связь между внедоговорным обязательством и государством, право которого должно применяться в соответствии с общим правилом, применяется право государства, имеющего более тесную связь с обстоятельствами дела. При этом более тесная связь с другим государством может основываться на предшествующих отношениях между сторонами, такими как, например, договор, связанный с существом деликта. Таким образом, в Регламенте устанавливается акцессорная привязка к договорному статуту. Это тем более важно, что, как известно, различные национальные правовые системы внутри Европейского союза по-разному регулируют вопрос о возможности акцессорной привязки деликтного правоотношения, осложненного иностранным элементом, к договорному статуту.

Правом, применимым к внедоговорным обязательствам, возникающим в результате причинения вреда товаром или услугой, в соответствии с регулированием, содержащимся в Регламенте, является право страны обычного пребывания пострадавшего лица, если в этой стране делинквент также имеет постоянное место пребывания или был приобретен товар или оказана услуга. Во всех остальных случаях применению подлежит право страны совершения вредоносного деяния. Соответствующая норма Регламента отражает критерий предвидимости применимого права для потенциального делинквента.

В соответствии со ст. 5 Регламента к внедоговорным обязательствам, возникшим в результате недобросовестной конкуренции, применяется право страны, где конкурентные отношения или коллективные интересы потребителей затронуты такого рода действиями.

Правом, применимым к внедоговорному обязательству, возникшему в результате нарушения личных прав, в том числе в результате клеветы, является право страны обычного проживания пострадавшего в момент совершения деликта. Эта норма конкретизирует в отношении диффамации общую норму Регламента, в соответствии с которой к деликтному обязательству применяется право места причинения вреда.

В соответствии с нормами Регламента обязательства, возникшие в результате причинения вреда окружающей среде, регулируются правом страны, где вредоносные последствия наступили или могут наступить, при этом пострадавший вправе выбрать применение права места совершения деликта. Появление этой специальной нормы, конкретизирующей общую привязку в случае причинения вреда окружающей среде, вызвано тем особым значением, которое в настоящее время придается ее защите, а также возрастанием количества техногенных аварий и катастроф, имеющих трансграничный характер.

В соответствии с положениями Регламента стороны могут избрать право, применимое к внедоговорному обязательству (ст. 14). При этом отсутствует ограничение на выбор какого-либо отдельного права (например, lex fori, т.е. права суда). Стороны, занимающиеся предпринимательской деятельностью, вправе выбрать применимое право до совершения деликта, при этом подчеркивается, что выбор сторон не должен затрагивать прав третьих лиц.

Нормы Регламента содержат также коллизионные привязки, применимые в сфере квазиделиктных обязательств. Так, в качестве основной коллизионной привязки в случаях неосновательного обогащения или ведения чужих дел без поручения (negotoium gestio) правила соответственно ст. ст. 10 и 11 Регламента предусматривают акцессорную привязку к закону, регулирующему договорные отношения между сторонами. Если договорные отношения отсутствуют, применяется либо закон общего местоположения сторон, либо закон того государства, где неосновательное обогащение или ведение чужих дел без поручения имели место. В качестве альтернативной формулы прикрепления для обоих типов обязательств предусмотрена отсылка к закону, с которым данное отношение наиболее тесно связано.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code